13 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда пора заканчивать психотерапию? Как правильно сделать анализ стихотворения.

Когда пора заканчивать психотерапию?

Краткосрочная или многолетняя, гештальт или психоанализ – сеансы продолжаются некоторое время… и заканчиваются. Но кто определяет, когда настало время завершить терапию? Мнения и свидетельства.

«Пришло время остановиться или еще продолжать? Я не могу принять решение, – рассказывает 38-летняя Наталья. – И по-прежнему один раз в неделю приезжаю на консультацию к психотерапевту. При этом у меня сохраняется ощущение, что основная часть работы уже проделана и я больше не нуждаюсь в помощи. Но я не решаюсь прекратить наши встречи…»

Как определить, что пришло время завершить свою психотерапию? Это простой вопрос, на который нет простого ответа. Психоаналитики и психотерапевты разных направлений уверены в том, что сомнения пациента – верный признак того, что время прекращать сессии еще не пришло. И все они говорят о том, что прекращение терапии – это сложный процесс. Прежде всего потому, что речь идет о завершении отношений двух людей. «Но нередко сеансы прерываются, когда пациент просто перестает приходить, несмотря на то что психолог считает, что продолжать работу необходимо», – с сожалением констатирует психотерапевт Татьяна Бедник. Мы попросили психотерапевтов разных школ и направлений рассказать о том, как конструктивно и безболезненно завершить психотерапию.

Временное или постоянное сотрудничество?

В большинстве психотерапевтических школ окончание терапии оговаривается на первой встрече. Это относится к терапиям краткосрочным и длительным (поведенческая, когнитивная, гештальт-терапия, транзактный анализ…). В этом случае психотерапевт и пациент заключают временный союз, поясняет психотерапевт Кристоф Андре (Christophe André): «Ставят определенную цель этой совместной работы (страх, фобия, трудности в общении, прокрастинация…) и согласовывают длительность: 5 встреч, 6 месяцев, год, два года…». Как правило, когда цель достигнута, терапия завершается. 28-летняя Анна за 12 сеансов преодолела свою застенчивость: «У меня есть еще куча других проблем, но в тот момент мне просто необходимо было избавиться конкретно от этой».

Для психоанализа, напротив, время окончания работы определить намного сложнее. «Я пошла к психоаналитику с общим неопределенным недомоганием и с единственной целью – улучшить свое самочувствие, – свидетельствует 48-летняя Наталья. – Я знала, что это займет много времени, и мне было безразлично, сколько. Чем дальше я продвигаюсь, тем больше ощущаю потребность продолжать. Но до каких пор?» Так как «абсолютное психическое здоровье» – это иллюзия, еще Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа, задавался вопросом, «существует ли естественное завершение психоанализа, возможно ли в принципе довести такой анализ до конца» 1 . Тем не менее он допускал, что курс лечения можно заканчивать при двух условиях: симптомы, страхи или препятствия, послужившие причиной обращения пациента, более не причиняют ему страданий; а работа с бессознательным позволяет не опасаться возвращения проблемы.

Таким образом, «ни я, никто из моих коллег никогда не скажет вам: «психоанализ завершен», – поясняет психоаналитик Жан-Пьер Винтер (Jean-Pierre Winter). – Мы просто не можем этого знать. И у нас не может быть уверенности в том, что пациент не воспримет эти слова как отказ от него». Каждый должен сам определить, когда перестать посещать психоаналитика. Но и не сделать это преждевременно…

Преодолимое желание сбежать

«Сложно удержаться от соблазна спрыгнуть с движущегося поезда», – рассказывает о своем опыте 42-летний Виктор. Дважды за последний год он начинал психотерапию. В любой терапии возникает момент, когда кажется, что бегаешь по кругу, отмечает Виталина Чибис, психоаналитически-ориентированный психотерапевт: «Непонятно, что еще можно сделать и к чему это приведет. Уже ощущаются определенные перемены, но они поверхностны и во многом направлены на то, чтобы порадовать психотерапевта». Именно в такие моменты и может появиться нежелание углублять работу. «Я дважды встретился с психотерапевтом и думал, что справился со своими проблемами. В действительности я топтался на месте. В последующие месяцы я вновь скатился к привычному для меня и невыносимому для близких стилю общения. Я вернулся к терапии, только когда наконец решился говорить о главной проблеме, о которой старался просто не думать и которая управляла мной, моим поведением, моей жизнью».

Подобное преждевременное прекращение встреч с психотерапевтом часто означает, что «где-то в процессе переноса возникла проблема», – считает Жан-Пьер Винтер. Перенос был открыт Зигмундом Фрейдом. Во время этого процесса (он возникает во время психоанализа) пациент в отношениях с терапевтом воссоздает желания и чувства, которые он испытывал по отношению к своим родителям. Он заново переживает тревоги, обиды, внутренние конфликты, неосуществленные ожидания, сильные эмоции в безопасных условиях психоанализа. «Благодаря тому, что аналитик не оценивает и не осуждает, а внимательно слушает и принимает его чувства, пациент лучше понимает самого себя». Отношения пациента и аналитика ограничены строгими рамками, и это позволяет не путать терапевтические отношения с реальными. И все же каждый пациент неизбежно вновь переживает волнение, связанное не с психотерапевтом, а с человеком, которого тот представляет. «Я в гневе покинул своего аналитика, так как у меня сложилось впечатление, что он меня не уважает», – сожалеет 38-летний Марк. Татьяна Бедник поясняет: «Резкое прекращение терапии может быть одним из способов воссоздать сценарий прошлого, при котором, например, начатое никогда не заканчивалось. В таком случае задача психотерапевта и аналитика в том, чтобы помочь пациенту понять причины его желания бросить терапию и так избежать самообмана».

Ощущение свободы

«Однажды я ясно поняла, что все действительно завершилось, – вспоминает 33-летняя Кристина. – То, из-за чего я пришла почти полтора года назад на терапию, перестало мучить меня. Впервые за долгие годы я могла спокойно общаться с матерью и ясно говорить ей «нет», когда она по привычке продолжала встревать в мою жизнь. Я не совсем представляю механизм того, что со мной случилось, но это произошло».

Как отличить исцеление от ложного результата? По мнению Виталины Чибис, в целом «начинаешь лучше себя чувствовать, понимаешь, что можешь жить без своего психотерапевта». Болезненные симптомы стихают. «Очень важно, – считает Кристоф Андре, – обрести некоторую степень свободы по отношению к этим симптомам. Например, можно по-прежнему бояться чего-либо, но перестать быть рабом этого страха». Видимое улучшение является результатом работы над невидимым: убеждениями, обидами, образами, создающими проблемы в поведении или во взаимоотношениях.

Читать еще:  Исторические типы этнических общностей. Народ - общность судьбы

Психоанализ – и не только он – рассматривает другой феномен в качестве сигнала к окончанию курса терапии: «прекращение переноса». «Жак Лакан (Jacques Lacan) говорил, что существует три этапа психоанализа, – напоминает Жан-Пьер Винтер. – На первом этапе, когда я говорю, это на самом деле не я, и обращаюсь я не к тому, к кому адресованы мои слова. На втором этапе говорю уже я, но по-прежнему обращаюсь не к своему собеседнику. В конце курса я уже общаюсь действительно со своим собеседником, психотерапевтом».

Основатель транзактного анализа Эрик Берн (Eric Berne) формулировал то же самое иначе. «Он считал, что курс заканчивался тогда, когда пациент в состоянии воспринимать своего психотерапевта как взрослого, а не как опекающего или контролирующего Родителя в контексте трех состояний Я», – объясняет транзактный аналитик Вадим Петровский. По сути, терапия завершается тогда, когда пациенту через личность психоаналитика удается свести все счеты с теми, кого он представляет, и примирить реальность с образами 2 .

Последний сеанс…

Поведенческая и когнитивная терапия, гештальт-терапия, транзактный анализ и некоторые другие виды психотерапевтической помощи предусматривают в конце курса одну или две заключительные встречи. «Накануне я перечитываю все записи, сделанные во время наших встреч. Пациент также подводит свои итоги, и я ему рассказываю о том прогрессе, которого он достиг», – объясняет Татьяна Бедник. «Последнему сеансу присуща некоторая торжественность, – замечает Кристоф Андре. – Я должен убедиться, что пациент хорошо воспринял все то, над чем мы работали. Напоследок я ему даю несколько поддерживающих советов на будущее». Иногда пациент и психотерапевт договариваются встретиться спустя 6 месяцев, чтобы подвести итоги.

Ничего подобного не происходит в психоанализе. Жан-Пьер Винтер рассказывает: «Бывает, в начале сеанса пациент заявляет, что больше не придет. Или упоминает о желании закончить анализ и одновременно раскрывает целую палитру внутренних рассуждений, которые могут способствовать его исцелению». Кристина с юмором вспоминает свой последний сеанс: «Было немного странно. Нам больше нечего было друг другу сказать…просто потому, что сказать было в принципе больше нечего! Мы тепло пожали друг другу руки. И на этом работа кончилась». «Последний сеанс имеет печальный оттенок, – отмечает Кристоф Андре. – Заканчивается история взаимоотношения двух человек. Мне тоже грустно, но преобладает чувство гордости, сродни тому, что испытывает мать, отправляя своего ребенка во взрослую жизнь».

А что потом? «А потом я три часа проплакала, – признается Кристина. – Я сдерживала себя, чтобы не броситься к телефону и не записаться на очередной прием. И только на следующий день почувствовала, что перевернула эту страницу своей жизни». Жан-Пьер Винтер подтверждает: «Непосредственно после завершения сеансов обязательно что-то происходит. Психоаналитику этого не сообщают, но косвенно он узнает. И для него это тоже важный опыт! Некоторые пациенты спят сутки напролет, у некоторых отмечается резкая боль в суставах. Некоторым снятся невероятные сны, и они не представляют, как можно об этом не рассказать своему психоаналитику». А потом оказывается, что можно. Стало возможно.

«Мой психолог не хочет, чтобы я прекратила терапию»

«Я хотела закончить наши встречи, сказала об этом психотерапевту во время нашей сессии в четверг, он был с этим решением не согласен, – рассказывает 29-летняя Светлана. – Тем не менее я перестала его посещать…» Имеет ли право психотерапевт возражать против ухода своего пациента?

«Независимо от того, завершена терапия или нет, вы имеете право в любой момент остановить ее, и никто не может помешать в этом», – напоминает психотерапевт Кристоф Андре (Christophe André). Но у психолога также есть право не согласиться с вашим намерением и сказать вам об этом. «Отказ трудно интерпретировать в отрыве от ситуации и от той формы, в которой он был сформулирован, – считает психоаналитик Жан-Пьер Винтер. Нередко в процессе психоанализа намерение уйти говорит лишь о желании пациента убедиться в том, что психоаналитик заинтересован в продолжении работы, что пациент интересен ему». Другими словами, он грозится уйти в надежде, что его удержат. Роль психотерапевта в таком случае заключается в том, чтобы «выявить метафорический уровень требования пациента об окончании сеансов: пытается ли он расстаться со своим психотерапевтом, вместо того чтобы, например, расстаться со своей матерью?» – продолжает Жан-Пьер Винтер. В любом случае нежелание дожидаться зеленого света или согласия своего психотерапевта на окончание сеансов может служить – но не всегда! – хорошим показателем.

О чем клиенты врут психологам

Собираясь на консультацию, мы уверены, что будем говорить только правду. Иначе – зачем мы туда идем? Но рассказать «все как есть» не всегда оказывается легко и просто.

Депрессия – воспалительное заболевание?

Самое распространенное психическое расстройство, возможно, объясняется причинами, которые не имеют к психике никакого отношения.

Завершение психотерапии: когда и как уходить.

Есть много статей и книг, посвященных началу и процессу психотерапии, но довольно мало внимания уделяется в этих книгах окончанию терапии. Но с вопросами о завершении сталкиваются все клиенты и психологи. Тема «пора или не пора, и как закончить, и когда заканчивать нельзя» часто возникает на супервизорских группах и в обсуждениях коллег. Конечно, большинство мэтров психологии в своих книгах раскрывали свои взгляды на тему завершения. И в описания клинических случаев мы тоже неизбежно видим, как это происходит. Любой клиент рано или поздно уходит, во многом это и есть цель, венец терапии, и именно поэтому так важно и показательно, КАК он это делает.

Осенью 2011 юнгианский аналитик Мартин Шмидт прочитал в Москве лекцию «Завершение анализа. Терминальная стадия аналитической работы» В ней был интереснейший обзор взглядов на завершение терапии разных аналитиков — Фрейда, Юнга и других — и примеры из практики самого автора. Я не буду давать такой обзор, со статьей Шмидта можно ознакомиться отдельно. Упомяну лишь, что мне очень запомнилась та амплитуда разницы в подходах к процессу завершения у разных аналитиков — от легкого завершения после нескольких встреч до многомесячных обсуждений многолетней терапии.

Читать еще:  Работа на телевидении. Смотреть что такое "Импровизация" в других словарях

Завершение терапии — этап не менее важный, чем начало или процесс, и он сильно зависит от клиента и от терапевта. К сожалению, часто сами клиенты не осознают важности, символической значимости этого завершения. Худшее, как можно завершить терапию (исключая травматическое завершение) это неосознанный уход, отыгрывание старого сценария, вытесненное действие, автоматическое, не обдуманное и не подготовленное. Такой уход может отнять немалую часть успеха проведенной терапии.

Сколько длится терапия?

Терапия бывает очень разной по длительности. В среднем это как минимум десять встреч. Редко бывают темы, которые можно обсудить за одну консультацию. Так бывает, когда человек хочет получить разрешение, «индульгенцию», или совет, или подтверждение своих мыслей и решений, просто свериться с авторитетом. Чаще же проблема, с которой сталкивается человек, имеет глубокие корни в прошлом, а значит требует долговременной работы. То, что формировалось годы, не может быть изменено за часы или дни.

Как правило, в терапии всплывают темы детства и отношений с родителями, а также отношений с противоположны полом. Темы эти глубокие, и требуют долгой и бережной работы. Очень важны в терапии проявления бессознательной части клиента — сновидения, фантазии. По ним сверяется реальная глубинная работа, правильность выбранного направления. Не менее важная часть работы — это отношения клиента и терапевта. Несмотря на то, как много написано о важности переноса, эти отношения часто обесценивают, сводя их к деловым. Отношения такой близости не могут быть только деловыми.

Рамки, границы, договора и контракты.

Рамки и договора нужны для обеспечения безопасности пространства. Договор защищает и психолога и клиента. Договора касаются вопросов допустимого поведения, времени и оплаты сессий, предоставляемой инофрмации, выражения мыслей и эмоцией. Начиная терапию, два человека договариваются поддерживать друг друга на пути к решению проблемы клиента. Вот некоторые типичные рамки терапии:

  • своевременная оплата сессий, оплата неоправданно пропущенных сессий
  • регулярность сессиий, длительность, предупреждение заранее при отмене
  • мотивированность клиента, его честность
  • конфиденциальность — вся информация, принесенная клиентом, не может быть использована за рамками терапии
  • бережность психолога, его нейтральность, ненасилие, невмешательство, не навязывать свою точку зрения, не давать советов, не ранить, не обесценивать, не нарушать границы клиента
  • в вербальной терапии — отсутствие телесного контакта
  • безопасность поведения, отсутствие деструктивных физических выражений агрессии
  • договоренности относительно завершения терапии — только после обсуждения, не сразу, а в течении некоторого количества встреч, пропорциональных общей длительности терапии

В какие моменты завершать терапию не рекомендуется.

Не стоит уходить из терапии неосознанно, на порыве, не обсудив это с терапевтом. На волне сопротивления иногда хочется все бросить, сделать это впику терапевту, назло и вопреки. Иногда уход клиента — это его последняя защита перед пугающим осознанием.

Если между клиентом и терапевтом возник конфликт или непонимание, накопилось много негатива, это не повод для ухода, а шанс разобраться, осознать, изменить что-то. Такие вещи нужно обязательно выражать и проговаривать.

Не стоит уходить, когда есть не проговоренные чувства к терапевту, когда присутствует перенос, и он не был озвучен и проработан. Тем более, не оставляйте признания в этих чувствах на последнюю встречу — ведь тогда работа может только начинаться.

В трудный период расставаний и перемен уходить из терапии иногда значит лишить себя последней поддержки. Заботьтесь о себе, не бросайте себя в беде.

Когда уходить из терапии нужно

Есть много норм и этических требований к поведению психолога. Несоответствие поведения психолога этим нормам может являться основанием для того, чтобы менять терапевта. В сети есть списки возможных признаков неправильного поведения психолога. Я упомяну основные.

  • Между психологом и клиентом не может быть сексуальных отношений ни в прошлом, ни в процессе терапии, ни в будущем. Это неравные отношения, которые могут травмировать клиента.
  • Любые личные отношения вне терапии также могут быть травматичными и не рекомендуются
  • Психолог не должен рассказывать о себе слишком много, особенно без просьбы клиента или без очевидной пользы для процесса терапии
  • Психолог не должен давать прямых или тем более навязчивых советов, оказывать давление, настаивать. Также недопустимо пренебрежение, унижение, насмешки, обвинение.
  • Психолог должен соблюдать договоренности и рамки терапии

Отдельный случай — это случай зависимости от терапии, когда психолог вроде соответствует, но зависимость становится патологичной. Терапия не должна заменять реальные отношения и реальные действия. Если у вас есть ощущение своей зависимости, обсудите это с психологом. Возможно, уход или временный уход из терапии может быть полезным, если терапия длиться уже несколько лет, и есть сомнения в ее эффективности.

Спорный вопрос, должен ли и может ли терапевт удерживать клиента в терапии, если ему это кажется необходимым. Есть клиенты, которые нуждаются в таком удерживании, и именно это является целительным моментом. Это похоже на удержание родителем ребенка от необдуманных саморазрушительных действий, от побега из дома. Но иногда ребенок уже вырос, и ему надо дать право решать все самому. И иногда клиент должен почувствовать и осознать свою свободу и ответственность. Я чаще работаю с клиентами невротического уровня, взрослыми здоровыми людьми, и склонна давать им свободу выбора. Я озвучиваю свое мнение о происходящим, но решение всегда за клиентом.

Заверешние как сепарация

Тема завершения чего-либо, расставания с кем-либо, особенно со значимой фигурой, отсылает нас к теме сепарации ребенка от матери. В любой терапии в той или иной степени присутствует тема переноса на терапевта образа родителя. Такая сепарация происходит постепенно, с кризисами в раннем детстве и подростковом возрасте. В зависимости от того, как клиентом была пройдена (или не пройдена) эта сепарация, он по-разному может вести себя в отношениях, в терапии и во время ее завершения.

  • Если близость с матерью не была установлена в раннем возрасте, человек будет избегать близости по определению, как неизвестной. В зависимости от уровня функционирования, терапия и ее завершение могут былее или менее ценными, но восприниматься как под анестезией.
  • Если близость с матерью была разрушительной, человек будет избегать близости как опасной. И терапия и ее завершение могут пугать, казаться опасными.
  • Если близости и поддержки было недостаточно, человек склонен искать ее или пытаться дать другим то, чего так хотелось ему. Завершение терапии может быть трудным.
  • Если мать не отпускала ребенка от себя, сепарация могла не произойти, и тогда стремление к сепарации (и завершение терапии) может вызывать страх и чувство вины.
  • Если мать критиковала и стыдила ребенка, не принимала его таким как есть, предъявляла высокие требования, то очень важным является отражение себя в чужих глазах как хорошего. Достаточно ли я хорош, чтоб завершать терапию? Хорошо ли хотеть этого? А кто тогда будет отражать и поддерживать?
  • Если в детстве человека сильно заряжена эдипальная травма, то его всегда будут волновать вопросы любви и сексуальности, отношений и конкуренции. Любят ли меня, нравлюсь ли, хотят ли меня? И завершение анализа может связываться со страхом отвержения, страхом быть непривлекательным.
Читать еще:  Кто автор манги английское название taboo. Влияние манги: результаты исследований

Есть много индивидуальных вариаций на тему терапии и ее завершения, и очень важно, чтобы эти внутренние страхи и желания, сценарии и темы были осознанны и прожиты в терапии.

Как говорить о завершении анализа

Лучше всего — максимально честно и подробно, не стесняясь поднимать эту тему и проговаривать ее всякий раз, когда она возникает. Даже если это еще смутное желание, а не взвешенное решение, интересно понять, что это, каковы причины. Вам страшно и хочется убежать? Вы боитесь сближения и привязанности? Вы не хотите двигаться дальше, знать что-то о себе? Вы злитесь? Вы испытываете чувство вины или стыда? Вам кажется, что вы никогда не добьетесь успеха? Что вы занимаете чужое время, что вы плохой клиент? Что вы не нравитесь терапевту, он не любит вас, работает с вами только из чувства долга или ради денег? Вам одиноко, грустно, обидно, тревожно? Вы имеете право на те чувства, которые испытываете. Чувства сами по себе не плохие и не хорошие, они что-то говорят вам о вас, и могут помочь. Это и есть терапия.

Для многих клиентов страшно уходить из анализа окончательно и бесповоротно, как и подростку бывает трудно раз и навсегда уехать из родительского дома. Поэтому существует классическая прощальная фраза терапевта «мои двери всегда открыты для вас». И многие клиенты уходят постепенно, оставляя себе возможность вернуться, получать иногда разовые консультации. Мне кажется, такая возможность должна быть. Но клиент должен осознавать эту свою потребность оставлять себе возможность возвращения, знать это о себе, принимать это в себе.

Завершение как символическое действие

Кроме реальной, материальной, фактической действительности существует еще субъективный, психический, символический уровень жизни. Он не менее реален, но не столь буквален. Смыслы, значения, эмоции и чувства, идеи, намерения рождаются именно там. И внешней реальности присваиваются смыслы и значения тоже там. От настроения часто зависит то, как мы воспринимаем мир. И любое действие или явление — в том числе терапия и ее завершение — имеет для нас то значение, которое мы ей приписываем. Насколько важно для нас происходящее? Позитивно оно или негативно? Часто оценку мы даем неосознанно, но можно научиться к этому прислушиваться и взаимодействовать со своей бессознательной частью. Чем станет для нас терапия и ее завершение — зависит от нас.

Как можно завершать? Какие бывают завершения

Как это бывает? Каким символическим значением наполняют люди завершение своей терапии? Это всегда разное, что-то очень личное.

  • иногда это встреча окончательного подведения итогов, оценки успешности терапии
  • иногда это выражение благодарности терапевту
  • иногда это агрессивная сепарация, гордый уход из под опеки
  • иногда это оплакивание расставания
  • иногда это последние признания, раскрытие секретов
  • иногда это открытие тайных чувств клиента к терапевту
  • иногда это момент личных вопросов к терапевту, запроса на обратную связь
  • иногда — повод похвастаться успехами
  • иногда это встреча переход в равные взрослые отношения

Терапия и отношения, завершение как прощание.

Терапия — это и еще реальные отношения двух реальных людей. И завершение терапии, расставание, может вызывать сильные чувства у обоих участников. Это нормально и естественно. За долгое время терапии возникает понимание и близость, формируется привязанность.

При успешной терапии расставание может быть пережито без урона, и это важный опыт. Хорошо, когда это расставание запомнится обоим как светлое и правильное.

Психолог психотерапевт Светлана Волкова

Психологическая помощь для взрослых в Москве

Главное меню

Навигация по записям

Когда психотерапию пора заканчивать?

Насмотревшись голливудских фильмов и начитавшись З. Фрейда (к которому я, вне сомнения, отношусь с уважением), люди начинают воспринимать процесс психотерапии, как нечто бесконечное или очень долгое.

В реальности, длительная или пожизненная психотерапия показана в весьма редких случаях.

Ведь психокоррекция — это скорее «костыли». Очень немногим необходимо пользоваться ими всегда.

Клиент может прервать терапию когда захочет. Желательно, конечно, чтобы об этом психолог был предупреждён)) Я не обижусь, не буду ругаться — но считаю психотерапию парным процессом и ценю своё время. Для меня важно понимать, что человек не пропал без вести (особенно это касается ситуации с насилием или суицидальными тенденциями), а решил по каким-то причинам прекратить нашу работу.

В ряде случаев, я предлагаю клиенту другого специалиста — это тема отдельной статьи.

Когда же можно закончить психотерапию?

  1. Задача, с которой обращался клиент реализована — например, наладился сон, прекратились панические атаки, человек научился справляться со стрессом.
  2. Клиент понимает, что дальше может справляться, используя имеющиеся у него ресурсы. Например, период горевания всё ещё идёт, но уже больше доверия к близким.
  3. Появилось больше свободы выбора.
    Согласуется с предыдущим пунктом. Часто это касается “расплывчатых” запросов клиентов (снижение тревожности, уверенность в себе, счастье) — в этих вопросах нельзя достичь абсолюта. Однако, в определённый момент приходит осознание, что “вот сейчас я могу позволить себе потревожиться и полениться — это мой выбор, зато я справляюсь с тем, этим и вот тем”. Тут же повышение самоконтроля, но снижение излишней требовательности к себе.
  4. Психотерапия не приносит пользы (по мнению как клиента, так и специалиста).
    Это может быть сильное сопротивление клиента изменениям; более актуальные задачи (например, выбор между повышением, лечением органического расстройства или переездом и психокоррекционной работой с самооценкой) и, соответственно, нехватка времени, ресурсов. Чаще всего, психотерапия тут не заканчивается, но приостанавливается.
  5. Некомпетентность психолога в запросе клиента.
    Допустим, на второй-третьей встрече выясняется, что нужна семейная терапия, а психолог работает индивидуально. Или есть подозрение на большую психиатрию — врач-психиатр сможет помочь, психологическая помощь будет вторичной. Специалист постарается “передать клиента” или рекомендовать того, кто в данном вопросе компетентен.

Скоро ещё напишу о процессе завершения психотерапии.

Источники:

http://www.psychologies.ru/psychotherapy/methods/kogda-pora-zakanchivat-psihoterapiyu/
http://www.b17.ru/blog/110729/
http://www.psy-y.com/kogda-psixoterapiyu-pora-zakanchivat/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector