1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Город где погибла айседора дункан. Айседора Дункан: гибельный алый шарф

Город где погибла айседора дункан. Айседора Дункан: гибельный алый шарф

90 лет назад на Английской набережной погибла Айседора Дункан

Имя этой танцовщицы известно практически каждому русскоязычному человеку, кто хоть немного знаком с творчеством Сергея Есенина. И, конечно, все знают историю трагической гибели Айседоры в автомобиле. Сегодня, 14 сентября, исполняется 90 лет с того дня, как она села в злополучный кабриолет и выехала на Променад.

Успешная в карьере и несчастная в личной жизни

Айседора родилась в Сан-Франциско в 1878 году. В 13 лет забросила школу и занялась исключительно музыкой и танцами. Через пять лет девушка удивила чикагских зрителей. Она двигалась босиком и в греческом хитоне, что вызывало шок у консервативной публики. Но впоследствии ее танец совершил революцию в мире хореографии, а сама Айседора стала выдающейся артисткой той эпохи.

В начале XX века Дункан переехала в Европу, где выступала весьма успешно. В 1904 году она родила дочку от своего любовника, театрального режиссёра-модерниста Эдварда Гордона Крэга. Жизнь с ним у танцовщицы не сложилась. И в скором времени она познакомилась с Парисом Юджином Зингером. Пара жила в Болье-сюр-мер, на мысе Сен-Жан-Кап-Ферра и в Париже. В 1910 году Айседора подарила Зингеру сына. Но, к сожалению, этот союз тоже распался.

Через три года после рождения сына в Париже случилась трагедия. У автомобиля, в котором находились двое детей Айседоры и няня, отказали тормоза. Машина упала в Сену, а пассажиры не смогли выбраться. Выжил только шофер. После обрушившегося на нее горя Айседора полностью отдалась работе. Гастролировала по всему миру и занималась преподаванием.

«Он красный! И я тоже!»

В 1921 году Дункан была приглашена в Советский Союз для создания собственной школы танца. Очарованная Октябрьской революцией, Айседора без раздумий, отправилась в Россию, где и повстречала Сергея Есенина. Их роман вспыхнул с первой встречи, несмотря на 18-летнюю разницу в возрасте. Уже через полгода они жили вместе, а в 1922 году поженились. Чуть позже танцовщица уехала на гастроли в США, вместе с ней отправился Есенин. В Америке Дункан постоянно носила красный шарф, скандируя: «Он красный! И я тоже!».

Эта поездка стала началом конца красивого романа. Ссоры, пьянство, рукоприкладство наполнили их отношения, оставив в прошлом безумную страсть и любовь. Дункан прощала Сергею все выходки, но его чувства безвозвратно охладевали. Уже не стесняясь, он говорил при всех: «Вот пристала! Липнет, как патока!»

В 1923 году супруги вернулись в Москву, а еще через месяц Дункан покинула Советский Союз навсегда и в одиночестве. Она приехала в Ниццу, куда тут же прилетела телеграмма: «Люблю другую. Женат. Счастлив. Есенин».

В сердце Лазурного берега она начала строить жизнь заново. На авеню Калифорнии Дункан открыла школу танцев, где успешно преподавала. Как пишут местные газеты, попасть к ней в класс было достаточно сложно, от желающих не было отбоя. Сама Дункан поселилась на вилле недалеко от школы. Как и всякая женщина, Айседора любила красивые вещи. Так, танцовщица была неравнодушна к дорогим нарядам, украшениям и автомобилям. В Ницце она стала клиенткой Benoît Falchetto, который не только обслуживал ее транспорт, но и продавал интересные машины.

Смерть на «Проме»

14 сентября 1927 года в Ницце был теплым солнечным днем. Айседора вышла во двор, чтобы осмотреть Amilcar, небольшой кабриолет, который механик Benoît Falchetto пригнал к ее дому. Глаза загорелись, она непременно хотела прокатится на нем. Одетая в легкое платье и повязанная длинным белым шарфом, 50-летняя танцовщица села на пассажирское сиденье. Водитель выехал на Английскую набережную, где Айседора увидела своих друзей. Она помахала им шарфом и прокричала «Я улетаю к славе!». Дальше произошло страшное. Не проехав и двадцати метров, Айседора оказалась задушена этим самым шарфом. Его края попали в спицы колеса. Вызванным на место врачам оставалось лишь констатировать смерть.

Ницца, как и все Лазурное побережье, хранит в своих улицах, домах и площадях немало историй. Часто гуляя по ним, мы не замечаем и не слышим эха далекого прошлого. Но если приглядимся внимательно, то увидим, что на некоторых зданиях, остались таблички в память о людях, которые делали историю нашего города. Например, если вы остановитесь у дома №239 на Английской набережной, то вспомните, что именно здесь Айседора «улетела к славе», а чуть дальше будет улица, названная в честь знаменитой танцовщицы.

Читать еще:  Сонник толкование умершая бабушка сидит. Смерть бабушки и ее похороны

Если вам нравятся новости Kotazur и вы хотите быть в курсе событий Лазурного побережья, подпишитесь на нашу страницу в Facebook и получайте ежедневно свежую порцию информации

Популярные группы

Айседора Дункан: гибельный алый шарф

Остается только догадываться, почему жизнь многих знаменитых людей, особенно в искусстве, складывается, в конечном счете, весьма трагично. Возможно, судьба каким-то образом компенсирует внешний блеск и славу закулисными драмами.

Во всяком случае, жизнь и смерть знаменитой танцовщицы Айседоры Дункан вполне подтверждает эту версию.

Эта выдающаяся женщина родилась в мае 1878 года в Америке. Ее отец, обанкротившись, сбежал из дома, оставив жену с четырьмя детьми без средств к существованию. Так что, можно сказать, отношения с мужчинами не заладились у Айседоры Дункан с самого юного возраста.

В 13 лет Айседора бросила школу, занявшись серьезно только музыкой и танцем. А еще через пять лет она уехала в большой город Чикаго, чтобы добиться успеха и славы на ниве искусства. Тут ее поджидала первая любовь — рыжий поляк Иван Мироский, старше ее почти на четверть века и к тому же женатый. Однако неудача в личной жизни была восполнена первыми успехами в танце — отрицавшая классическую школу балета, выражавшая в движении свои сиюминутные чувства, юная Дункан, танцевавшая босиком в прозрачных одеждах, покорила изысканную публику светских салонов. У начинающей танцовщицы появились деньги, она тут же направилась в Европу, надеясь, что там ей откроется какой-то неведомый мир.

В Греции танцовщица увлеклась античным искусством, с той поры туника стала постоянным атрибутом ее выступлений. Но до Греции был Будапешт, где заокеанскую звезду заметил и оценил сам наследник австрийского престола — эрцгерцог Фердинанд. Здесь же, на Дунае, встретилась Дункан и новая любовь, тоже оказавшаяся краткой. Избранником Айседоры на этот раз был молодой венгерский актер Оскар Бережи. Общение с ним привело Дункан к печальному выводу, что обычная семейная жизнь с любимым мужчиной для нее невозможна.

Она побывала в Германии, где увлеклась величественной музыкой Вагнера и попыталась выразить ее в своих пластических импровизациях. В Германии у нее случился короткий и вполне платонический роман с местным искусствоведом Генрихом Тоде. Чуть позже, попав впервые на гастроли в Россию, знаменитая уже танцовщица сумела покорить еще одного деятеля искусств — уже прославленного к тому времени режиссера Константина Станиславского. Правда, и с ним отношения дальше нежных поцелуев не пошли.

Впервые долгие и серьезные отношения с мужчиной возникли у Дункан в Берлине, где она познакомилась с великим английским театральным режиссером Гордоном Крэгом, тоже попавшим под очарование и личности Дункан, и ее искусства. Первые недели совместной жизни были счастливыми, однако вскоре Крэг стал намекать, что хотел бы видеть Айседору не знаменитой артисткой, а просто домашней хозяйкой. На такое танцовщица согласиться не могла. И хотя у них родилась дочь, которой Крэг дал поэтичное ирландское имя Дидрэ, союз двух художественных натур распался.

Между тем слава Айседоры Дункан уже гремела по всему миру. Ее называли «божественной босоножкой», а ее манера танцевать стала модной и ведущей во многих культурных столицах Европы, включая Петербург.

С мрачными предчувствиями Айседора вернулась в Париж и, забрав детей, отвезла их на отдых в живописное местечко Версаль неподалеку от французской столицы. Вскоре туда явился и Зингер, произошло примирение. Снова возникло ощущение идиллии. И опять судьба разрушила все самым ужасным образом.

После прогулки по Парижу с Зингером и детьми Айседора решила остаться в городе, чтобы заняться танцем у себя в ателье. Были дела в Париже и у Зингера, поэтому детей вместе с шофером отправили на автомобиле в Версаль. По дороге машина заглохла, шофер вышел осмотреть мотор, а тем временем автомобиль скатился в Сену, и дети погибли. Смерть шестилетней Дидрэ и трехлетнего Патрика столь сильно потрясла Дункан, что она даже не могла плакать, а впала в глубокую депрессию. При этом она ходатайствовала за шофера, зная, что у него тоже есть дети.

Она хотела покончить жизнь самоубийством, и только маленькие воспитанницы из школы танца остановили Дункан. Чтобы как-то отвлечься, Айседора уехала на Средиземное море. Но и здесь ее преследовали образы погибших детей. Однажды они почудились ей в морских волнах, и Айседора упала в обморок. А когда пришла в себя, то увидела перед собой симпатичного молодого человека. «Я могу вам чем-нибудь помочь?» — спросил он. «Да, дайте мне ребенка».

Читать еще:  Кто написал ван пис. Ну, и в частности о Шедевре под именем — One Piece

Их связь оказалась недолгой, итальянец был помолвлен и отменять свадьбу не стал. А их сын умер через несколько часов после рождения.

В Европе произошли огромные события — началась и закончилась Первая мировая война, пали империи, в России свершилась революция. В советскую Россию и отправилась по приглашению наркома Луначарского в 1921 году Айседора Дункан. Она заявила: «Я хочу, чтобы рабочий класс за все свои страдания и лишения получил бы награду, видя своих детей прекрасными». В Москве она открыла очередную школу танцев для детей.

Когда Айседоре было всего два года от роду, в их доме случился пожар, и девочку из окна выбросили на руки полицейскому. С той поры языки алого пламени стали для Дункан неким символом жизни и смерти. Она часто выступала на сцене с огромным алым шарфом, создавая им образ сполохов огня. Теперь в советской России этот шарф стал еще и символом революции. Она танцевала на сцене Большого театра под «Интернационал», а из бывшей царской ложи ей рукоплескал Ленин. Пройдет несколько лет, и алый шарф завяжет на жизни Дункан свой последний узел.

В Москве немолодая уже танцовщица познакомилась с юным и очень популярным русским поэтом Сергеем Есениным. И хотя они не знали языка друг друга и общались через переводчика, но вспыхнула страстная любовь, которая закончилась официальным браком — первым в жизни Дункан. Но и эта любовь просуществовала недолго. Поэт, как известно, сильно пил, они часто ссорились, в конце концов, он прислал ей телеграмму: «Я люблю другую, женат, счастлив». Когда через два года Есенин погиб (по официальной версии он покончил жизнь самоубийством) и Дункан узнала об этом уж в Европе, то сказала: «Я рыдала и страдала из-за него так много, что он исчерпал все мои возможности для страдания». При том Айседора Дункан поступила очень благородно — все права на гонорары Есенина она отдала матери и сестрам поэта, хотя, как вдове, они полагались ей.

В те годы сама Дункан очень нуждалась, ей было почти 50 лет, с былой грацией и былым успехом она танцевать уже не могла. К тому же она повсюду, где только можно, открывала школы танца для детей, которые затем обычно быстро закрывались из-за отсутствия средств. Только московская школа танца на Пречистенке просуществовала два десятилетия, благодаря

поддержке правительства. Руководила школой ученица и приемная дочь Айседоры — Ирма Дункан.

. О последних днях великой танцовщицы известно немного. Среди ее последних мужчин называют русского пианиста-эмигранта Виктора Серова, который был ее вдвое младше. Она страшно ревновала его и даже хотела однажды покончить жизнь самоубийством. Но через несколько дней после этого судьба распорядилась иначе. Отправляясь на прогулку в открытом автомобиле, Айседора Дункан повязала свой любимый алый шарф с длинными концами. Машина тронулась с места, шарф попал в ось колеса, затянулся и задушил Дункан. Произошло это ясным осенним днем 14 сентября 1927 года.

Похоронена великая танцовщица и женщина необычной трагической судьбы на знаменитом парижском кладбище Пер-Лашез.

Трагическая смерть Айседоры Дункан.

Быстрое движение ей было необходимо, как воздух. Айседора, дитя свободы, скорость любила не меньше, чем танец. «Даже если бы я могла знать, что эта поездка станет для меня последней, то велела бы гнать во весь опор. Я снова влюблена», — сказала она за несколько минут до своей смерти. И села в авто к своему «греческому богу с колесницей»…

…Любимый красный шарф был ее неизменным спутником – кусок алой ткани как символ свободы, как образ сполохов огня – страсти и жажды жизни.

…Она верила в то, что танцевать ее научила сама богиня Терпсихора. У Айседоры было кровное родство с Грецией. Ее танцевальные номера были похожи на ожившие сцены с античной вазы. В греческой тунике вместо пачки, босоногая – Айседора Дункан шокировала достопочтенную публику начала 20 века и заставляла ее преклоняться и трепетать.

Читать еще:  100 самых красивых женских имен. Выбираем современное имя для девочки по списку

«Дунькин платок», — так называл ее знаменитый шарф второй ее муж Сергей Есенин. Влюбленный столько же в Дункан, сколько и в ее славу, певец «страны березового ситца» не мог понять всей глубины ее личности. У Дункан эта любовь была любовь-отчаяние.

Танец «Апаш». Его Айседора танцует в Москве. В Страну Советов она сбежала из Парижа за новой свободной жизнью – подальше от излишней, как ей тогда казалось, буржуазности искусства. Она – самая популярная женщина российской столицы 1921 года. Она танцует мистичный танец с шарфом, как со своим партнером. Апаш, хулиган, — Айседора. Красный шарф – красивая, страстная женщина. Гибкое тело шарфа вьется в руках, пальцы сдавливают шарфу-партнеру горло и ломают хребет. Труп призрачного партнера лежит на полу обездвиженный. Публика рукоплещет. Есенин же видит в нем себя: «Сердце сжимается. Точно это я у нее под ногами лежу. Точно это мне крышка». Этот шарф, яркий, красный, тревожащий, сыграет самую трагическую роль в судьбе знаменитой танцовщицы. Также как и автомобиль.

Айседора Дункан не раз попадала в автомобильные аварии. Знаков-предостережений было много в ее судьбе. С авто была связана самая большая трагедия всей ее жизни. В 1913 году она с детьми возвращалась в Версаль из Парижа, где они обедали у отца ее сына, миллионера Париса Зингера. Она вышла в Нейи – посмотреть, как репетируют ученицы в ее танцевальной школе. Старенький Рено с ее детьми, Патриком и Дейдрой, а также их гувернанткой, поехал дальше по набережной Сены. Через 100 метров машина едва не столкнулась с такси, резко затормозила и заглохла. Шофер вышел завести ее с заводной рукояткой и забыл поставить машину на тормоз. Авто стремительно съехало в реку. Машину с пассажирами смогли поднять только спустя полтора часа. Разумеется, было уже поздно.

Долгие годы она жила с этой болью. Ее преследовали видения. Третий ребенок, которого она родила, чтобы заглушить свою неизбывную боль, прожил всего лишь несколько часов. Ее многочисленные романы были обречены: «Искусство и любовь не способны жить вместе». Ее золотоволосый мальчик, Сергей Есенин, повесился в том же номере гостиницы «Англетер», где они были когда-то так счастливы вдвоем. Жизнь зашла в тупик. Ей было 50. И, несмотря на горделивую, как и тридцать лет назад осанку, она чувствовала огромную усталость.

14 сентября 1927 года. Ницца. После концерта она отправилась ужинать с друзьями в маленькое кафе на набережной дез Англез – с Иваном Николенко, с которым они обсуждали съемку ее танца, и давней подругой Мэри Дэсти. У Мэри были предчувствия – она умоляла Айседору никуда больше сегодня не ездить. Но у Айседоры уже было назначено свидание. У нее была новая любовь – «красивый, как греческий бог» Бенуа Фалькетто, владелец гаража «Гельвеций». Ей так нужна была хотя бы капля тепла и нежности.

Он появился перед кафе на своем двухместном гоночном автомобиле, Айседора сбежала по ступенькам, не захотев даже надеть пальто, забросила на плечо свой красный шарф, с желтой птицей, лазоревыми астрами и иероглифами, села в авто и воскликнула «Прощайте друзья, я еду к славе». Машина тронулась. Мэри закричала «Твоя шаль, Айседора, твоя шаль» — красный шарф протянулся к земле, как красная струйка крови. Проехав 9 метров, машина остановилась. Однако было уже поздно. Айседора была мертва. Шарф попал в ось колеса и сломал ей шею. Смерть была мгновенной. Она ничего не успела почувствовать.

В 9.30 в клинике Сен-Рош врачи зафиксировали смерть великой танцовщицы. Бенуа все время повторял «Я убил Мадонну». Но его ли это была вина? Свидетели произошедшего оставили противоречивые показания и об имени водителя, и о марке машины. Это не была Бугатти, как до сих пор принято считать. Питер Курт, биограф Дункан, изучил все газетные заметки о трагическом случае в Ницце – это был сверхпопулярный в двадцатые годы во Франции гоночный автомобиль Амилькар Гран Спорт. В той модели не было крыла – ничто не мешало шарфу спадать прямо на колесо.

Автомобиль-убийца и шарф-убийца. Два соучастника, затянувших петлю на шее богини танца.

Тело Айседоры увезли в Париж в заваленном цветами вагоне, кремировали и похоронили на кладбище Пер-Лашез, рядом с ее матерью и детьми. Ее оплакивал весь Париж, великую танцовщицу и женщину с трагичной судьбой.

Источники:

http://kotazur.ru/news/90-let-nazad-v-nizze-pigibla-aisedora-dunkan
http://subscribe.ru/digest/style/art/n107576264.html
http://pikabu.ru/story/tragicheskaya_smert_aysedoryi_dunkan_4118460

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector