63 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Цитаты печорина о себе из княжны мэри. Афоризмы из книги “Герой нашего времени”

«Герой нашего времени» цитаты к образу Печорина

Цитатная характеристика Печорина «Герой нашего времени»

Максим Максимыч о Печорине:

«Славный был малый, смею вас уверить; только немножко странен. Ведь, например, в дождик, в холод целый день на охоте; все иззябнут, устанут – а ему ничего. А другой раз сидит у себя в комнате, ветер пахнет, уверяет, что простудился; ставнем стукнет, он вздрогнет и побледнеет; а при мне ходил на кабана один на один; бывало, по целым часам слова не добьешься, зато уж иногда как начнет рассказывать, так животики надорвешь со смеха…»

Печорина добивается Белы любыми способами. Задумав «последнее» средство для покорения Бэлы, Печорин уже не разбирает, что хорошо, что плохо, что ложь и манипуляция, а что правда:

«Я виноват перед тобой и должен наказать себя; прощай, я еду – куда? почему я знаю? Авось недолго буду гоняться за пулей или ударом шашки; тогда вспомни обо мне и прости меня». – Он отвернулся и протянул ей руку на прощание. Она не взяла руки, молчала… Не слыша ответа, Печорин сделал несколько шагов к двери; он дрожал – и сказать ли вам? я думаю, он в состоянии был исполнить в самом деле то, о чем говорил шутя. Таков уж был человек, бог его знает!»

Впоследствие Печорин оправдывает свое охлаждение к Бэле особенностями своей личности:

«Я опять ошибся: любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни; невежество и простосердечие одной так же надоедают, как и кокетство другой. Если вы хотите, я ее еще люблю, я ей благодарен за несколько минут довольно сладких, я за нее отдам жизнь, – только мне с нею скучно… Глупец я или злодей, не знаю; но то верно, что я также очень достоин сожаления, может быть больше, нежели она: во мне душа испорчена светом, воображение беспокойное, сердце ненасытное; мне все мало: к печали я так же легко привыкаю, как к наслаждению, и жизнь моя становится пустее день ото дня…»

Впечатление, которое Печорин производит на Максима Максимыча, старик может выразить кратко и просто:

«Только Григорий Александрович, несмотря на зной и усталость, не хотел воротиться без добычи, таков уж был человек: что задумает, подавай; видно, в детстве был маменькой избалован…

А такое впечатление Печорин производит на автора:

«Когда он опустился на скамью, то прямой стан его согнулся, как будто у него в спине не было ни одной косточки; положение всего его тела изобразило какую-то нервическую слабость: он сидел, как сидит бальзакова тридцатилетняя кокетка на своих пуховых креслах после утомительного бала. В его улыбке было что-то детское…»

Печорин постоянно влезает в чужие судьбы, причем без спросу и без толку:

«Мне стало грустно. И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошел ко дну!…»

Общение Печорина с Грушницким, на вид приятельское, содержит в себе целую реку подводных течений:

«Я лгал; но мне хотелось его побесить. У меня врожденная страсть противоречить; целая моя жизнь была только цепь грустных и неудачных противоречий сердцу или рассудку. Присутствие энтузиаста обдает меня крещенским холодом, и, я думаю, частые сношения с вялым флегматиком сделали бы из меня страстного мечтателя»

Печорин утверждает, что неспособен к дружбе и свои отношения с доктором Вернером характеризует так:

«Мы друг друга скоро поняли и сделались приятелями, потому что я к дружбе неспособен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается; рабом я быть не могу, а повелевать в этом случае – труд утомительный, потому что надо вместе с этим и обманывать; да притом у меня есть лакеи и деньги!…»

Печорин считает, что равнодушие и усталость от жизни присущи всем умным людям, а не только ему:

«Посмотрите, вот нас двое умных людей; мы знаем заране, что обо всем можно спорить до бесконечности, и потому не спорим… Печальное нам смешно, смешное грустно, а вообще, по правде, мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя»

Тем не менее, в душе Григория Печорина звучат отголоски всех чувств, ярких и сильных, которые он переживал когда-либо:

«Нет в мире человека, над которым прошедшее приобретало бы такую власть, как надо мною: всякое напоминание о минувшей печали или радости болезненно ударяет в мою душу и извлекает из нее все те же звуки… Я глупо создан: ничего не забываю, – ничего!»

Когда-то Печорин разочаровался в любви:

«Да, я уже прошел тот период жизни душевной, когда ищут только счастия, когда сердце чувствует необходимость любить сильно и страстно кого-нибудь, – теперь я только хочу быть любимым…»

Его личная жизнь несчастлива, она не сложилась, несмотря на многочисленные любовные истории и романы:

Читать еще:  Что такое роман и каким он бывает? Роман — разбираем «по-косточкам».

«Однако мне всегда было странно: я никогда не делался рабом любимой женщины; напротив, я всегда приобретал над их волей и сердцем непобедимую власть, вовсе об этом не стараясь. Отчего это? – оттого ли что я никогда ничем очень не дорожу и что они ежеминутно боялись выпустить меня из рук? или это – магнетическое влияния сильного организма? или мне просто не удавалось встретить женщину с упорным характером?»

Тем не менее, Печорин продолжает намеренно привлекать к себе людей, в том числе и женщин. Он вовлекается в приключения, интриги, опасности и противостояния, любовные истории с несчастливым концом:

«Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы… Первое мое удовольствие – подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха – не есть ли первый признак и величайшее торжество власти»

Счастье Печорин понимает так:

«А что такое счастие? Насыщенная гордость. Если б я почитал себя лучше, могущественнее всех на свете, я был бы счастлив; если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви…»

Намеренно, чтобы потешить свою гордость, влюбив в себя юную девушку Мери, Печорин испытывает такие чувства:

«Я шел медленно; мне было грустно… Неужели, думал я, мое единственное назначение на земле – разрушать чужие надежды? С тех пор как я живу и действую, судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог бы ни умереть, ни прийти в отчаяние! Я был необходимое лицо пятого акта; невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя»

Но злой демон толкает героя продолжать игру:

«Она проведет ночь без сна и будет плакать. Эта мысль мне доставляет необъятное наслаждение: есть минуты, когда я понимаю Вампира… А еще слыву добрым малым и добиваюсь этого названия!»

Перед дуэлью с Грушницким Печорин подводит итоги своей жизни, на тот случай, если она оборвется в поединке:

«Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? для какой цели я родился. А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений – лучший свет жизни. И с той поры сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы! Как орудие казни, я упадал на голову обреченных жертв, часто без злобы, всегда без сожаления… Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия: я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их радости и страданья – и никогда не мог насытиться…»

Печорин трезво понимает, каким опасным человеком он является для других:

«Я давно уж живу не сердцем, а головою. Я взвешиваю, разбираю свои собственные страсти и поступки с строгим любопытством, но без участия. Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его…»

Герой Нашего времени — цитаты

Как и любое великое произведение, роман «Герой нашего времени» содержит множество интересных цитат, которым стоит уделить отдельное внимание.

Цитаты автора

Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения.

Довольно людей кормили сластями; у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины

Привычка – вторая натура

Меня невольно поразила способность русского человека применяться к обычаям тех народов, среди которых ему случается жить.

Что началось необыкновенным образом, то должно так же и кончиться

История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление.

Цитаты Печорина

Когда хвалят глаза, то это значит, что остальное никуда не годится.

Я иногда себя презираю…не оттого ли я презираю и других?

Радости забываются, а печали никогда.

Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!

Где нам, дуракам, чай пить!

Я глупо создан: ничего не забываю, — ничего!

Самые счастливые люди – невежды, а слава – удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким

На стене ни одного образа – дурной знак.

Порода в женщинах, как и в лошадях, великое дело.

Мирный круг честных контрабандистов

Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошел ко дну.

Милый мой, я презираю женщин, чтобы не любить их, потому что иначе жизнь была бы слишком нелепой мелодрамой

Читать еще:  Инста басты. Группа "Баста": история создания коллектива и биография ее солиста

Я к дружбе неспособен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается; рабом я быть не могу, а повелевать в этом случае – труд утомительный, потому что надо вместе с этим и обманывать; да притом у меня есть лакеи и деньги!

Без дураков было бы на свете очень скучно…

О самолюбие! ты рычаг, которым Архимед хотел приподнять земной шар.

Женщины любят только тех, которых не знают

Она его уважает, как отца, – и будет обманывать, как мужа… Странная вещь сердце человеческое вообще, и женское в особенности.

Где есть общество женщин, там сейчас явится высший и низший круг

Честолюбие есть не что иное, как жажда власти

Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, – не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастие? Насыщенная гордость

Зло порождает зло

Идеи – создания органические, сказал кто-то: их рождение дает уже им форму, и эта форма есть действие; тот, в чьей голове родилось больше идей, тот больше других действует; от этого гений, прикованный к чиновническому столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением, при сидячей жизни и скромном поведении, умирает от апоплексического удара

Страсти… …глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться: многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря.

Чего женщина не сделает, чтоб огорчить соперницу.

Нет ничего парадоксальнее женского ума: женщин трудно убедить в чем-нибудь, надо их довести до того, чтоб они убедили себя сами; порядок доказательств, которыми они уничтожают свои предупреждения, очень оригинален

С тех пор как поэты пишут и женщины их читают (за что им глубочайшая благодарность), их столько раз называли ангелами, что они в самом деле, в простоте душевной, поверили этому комплименту, забывая, что те же поэты за деньги величали Нерона полубогом.

Женщины… …я люблю их во сто раз больше с тех пор, как их не боюсь и постиг их мелкие слабости.

Я вышел из ванны свеж и бодр, как будто собирался на бал. После этого говорите, что душа не зависит от тела.

Натура – дура, судьба – индейка, а жизнь – копейка.

Гнаться за погибшим счастием бесполезно и безрассудно

Я замечал, и многие старые воины подтверждали мое замечание, что часто на лице человека, который должен умереть через несколько часов, есть какой то странный отпечаток неизбежной судьбы, так что привычным глазам трудно ошибиться

Как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка.

Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера

Цитаты Максима Максимыча

Нет проку в том, кто старых друзей забывает!

Уж мне эта Азия! Что люди, что речки — никак нельзя положиться!

Плохое дело в чужом пиру похмелье…

Ах, подарки! чего не сделает женщина за цветную тряпочку.

и к свисту пули можно привыкнуть, то есть привыкнуть скрывать невольное биение сердца

И к свисту пули можно привыкнуть, то есть привыкнуть скрывать невольное биение сердца.

Цитаты Ундины

где не будет лучше, там будет хуже, а от худа до добра опять недалеко

Где поется, там и счастливится

Много видели, да мало знаете

Цитаты Грушницкого

Милый мой, я ненавижу людей, чтоб их не презирать, потому что иначе жизнь была бы слишком отвратительным фарсом

Женщины! женщины! кто их поймет? Их улыбки противоречат их взорам, их слова обещают и манят, а звук их голоса отталкивает… То они в минуту постигают и угадывают самую потаенную нашу мысль, то не понимают самых ясных намеков…

Да если даже она и любит, то порядочная женщина этого не скажет…

Пожалуйста, поддержите этот проект, расказав о нем друзьям:

« Герой нашего времени » — цитаты из книги

Михаил Лермонтов

«Герой нашего времени» — знаменитый роман М.Ю.Лермонтова, классика русской литературы. Впервые роман был издан в Санкт-Петербурге. Роман состоит из нескольких частей, хронологический порядок которых нарушен. Такое расположение служит особым художественным задачам: в частности, сначала Печорин показывается глазами Максима Максимыча, а только затем мы видим его изнутри, по записям из дневника.

Лучшая рецензия на книгу

Безусловно, русскую классику нужно читать и знать. Любить, впрочем, вовсе не обязательно. Школьная программа у многих напрочь отбивает если не желание читать вообще, то желания читать русских авторов.
Я периодически берусь за школьную классику, чтобы сравнить свои впечатления «тогда» и «сейчас». Понимаю я сейчас, конечно, немножко больше, а вот «принять» какие-то моменты уже не могу.
Честно говоря, я все время задаюсь вопросом, зачем? Зачем вот это всё читать в 13-15 лет? Понять — не поймут, а вот всякая ерунда про страдания, насилие и нездоровые отношения впитается сама собой. Без адекватного «сопровождающего» это просто опасно, а вспоминая своих преподавателей литературы, с которыми анализировали и разбирали личность Печорина по кусочкам, я еще больше сомневаюсь в необходимости читать ГНВ детям. Потому что тогда нас призывали жалеть Печорина, сопереживать ему. Такой вот он, непонятый фаталист, романтический герой нашего (а точнее вне) времени. Тогда как на самом деле он самовлюбленный абьюзер с задатками садиста и букетиком расстройств личности, и, встретив такого героя в «нашем» времени, нужно не сопереживать ему, восхищаться или смотреть на него влюбленными глазами, а бежать без оглядки. Необходим некий дисклеймер для всей не-современной (да и современной тоже, что уж) литературы, в котором бы сообщалось, что воспеваемые характеры в современном мире опасны и вредны.
А роман хороший, конечно. Язык — одно наслаждение. Если бы не ужасы того времени. Рука не поднимается поставить оценку ниже, но не могу сказать, что мне понравилось — меня «зацепило» — это точнее.

Читать еще:  Гоголь николай васильевич известные произведения. Николай васильевич гоголь

Безусловно, русскую классику нужно читать и знать. Любить, впрочем, вовсе не обязательно. Школьная программа у многих напрочь отбивает если не желание читать вообще, то желания читать русских авторов.
Я периодически берусь за школьную классику, чтобы сравнить свои впечатления «тогда» и «сейчас». Понимаю я сейчас, конечно, немножко больше, а вот «принять» какие-то моменты уже не могу.
Честно говоря, я все время задаюсь вопросом, зачем? Зачем вот это всё читать в 13-15 лет? Понять — не поймут, а вот всякая ерунда про страдания, насилие и нездоровые отношения впитается сама собой. Без адекватного «сопровождающего» это просто опасно, а вспоминая своих преподавателей литературы, с которыми анализировали и разбирали личность Печорина по кусочкам, я еще больше сомневаюсь в необходимости читать… Развернуть

Твердый переплет, 144 стр.
Тираж: 750000 экз.
Формат: 84×108/32 (130х200 мм)
Возрастные ограничения: 15+

Примыкающие произведения Лермонтова
«Княгиня Лиговская» (1837) — раннее незаконченное произведение Лермонтова[4]. Место действия романа — Петербург 1830-х годов, высший свет (чиновники, офицеры, дворяне). Судя по тексту, действие романа происходит до описываемых в «Герое нашего времени» событий. В основу романа положены отношения гвардейского офицера Печорина и его бывшей возлюбленной, княгини Лиговской, а также конфликт между Печориным и бедным чиновником из дворян Красинским.
«Кавказец» — очерк, написанный Лермонтовым спустя год после окончания романа. Жанр — физиологический очерк. Описанный офицер чрезвычайно напоминает Максима Максимыча, перед читателем предстает типичная история жизни подобного «кавказца».
Драма «Два брата», в которой фигурирует Александр Радин, ближайший предшественник Печорина.

Истоки и предшественники
Лермонтов намеренно преодолевал авантюрную романтическую традицию романов на кавказскую тему, заданную Бестужевым-Марлинским.
Роман Альфреда де Мюссе «Исповедь сына века» вышел в 1836 г. и тоже повествует о «болезни», разумея «пороки поколения».
Руссоистская традиция и разработка мотива любви европейца к «дикарке». Например, у Байрона, а также пушкинские «Цыганы» и «Кавказский пленник».
Пушкинские «Евгений Онегин», «Кавказский пленник», «Капитанская дочка» и проч.

Впервые роман был издан в Санкт-Петербурге, в типографии Ильи Глазунова и Кº, в 1840 г., в 2 книгах. Тираж 1000 экземпляров

«Бэла»
Представляет собой вложенный рассказ: повествование ведёт Максим Максимыч, который рассказывает свою историю неназванному офицеру, встретившемуся ему на Кавказе. Скучающий в горной глуши Печорин начинает свою службу с кражи чужого коня и похищения любимой дочери местного князя, что вызывает соответствующую реакцию горцев. Но Печорину нет до этого дела. За неосторожным поступком молодого офицера следует обвал драматических событий: навсегда покидает семью Азамат, от руки Казбича погибают Бэла и её отец.
«Максим Максимыч»
Эта часть примыкает к «Бэле», самостоятельного новеллистического значения не имеет, но для композиции романа целиком важна. С Печориным здесь читатель единственный раз встречается лицом к лицу. Встреча старых приятелей не состоялась: это скорее мимолетный разговор с желанием одного из собеседников поскорее его закончить.
Повествование построено на контрасте двух противоположных персонажей — Печорина и Максима Максимыча. Портрет даётся глазами офицера-рассказчика. В этой главе высказывается попытка разгадать «внутреннего» Печорина через внешние «говорящие» черты.
«Тамань»
Повесть рассказывает не о рефлексии Печорина, а показывает его с активной, деятельной стороны. Здесь Печорин неожиданно для себя становится свидетелем, а позже и в некоторой степени участником бандитской деятельности. Печорин поначалу думает, что человек, приплывший с другого берега, рискует жизнью ради чего-то действительно ценного, но на самом деле это всего лишь контрабандист. Печорин очень разочарован этим. Но всё равно, уезжая, он не жалеет, что побывал в этом месте.
Главный смысл в заключительных словах Печорина: «И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошёл ко дну!»
«Княжна Мери»
Повесть написана в форме дневника. По жизненному материалу «Княжна Мери» ближе всего к так называемой «светской повести» 1830-х годов, но Лермонтов наполнил её иным смыслом.
Повесть начинается с прибытия Печорина в Пятигорск на лечебные воды, где он знакомится с княгиней Лиговской и её дочерью, называемой на английский манер Мери. Кроме того, здесь он встречает свою бывшую любовь Веру и приятеля Грушницкого. Юнкер Грушницкий, позёр и тайный карьерист, выступает контрастным персонажем к Печорину.
«Фаталист»
В этой части, завершающей роман, рассказывается о смерти Вулича, произошедшей после предсказания его смерти.

«Княжна Мери», 1927; «Бэла», 1927; «Максим Максимович», 1927. Режиссёр — В. Барский. В главной роли — Николай Прозоровский. Черно-белый, немой.
«Княжна Мери», 1955. Режиссёр — И. Анненский.
«Бэла», 1966; «Герой нашего времени», 1966. Режиссёр — С. Ростоцкий. В главной роли — Владимир Ивашов (озвучание — Вячеслав Тихонов).
«Страницы журнала Печорина», 1975, фильм-спектакль. Режиссёр — Анатолий Эфрос. В главной роли — Олег Даль.
«Печорин. Герой нашего времени», 2006, сериал. Режиссёр — А. Котт. В главной роли — Игорь Петренко.

Источники:

http://ktoikak.com/geroy-nashego-vremeni-tsitatyi-k-obrazu-pechorina/
http://geroy-nashego-vremeni.ru/tsitaty/
http://www.livelib.ru/book/1001354525/quotes-geroj-nashego-vremeni-mihail-lermontov

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector