0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лес робин гуда название. «В прошлом слуги и холопы, ныне — вольные стрелки»

Лес робин гуда название. «В прошлом слуги и холопы, ныне — вольные стрелки»

Кентерберри. Попытка объять необъятное — «Славный парень Робин Гуд» )
Если рыщут за твоею
Непокорной головой,
Чтоб петлей худую шею
Сделать более худой,
Нет надежнее приюта —
Скройся в лес, не пропадешь,
Если продан ты кому-то
С потрохами ни за грош.

Бедняки и бедолаги,
Презирая жизнь слуги,
И бездомные бродяги,
У кого одни долги, —
Все, кто загнан, неприкаян,
В этот вольный лес бегут,
Потому что здесь хозяин —
Славный парень Робин Гуд!

Здесь с полслова понимают,
Не боятся острых слов,
Здесь с почетом принимают
Оторви-сорви-голов.
И скрываются до срока
Даже рыцари в лесах:
Кто без страха и упрека —
Тот всегда не при деньгах.

Знают все оленьи тропы,
Словно линии руки,
В прошлом слуги и холопы,
Ныне — вольные стрелки.
Здесь того, кто все теряет,
Защитят и сберегут.
По лесной стране гуляет
Славный парень Робин Гуд!

И живут да поживают,
Всем запретам вопреки,
И ничуть не унывают
Эти вольные стрелки.
Спят, укрывшись звездным небом,
Мох под ребра подложив.
Им, какой бы холод ни был,
Жив — и славно, если жив.

Но вздыхают от разлуки,-
Где-то дом и клок земли,-
Да поглаживают луки,
Чтоб в бою не подвели.
И стрелков не сыщешь лучших.
Что же завтра, где их ждут? —
Скажет лучший в мире лучник,
Славный парень Робин Гуд!
(с) В. Высоцкий

Впервые упоминание о «веселых людях» и их вожаке по имени Робин появляются в конце XII — начале XIII века во время правления Ричарда Львиное Сердце. 🙂
По этим вариантам легенд (самым старым, эпохи Ричарда) Робин — рыцарь, который вернулся из крестового похода в Святую Землю и застал свои земли разоренными, крестьян — вымирающими от голода, и все это — по причине ретивости сборщиков налогов. 😉 Кстати, то, что шериф в этих легендах настолько отрицательный персонаж и так много всего себе позволяет, а его жертвы не жалуются, а если и идут за правосудием — то не к королю, а к Робину, имеет вескую историческую базу — во-первых, короля (Ричарда Львиное Сердце) нет в стране, а во-вторых, он такую ретивость только одобрит (см. соотв. часть Необъятного).

По вариантам эпохи следующего короля, Джона, Робин — рыцарь, ушедший в лес по идейным соображениям: бороться с монархом, и по некоторым вариантам легенд, он присутствовал при подписании королем Джоном Великой Хартии Вольностей, после чего распустил по домам свой лесной отряд. 🙂
Селят его легенды, кстати, по разным пока лесам (чаще в Йоркшире) — но не в Шервудском, по некоторым вари антам вместе с Робином прячется в лесу его жена, а прячется он с компанией сподвижников, именующих себя «Merry Men».

По легендам времен сына Джона, Генриха, Робин — тоже йомен, разоренный непомерными налогами.

При следующем монархе, разумном и здравомыслящем Эдварде I, Робин — валлиец, грабящий английскую аристократию и церковников и раздающий награбленное нищим.

Основные же легенды о Робине Гуде — начала XIV столетия, они, в отличие от более ранних, сохранились в записанном виде. 🙂
К концу же XIV столетия легенды окончательно сформировались в более-менее привычном нам виде.
Это те варианты, что общеизвестны, в том числе — и в России, самый популярные, ага. В соответствии с ними Робин Гуд — йомен, прячущийся в Шервудском Лесу вместе со своим отрядом (который там впервые называют «вольными стрелками»;) и грабящий богатых, чтобы раздать добычу бедным. Его враг Гай Гисборн — тоже оттуда. 😉
А еще один основополагающий момент — впервые четко сказано, что они — «стрелки». 🙂
С прежними луками бороться против рыцарей было малоэффективно, а тут — захват Уэльса, битва при Креси, потом — при Пуатье, конец рыцарства, длинные валлийские луки, помните? Появляется возможность простому человеку воевать против рыцаря — и тут легенды о чудесном стрелке, грабящем богатых и раздающем награбленное бедным достигают своего расцвета. Именно в середине XIV столетия появились и состязания лучников — именно так после битвы при Креси подбирали стрелков в королевскую армию.

Позже Робин Гуд в легендах сольется с несколькими реальными историческими персонажами, в легендах появятся леди Мэрион, Брат Тук, Маленький Джон и шериф Ноттингемский, а вариантов будет и вовсе немеряно, но исток этого всего — здесь. 🙂

СТРЕЛЫ РОБИН ГУДА. «БЛАГОРОДНЫЙ РАЗБОЙНИК»: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ МИФ?

О смелом парне будет речь.

Он звался Робин Гуд.

Недаром память смельчака

В народе берегут.

«Баллады о Робин Гуде»

Наверное, непросто найти человека, который никогда не слышал о Робин Гуде, легендарном благородном разбойнике, который грабил алчных богачей и раздавал деньги беднякам. Его имя давно стало нарицательным, о нем слагали песни, писали книги, снимали фильмы. По его образу и подобию конструируются характеры многочисленных героев фэнтези, обладающих луком, колчаном, храбрым сердцем и доброй душой.

Но кто он, этот герой? И существовал ли он на самом деле?

I. ЛЕГЕНДА: СЛАВНЫЙ ПАРЕНЬ РОБИН ГУД

История Робин Гуда дошла до нас в виде средневековых народных баллад, и его образ не привязывался к какой-либо определенной эпохе. Иногда его называют современником Ричарда Львиное Сердце (1189-1199 гг.), иногда — королей Эдуарда II или Эдуарда III (1307-1377 гг.).

. Неподалеку от города Ноттингема простирается огромный Шервудский лес, через который проходит проложенный еще римлянами Великий Северный Тракт — одна из главнейших транспортных артерий Северной Англии. Именно Шервуд и стал главным пристанищем доблестного Робин Гуда и его ватаги.

Место оперативной деятельности Робин Гуда.

«ПО ЛЕСНОЙ СТРАНЕ ГУЛЯЕТ СЛАВНЫЙ ПАРЕНЬ — РОБИН ГУД!»

Происхождение Робина неясно — его считают приемным сыном мельника, или вилланом (зависимым крестьянином), или йоменом (свободным земледельцем). Когда враги сожгли его дом, отличный лучник Робин собрал «бригаду» и ушел в разбойники.

Читать еще:  Сравнение характеров онегина и ленского. Cочинение-сравнение Ленского и Онегина

Что за враги разорили селение Робина? Некоторые исследователи считают, что в балладах отразилась память о завоевании Англии норманнами в XI веке. Завоеватели жестоко притесняли местное население — англосаксов, относясь к ним с откровенным презрением. Достаточно сказать, что более века ни один из английских королей Нормандской и Анжуйской династий ни слова не знал из языка народа, которым управлял (первым стал Ричард Львиное Сердце).

Бывало, что англосаксы, не желающие покоряться завоевателям, уходили в леса и создавали нечто вроде партизанских отрядов, — возможно, и Робин Гуд был предводителем именно такой дружины.

В Ливерпуле «Битлз», а в Ноттингеме — Робин Гуд.

«В ПРОШЛОМ СЛУГИ И ХОЛОПЫ, НЫНЕ — ВОЛЬНЫЕ СТРЕЛКИ»

Этот поединок Робина-Флинна с Гаем Гизборном стал классическим.

Под началом лихого атамана была целая сотня молодцов, одетых в зеленые плащи. В отряд входили довольно колоритные фигуры. Например, заместитель Робина, здоровенный громила Малютка Джон (мда, с чувством юмора у этих ребят было небогато!), которого атаман победил в знаменитом бою на палках у речного брода. Или тучный монах Тук, не дурак выпить, закусить и подраться. Были там еще Уилл Статли-Скарлетт, менестрель Алан-о-Дэйл и другие весьма любопытные персонажи.

Молодцы Робина жили в Шервуде не только разбоем, но и охотой, которая сама по себе была деянием криминальным. Дело в том, что по закону лесная дичь, особенно олени, принадлежала королю, и специально назначенные лесничие охраняли дичь от поползновений «наглой черни». Браконьера наказывали в зависимости от категории дичины — за всякую мелочь могли отрубить руку, за оленя — повесить. Не зря во многих балладах противниками Робин Гуда выступают именно королевские лесничие.

«Бригада» Робина поджидает добычу. Оленя или путника?

Но главный враг Робина — это шериф Ноттингемский. Шериф в средневековой Англии сродни губернатору. Этот чиновник, назначаемый лично королем, осуществлял всю административную, полицейскую, судебную и военную власть в графстве. Он также собирал налоги, что открывало широкий простор для злоупотреблений. Иногда шерифами становились люди, присланные из «центра», иногда — местные феодалы (как правило, не слишком крупные и знатные). В общем, шериф графства — естественный противник и для крестьян, и для аристократии. Но «добрый Робин» измывался над ненавистным шерифом по полной программе.

Так, однажды шериф приказал повесить трех сыновей старухи-вдовы за то, что они подстрелили оленя в королевском лесу. Робин Гуд переоделся нищим и поспешил в Ноттингем. Когда бедных браконьеров уже собирались вздернуть, Робин, явно питавший слабость к театральным эффектам, затрубил в рог — из леса тут же примчались его ребята и отбили приговоренных.

Сейчас Робин завоюет золотую стрелу.

В балладе «Робин Гуд и золотая стрела» шериф жалуется королю, что не может изловить проклятого разбойника. Король советует прибегнуть к хитрости, и шериф, пораскинув своими куриными мозгами, объявляет состязание по стрельбе из лука, победителю которого достанется стрела из чистого золота. Разбойники, купившись на эту нехитрую приманку, дружно отправляются в Ноттингем, правда, по совету Малютки Джона сменяют свои зеленые плащи на разноцветные. Естественно, шериф их не узнает (куриной слепотой, наверное, страдал бедняга. ). В итоге Робин Гуд выиграл состязание, получил золотую стрелу и благополучно вернулся в лес.

«Люблю, — воскликнул Робин Гуд,

Вот только плохо, что шериф

Не знает, где стрела».

И, написав послание, сообщавшее шерифу, кто выиграл приз, он пуляет стрелу с письмом прямо в окно чиновника.

«Епископский дуб» сохранился до наших дней.

Был в страшной ярости шериф

От дерзкого письма,

И сам потом дивился он,

Что не сошел с ума.

С большим смаком в балладах повествуется, как Робин вытряхивает мошну у жирных аббатов и монахов (учитывая, что церковь тогда была крупнейшим землевладельцем и драла с крестьян три шкуры, такую народную любовь к «Христовой невесте» легко объяснить).

Например, одна баллада объясняет, почему огромный дуб в Шервуде называется Епископским. Однажды некий епископ наткнулся в лесу на Робина и его друзей, которые жарили оленину. По недомыслию прелат принял их за обычных холопов и приказал своим стражникам схватить браконьеров. Разбойники начали притворно умолять о пощаде, но епископ был неумолим. Наконец Робину надоела игра, он подал знак, и из леса подоспела остальная шайка. Епископа взяли в заложники и потребовали большой выкуп, причем любящий позабавиться Робин Гуд заставил епископа отплясывать джигу вокруг большого дуба.

Литература не могла пройти мимо такого благодатного материала. Легенды о Робин Гуде были собраны и опубликованы еще в 1485 году.

В дальнейшем к личности благородного разбойника обращались знаменитого писатели вроде Вальтера Скотта и Александра Дюма. Каноническим же считается сборник Говарда Пайла «The Merry Adventures of Robin Hood», впервые увидевший свет в 1883 г. Пайл собрал и литературно обработал все классические баллады и легенды о Робине и его молодцах (правда, уступая требованиям викторианской морали, он выбросил всякие упоминания о девице Мэрион). Пайл представлял Шервудский лес как некий очаровательно-утопический мир, где всегда лето, веселье бьет через край, а лихие потасовки сменяются не менее крутыми гулянками, на который рекой льется добрый старый эль. Несмотря на довольно архаический язык, книга Говарда Пайла до сих пор считается основным англоязычным художественным произведением о Робин Гуде, на которое опираются практически все современные писатели и кинематографисты.

Модернизированную версию историй Пайла представил известный популяризатор старинных легенд Роджер Ланселин Грин в «Приключениях Робин Гуда» (1956). Грин, оставив все основные сюжетные линии и персонажей Пайла, ввел в книгу линию возлюбленной Робина, отважной Мэрион (что ж, времена за век сильно изменились).

Вообще, историко-приключенческих, любовных или детских романов о Робине не счесть. Причем истории о нем выворачивают и так, и сяк.

Так, например, Майкл Кэднам в «Forbidden Forest» (2002) сделал главным героем Малютку Джона, а в «In a Dark Wood» (1997) вообще показал события с точки зрения Джеффри, шерифа Ноттингемского. Гэри Блэквуд в «The Lion and the Unicorn» рассказывает об Алане-о-Дэйле, отбившем у бедного Робина подружку. Тереза Томлинсон в трилогии «The Forestwife» по-феминистски повествует о леди Мэрион, без благотворного влияния которой Робин и его братва так и остались бы неотесанными бандюганами. Известный мастер фэнтези Дженнифер Роберсон написала романтическую дилогию о любви и приключениях двух благородных сердец — сэра Роберта Локсли и леди Марианны: «Lady of the Forest» (1992) и «Lady of Sherwood» (1999). Еще одна «звезда» фэнтези Парк Годвин в дилогии «Sherwood» переносит противостояние Робина и шерифа во времена Вильгельма Рыжего, второго из нормандских королей. Нэнси Спрингер в детском цикле «Роуэн Гуд» повествует о юной дочери разбойника.

Читать еще:  Уроки легких танцев и крутых. Как соединять танцевальные движения

Приложили свою руку и писатели-фантасты. Клейтон Эмери в «Tales of Robin Hood» (1988) показывает историю Робина глазами зверушек и разных волшебных существ, населяющих Шервуд. Саймон Грин наваял международный бестселлер-новеллизацию одноименного фильма «Робин Гуд, принц воров». Эстер Фризнер в «The Sherwood Game» рассказывает о программисте Карле Шервуде, создавшем виртуальный мир игры о Робин Гуде, вдруг заживший собственной жизнью.

В сборнике «Sherwood» Джейн Йолен вошло 9 историй — от рассказа самой Йолен о волшебных обстоятельствах рождения Робина до повести Адама Стэмпла, в которой дух Робин Гуда вселяется в компьютер и занимается перераспределением мировых богатств через Интернет.

13 историй «The Fantastic Adventures of Robin Hood», составленных Мартином Гринбергом, написаны в жанре фэнтези. Можно еще вспомнить некоторые произведения, где Робин Гуд — пусть эпизодический, но весьма занятный персонаж: «Серебряный вихор» Джона Майерса Майерса, «Последний единорог» Питера Бигля или «Меч и Радуга» Елены Хаецкой.

«ЗДЕСЬ ТОГО, КТО ВСЕ ТЕРЯЕТ, ЗАЩИТЯТ И СБЕРЕГУТ»

Хотя знати сильно доставалось от Робина, иногда разбойник помогал и оказавшимся в беде дворянам.

Так, одному рыцарю пришлось заложить свое поместье местному аббату. Когда пришло время уплаты долга, рыцарь отправился в аббатство просить об отсрочке. Проезжая через Шервуд, он столкнулся с Робин Гудом. Увидев, что у рыцаря ничего нет и выслушав его печальную историю, Робин дал ему денег для выкупа земель, а остальные вольные стрелки осыпали благородного голодранца подарками.

В другой раз Робин помог бедному сквайру, чью юную невесту хотели выдать за старого и богатого лорда.

В одной из баллад рассказывается и о женитьбе самого Робин Гуда. Он полюбил знатную девушку Мэрион и, выдавая себя за графа, добился ее расположения. Затем он вернулся в Шервуд, а опечаленная Мэрион, переодевшись в мужское платье, отправилась его искать. Они встретились на лесной дороге, но Робин принял девицу за богатого путника и решил обчистить. Мэрион также не узнала в грабителе своего суженого и между ними завязалась драка (прямо индийское кино какое-то!). Бойкая девица защищалась так лихо, что восхищенный Робин Гуд предложил ей заключить мир и быть добрыми товарищами. Вскоре недоразумение разъяснилось, и Робин с Мэрион счастливо зажили в зеленом лесу.

Робин и Мэрион: с милым рай и в Шервуде.

Существует легенда и о встрече великого разбойника с королем. Правда, неясно, который из королей имеется в виду. Иногда утверждается, что вольные стрелки повстречались с Ричардом Львиное Сердце, возвращавшемся инкогнито из Крестового похода (роман «Айвенго» все читали?). Некоторые

«Баллада об Айвенго» и «Стрелы Робин Гуда» песни Высоцкого из этих фильмов (1 фото + 6 видео)

Баллада о борьбе — «Стрелы Робин Гуда»

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров,
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.
Детям вечно досаден их возраст и быт,
И дрались мы до ссадин, до смертных обид,
Но одежды латали нам матери в срок,
Мы же книги глотали, пьянея от строк.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз,
И кружил наши головы запах борьбы
Со страниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь мы не знавшие войн,
За воинственный клич принимавшие вой,
Тайну слова приказ, назначенье границ,
Смысл атаки и лязг боевых колесниц.

А в кипящих котлах прежних войн и смут,
Столько пищи для маленьких наших мозгов,
Мы на роли предателей, трусов, иуд,
В детских играх своих назначали врагов.

И злодея следам не давали остыть,
И прекраснейших дам обещали любить,
И друзей успокоив, и ближних любя,
Мы на роли героев вводили себя.

Только в грезы нельзя насовсем убежать,
Краткий век у забав, столько боли вокруг,
Попытайся ладони у мертвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.

Испытай, завладев еще теплым мечом,
И доспехи надев, что почем, что почем,
Разберись, кто ты? — трус иль избранник судьбы,
И попробуй на вкус настоящей борьбы.

И когда рядом рухнет израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг,
Оттого, что убили его, не тебя.

Ты поймешь, что узнал, отличил, отыскал,
По оскалу забрал это смерти оскал,
Ложь и зло, погляди, как их лица грубы,
И всегда позади воронье и гробы.

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если руки сложа, наблюдал свысока,
А в борьбу не вступил с подлецом, палачом,
Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем.

Если путь, прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.

Баллада о вольных стрелках — «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»

Если рыщут за твоею
Непокорной головой,
Чтоб петлей худую шею,
Сделать более худой,
Нет надежнее приюта,
Скройся в лес, не пропадешь,
Если продан ты кому-то
С потрохами ни за грош.
Бедняки и бедолаги,
Презирая жизнь слуги,
И бездомные бродяги,
У кого одни долги,
Все, кто загнан, неприкаян,
В этот вольный лес бегут,
Потому что здесь хозяин
Славный парень — Робин Гуд!
Здесь с полслова понимают,
Не боятся острых слов,
Здесь с почетом принимают
Оторви-сорвиголов,
И скрываются до срока
Даже рыцари в лесах,
Кто без страха и упрека,
Тот всегда не при деньгах.
Знают все оленьи тропы,
Словно линии руки,
В прошлом слуги и холопы,
Ныне вольные стрелки,
Здесь того, кто все теряет,
Защитят и сберегут,
По лесной стране гуляет
Славный парень — Робин Гуд!

И живут да поживают,
Всем запретам вопреки,
И ничуть не унывают
Эти вольные стрелки,
Спят, укрывшись звездным небом,
Мох под ребра подложив,
Им, какой бы холод ни был,
Жив и славно, если жив.
Но вздыхают от разлуки,
Где-то дом и клок земли,
Да поглаживают луки,
Чтоб в бою не подвели,
И стрелков не сыщешь лучших,
Что же завтра, где их ждут,
Скажет первый в мире лучник
Славный парень — Робин Гуд!

Читать еще:  Использование репрезентативных систем. Репрезентативная система

Баллада о времени

Замок временем срыт и укутан, укрыт
В нежный плед из зеленых побегов,
Но развяжет язык молчаливый гранит,
И холодное прошлое заговорит
О походах, боях и победах.
Время подвиги эти не стерло,
Оторвать от него верхний пласт
Или взять его крепче за горло,
И оно свои тайны отдаст.

Упадут сто замков и спадут сто оков,
И сойдут сто потов целой груды веков,
И польются легенды из сотен стихов,
Про турниры, осады, про вольных стрелков.

Ты к знакомым мелодиям ухо готовь
И гляди понимающим оком,
Потому что любовь, это вечно любовь,
Даже в будущем вашем далеком.

Звонко лопалась сталь под напором меча,
Тетива от натуги дымилась,
Смерть на копьях сидела, утробно урча,
В грязь валились враги, о пощаде крича,
Победившим сдаваясь на милость.

Но не все, оставаясь живыми,
В доброте сохраняли сердца,
Защитив свое доброе имя
От заведомой лжи подлеца.

Хорошо, когда конь закусил удила,
И рука на копье поудобней легла,
Хорошо, если знаешь откуда стрела,
Хуже, если по подлому из-за угла.

Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом.
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но, не правда ли, зло называется злом,
Даже там, в добром будущем вашем.

И во веки веков, и во все времена,
Трус, предатель — всегда презираем,
Враг есть враг, и война все равно есть война,
И темница тесна, и свобода одна,
И всегда на нее уповаем.

Время подвиги эти не стерло,
Отодрать от него верхний пласт,
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут на нас.

Ныне, присно, вовеки веков, старина,
И цена есть цена, и вина есть вина,
И всегда хорошо, если честь спасена,
Если другом надежно прикрыта спина.

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки из прошлого тащим,
Потому, что добро остается добром
В прошлом, будущем и настоящем.

Баллада о двух погибших лебедях — «Стрелы Робин Гуда»

Трубят рога — скорей, скорей,
И копошится свита,
Душа у ловчих, без затей,
Из жил воловьих свита.
Ну и забава у людей
Убить двух белых лебедей,
И стрелы ввысь помчались.
У лучников наметан глаз,
А эти лебеди как раз
Сегодня повстречались.
Она жила под солнцем там,
Где синих звезд без счета,
Куда под силу лебедям
Высокого полета.
Вспари и два крыла раскинь
В густую трепетную синь,
Скользи по божьим склонам.
В такую высь, куда и впредь,
Возможно будет долететь,
Лишь ангелам и стонам.

Но он и там ее настиг,
И счастлив миг единый,
Да только был тот яркий миг
Их песней лебединой.
Крылатым ангелам сродни,
К земле направились они,
Опасная повадка.
Из-за кустов, как из-за стен,
Следят охотники за тем,
Чтоб счастье было кратко.

Вот отирают пот со лба
Виновники паденья,
Сбылась последняя мольба,
Остановись мгновенье.
Так пелся вечный этот стих
В пик лебединой песне их,
Счастливцев одночасья.
Они упали вниз вдвоем,
Так и оставшись на седьмом,
На высшем небе счастья.

Баллада о ненависти — «Стрелы Робин Гуда»

Торопись, тощий гриф над страною кружит,
Лес, обитель твою, по весне навести,
Слышишь, гулко земля под ногами дрожит,
Видишь, плотный туман над полями лежит,
Это росы вскипают от ненависти.
Ненависть в почках набухших томится,
Ненависть в нас затаенно бурлит,
Ненависть — потом сквозь кожу сочится,
Головы наши палит.

Погляди, что за рыжие пятна в реке,
Зло решило порядок в стране навести,
Рукояти мечей холодеют в руке,
И отчаянье бьется, как птица в виске,
И заходится сердце от ненависти.

Ненависть — юным уродует лица,
Ненависть просится из берегов,
Ненависть жаждет и хочет напиться
Черною кровью врагов.

Да, нас ненависть в плен захватила сейчас,
Но не злоба нас будет из плена вести,
Не слепая, не черная ненависть в нас,
Свежий ветер нам высушит слезы у глаз,
Справедливой и подлинной ненависти.

Ненависть пей, переполнена чаша,
Ненависть требует, выхода ждет,
Но благородная ненависть наша
Рядом с любовью живет.

Баллада о Любви — «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»

Когда вода всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась любовь,
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было сорок сороков.
И чудаки, еще такие есть,
Вдыхают полной грудью эту смесь,
И ни наград не ждут, ни наказанья,
И думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.
Только чувству, словно кораблю,
Долго оставаться на плаву,
Прежде чем узнать, что — «я люблю»,
То же, что — «дышу» или «живу».
И вдоволь будет странствий и скитаний,
Страна Любви — великая страна,
И с рыцарей своих для испытаний
Все строже станет спрашивать она,
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна.
Но вспять безумцев не поворотить,
Они уже согласны заплатить,
Любой ценой, и жизнью бы рискнули,
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.
Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал,
Потому что если не любил,
Значит, и не жил, и не дышал.

Но многих захлебнувшихся любовью
Не докричишься, сколько не зови,
Им счет ведут молва и пустословье,
Но этот счет замешан на крови,
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви.
Их голосам всегда сливаться в такт,
И душам их дано бродить в цветах,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться со вздохом на устах,
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрестках мирозданья.

Я поля влюбленным постелю,
Пусть поют во сне и наяву,
Я дышу, и значит я люблю,
Я люблю, и значит я живу.

Источники:

http://www.diary.ru/~sherwoodforest/p87135221.htm?oam
http://spcs.me/diary/read/user/majesty_metal/strely_robin_guda_blagorodnyj_razbojnik_realnost_ili_mif_-2057147843/
http://fishki.net/3055008-ballada-ob-ajvengo-i-strely-robin-guda-pesni-vysockogo-iz-jetih-filymov.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector