76 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русская писательница тэффи. Из отзывов современников о надежде александровне тэффи

Биография ​Надежды Тэффи

Надежда Александровна Лохвицкая родилась 9 [21] мая (по другим данным — 26 апреля [8 мая] 1872 года в Санкт-Петербурге (по другим сведениям – в Волынской губ.). Точная дата и место рождения Н.А. Тэффи неизвестны.

Отец, Александр Владимирович Лохвицкий, был известным юристом, профессором, автором многих научных трудов по криминалистике и юриспруденции, издателем журнала «Судебный вестник». О матери, Варваре Александровне Гойер, известно лишь то, что она была обрусевшей француженкой, из семьи «старых» эмигрантов, любила поэзию и великолепно знала русскую и европейскую литературу. В семье хорошо помнили прадеда писательницы – Кондратия Лохвицкого, масона и сенатора эпохи Александра I, который писал мистические стихи. От него семейная «поэтическая лира» перешла к старшей сестре Тэффи – Мирре (Марии) Лохвицкой (1869-1905), ныне совершенно забытой, но когда-то очень известной поэтессе серебряного века. Тэффи чилась в Литейной женской гимназии, которую окончила в 1890 году. С детства она увлекалась классической русской литературой. Её кумирами были А. С. Пушкин и Л. Н. Толстой, интересовалась современной литературой и живописью, дружила с художником Александром Бенуа. Также на Тэффи оказали огромное влияние Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский и её современники Ф. Сологуб и А. Аверченко.

В 1892 году, после рождения первой дочери, поселилась вместе со своим первым мужем Владиславом Бучинским в его имении под Могилёвом. В 1900 году, уже после рождения второй дочери Елены и сына Янека, разошлась с мужем и переехала в Петербург, где начала литературную карьеру.

Трудно себе представить, но «жемчужина русского юмора», искромётная, ни на кого непохожая Тэффи скромно дебютировала как поэтесса в журнале «Север». 2 сентября 1901 года на страницах журнала появилось её стихотворение «Мне снился сон, безумный и прекрасный…», подписанное девичьей фамилией – Лохвицкая. В 1907 году, чтобы привлечь удачу, взяла псевдоним Тэффи.

В 1910 году в издательстве «Шиповник» вышла первая книга стихотворений «Семь огней» и сборник «Юмористические рассказы», благодаря которому на писательницу обрушилась всероссийская слава. Сам император Николай II гордился таким самородком своей империи.

Но Тэффи вошла в историю отечественной литературы не как поэт-символист, а как автор юмористических рассказов, новелл, фельетонов, которые пережили своё время и навсегда остались любимыми читателем.

С 1904 года Тэффи заявила о себе как о литераторе в столичных «Биржевых ведомостях». «Газета эта бичевала преимущественно отцов города, питавшихся от общественного пирога. Я помогала бичевать», — скажет она о своих первых газетных фельетонах.

В 1905 году её рассказы печатались в приложении к журналу «Нива».

Сатира Тэффи часто носила очень оригинальный характер: так, стихотворение «Из Мицкевича» 1905 года основано на параллели между широко известной балладой Адама Мицкевича «Воевода» и конкретным, произошедшим недавно злободневным событием. Рассказы Тэффи систематически печатали такие авторитетные парижские газеты и журналы как «Грядущая Россия», «Звено», «Русские записки», «Современные записки».

В годы Первой русской революции (1905—1907) Тэффи сочиняет острозлободневные стихи для сатирических журналов (пародии, фельетоны, эпиграммы). В это же время определяется основной жанр всего её творчества — юмористический рассказ. Сначала в газете «Речь», затем в «Биржевых новостях» в каждом воскресном выпуске печатаются литературные фельетоны Тэффи, вскоре принесшие ей всероссийскую любовь.

Псевдонимом Тэффи впервые была подписана одноактная пьеса «Женский вопрос », поставленная в петербургском Малом театре в 1907году.

Происхождение псевдонима Тэффи остается непроясненным. Как указано ею самой, он восходит к домашнему прозвищу слуги Лохвицких Степана (Стеффи), но также и к стихам Р.Киплинга «Taffy was a walesman / Taffy was a thief». Рассказы и сценки, появлявшиеся за этой подписью, были настолько популярны в дореволюционной России, что даже существовали духи и конфеты «Тэффи».

В дореволюционные годы Тэффи пользовалась большой популярностью. Как постоянный автор журналов «Сатирикон» и «Новый Сатирикон» (Тэффи печаталась в них с первого номера, вышедшего в апреле 1908, до запрещения этого издания в августе 1918) и как автор двухтомного собрания Юмористических рассказов (1910), за которым последовало еще несколько сборников («И стало так» 1912, «Карусель», 1913, «Дым без огня», 1914, в 1916 году — «Житьё-бытьё», «Неживой зверь»), Тэффи снискала репутацию писателя остроумного, наблюдательного и беззлобного. Считалось, что ее отличает тонкое понимание человеческих слабостей, мягкосердечие и сострадание к своим незадачливым персонажам.

Всего до эмиграции писательница опубликовала 16 сборников, а за всю жизнь — более 30. Кроме того, Тэффи написала и перевела несколько пьес.

События 1917 года находят отражение в очерках и рассказах «Петроградское житие», «Заведующие паникой» (1917), «Торговая Русь», «Рассудок на веревочке», «Уличная эстетика», «В рынке» (1918), фельетонах «Пёсье время», «Немножко о Ленине», «Мы верим», «Дождались», «Дезертиры» (1917), «Семечки» (1918). По предложению Ленина рассказы 1920-х годов, где описывались негативные стороны эмигрантского быта, выходили в СССР в виде пиратских сборников до тех пор, пока писательница не выступила с публичным обвинением.

После закрытия в 1918 году газеты «Русское слово», где Тэффи работала, она отправилась вместе с А. Аверченко Тэффи в Киев, где должны были состояться их публичные выступления, и после полутора лет скитаний по российскому югу (Одесса, Новороссийск, Екатеринодар) добралась через Константинополь до Парижа. Судя по книге «Воспоминания», Тэффи не собиралась уезжать из России. Решение было принято спонтанно, неожиданно для неё самой: «Увиденная утром струйка крови у ворот комиссариата, медленно ползущая струйка поперек тротуара перерезывает дорогу жизни навсегда. Перешагнуть через неё нельзя. Идти дальше нельзя. Можно повернуться и бежать».

Тэффи вспоминает, что её не оставляла надежда на скорое возвращение, хотя своё отношение к Октябрьской революции она определила давно: «Конечно, не смерти я боялась. Я боялась разъярённых харь с направленным прямо мне в лицо фонарем, тупой идиотской злобы. Холода, голода, тьмы, стука прикладов о паркет, криков, плача, выстрелов и чужой смерти. Я так устала от всего этого. Я больше этого не хотела. Я больше не могла».

Осенью 1919 она была уже в Париже, а в феврале 1920 в парижском литературном журнале появились два её стихотворения, в апреле она организовала литературный салон. В 1922—1923 жила в Германии.

С середины 1920-х жила в фактическом браке с Павлом Андреевичем Тикстоном (ум. 1935).

В Берлине и Париже продолжали выходить книги Тэффи, и исключительный успех сопутствовал ей до конца долгой жизни. В эмиграции у неё вышло больше десятка книг прозы и только два стихотворных сборника: «Шамрам» (Берлин, 1923) и «Passiflora» (Берлин, 1923). Подавленность, тоску и растерянность в этих сборниках символизируют образы карлика, горбуна, плачущего лебедя, серебряного корабля смерти, тоскующего журавля.

В эмиграции Тэффи писала рассказы, рисующие дореволюционную Россию, всё ту же обывательскую жизнь, которую она описывала в сборниках, изданных на родине. Меланхолический заголовок «Так жили» объединяет эти рассказы, отражающие крушение надежд эмиграции на возвращение прошлого, полную бесперспективность неприглядной жизни в чужой стране. В первом номере газеты «Последние новости» (27 апреля 1920 года) был напечатан рассказ Тэффи «Ке фер?» (франц. «Что делать?»), и фраза его героя, старого генерала, который, растерянно озираясь на парижской площади, бормочет: «Все это хорошо… но que faire? Фер-то ке?», стала своего рода паролем для оказавшихся в изгнании.

Писательница публиковалась во многих видных периодических изданиях русской эмиграции («Общее дело», «Возрождение», «Руль», «Сегодня», «Звено», «Современные записки», «Жар-Птица»). Тэффи выпустила ряд книг рассказов — «Рысь» (1923), «Книга Июнь» (1931), «О нежности» (1938) — показавших новые грани её таланта, как и пьесы этого периода — «Момент судьбы» 1937, «Ничего подобного» (1939) — и единственный опыт романа — «Авантюрный роман» (1931). Жанровая принадлежность романа, обозначенная в названии, вызвала сомнения у первых рецензентов: было отмечено несоответствие «души» романа (Б. Зайцев) заглавию. Современные исследователи указывают на сходство с авантюрным, плутовским, куртуазным, детективным романом, а также романом-мифом. Но своей лучшей книгой она считала сборник рассказов «Ведьма» (1936).

В произведениях Тэффи этого времени заметно усиливаются грустные, даже трагические мотивы. «Боялись смерти большевистской — и умерли смертью здесь. Думаем только о том, что теперь там. Интересуемся только тем, что приходит оттуда», — сказано в одной из её первых парижских миниатюр «Ностальгия»(1920).

Читать еще:  Автор рассказа капитанская дочка. Тест по литературе "Капитанская дочка"

Вторая мировая война застала Тэффи в Париже, где она осталась из-за болезни. Она не сотрудничала ни в каких изданиях коллаборационистов, хотя голодала и бедствовала. Время от времени она соглашалась выступить с чтением своих произведений перед эмигрантской публикой, которой с каждым разом становилось всё меньше.

В 1930-е годы Тэффи обращается к мемуарному жанру. Она создаёт автобиографические рассказы «Первое посещение редакции»(1929), «Псевдоним» (1931), «Как я стала писательницей» (1934), «45 лет» (1950), а также художественные очерки — литературные портреты известных людей, с которыми ей довелось встречаться. Среди них:

Григорий Распутин;
Владимир Ленин;
Александр Керенский;
Александра Коллонтай;
Фёдор Сологуб;
Константин Бальмонт;
Илья Репин;
Аркадий Аверченко;
Зинаида Гиппиус;
Дмитрий Мережковский;
Леонид Андреев;
Алексей Ремизов;
Александр Куприн;
Иван Бунин;
Игорь Северянин;
Мишши Сеспель;
Всеволод Мейерхольд.

Тэффи планировала писать о героях Л. Н. Толстого и М. Сервантеса, обойдённых вниманием критики, но этим замыслам не суждено было осуществиться. 30 сентября 1952 года в Париже Тэффи отпраздновала именины, а всего через неделю — 6 октября скончалась. Спустя два дня её отпели в Александро-Невском соборе в Париже и похоронили на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Её называли первой русской юмористкой начала XX века, «королевой русского юмора», однако она никогда не была сторонницей чистого юмора, всегда соединяла его с грустью и остроумными наблюдениями над окружающей жизнью. После эмиграции сатира и юмор постепенно перестают доминировать в её творчестве, наблюдения над жизнью приобретают философский характер.

Библиография

Издания, подготовленные Тэффи

  • Семь огней. — СПб.: Шиповник, 1910
  • Юмористические рассказы. Кн. 1. — Спб.: Шиповник, 1910
  • Юмористические рассказы. Кн. 2 (Человекообразные). — СПб.: Шиповник, 1911
  • И стало так. — СПб.: Новый сатирикон, 1912
  • Карусель. — СПб.: Новый сатирикон, 1913
  • Миниатюры и монологи. Т. 1. — СПб.: изд. М. Г. Корнфельда, 1913
  • Восемь миниатюр. — Пг.: Новый сатирикон, 1913
  • Дым без огня. — СПб.: Новый сатирикон, 1914
  • Ничего подобного, Пг.: Новый сатирикон, 1915
  • Миниатюры и монологи. Т. 2. — Пг.: Новый сатирикон, 1915
  • Неживой зверь. — Пг.: Новый сатирикон, 1916
  • И стало так. 7-е изд. — Пг.: Новый сатирикон, 1917
  • Вчера. — Пг.: Новый сатирикон, 1918
  • Дым без огня. 9-е изд. — Пг.: Новый сатирикон, 1918
  • Карусель. 4-е изд. — Пг.: Новый сатирикон, 1918
  • Так жили. — Париж, 1920
  • Чёрный ирис. — Стокгольм, 1921
  • Сокровища земли. — Берлин, 1921
  • Тихая заводь. — Париж, 1921
  • Рысь. — Берлин, 1923
  • Passiflora. — Берлин, 1923
  • Шамран. Песни Востока. — Берлин, 1923
  • Вечерний день. — Прага, 1924
  • Городок. — Париж, 1927
  • Книга Июнь. — Париж, 1931
  • Авантюрный роман. — Париж, 1931
  • Воспоминания. — Париж, 1931
  • Ведьма. — Париж, 1936
  • О нежности. — Париж, 1938
  • Зигзаг. — Париж, 1939
  • Все о любви. — Париж, 1946
  • Земная радуга. — Нью-Йорк, 1952
  • Жизнь и воротник
  • Митенька
  • Вдохновенье
  • Свои и чужие

Публикации в СССР

  • Взамен политики. Рассказы. — М.—Л.: ЗиФ, 1926
  • Вчера. Юмористич. рассказы. — Киев: Космос, 1927
  • Танго смерти. — М.: ЗиФ, 1927
  • Сладкие воспоминания. — М.-Л.: ЗиФ, 1927

Собрания сочинений

  • Собрание сочинений [в 7 тт.]. Сост. и подг. текстов Д. Д. Николаева и Е. М. Трубиловой. — М.: Лаком, 1998—2005.
  • Собр. соч.: В 5 т. — М.: Книжный клуб ТЕРРА, 2008

Другое

  • Древняя история / Всеобщая история, обработанная «Сатириконом». — 1909
  • Древняя история / Всеобщая история, обработанная «Сатириконом». — СПб.: изд. М. Г. Корнфельда, 1912.

Ключевые слова: Надежда Тэффи,Надежда Александровна Тэффи,Лохвицкая,биография,подробная биография,критика на произведения,поэзия,проза,скачать бесплатно,читать онлайн,русская литература,19,20 век,тэффи,жизнь и творчество

Рецензии на книгу « Тэффи. Избранное »

Надежда Александровна Тэффи

Надежда Александровна Тэффи (настоящая фамилия Лохвицкая) до революции была одной из самых популярных писательниц России. Продавались даже духи и конфеты с названием «Тэффи». После октября она эмигрировала, поэтому у нас ее книги стали издаваться недавно. О себе она говорила: «. у меня, как на фронтоне древнего греческого театра, два лица: смеющееся и плачущее».
В сборник включены ее лучшие новеллы, написанные и от «смеющегося лица» — юмористические, и от плачущего — печальные.

Лучшая рецензия на книгу

Тэффи (Надежда Лохвицкая)

В дореволюционной России имя «королевы юмора» Теффи (Надежды Александровны Лохвицкой, 1872- 1952) пользовалось огромной славой. Галеты и журналы, где она сотрудничала, были заведомо «обречены на успех» Выпускались даже духи и конфеты «Тзффи».Среди поклонником ее таланта были люди всех возрастов и сословий. Не случайно, когда готовился юбилейный сборник, посвященный 300-летию царствования дома Романовых, и царя спросили, кого из современных литератором он желал бы в нем видеть, Николай II решительно отметил: «Теффи! Только ее. Никого, кроме нее, не надо. Одну Теффи!».Ее остроты, курьезные фразы и словечки ее персонажей подхватывались и разносились по России, становясь крылатыми с быстротой молнии.Хотя Теффи писала в основном юмористические рассказы и фельетоны, то есть прозу так называемого «легкого жанра», ее творчество высоко ценили Иван Бунин и Александр Куприн, Дмитрий Мережковский и Федор Сологуб.В 1920 году Теффи навсегда оставила Россию и всю вторую половину жизни прожила во Франции, оставаясь одним из любимых писателей русского Парижа.Незадолго до смерти она писала: «Анекдоты смешны, когда их рассказывают. А когда их переживают, это трагедия. И моя жизнь это сплошной анекдот, то есть трагедия».

Тэффи (Надежда Лохвицкая)

В дореволюционной России имя «королевы юмора» Теффи (Надежды Александровны Лохвицкой, 1872- 1952) пользовалось огромной славой. Галеты и журналы, где она сотрудничала, были заведомо «обречены на успех» Выпускались даже духи и конфеты «Тзффи».Среди поклонником ее таланта были люди всех возрастов и сословий. Не случайно, когда готовился юбилейный сборник, посвященный 300-летию царствования дома Романовых, и царя спросили, кого из современных литератором он желал бы в нем видеть, Николай II решительно отметил: «Теффи! Только ее. Никого, кроме нее, не надо. Одну Теффи!».Ее остроты, курьезные фразы и словечки ее персонажей подхватывались и разносились по России, становясь крылатыми с быстротой молнии.Хотя Теффи писала в основном юмористические рассказы и фельетоны,… Развернуть

Страниц — 352 стр.
Формат — 84×108/32 (130х200 мм)
Тираж — 3 000 экз.
Переплет — Твердый переплет

Кураторы

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Издание, которое я пару лет ждала и при первой же возможности купила, вызвало у меня смешанные чувства. Не могу сказать, что ожидания не оправдались, ведь глупо ждать постоянства от любой творческой личности. Ничего удивительного, что остроумная,ироничная Тэффи может быть разной. То, насколько она разная, позволяет увидеть эта книга. Начинается она с ранних задорных рассказов, продолжается странными и даже мрачноватыми сочинениями времен войны и революции и завершается мудрыми историями, наполненными светлой грустью и воспоминаниями. Для диалога с интересным писателем — прекрасно, для хмурой осене-зимы — может быть тяжело.

Долго эта книга лежала на полке и ждала своего часа. Каждый раз порывалась взять её, и каждый раз меня что-то останавливало. И, видимо, не зря. Буквально несколько предложений о прочитанном. Знакомство с произведениями Тэффи не оправдало надежд. Верю, что её творчество нравилось и нравится многим, но во время чтения пришло понимание, что это просто не мой автор. Некоторые миниатюры оказались хороши и интересны, некоторые же (а именно большая их часть) были просто скучны. Очень раздражали пояснения в начале многих рассказов, делая дальнейшее чтение пресным, т.к. концовка была уже предсказуема. Если это одна из особенностей авторского стиля, то цель таких предисловий абсолютно не ясна. В итоге, книга не вызвала особых душевных волнений, чего я, безусловно, уж совсем не ожидала. Разочарована. Для горячих почитателей эмигрантской литературы, очевидно, эта книга будет принята на ура. Вероятно, всё же обращусь к ее мемуарам, в которых надеюсь найти ответы на некоторые вопросы.

Долго эта книга лежала на полке и ждала своего часа. Каждый раз порывалась взять её, и каждый раз меня что-то останавливало. И, видимо, не зря. Буквально несколько предложений о прочитанном. Знакомство с произведениями Тэффи не оправдало надежд. Верю, что её творчество нравилось и нравится многим, но во время чтения пришло понимание, что это просто не мой автор. Некоторые миниатюры оказались хороши и интересны, некоторые же (а именно большая их часть) были просто скучны. Очень раздражали пояснения в начале многих рассказов, делая дальнейшее чтение пресным, т.к. концовка была уже предсказуема. Если это одна из особенностей авторского стиля, то цель таких предисловий абсолютно не ясна. В итоге, книга не вызвала особых душевных волнений, чего я, безусловно, уж совсем не ожидала.… Развернуть

Читать еще:  Ханна на конкурсе красоты. Пашу и Ханна: «Никто не верил в нашу любовь

Не любитель я короткого жанра, но рассказы Надежды Александровны Тэффи понравились, особенно те, которые описывают жизнь в эмиграции. И все-таки для меня произведения этой замечательной женщины это в первую очередь какая-то светлая грусть, а не юмор и ирония. Очень любопытно было почитать воспоминания Тэффи о Леониде Андрееве, Алексее Толстом. Не сухие биографии, а интересные истории из жизни, за которыми раскрываются характеры этих писателей.
Ни в коем случае не причисляла бы этот сборник к образцу женской прозы, как я подумала вначале, глядя на розовую обложку.

Олька Athsen ! Спасибо за совет!

Тэффи изумительна и прекрасна. И на фотографиях, и в рассказах.

У меня есть пунктик: обожаю умных людей с развитым чувством юмора, а умные ироничные книги читаю с гораздо большим удовольствием, чем просто умные. Уже поэтому рассказы Тэффи не могли не понравиться — они настроенческие, легкие, тонкие и точные, с длинным флером послевкусия. После каждого из них хочется одновременно и задуматься, покопаться в человеческой натуре, и скорее взяться за следующий.

Я обычно выписываю названия понравившихся рассказов, но с Тэффи это оказалось нереальным — скорее проще назвать те, которые не попали в мое восприятие, а уж не понравившихся и вовсе нет. Пожалуй, могу только отметить более «мою» тему — Россия начала ХХ века. Сатира в отношении послереволюционных эмигрантов на самом деле скорее страшна, чем смешна. Из каждого юмористического рассказа можно было бы создать драму, заменив некоторые слова и по-другому расставив акценты.

Великолепные образы, блестящие характеристики, бездна цитат — я могу долго разливаться соловьем, но.. это нужно прочитать, чтобы почувствовать.

Тэффи изумительна и прекрасна. И на фотографиях, и в рассказах.

У меня есть пунктик: обожаю умных людей с развитым чувством юмора, а умные ироничные книги читаю с гораздо большим удовольствием, чем просто умные. Уже поэтому рассказы Тэффи не могли не понравиться — они настроенческие, легкие, тонкие и точные, с длинным флером послевкусия. После каждого из них хочется одновременно и задуматься, покопаться в человеческой натуре, и скорее взяться за следующий.

Я обычно выписываю названия понравившихся рассказов, но с Тэффи это оказалось нереальным — скорее проще назвать те, которые не попали в мое восприятие, а уж не понравившихся и вовсе нет. Пожалуй, могу только отметить более «мою» тему — Россия начала ХХ века. Сатира в отношении послереволюционных эмигрантов на самом деле скорее страшна,… Развернуть

Гордость, гордость за страну и женщин берёт от сознания, что в русской литературе были такие большие таланты маленького жанра. Сборник веселья.

Капитан Очевидность: Тэффи великолепна! И почему я раньше ее не читала? Срочно, срочно закачать в ридер полное собрание сочинений.

В восторге. И от «лица смеющегося», и от «лица плачущего». Эта женщина великолепна, искрометна, изящна, глубока, задумчива, задушевна, иронична, ностальгична, психологична, тонка и прочувствованна. Столько всего передумаешь да перечувствуешь за 3-4 странички новеллы, что и целому роману порой трудно достичь такого эффекта! Гениальна. Точка. Больше и прибавить нечего.

Помимо получаемого общего удовольствия от языка, сюжетов, персонажей, часто поражаюсь, насколько точно подмечены какие-то моменты, насколько эти подмеченные вещи характерны и для нынешнего времени, хоть цитируй беспрестанно, особенно применительно к виртуальному общению.

Самый умный человек может быть ветреным и поступать необдуманно — дурак постоянно все обсуждает; обсудив, поступает соответственно и, поступив, знает, почему он сделал именно так, а не иначе. . При встрече с настоящим дураком человека охватывает какое-то мистическое отчаяние. Потому что дурак — это зародыш конца мира. Человечество ищет, ставит вопросы, идет вперед, и это во всем: и в науке, и в искусстве, и в жизни, а дурак и вопроса-то никакого не видит:
— Что такое? Какие там вопросы?
Сам он давно уже на все ответил и закруглился.

Русский человек любит критиковать и мрачно философствовать. . Русский человек даже в самом обычном своем настроении, если выдалась ему минутка свободная, особенно после принятия пищи, да подвернулась пара незаткнутых ушей — он и пошел. И сюжеты выбирает самые неуютные: загробную жизнь, мировое благо, вырождение человечества. А то метнет его в буддизм, о котором ни он сам, ни слушатель ничего не знают, и начнет наворачивать. И все мрачно, и все он не одобряет и ни во что не верит. Послушаешь — за все мироздание совестно станет, так все неладно скроено.
И все это, так я думаю, происходит от того, что очень любят русские люди не любить. Очень им блаженно и сладко не любить. Иной и добрый человек, и мягкий, а скучно ему в его доброте и мягкости, и только и есть ему радости, когда можно невзлюбить кого-нибудь, — тут он расцветет, расправится и отойдет от нудности жития.

Помимо получаемого общего удовольствия от языка, сюжетов, персонажей, часто поражаюсь, насколько точно подмечены какие-то моменты, насколько эти подмеченные вещи характерны и для нынешнего времени, хоть цитируй беспрестанно, особенно применительно к виртуальному общению.

Самый умный человек может быть ветреным и поступать необдуманно — дурак постоянно все обсуждает; обсудив, поступает соответственно и, поступив, знает, почему он сделал именно так, а не иначе. . При встрече с настоящим дураком человека охватывает какое-то мистическое отчаяние. Потому что дурак — это зародыш конца мира. Человечество ищет, ставит вопросы, идет вперед, и это во всем: и в науке, и в искусстве, и в жизни, а дурак и вопроса-то никакого не видит:
— Что такое? Какие там вопросы?
Сам он давно уже на все ответил и… Развернуть

Русская писательница и поэтесса Тэффи: рассказы, экранизация произведений. Надежда Александровна Лохвицкая: биография, личная жизнь, творчество

В литературном и окололитературном мире имя Тэффи — не пустой звук. Все, кто любит читать и знаком с произведениями русских писателей, знают и рассказы Тэффи — этой прекрасной писательницы с острым юмором и добрым сердцем. Какова ее биография, какую жизнь прожил этот талантливый человек?

Детство Тэффи

О том, что в семье Лохвицких, проживающих в Петербурге, произошло пополнение, родственники и друзья узнали в 1872 году — тогда же, собственно, и случилось сие счастливое событие. Однако вот с точной датой нынче выходит заминка — достоверно назвать ее невозможно. По разным данным, это может быть и апрель, и май. Как бы то ни было, но весной 1872 года у Александра и Варвары Лохвицких появилась малышка — девочку назвали Наденькой. Это был уже далеко не первый ребенок пары — после старшего сына Николая (в дальнейшем он станет ближайшим соратником Колчака) и средних дочерей Варвары и Марии (Маша позднее предпочтет, чтобы ее называли Миррой — под таким именем и прославится в качестве поэтессы).

О детстве Надюши известно не так много. Хотя кое-что почерпнуть все же можно — например, из ее же собственных рассказов, где в качестве главного персонажа выступает девочка — ну такая шебутная, вылитая Надя в детстве. Автобиографические черты, несомненно, присутствуют во многих произведениях писательницы. Постреленок — так называют таких детей, к которым можно было отнести и маленькую Наденьку.

Отец Нади был известным юристом, автором многих научных трудов, профессором издателем собственного журнала. Девичья фамилия матери была Гойер, она принадлежала к роду обрусевших французов и прекрасно разбиралась в литературе. В семье Лохвицких вообще все очень любили читать, и в том числе Надя отнюдь не была исключением. Любимым писателем девочки на протяжении долгих лет оставался Лев Толстой, и широко известен очень светлый рассказ Тэффи — воспоминание уже взрослой Надежды — о том, как она ездила в усадьбу к великому писателю.

Юные годы. Сестра

С сестрой Марией (известной позже как Мирра Лохвицкая, поэтесса) Наденька всегда была дружна. Между ними была разница в три года (Маша старше), однако это не мешало существовать хорошим отношениям двух сестер. Именно потому в юности обе девочки, любившие литературу, имевшие склонности к сочинительству и мечтавшие занять свое место на литературном Олимпе, договорились: конкуренции между ними быть не должно, это раз, а два — с этой целью начинать свой творческий путь нужно не одновременно, а по очереди. И первая очередь — Машина, так справедливее, ведь она старше. Забегая вперед, нужно сказать, что план сестер, в общем-то, удался, но не совсем так, как они себе придумали.

Замужество

По первоначальному замыслу сестренок, первой на пьедестал литературного почета должна была вступить Маша, погреться в лучах славы, а затем уступить место Наде, завершив карьеру. Однако они не предполагали, что стихи начинающей поэтессы Мирры Лохвицкой (Маша решила, что для творческого человека имя Мирра подходит больше) так отзовутся в сердцах читателей. Мария приобрела мгновенную и ошеломительную популярность. Первый сборник ее стихов разлетелся со скоростью света, а сама она в конце девятнадцатого столетия была, бесспорно, одним из самых читаемых авторов.

Читать еще:  Что такое героический эпос определение. Эпос, как жанр литературы

А что же Надя? При таком успехе сестры ни о каком завершении ею карьеры не могло идти и речи. Но если бы Надя попробовала «пробиться», весьма вероятно, что тень популярной старшей сестры закрыла бы ее. Надежда прекрасно это понимала, а потому заявлять о себе не спешила. Зато поспешила замуж: едва-едва окончив женскую гимназию, в 1890 году выскочила за поляка Владислава Бучинского, юриста по профессии. Он работал судьей, но женившись на Наде, оставил службу, и семья уехала в его имение под Могилевом (Белоруссия ныне). Наденьке исполнилось на тот момент всего восемнадцать лет.

Однако нельзя сказать, что семейная жизнь пары была удачной и счастливой. Чем был этот брак — любовью или расчетом, холодным решением устроить семейную жизнь в то время, пока сестра устраивает свою — литературную, для того, чтобы позже иметь возможность посвятить всю себя карьере. На этот вопрос нет ответа. Как бы то ни было, к тому моменту, когда в семье Надежды Лохвицкой уже было трое детей (дочери Валерия и Елена и сын Янек), брак ее с Владиславом трещал по швам. К началу нового тысячелетия супруги разошлись. В 1900 году двадцативосьмилетняя Надежда вновь появилась в Петербурге с твердым намерением обосноваться в литературных кругах.

Первые публикации

Первая вещь, опубликованная Надеждой еще под своей родной фамилией (она вернула ее назад после расставания с Владиславом), небольшие стихи, вызвала волну критических замечаний, с одной стороны, и осталась незамеченной читателями — с другой. Может быть, эти стихи отнесли на счет Мирры, публиковавшейся под той же самой фамилией, но в любом случае фурора они не произвели. Что же касается критики, то, например, будущий коллега Надежды по перу Валерий Брюсов крайне ругал их, считая, что в них слишком много мишуры, пустого, поддельного. Впрочем, стихотворения стали лишь первым опытом писательницы, прославилась она далеко не благодаря поэзии, а благодаря прозе: рассказы Тэффи принесли ей заслуженную славу.

Появление псевдонима

После первого опыта со стихотворениями Надя поняла: для одного Петербурга двух писательниц Лохвицких многовато. Нужно было другое имя. После усердных поисков оно было найдено: Тэффи. Но почему Тэффи? Откуда взялся псевдоним Надежды Лохвицкой?

На этот счет существует множество версий. Самая распространенная гласит, что Лохвицкая позаимствовала это имя у Киплинга (у него есть такой девчачий персонаж). Другие считают, что это — из Эдит Несбит, только немного модифицированно (у нее есть героиня по имени Эффи). Сама же Надежда Александровна Лохвицкая в собственном же рассказе «Псевдоним» рассказала следующую историю: ей хотелось найти псевдоним не мужской и не женский, что-то среднее. Пришло в голову позаимствовать имя какого-нибудь «дурака», потому что дураки всегда счастливые. Единственным знакомым дураком был прислужник родителей Степан, которого в доме звали Стэффи. Так и возникло имя, благодаря которому Надежде удалось закрепиться на литературном Олимпе. Насколько эта версия правдива, достоверно сказать нельзя: писательница, чьей стезей стали юмористические и сатирические рассказы, любила и пошутить, и позапутывать окружающих, так что истинный секрет своего псевдонима Тэффи унесла с собой в могилу.

Становление

Со стихами на время было покончено (но не навсегда — писательница вернулась к ним в 1910 году, издав сборник стихотворений, опять, впрочем, неудачный). Первые же сатирические опыты, подсказавшие Надежде, что она движется в правильном направлении и давшие впоследствии жизнь рассказам Тэффи, появились в 1904 году. Тогда Лохвицкая стала сотрудничать с газетой «Биржевые ведомости», в которой выпускала фельетоны, бичевавшие пороки разных представителей «верхушки власти». Именно тогда о Тэффи — эти фельетоны были подписаны уже псевдонимом — впервые заговорили. А через три года писательница опубликовала небольшую одноактную пьеску под заголовком «Женский вопрос» (некоторые считают, что псевдоним Надежды возник впервые именно с этой работой), которая позднее даже была поставлена в Малом театре Санкт-Петербурга.

Поклонники юморесок и рассказов Тэффи, несмотря на то что высмеивалась в них зачастую и власть, находились и среди этих самых властей. Сначала над ними хохотал Николай Второй, затем они приводили в восторг Ленина и Луначарского. В те годы Тэффи было можно много где почитать: она сотрудничала с разными представителями периодической печати. Печатались произведения Тэффи в журнале «Сатирикон», в газете «Биржевые ведомости» (о чем уже было упомянуто ранее), в журнале «Новый Сатирикон», в газете «Новая жизнь», которую выпускали большевики, и так далее. Но подлинная слава у Тэффи еще была впереди.

Проснулась знаменитой

Именно так говорят, когда происходит событие, в одночасье сделавшее человека «звездой», мегапопулярной и узнаваемой личностью. Подобное произошло и с Тэффи — после выхода в свет ее первого сборника юмористических рассказов с аналогичным названием. Второй сборник, вышедший вскорости после первого, не только повторил его успех, но и превзошел его. Тэффи, как когда-то ее старшая сестра, стала одним из самых любимых, читаемых и успешных авторов в стране.

До 1917 года у Надежды вышло еще девять книг — по одной, а то и по две в год (первый сборник рассказов появился в 1910 году одновременно с упомянутым уже ранее сборником стихотворений). Все приносили ей успех. Рассказы Тэффи по-прежнему были востребованы широкой публикой.

Эмиграция

Наступил 1917 год, год революции, год коренного перелома в жизнях людей. Многие литераторы, не принявшие столь кардинальных перемен, уехали из страны. А что же Тэффи? А Тэффи сначала была в восторге — а потом в ужасе. Последствия октября оставили в ее душе тяжкий след, что отразилось и на творчестве писательницы. Она пишет новые фельетоны, адресуя их Ленину сотоварищи, она не скрывает своей боли за родную страну. Все это она публикует, на свой страх и риск (она действительно рисковала — как свободой, так и жизнью), в журнале «Новый Сатирикон». Но осенью 1918 года его закрывают, и тогда Тэффи понимает: настала пора уезжать.

Сначала Надежда переехала в Киев, затем, через какое-то время, в Одессу, еще в несколько городов — и, наконец, добралась до Парижа. Там и осела. Она вообще не собиралась изначально покидать родину, а будучи вынужденной сделать это, не оставляла надежды на скорое возвращение. Не случилось — до конца жизни Тэффи так и прожила в Париже.

В эмиграции творчество Тэффи не угасло, напротив, расцвело с новой силой. Ее книги выходили с завидной регулярностью как в Париже, так и в Берлине, ее узнавали, о ней говорили. В общем, все бы хорошо — да только не дома. А «дома» о Тэффи забыли на много лет — вплоть до середины шестидесятых годов, когда публиковать произведения писательницы наконец вновь разрешили.

Экранизация произведений Теффи

Уже после смерти писательницы в Союзе было экранизировано несколько ее рассказов. Это произошло в 1967-1980 годах. Рассказы, по которым были сняты теленовеллы, называются «Маляр», «Счастливая любовь» и «Проворство рук».

Немного о любви

После своего первого не слишком удачного брака (если не считать рождения детей) личная жизнь Надежды Лохвицкой долгое время не налаживалась. Лишь уехав в Париж, она встретила там «своего» мужчину — Павла Тикстона, тоже эмигранта из России. С ним в счастливом, хоть и в гражданском, браке Тэффи прожила приблизительно десять лет — до самой его смерти.

Последние годы жизни

Под конец жизни, пережив и оккупацию во время Второй мировой войны, и голод, и нужду, и разлуку с детьми, Надежда Александровна немного растеряла свой юмористический взгляд на жизнь. Рассказы Тэффи, вышедшие в ее последней книге (в 1951 году в Нью-Йорке), пронизаны грустью, лиричностью и больше автобиографичны. Кроме того, финальные годы жизни писательница работала над своими воспоминаниями.

Тэффи не стало в 1952 году. Она похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже. Рядом с ней — могила ее коллеги и собрата по эмиграции Ивана Бунина. На кладбище Сент-Женевьев-де-Буа можно прийти в любое время и почтить память и Тэффи, и многих других некогда известных талантливых личностей.

Интересные факты

  1. Старшая сестра Надежды, Мария, упокоилась довольно молодой – в тридцать пять лет. У нее было больное сердце.
  2. Во время Первой мировой войны Тэффи трудилась сестрой милосердия.
  3. Тэффи всегда скрывала свой истинный возраст, убавляя себе с десяток лет. Кроме того, она тщательно следила за собой, дабы соответствовать заявленным годам.
  4. Всю жизнь она очень любила кошек.
  5. В быту была очень рассеянным человеком.

Такова жизнь и судьба Надежды Лохвицкой — Тэффи.

Источники:

http://md-eksperiment.org/post/20190122-biografiya-nadezhdy-teffi
http://www.livelib.ru/book/1000283775-teffi-izbrannoe-nadezhda-aleksandrovna-teffi
http://fb.ru/article/420932/russkaya-pisatelnitsa-i-poetessa-teffi-rasskazyi-ekranizatsiya-proizvedeniy-nadejda-aleksandrovna-lohvitskaya-biografiya-lichnaya-jizn-tvorchestvo

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector