1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Если выйти замуж за гражданина дании. Жизнь в дании глазами русских иммигрантов

Если выйти замуж за гражданина дании. Жизнь в дании глазами русских иммигрантов

Давно-давно не заглядывала на вашу страницу, а недавно нашла время заглянуть и даже удивилась, – сколько новых материалов появилось. И наша Скандинавия очень даже достойно представлена, – значит, и сюда, на Север, едут наши девушки. Впрочем, ощущается это и в самой стране – в нашем обществе русскоговорящих членов становится все больше. Но. часто их новая жизнь отнюдь не усыпана розами, хотя и пишет Светлана, что в Дании есть все для счастья, только, мол, нужно знать, чего хочешь.

Но мне кажется, все не так просто, а ведь читают вас не только те, кто уже переехал, но и те, кто еще в процессе принятия этого решения, поэтому и захотелось мне написать этот небольшой материал – информацию или предостережение, понимайте, как хотите.

Выйти замуж за рубеж – шаг очень ответственный, сопряженный с ломкой стереотипов и требующий большой силы воли и упорства в достижении цели. Адаптация в новой стране редко проходит без проблем, а интеграция в древнюю культуру небольшого народа, в последнее время довольно негативно настроенного к пришельцам и под интеграцией понимающего полную культурную ассимиляцию, требует много душевных усилий. Тут возможно два пути – либо отказ от себя прежней, то есть попытка полностью раствориться в новой культуре, стать схожей с окружающими тебя людьми, чтобы они приняли тебя за свою; или борьба за собственную неповторимость, усилия в отстаивании собственной самобытности и права быть самой собой. Третьего пути не дано.

Каждая из нас состоит из нескольких «я» –«я» личного, «я» семейного, «я» профессионального. Для кого-то важно полностью раствориться в семье и муже, кто-то полностью погружен в себя, а кто-то не мыслит свой жизни без профессионального самовыражения. В Дании возможности реализации каждой из этих возможностей различна. «Я» личное зависит только от себя самой, от собственной удовлетворенности собой, но часто корни свои имеет в семейном «я» или профессиональном «я». И вот тут у наших вновь прибывших или давно живущих русско-датских женщин есть большие различия. Именно тут и решается, является ли Дания страной, где есть все для счастья, или кому-то для счастья все-таки нужно немного больше.

Итак, семья и карьера.

Если взять семью, то распределение ролей в типичной датской семье действительно более демократично, чем в типичной русской. Тут я еще раз подчеркну слово «типичной», потому что в каждой семье свои правила жизни и от страны проживания это не зависит. И все-таки есть стереотип – о нем и пойдет речь. В Дании значительно меньше придерживаются типично женских и типично мужских обязанностей, они как-то более равномерно распределены между партнерами. Это значит, что и смена подгузников, и приготовление пищи, и перестановка тяжелой мебели, и мелкие ремонтные работы в доме более равномерно распределены между мужем и женой. Папа с удовольствием гуляет с малышом в парке, а потом готовит обед, а мама с не меньшим удовольствием собирает купленную в Икее мебель, согласно приложенной инструкции – вот типичная картинка выходного дня. В следующие выходные роли меняются, это принцип равноправия. Но. опять повторюсь для тех, кто мечтает о датском принце: это типичная картинка средней датской семьи. Так, вероятно, будет реагировать датчанин, с которым вы случайно познакомились в Измайловком парке или в совместном российско-датском проекте и на этой основе начали развиваться отношения. Принцы из Интернета – дело немного другое. Задумайтесь сами, почему человек сознательно ищет подругу из другой, зачастую незнакомой ему языковой и культурной среды, через виртуальную службу знакомств? Наверное, потому, что в своем кругу в силу психических, физических или социальных причин ему это не удалось. Жаден неуемно, безработен беспросветно, психически нестабилен или просто неуверен в себе и ищет еще более слабого партнера? Есть и исключения, но они, к сожалению, подтверждают правило. Знакомство через Интернет редко бывают удачным, и часто ради пресловутого заграничного благополучия некоторые наши русские невесты готовы наступить на горло собственной песне и терпеть физические и психические унижения, скаредность супруга, его сексуальную несостоятельность или нестандартные склонности все те годы, которые законодательно отведены здесь для получения постоянного вида на жительство.

Так что — если вы одиноки, если вы хотите верного спутника себе и отца вашему малышу, может, нужно просто осмотреться вокруг, и поискать своего принца, русского ли, иностранного ли, которого пошлет вам судьба. А не того, кто в иллюзии от рекламы интернет сайтов: «русские женщины — с радостью ублажающие супругов, гордые от самого факта замужества, убирающие-готовящие-стирающие нон стоп и не имеющие возможности постоять за себя» пишет письма и зазывает вас в качестве комбинированной уборщицы/ усладительницы/ кухарки/ бесправной исполнительницы его воли. А то – разведусь, и поедешь домой в 24 часа!

Таких мужчин в Дании совсем мало, но именно они зачастую являются клиентами русских (или тайских, или латиноамериканских … интернет-бюро знакомств, потому что никакая датчанка такого обращения терпеть не будет.

Читать еще:  Концепт Путь в рассказе А.Куприна "Гамбринус". Подготовка к сочинению

Во всяком случае, вeрхом безответственного отношения к себе может быть, когда после нескольких месяцев переписки и обмена фотографиями невеста приезжает сюда, нередко с ребенком, чтоб навеки поселиться. И в живую жениха встречает только в аэропорту, часто удивляясь, что выглядит старовато (фото были посланы десятилетней давности), на машине 75 года выпуска. Далее оказывается, что представившийся индивидуальным предпринимателем претендент давно и прочно сидит на социальной помощи, имеет пару детишек от предыдущих подруг, которым пытается не платить алименты, живет в двухкомнатной квартирке, зол на окружающее общество, на дне которого находится. Общий язык – английский, которым и жених, и невеста владеют с трудом. И тем не менее некоторые дамы готовы вступить в брак и с таким женихом. Вряд ли они могут ожидать большого семейного счастья и взаимопонимания, идет утомительный подсчет дней до получения постоянного вида на жительство (раньше 3 года, а теперь и все 7), и унизительные просьбы раз в год подписать бумагу, позволяющую пребывание в стране. Семейное счастье?

Такой вариант развития событий, разумеется, не является единственно возможным сценарием, случаются счастливые браки и среди тех, кто встретил друг друга на нете. Некоторые люди и вправду слишком застенчивы, замкнуты, романтичны для современного прагматичного мира, и искренне рады своей русской подруге.. Но это те исключения, которые подтверждают правило.

Теперь, карьера. Тут дело обстоит достаточно сложно. Я позволю себе поспорить со Светланой, что найти работу по душе в Дании легко. Действительно, если душа требует работу по уборке, на конвейере или уход за больными и стариками – то этот уровень амбиций в Дании легко осуществим. Сами датчане не рвутся этим заниматься, потому иностранцы легко могут получить эту работу. Но ведь большинство наших девушек, прибывающих сюда, имеет высшее образование. И определенные надежды на его использование, которые и тают со временем вместе с уверенностью в своих профессиональных или личностных качествах. С нашим дипломом врача НЕЛЬЗЯ устроиться медсестрой, а нашего педагога НЕ возьмут в детский сад! Просто потому, что для работы медсестрой необходимо иметь утвержденный датской системой диплом медсестры (а это что-то среднее между нашим врачом и медсестрой по уровню ответственности, и образование медсестры в Дании длится 4 года, как, например, преподавателя средней школы). А для работы воспитателем в детском саду и на продленке нужно иметь специальное, датское педагогическое образование, а если без него – так только нянечкой с соответствующим уровнем оплаты! Правда, этот уровень в абсолютных величинах выше, чем зарплата директора школы в России, но ведь вы живете в Дании, где за квартиру, коммунальные услуги, общественный транспорт, прическу в парикмахерской или просто буханку хлеба или пакет молока нужно платить совсем другие цены. В принципе, даже не в этом дело. Важно понять, что сделать карьеру, а значит самоутвердиться, вам здесь в миллион раз труднее, чем на родине.

Я не согласна, что здесь равно почетна любая работа. Работать уборщицей почетней, чем не работать. Но работать экономистом куда почетней, чем работать уборщицей. Это дает и другой уровень притязаний, и другой круг знакомств. Может, уборщицы здесь и не чувствуют себя ущемленными, на то это и скандинавский социализм, чтобы уравнять людей хотя бы в их чувстве профессиональной гордости. Каждая профессиональная категория имеет свой профсоюз, который борется за их права, включая уровень зарплаты. Но мне кажется, не зарплатой единой жив человек. Если ты инженер, то ведь хочется и быть окруженной равными, иметь возможность говорить не только о ценах в ближайшем дискаунтовом супермаркете и быть принятой на равных среди «своих» по интеллекту и мировосприятию. Этого дамы с высшим образованием, исполняющие обязанности работницы на конвейере или посудомойки, лишены.

Я не верю, что интеллектуальная русская женщина хочет выделиться своим ярким макияжем или одеждой. Так же, как и интеллектуальная датская женщина не выделяется своей машиной или домом. Это второстепенно. Важно иметь счастье и баланс в жизни, важно, чтобы жизнь была наполнена содержанием: чтобы утром хотелось идти на работу, а вечером душа стремилась домой. Была семья, где тебя любят и понимают, и работа, где тебя ценят и продвигают. В России или в Дании.

И последний нюанс. Совсем недавно Дания приняла новые интеграционные правила. Дискриминационные, скажут одни, но я считаю их защитными. Срок получения постоянного вида на жительство продлен до 7 (!) лет, а чтобы жениться, человек не имеет права сидеть на социальном обеспечении, должен предоставить залог в 50 000 крон (более 6 тысяч долларов) и иметь достаточно большую квартиру, чтобы невеста (и ее возможный ребенок) имели жизненное пространство. Социалисты считают эти правила ограничительными, дескать, теперь бедняки не могут жениться на иностранках. Но для вас, милые девушки, поверьте мне, лучше, чтобы бедняки, а, чаще всего, несостоявшиеся люди не зазывали вас сюда ложными обещаниями, на деле не в состоянии вас материально поддержать в такой сложный период вступления в новую жизнь.

Русские девушки – красивые, умные, нежные. Заслуживающие человеческого счастья. Не место им в местных кризис центрах и социальных квартирах для необеспеченных. Чем выше требования к приглашающим на жизнь на Запад, тем выше и ваша степень защищенности.

Я поняла и приняла Данию. У меня здесь квалифицированная работа, крепкая семья и настоящие друзья. Хотя и могу критически посмотреть вокруг себя. Мой датский муж, с которым мы работали бок о бок — до и после замужества в ряде международных проектов, помог мне понять свою страну. Я вступила в равный и достойный брак с человеком, которого я знала до замужества и полюбила не потому, что он дал мне билет в благополучие, а потому, что мы сошлись как личности. Если твоя половина живет в Дании или Америке, то стоит рискнуть и поехать. Но если просто поставить себе задачу – хочу за границу, потому что там медовые реки и кисельные берега, то это иллюзия. За которую, некоторым, приходится дорого, даже слишком дорого, платить.

Читать еще:  Научиться фокусам в домашних условиях легкие. Фокусы для детей в домашних условиях

Я желаю всем счастья, а Ольге Таевской – спасибо за интересный проект.

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ «WWWoman — http://newwoman.ru 6 ДЕКАБРЯ 2002 года

Замуж в Швецию:
Из Швеции нет ни одного письма 🙁

Как русские живут в Дании? Опыт эмигранта

Всем доброго дня, меня зовут Юрий, и я 11 лет живу в Копенгагене. Сейчас я попытаюсь вам рассказать, как я попал в Данию и как устроена здесь жизнь.

Вы, наверное, слышали, что согласно Всемирному докладу о счастье Дания находится на пятом месте в рейтинге самых счастливых людей планеты. Чтобы определить это чувство словесно датчане используют слово «хюгге». В чем же этот секрет датского хюгге?

Я попал в Данию в 2007 году после окончания Луганского аграрного университета. Да, я агроном, и это был не первый мой опыт работы за границей. До этого, еще в 2004, я ездил в Англию на заработки, где собирал клубнику в теплицах. В Копенгаген я тоже попал не сразу, потому что меня отправили на стажировку в маленький городок на востоке под названием Орхус. Там я проработал не долго, потому что меня по счастливой случайности приняли в датский университет в городе Ольборг по моей же специальности. На самом деле я подал документы «на авось» и этот «авось» удался. Меня взяли на бесплатное отделение и даже выделили стипендию.

Вообще для датчан образование бесплатное, но для иностранцев оно стоит от 6 000 до 20 000 евро в год. Однако на каждом потоке выделяется несколько бесплатных мест, на одно из которых я и попал. Мне назначили стипендию в 5 500 датских крон. Помимо этого Дания дает каждому иностранцу право на бесплатное изучение датского языка в течение 3 лет.

В Ольборге я жил и учился 6 лет пока мне, наконец — то, не предложили достойную работу в Копенгагене. Честно говоря, первое время я долго раздумывал и даже не хотел уезжать, потому что у меня уже сформировалась компания для общения, появились друзья, а датчане очень неохотно принимают в свой круг иностранцев. У меня была пусть и не сильно высокооплачиваемая, но хорошая работа, я занимался выращиванием цветов в теплицах. Но, не смотря на все плюсы, друзей, работу и привычку к месту, я поехал, решив, что это может быть шансом, которой нельзя упускать.

Переехав в Копенгаген, я не пожалел о своем решении. Поскольку я уже знал язык, то быстро адаптировался. Вообще, не смотря на то, что датчане очень закрытый народ, они очень семейные. Семья в Дании превыше всего. Датчане очень спокойные и традиционные люди. Почти все ездят на велосипедах, содержать автомобиль здесь очень накладно.

Жилье в Дании достаточно дорогое, небольшая квартирка будет стоить от 400 000 евро, а коммунальные услуги стоят космических денег, не смотря на то, что здесь нет центрального отопления. Однако никто не жалуется, почти все живут в кредит, потому что процентная ставка составляет всего от 1 до 4 процентов годовых. Арендуют квартиры тоже подавляющее большинство населения, в среднем аренда квартиры обойдется в 1000 евро.

Сколько получают датчане? Уровень их дохода довольно высокий и, конечно, все зависит от занимаемой должности, но после выплаты налогов в среднем получается 7 000 евро в месяц. Надо сказать, что налоги достаточно высокие, но каждый датчанин считает своим долгом их заплатить. И если кто-то уклоняется от уплаты налогов, то он подвергается презрению и позору. Происходит это потому, что видно воочию, куда уходит каждая копейка выплаченного вами налога. В Дании очень высокий уровень медицины, которая, включая образование, бесплатная для местного населения. Хорошие дороги, инфраструктура, экология и, естественно, нет коррупции.

Можно еще много интересного написать про Данию, потому что я тоже испытываю хюгге, живя здесь. Возможно, в скором времени я снова соберусь и напишу еще что-то об этой стране. Если же у вас возникли, какие то вопросы по поводу жизни в Дании, то не стесняйтесь, задавайте, я обязательно отвечу.

Спасибо, что прочитали эту статью, мы будем публиковать истории разных людей и их увлекательных путешествий. Для этого мы проделываем большую работу и постоянно ищем экспатов, готовых поделиться с Вами своим опытом.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ на канал. Вы поможете нам, если сделаете репост, поставите лайк и оставите комментарий.

Всем спасибо за Вашу поддержку, вы — лучшая аудитория.

Другие статьи на тему путешествий:

«Я не датчанка и не русская»: как живут эмигранты 90-х в Дании

Перестройка и распад СССР привели к падению железного занавеса, поэтому 1990-е годы стали временем интенсивной миграции русскоязычного населения в Европу. Одни стремились к новым возможностям, другие бежали от нищеты и политической напряженности, третьи ехали создавать семьи в более благоприятном месте.

Русскоязычные сообщества появляются в Дании с начала 90-х, и до сих пор они содействуют приезжим в адаптации: помогают с поиском работы, оказывают психологическую и социальную помощь, обучают русскому языку детей из смешанных семей. Сейчас в Дании проживает более 7000 эмигрантов из России, а также примерно 29 000 выходцев из бывших союзных республик. Многие из них — поколение мигрантов 1990-х годов. «Афиша Daily» узнала, кто эти люди и что происходит с их идентичностью.

Читать еще:  Трифонов дом на набережной главные герои. Легенды дома на набережной

Виктор Мельников, 40 лет

Актер. Живет в Копенгагене 23 года

Я родился в Киеве. Родители умерли после Чернобыля, и я остался один. Потом меня усыновила датская семья. Два года я плакал и скучал по дому и друзьям, писал письма и оставлял их на могиле у Ханса Кристиана Андерсена. Первые пятнадцать лет я был в поиске дома, семьи и поэтому часто возвращался в родной Киев, где бродил по улицам, сидел на лавочке возле дома, ходил на кладбище.

В итоге я не смог жить в состоянии тоски и постоянного поиска. Я отпустил прошлое — и не был в Киеве уже пять лет. Здесь я работаю актером в театре на кладбище Assistens: играю героев из романов Достоевского, Чехова и других русских писателей.

Я прожил здесь 23 года, большую часть своей жизни. Но датчане до сих пор меня спрашивают: «Когда ты вернешься обратно на родину?»

Яна Голованова, 42 года

Предприниматель, занимается балетом. Живет в Копенгагене 13 лет

Я хотела поменять свою жизнь, поэтому переехала в Данию. В Копенгагене я поступила в университет на гуманитарный факультет, где изучала датский язык и культуру, читала датскую классику в оригинале, общалась с разносторонними людьми. Для меня датская культура обаятельна — в ней есть что‑то наивное и детское. Мне уютно и комфортно в этой стране.

В 2008 году у меня родилась дочь, и вместе с этим появились первые сложности в воспитании. Сейчас она заканчивает второй класс при российском посольстве, а младшая дочь ходит в детский сад, и, скорее всего, она будет учиться одновременно в датской и российской школах. Я до сих пор задаюсь вопросом, какой язык у детей должен быть основным.

Я чувствую, что принадлежу к сообществу русских эмигрантов всего мира. Я ощущаю общность знаний, традиций, культуры. Мы чувствуем себя уверенно вместе со своими ценностями. Мы берем что‑то от иностранной культуры, но подсознательно все время сравниваем «наше» с «не нашим».

Илона Будникова, 34 года

Живет в Копенгагене 24 года, стоматолог

Я родилась на Украине, в Харькове. Моя мама познакомилась с датчанином по объявлению в газете и вышла замуж — в 1990-е годы это было популярно. Мы переехали в Копенгаген, и для меня это стало шоком.

Сначала я училась в классе для иностранцев. Я была на год младше всех и при этом лучше всех училась. Когда ученики узнали мой возраст, я стала воздухом для них — они начали полностью меня игнорировать. Я замкнулась в себе, стала часто прогуливать занятия, но никому не рассказывала о проблеме. В 8-м классе меня перевели в датскую школу, где я научилась свободно говорить на датском языке. Потом я выбрала профессию стоматолога и поступила в университет. Здесь у меня своя стоматологическая клиника.

Я поймана между двумя мирами. Застряла в транзитной зоне. Дания — не моя родина, но и на Украине я не чувствую себя своей. Возможно, это только начало, и я найду свою третью родину.

Оксана Cороколетова, 47 лет

Режиссер массовых праздников и театральных представлений. Живет в Дании 27 лет

В 1990-х я закончила университет в Минске, и меня распределили в витебский деревенский клуб. В 1989—1990-м из Европы в СССР приехало движение неформальной молодежи Next Stop. Их целью было познакомиться с Советским Союзом. Я махнула рукой на Витебск и уехала с ними в Данию. Через год Советский Союз распался, и я продлила визу.

Я встречалась с итальянцем из Дании, три месяца пела в русском ресторане в Копенгагене, ходила в русском народном костюме на презентацию первой компьютерной фирмы в стране и многое другое. Было весело. Периодически я возвращалась в Минск. Но в 1990-х в Белоруссии были трудные времена, и я поняла, что придет время, когда ко мне придут из КГБ. Я переехала в Данию и вышла замуж. Я никогда не мечтала о переезде за границу. Просто так произошло.

Я повзрослела в Дании. Я постоянно боролась: за место, где жить, за язык, за то, что я не хуже других. Я живу здесь большую часть жизни и до сих пор слышу: «Ты хорошо говоришь по-датски». Я поняла, что отличное знание языка не отменит того, что я эмигрантка. Потеря корней непростительна для меня самой, но я считаю себя гражданином мира. Планета — моя родина.

Светлана Мостовая, 46 лет

Предприниматель, общественный деятель. Живет в Копенгагене больше 22 лет

Я не смогла жить в Латвии после восстановления независимости: высокая безработица, нищета. Я переехала в Данию в 1994 году. Два года мне отказывали в гражданстве, несмотря на работу и брак. Мой муж был советским диссидентом, и это стало причиной всех проблем и на Западе: я не могла ни к врачу обратиться, ни язык выучить. Нас спасла еврейская община — она помогла с работой и с видом на жительство.

Первое время я думала, что это временно. Теперь у меня здесь своя туристическая компания, и для меня важно рассказывать правду о русскоязычных, развенчивать стереотипы и просвещать.

Прошло много лет, прежде чем Дания стала родным местом для меня. Здесь больше свободы и спокойствия. Но я не датчанка и не русская, я что‑то между ними. Нужно родиться здесь и пройти полную социализацию, чтобы считать себя датчанкой. Путь самоидентификации труден, он длится до конца жизни.

Источники:

http://www.newwoman.ru/zamuzh_karpan2.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5c44456383b63e00b5f41cfd/5c599d4ecf00df00ad47ce55
http://daily.afisha.ru/relationship/5453-ya-ne-datchanka-i-ne-russkaya-kak-zhivut-emigranty-90-h-v-danii/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×