5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Марш одиноких — Довлатов Сергей. Отзывы на книгу «марш одиноких» сергей довлатов

Сергей Довлатов — Марш одиноких

Сергей Довлатов — Марш одиноких краткое содержание

Марш одиноких читать онлайн бесплатно

ВОЗВЫШЕНИЕ И ГИБЕЛЬ

Эти заметки напоминают речь у собственного гроба. Вы только представьте себе — ясный зимний день, разверстая могила. В изголовье белые цветы. Кругом скорбные лица друзей и родственников. В бледном декабрьском небе тают звуки похоронного марша.

И тут — поднимаетесь вы, смертельно бледный, нарядный, красивый, усыпанный лепестками гладиолусов. Заглушая испуганные крики толпы, вьг произносите:

— Одну минуточку, не расходитесь! Сейчас я поименно назову людей, которые вогнали меня в гроб.

Велико искушение произнести обличительную речь у собственной могилы. Вот почему я решил издать этот маленький сборник.

Этот сборник — для тех, кто знал и любил «Новый американец» в период его расцвета. Кто скорбит о былом его великолепии. В ком живет ощущение потери.

Парадокс заключается в том, что «Новый американец» — жив. Он жив, как марксистско-ленинское учение. При всех очевидных чертах его деградации и упадка.

Умер-то, собственно, я. «Новый американец» всего лишь переродился.

Хотя в нем по-прежнему работают талантливые люди. Сохраняются привлекате.шше черты институтского капустника. И газета по-прежнему оформлена со вкусом.

Но главное — исчезло. То, ради чего и создавался «Новый американец». Что принесло ему какую-то известность.

«Новый американец» утратил черты демократической альтернативной газеты. Он перестал быть свободной дискуссионной трибуной.

Умирание «Нового американца» — пышно и безвозвратно. Так уходит под воду большой океанский корабль. Но мачты — видны.

Историей «Нового американца» займутся другие. Для этого я чересчур субъективен. Тем более, что многие помнят, как это все начиналось.

Кто-то помнит хорошее. Кто-то — плохое. Наша память избирательна, как урна.

Поэтому я лишь бегло коснусь исторических вех. Оставаясь в рамках скромной гражданской панихиды.

Как я теперь сознаю, газета появилась в исключительно благоприятный момент. Эмиграция достигла пика. С авторами не было проблем. (Как нет и теперь. Грамотеев хватает. Из одних докторов наук можно сколотить приличную футбольную команду.) Потребность в новой газете казалась очевидной. Существующая русская пресса не удовлетворяла читателя. «Новое русское слово» пользовалось языком, которым объяснялись лакеи у Эртеля и Златовратского.

В общем, дело пошло. Мы получили банковскую ссуду — 12 тысяч долларов. Что явилось причиной немыслимых слухов. Относительно того, что нас субсидирует КГБ.

А мы все радовались. Мы говорили:

— Это хорошо, что нас считают агентами КГБ. Это укрепляет нашу финансовую репутацию. Пусть думают, что мы богачи.

Газета стала реальностью. Ощущение чуда сменилось повседневными заботами. Мы углубились в джунгли американского бизнеса.

Идеи у нас возникали поминутно, И любая откры-вала дорогу к богатству.

Когда идей накопилось достаточно, мы обратились к знакомому американцу Гольдбергу. Гольдберг ознакомился с идеями. Затем сурово произнес:

— За эту идею вы получите год тюрьмы. За эту — два. За эту — четыре с конфискацией имущества. А за эту вас просто-напросто депортируют.

Пришлось начинать все сначала.

Одновременно вырабатывалась творческая позиция газеты. Мы провозгласили:

«Новый американец» является демократической .свободной трибуной. Он выражает различные, иногда диаметрально противоположные точки зрения. Выводы читатель делает сам.

Мы называли себя еврейской газетой. Честно говоря, я был против такой формулировки. Я считал «Новый американец» «газетой третьей эмиграции». Без ударения на еврействе.

Начались разговоры в общественных кругах. Нас обвиняли в пренебрежении к России. В местечковом шовинизме. В корыстных попытках добиться расположения богатых еврейских организаций.

Старый друг позвонил мне из Франции. Он сказал:

— Говорят, ты записался в правоверные евреи, И даже сделал обрезание. Я ответил:

— Володя! Я не стал правоверным евреем. И обрезания не делал. Я могу это доказать. Я не могу протянуть тебе свое доказательство через океан. Зато я могу предъявить его в Нью-Йорке твоему доверенному лицу.

Параллельно с еврейским шовинизмом нас обвиняли в юдофобаи. Называли антисемитами, погромщиками и черносотенцами. Поминая в этой связи Арафата, Риббентропа, Гоголя.

Один простодушный читатель мне так и написал:

— Вы самого Гоголя превзошли! Я ему ответил:

— Твоими бы устами.

В нашей газете публиковались дискуссионные материалы о Солженицыне. Боже, какой это вызвало шум. Нас обедняли в пособничестве советскому режиму. В прокоммунистических настроениях. Чуть ли не в терроризме.

Распространилась легенда, что я, будучи тюремным надзирателем, физически бил Солженицына. Хотя, когда Солженицына посадили, мне было три года. В охрану же я попал через двадцать лет. Когда Солженицына уже выдвинули на Ленинскую премию.

И все-таки дела шли неплохо, О нас писали все крупные американские газеты и журналы. Я получал вырезки из Франции, Швеции, Западной Германии. Был приглашен как редактор на три международных симпозиума. Вещал по радио. Пестрел на телевизионных экранах.

У нас были подписчики даже в Южной Корее.

Я мог бы привести здесь сотни документов. От писем мэра Коча до анонимки на латышском языке. Но это — лишнее. Кто читал газету, тот знает.

Годовой юбилей мы отмечали в ресторане «Сокол». По территории он равен Ватикану. В огромном зале собралось человек девятьсот. Многие специально приехали из Филадельфии, Коннектикута и даже Техаса.

Видимо, это был лучший день моей жизни.

Дальнейшие события излагаю бегло, пунктиром.

Ощущение сенсационности и триумфа не пропадало. Хотя проблем было достаточно. Во-первых, не хватало денег. Что расхолаживало при всем нашем энтузиазме.

Нужен был хороший бизнес-менеджер. Попросту говоря, администратор. Деловой человек. Да еще в какой-то степени — идеалист.

Уверен, что такие существуют. Уверен, что деньги не могут быть самоцелью. Особенно здесь, в Америке.

Сколько требуется человеку для полного благополучия? Сто, двести тысяч в год? А люди здесь ворочают миллиардами.

Читать еще:  Поздравление с днем рождения девушке музыканту. Поздравление музыканту в прозе

Видимо, деньги стали эквивалентом иньїх, более значительных по классу ценностей. Ферментом и витамином американского прогресса.

Сумма превратилась в цифру. Цифра превратилась в геральдический знак.

Не к деньгам стремится умный бизнесмен. Он стремится к полному и гармоническому тождеству усилий ц результата. Самьгм убедительным показателем которого является цифра.

Короче, нужен был администратор. Я считал, что все несчастья из-за этого.

К тому же монопольная пресса давила нещадно. Обрабатывала наших рекламодателей. Терроризировала авторов. Распускала о нас чудовищные слухи.

Со временем мне надоело оправдываться. Пускай люди думают, что именно я отравил госпожу Бовари.

Когда-нибудь Седых окажется в раю. И скажут ему апостолы:

— Всем ты хорош, дядя Яша! А вот Серегу Довлатова не оценил.

Шло время. Обстановка в редакции была замечательная. С легкой поправкой на общее безумие.

Помню, Наталья Шарьтова собиралась в типографию. Дело было вечером. Район довольно гнусный. Я сказал бородатым мужчинам Вайлю и Генису:

— Нехорошо, если Шарьтова поедет в типографию одна.

На что красивый плотный Генис мне ответил:

— Но мы-то с Петькой ездим.

Обстановка была веселая и праздничная. Хотя давно колебалась земля у меня под ногами.

Я проработал в «Новом американце» два. года. Был, пышно выражаясь, одним из его создателей. И — наемным редактором. Правда, без зарплаты. Совладельцем не был. Акций не имел.

Парадокс заключался в следующем. У газеты было три хозяина. И с десяток наемных работников. Хозяева работали бесплатно. Как и положено владельцам нового бизнеса. В расчете на грядущие барыши.

Наемные работники зарплату получали. Хорошую, но маленькую. Вернее, маленькую, но хорошую.

Итак, хозяева получали моральное удовлетворение.

Наемники — скромную зарплату.

Я же был личностью парадоксальной. Психологически — хозяином. Юридически — наемником. Хозяином без собственности. Наемником без заработной платы.

Держался соответствующим образом. Требовал у хозяев отчетности. Давал советы руководству. Изнурял Бориса Меттера соображениями дисциплины.

И меня уволили. 5ез всяких затруднений. Поскольку я был в юридическом смысле — никто.

Я ушел. Ко мне присоединился творческий состав. Мы уговорили господина Дескала из «Руссика» финансировать «Новый свет». Газета просуществовала месяца два.

Затем господин Дескал купил «Новый американец». Предложил нам вернуться. Обещал творческую свободу. И я вернулся.

Марш одиноких

Сергей Довлатов

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века.
В 1989 году он отобрал пятнадцать своих лучших рассказов для юбилейного сборника — через год писателю должно было исполниться пятьдесят лет. Жизнь распорядилась иначе. Довлатов не дожил до своего юбилея и не увидел составленную им книгу вышедшей из печати. Сейчас этот сборник перед вами — последняя книга Сергея Довлатова, пятнадцать произведений, которые, по мнению автора, наиболее точно отражают его стиль, и, как вы знаете теперь, подводят итог его замечательному творчеству.

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века.
В 1989 году он отобрал пятнадцать своих лучших рассказов для юбилейного сборника — через год… Развернуть

Кураторы

Рецензии

Сборник делится на две почти равные части плюс «довесок». Первая посвящена таллинскому периоду, отданному на откуп журналистке, вторая — местам не столь отдалённым, в смысле, лагерю особого режима на крайнем эстонском севере, а вот «довесок» из трёх рассказиков несказанно меня удивил. Причём, удивил не содержанием, а самим фактом своего наличия в книге, ибо в этой же серии, но только в сборнике о чемодане я уже читала опусы и про дядю Леопольда, и про старшего брата Борю, и про жену Лену. То ли редакторская халтура, то ли всё это имеет какое-то сакральное значение, постичь которое мне, увы, не дано. Но вернёмся к нашим баранам. Северный зековский баран понравился мне особо: он нов, он более груб, в нём всеобъемлющее разочарование советской властью несколько отодвигается в тень, давая право первого голоса, находящемуся до этого на подпевках разочарованию в человеческой природе как таковой. Прям свежий бодрящий воздух из приоткрытой в накуреной кухне форточки! Если в ближайшее время решусь читать Довлатова ещё, то это определённо будет сборник с преобладанием рассказов про зону, со всеми её урками и начальниками, со всей её грязью, низостью, грубостью, показанными с фирменным юмором, жёстким и бескомпромиссным, саркастическим и злым, юмором разочарований и усталости, с истинным довлатовским сарказмом.

Сборник делится на две почти равные части плюс «довесок». Первая посвящена таллинскому периоду, отданному на откуп журналистке, вторая — местам не столь отдалённым, в смысле, лагерю особого режима на крайнем эстонском севере, а… Развернуть

«Национальность — ленинградец. По отчеству — с Невы.»
Лучше него, может быть только – ОН! Всегда взахлеб и на одном дыхании. Донатович и насмешит тебя и доведет до слез, он всегда играет на твоих чувствах! Остаться равнодушным — не удастся! Какие бы ни были обстоятельства, как бы не глумилась над ним жизнь, он всегда и везде предан Родине, терпим ко всему и справедлив во всем! Эта книга — сборник рассказов об эмиграции, работе, семье, привычках, о различных событиях в жизни автора. Здесь все на его языке — понятном каждому, о нем и про него, без прикрас и очень жизненно!

«Национальность — ленинградец. По отчеству — с Невы.»
Лучше него, может быть только – ОН! Всегда взахлеб и на одном дыхании. Донатович и насмешит тебя и доведет до слез, он всегда играет на твоих чувствах! Остаться равнодушным -… Развернуть

Всё тот же Довлатов, если вы его уже любите, то вам будет интересно почитать и эту книгу, но знакомство с нее не советовала бы начинать. Это сборник коротеньких заметок из жизни русской эмигрантской газеты. Фирменный стиль присутствует, но на этот раз с более грустным подтоном, наверное поэтому понравилось нет так сильно, как Филиал или Иностранка. Но почитать я бы посоветовала бы — во-первых погружение в эпоху, по во-вторых много перлов. Я родилась позже и не застала этого времени, но мне очень интересно — правда ли было столько остроумных, смекалистых людей или этот автор своим талантом доводил ситуации «до ума» в печатном смысле.

Читать еще:  Алексей толстой его произведения. Интересные факты из жизни Толстого

Всё тот же Довлатов, если вы его уже любите, то вам будет интересно почитать и эту книгу, но знакомство с нее не советовала бы начинать. Это сборник коротеньких заметок из жизни русской эмигрантской газеты. Фирменный стиль… Развернуть

Каждый раз, при чтении автора, замечаю, какой же, все-таки, у него лёгкий слог при такой глубине мысли. Он всегда пишет просто легко и правильно. Не надо ломать голову над тем, что хотел сказать автор. Все его истории близки, потому что он пишет о таких, как мы. Он никогда никого не обвиняет, а если и критикует, то всегда объясняет почему. И хочется простить ему все, даже отъезд в Америку, потому что просто понимаешь.
«Марш одиноких» — это сборник лучших статей колонки редактора из газеты, которую Довлатов издавал в эмиграции со своими друзьями. Это ещё одна грань писательского мастерства. В малом уместить многое. Его статьи обо всем: о жизни в Нью -Йорке, о газете «Новый американец», о жене, дочке, собаке, тараканах. Здесь есть и любовь, и грусть, и мечты, и метания, надежды и размышления о вере. Здесь есть сам автор, такой, каким он был всегда — немного печальный и ироничный, не отказывпющийся посмеяться над собой и своими глупыми поступками. В общем, что ещё сказать, когда просто наслаждаешься чтением? Запасись стикерами и запоминай простые истины. Учись не повторяться, учись писать, учись искать темы и быть понятным с первых слов.
Читать всем, кто любит автора, кто хочет научиться писать обо всем и не знает, с чего начать. Тем, кто хочет поехать жить в Америку и думает, что там лучше, тем, кто любит смеяться сквозь слезы.
А вы читали Довлатова? Какие его цитаты есть в вашей записной книжке?

Каждый раз, при чтении автора, замечаю, какой же, все-таки, у него лёгкий слог при такой глубине мысли. Он всегда пишет просто легко и правильно. Не надо ломать голову над тем, что хотел сказать автор. Все его истории близки,… Развернуть

Довлатов рассказывает о своей жизни в Америке и работе в газете «Новый Американец», одним из создателей которой был он сам. Смешные сюжеты из жизни, заметки из газеты.

Довлатова я решила прочитать после услышанного о том, что если вы хотите хорошего и качественного юмора, вам нужно прочитать его книги. «Марш Одиноких» — сборник рассказов, который поделен на условно две темы: первая — о его работе в редакции, вторая — о его службе в колонии. Все рассказы Довлатова о его жизни. И если первую часть о разных смешных и забавных историях в редакции, ее работниках, я читала с удовольствием, то вторую часть о заключенных было не очень интересно читать. Но юмор у автора действительно заслуживает внимания.
Оценка: 7/10.

Довлатова я решила прочитать после услышанного о том, что если вы хотите хорошего и качественного юмора, вам нужно прочитать его книги. «Марш Одиноких» — сборник рассказов, который поделен на условно две темы: первая — о его… Развернуть

Иногда судьба подкидывает совершенно уж неожиданные вещи (в роли судьбы — мой лучший друг Романька, который рассказал, что над одним рассказом из сборника так хохотал, что чуть не облысел, а заодно дал бумажный вариант книжки). Вот, например, что вы можете ожидать от книжки Довлатова, на которой написано яркими буквами «Марш одиноких»? Правильно, что внутри будет его книга под названием «Марш одиноких», в которой собраны статьи Довлатова, написанные для газеты «Новый американец». Устоявшееся конкретное название, вполне определённый сборник. Но не тут-то было. Внутри — почему-то так называемый «Юбилейный сборник» Довлатова, который, в общем-то, никакого названия и не имеет. То есть, это пятнадцать рассказов из разных сборников, которые автор счёл лучшими в своей рассказывательной карьере и хотел втиснуть в сборник, приуроченный к пятидесятилетнему юбилею, но, как мы знаем, к сожалению, автор до этой даты дотянуть не смог. И остались эти рассказы слегка неприкаянными. То есть, все знают (ну как — все, все любители Довлатова, чей интерес заходит чуть дальше непосредственно художественных текстов), что автор считал эти рассказы лучшими, но предпочитают читать их в тех сборниках, где они расположены изначально. А сделать это очень легко — почти все они взяты из «Зоны», «Заповедника» и «Компромисса» (может быть, ещё откуда-то, остальное я не читала) и только парочка текстов оказались для меня новыми, неузнанными, без сквозных персонажей.

Я, в принципе, понимаю, почему сборник так и не стал популярным. Рассказы действительно хороши, но всё же ярче они играют именно в смысловых тематических связках, опираясь на дружеское плечо своих чуть менее любимых батькой, но таких похожих братьев. Свалите в одну кучу бриллианты — и они не будут так сиять и смотреться, как на нейтральном или тёмном фоне, на то они и бриллианты. Непонятно только, за какую такую провинность сборнику вдруг дали название уже существующей книги того же автора с абсолютно иным содержанием. Чтобы запутать? Ведь не будем же мы предполагать, что ответственные за издание по каким-то причинам не знали о существовании этой книги и поленились проверить, пожалуйста, давайте не будем предполагать такие вещи, только не в этот чудесный мартовский день.

Если кому-то лень было читать всё это брюзжащее нытьё на тему того, доколе мы будем терпеть этот гнетущий гнет, то вот краткое резюме: лучше читать все эти тексты в тех сборниках, где они гнездятся изначально. Хотя обложка симпатичная, что уж тут говорить.

Иногда судьба подкидывает совершенно уж неожиданные вещи (в роли судьбы — мой лучший друг Романька, который рассказал, что над одним рассказом из сборника так хохотал, что чуть не облысел, а заодно дал бумажный вариант книжки).… Развернуть

Читать еще:  Трагедии Сумарокова. Их политическая и воспитательная направленность

Рецензии на книгу Марш одиноких

Эта книга — мое первое знакомство с творчеством Сергея Довлатова. И, нужно признать, очень даже впечатляет. Впечатляет его философия, взгляд на вещи и убеждения. Эта книга состоит из небольших текстов, которые складываются в одну большую газетную рубрику «авторский взгляд». И «взгляд» этот достаточно проницательный)
Книга о том, как живется россиянину советского периода в Америке. Что значит демократия, свобода выбора и свобода воли. И что со всем этим делать. Автор сатирически размышляет о «кумирах», о власти, бандитах, армии, предпринимателях, о «железном занавесе» и много еще о чем, чего коснулась рука Советского Союза.
Книга содержит статьи о жизни в эмиграции, о женах эмигрантов, о своем любимце — собаке, о каких — то событиях, оставивших след в жизни автора. На первый взгляд кажется, что в некоторых отрывках нет сюжета и это просто размышления, которыми Сергею Довлатову хотелось поделиться с читателями, но потом понимаешь, что все они связаны невидимой нитью и имеют глубокий смысл. К тому же, они написаны таким полюбившимся многим читателям слогом — лаконичным, легким, с уместной ноткой сарказма.
Мне было очень интересно читать эту книгу, стиль С.Довлатова оставляет впечатление от прочитанного надолго. Во время чтения не оставляла мысль о том, что многие его мысли и фразы нашли отражение в творчестве группы «Многоточие», которое я уважаю и люблю. Возможно, я ошибаюсь)
#П1_2курс

добавляю в хотелку, спасибо!

@anastasia_roja, комментарий исправлен до рецензии ) )

С творчеством Довлатова я была знакома давно. Уже прочитала несколько его книг. И все мне понравились. Зацепил его стиль. Довлатов пишет легко, спокойно, интересно. Короткие предложения, никакого лишнего повествования. Блеск!

Но эта книга стала для меня особенной. Я её полюбила с первой страницы. «Марш одиноких» — сборник редакторских заметок из газеты «Новый американец». И мне (а я тоже редактор) было ужасно интересно читать про открытие газеты, о проблемах, с которыми пришлось столкнуться основателям. Очень искренне Довлатов описывают сложившуюся ситуацию. Да и в принципе, все произведения этого автора отличаются искренностью. Довлатов никогда не врёт своим читателям, пишет то, о чём думает.

Сначала может показаться, что сборник несвязный. Большое количество заметок, которые отличаются друг от друга. Нет ни общего смысла, ни сюжета, ничего. На самом деле, это та самая изюминка книги. Отдельные небольшие истории, которые связаны с собой в контексте одной газеты. Газеты с очень непростой историей. Ты читаешь заметку одну за другой, представляешь себя на месте Довлатова и понимаешь, как же это было непросто: жить вдалеке от Родины, чувствовать себя одиноким, постоянно сталкиваться с жёсткой критикой, но всё равно продолжать заниматься любимым делом и творить!
#П1_2курс

второй экзамен сдан. Жду сегодня третий))

В последнее время все чаще встречала на просторах Интернета цитаты произведений Довлатова, из-за чего уже приметила пару книг, хотя признаюсь, что скептически отношусь к современной русской литературе. Но благодаря книжной академии Ридли моё знакомство с творчеством господина Довлатова началось и именно с этой книги. Итак, «Марш одиноких».

Сразу хочу сказать, что книга на любителя, потому что сюжета как такового нет. Скорее это сборник мыслей и воспоминаний в виде маленьких зарисовок, местами юморных, а в большинстве очень даже серьезных. Жизнь эмигрантов в США. Нет, жизнь российских эмигрантов в Штатах. И даже не так. Моменты и новая жизнь российских эмигрантов-евреев в Соединенных Штатах Америки. Отдельные ситуации заставляют улыбнуться, какие то задуматься, часть из них развеивает мифические представления об Америке.

Легкая книга для приятного досуга. Удобная для чтения тем, что разделена на маленькие «заметки». В любой момент можно остановится, вернуться через какое то время и не вспоминать в чем была суть. Небольшая, крайне остроумная, интеллигентная и знакомящая нас с чем то новым, совсем не российским, несмотря на автора. Очень располагает язык повествования, хотя конечно я бы предпочла прочитать у этого автора сюжетную книгу. #П1_2курс

Ничего не зная о Довлатове, я почему-то сразу стала относиться к нему предвзято. А тут размышляя над этим вопросом, поняла, что это из-за большого носатого дядьки на обложках его книг. Вот можете смеяться, но этот дядька всегда меня смущал. и да, я знаю, что тот портрет — это карикатура на него самого, но тем даже хуже — похоже на манию величия. В общем, я принципиально не брала его книг. И когда мой случайный выбор пал на «Марш одиноких», решила, что сама судьба дает шанс познакомиться с Довлатовым.
Честно, после первых строк книги я подумала про себя: «и чего я, дура, раньше им пренебрегала?!». И чем дальше, тем больше мне все нравилось: стиль повествования в виде небольших, но очень емких предложений, короткие истории-размышления и, конечно, юмор, с которым все рассказывалось, я бы даже сказала ирония и остроумные фразы. В книге говорится о жизни эмигранта в Штатах, немного о жизни в СССР и о русско-американско-еврейской газете. Я не знаю, как живется эмигрантам в Америке, не знаю, как жилось писателю в советской стране, наверное, иначе нельзя было, кроме как уехать. И наверное, правильно, что приезжий должен полюбить свою новую страну. Вот только чем дальше читала, тем чаще меня кололи иголочки, уколы в адрес политики Советов. Мне это было обидно, пусть я и не смыслю в этом ничего, может мне просто надоела критика в адрес моей страны, которая была и которая есть. И если бы не это, моя оценка была бы выше.
И все же мое настроение не должно влиять на ваше мнение о книге, она заслуживает внимания. Правда, сама я не стану продолжать знакомиться с автором, мне пока хватит.

Источники:

http://nice-books.ru/books/proza/russkaja-klassicheskaja-proza/170385-sergei-dovlatov-marsh-odinokih.html
http://www.livelib.ru/book/1000627639-marsh-odinokih-sergej-dovlatov
http://readly.ru/book/65584/reviews/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector