1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мертвые души ноздрев манера поведения. Речевые характеристики героев в поэме Н.В

Характеристика Ноздрева

Интересна характеристика Ноздрева в поэме «Мертвые души», которая позволяет Н. В. Гоголю показать тип помещиков-кутил, для которых характерно разгульство. Характеристика героя Ноздрева по плану позволяет обратить внимание на самые яркие черты, присущие данному персонажу.

  1. Первое впечатление
  2. Внешность
  3. Окружающая обстановка
  4. Образ жизни
  5. Авторское отношение

Бонус

  • Полезные ссылки
  • Тест по произведению

Первое впечатление

Знакомится читатель с образом Ноздрева еще в 1 главе, когда Чичиков встречается с ним на обеде у прокурора. Сразу можно отметить его любовь «покутить» и «проиграться».

Внешность

Внешность Ноздрева описана положительно. Он недурно сложенный молодец с темными волосами и бакендардами. Однако эта привлекательность только внешняя, внутри герой жалок и пуст. Не зря автор говорит, что Ноздрев чувствовал себя своим среди собак. Здесь видна эта схожесть даже внешне: густые волосы, бакендарды, которые быстро вырастали, грудь, покрытая волосами.

Кровь с молоком – яркая характеристика Ноздрева. Он полон здоровья и сил, однако силы все уходят на кутежи и различные драки.

Окружающая обстановка

Отношения к окружающим вещам способно показать многие черты характера героя. Равнодушие к хозяйственным делам показывает неспособность к серьезному делу. Ноздрев – далеко не хозяйственный человек, он, наоборот, забрасывает всю свою деревню, почти в ней не появляясь. Именно поэтому дороги там плохи, наполнены водой и грязью, по которой тяжело пробираться, не испачкавшись.

Но, несмотря на упадок в деревне, Ноздрев – любитель похвастаться. Он хвастается даже мельницей, которая не работает. Также он на словах увеличивает свою территорию, чтобы гости подумали о нем лучше.

Обстановка кабинета говорит о взрывном характере Ноздрева. В кабинете нет никаких бумаг, книг, есть лишь ружья и кинжалы, которые герой использует в охоте.

Кухня героя никогда не убрана, находится в вечном ремонте.

Все эти детали показывают неспособность жить, герой будто создан для потасовок и драк.

Образ жизни

Из окружающих предметов видны увлечения Ноздрева. Он любит охоту, которая позволяет ему полностью раскрыть свой характер. Это же делают игры в карты, в которых Ноздрев всячески обманывает противника. Картам уделяется большое внимание в повествовании, Ноздрев постоянно рассказывает, как он «продулся» в карты и проиграл ценные вещи и деньги. Обман во время игры показывает, что он искусно лжет, что делает и в повседневной жизни. Ноздрев – любитель преувеличений. Преувеличивает он и тогда, когда рассказывает, что выпил целых семнадцать бутылок шампанского. Однако любовь героя к выпивке отрицать нельзя.

Герой, который ведет такой разгульный образ жизни, был уже описан до Н. В. Гоголя. Образ Ноздрева схож с образом Буянова, который был описан А. С. Пушкиным в романе «Евгений Онегин».

Люди называют Ноздрева человеком историческим, потому что он постоянно впутывается в различные истории, связанные с драками.

К другим людям герой относится презрительно, быстро меняет свое мнение о них. То он общается с человеком как со своим лучшим другом, то готов с ним подраться. В ту же ситуацию попал и Чичиков, гостивший у Ноздрева. Ноздрев любил «насалить» людям, с которыми близко сходился.

Авторское отношение

В произведении довольно ярко выражена авторская позиция по отношению к образу Ноздрева. Писатель обозначает типичность данного персонажа: «Лицо Ноздрева верно уже сколько-нибудь знакомо читателю. Таких людей приходилось всякому встречать немало».

С помощью Ноздрева Н. В. Гоголю удалось показать тип людей, которых можно назвать «говорунами, кутилами, лихачами». Писатель видел таких людей в современном ему обществе. Поэтому он говорит, что будут несправедливы те, кто будет говорить, что таких Ноздревых больше нет, ведь они «долго еще не выведутся из мира».

Речевые характеристики героев в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”

В одной из своих статей Белинский замечает, что “автор “Мертвых душ” нигде не говорит сам, он только заставляет говорить своих героев сообразно с их характерами. Чувствительный Манилов у него выражается языком образованного в мещанском вкусе человека, а Ноздрев – языком исторического человека…”. Речь героев у Гоголя психологически мотивирована, обусловлена характерами, образом жизни, типом мышления, ситуацией.
Так, в Манилове доминирующими чертами являются сентиментальность, мечтательность, благодушие, чрезмерная чувствительность.

При этом он показывает “во всех чертах лица своего и в сжатых губах такое глубокое выражение, какого, может быть, и не видано было на человеческом лице, разве только у какого-нибудь слишком умного министра, да и то в минуту самого головоломного дела”.
Характерна в поэме и речь Коробочки, простой, патриархальной матушки-помещицы. Коробочка совершенно необразованна, невежественна. В речи ее постоянно проскальзывает просторечие: “нешто”, “ихний-то”, “маненько”, “чай”, “ахти”, “забранки пригинаешь”.
Коробочка не только проста и патриархальна, но боязлива и глуповата. Все эти качества героини проявляются в ее диалоге с Чичиковым. Боясь обмана, какого-то подвоха, Коробочка не спешит соглашаться на продажу мертвых душ, полагая, что они могут “как-нибудь понадобиться в хозяйстве”.

И только ложь Чичикова о ведении казенных подрядов подействовала на нее.
Гоголь изображает и внутреннюю речь Коробочки, в которой передана жизненно-бытовая сметливость помещицы, та самая черта, которая помогает ей набирать “понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки”. “Хорошо бы было, – подумала между тем про себя Коробочка, – если бы он забирал у меня в казну муку и скотину. Нужно его задобрить: теста с вчерашнего вечера еще осталось, так пойти сказать Фетинье, чтоб спекла блинов…”
Необыкновенно колоритна в “Мертвых душах” речь Нозд-рева. Как заметил Белинский, “Ноздрев говорит языком исторического человека, героя ярмарок, трактиров, попоек, драк и картежных проделок”.
Речь героя очень пестра и разнообразна. В ней присутствует и “уродливый офранцуженный жаргон армейски-ресторанного пошиба” (“безешки”, “клико-матрадура”, “бурдашка”, “скандальозно”), и выражения карточного жаргона (“банчишка”, “гальбик”, “пароле”, “сорвать банк”, “играть дублетом”), и термины собаководства (“мордаш”, “бочковатость ребер”, “брудастая”), и множество бранных выражений: “свинтус”, каналья”, “черта лысого получишь”, “фетюк”, “бестия”, “скотовод ты эдакий”, “жидомор”, “подлец”, “смерть не люблю таких растепелей”.
В своих речах герой склонен к “импровизациям”: зачастую он сам не знает, что может придумать в следующую минуту. Так, он рассказывает Чичикову, что за обедом выпил “семнадцать бутылок шампанского”. Показывая гостям имение, он ведет их к пруду, где, по его словам, водится рыба такой величины, что ее с трудом могут вытащить два человека. Причем ложь Ноздрева не имеет какой-либо видимой причины.

Читать еще:  Как меняются ценности человека. Человеческие ценности: история поколений

Он привирает “для красного словца”, желая поразить окружающих.
Ноздреву свойственна фамильярность: с любым человеком он быстро переходит на “ты”, “ласково” называет собеседника “свинтусом”, “скотоводом”, “фетюком”, “подлецом”. Помещик “прямолинеен”: в ответ на просьбу Чичикова о мертвых душах он заявляет ему, что тот “большой мошенник” и его следует повесить “на первом дереве”. Однако после этого Ноздрев с тем же “пылом и интересом” продолжает “дружескую беседу”.
Речь Собакевича поражает своей простотой, краткостью, точностью. Помещик живет уединенно и нелюдимо, он по-своему скептичен, обладает практическим умом, трезвым взглядом на вещи. Поэтому в своих оценках окружающих помещик нередко груб, в речи его присутствуют бранные слова ж выражения. Так, характеризуя городских чиновников, он называет их “мошенниками” и “христопродавцами”.

Губернатор, но его мнению, “первый разбойник в мире”, председатель – “дурак”, прокурор – “свинья”.
Как отмечает В. В. Литвинов, Собакевич сразу схватывает суть разговора, героя не легко сбить с толку, он логичен и последователен в споре. Так, аргументируя запрошенную за мертвые души цену, он напоминает Чичикову, что “такого рода покупки… не всегда позволительны”.
Характерно, что Собакевич способен и на большую, вдохновенную речь, если предмет разговора ему интересен. Так, рассуждая о гастрономии, он обнаруживает знание немецких и французских диет, “лечения голодом”. Речь Собакевича становится эмоциональной, образной, яркой и когда он рассуждает о достоинствах умерших крестьян. “Другой мошенник обманет вас, продаст вам дрянь, а не души; а у меня что ядреный орех”, “я голову прозакладую, если вы где сыщете такого мужика”, “Максим Телятников, сапожник: что шилом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо”.

Описывая свой “товар”, помещик сам увлекается собственной речью, обретает “рысь” и “дар слова”.

Гоголь изображает и внутреннюю речь Собакевича, его мысли. Так, отмечая “упорство” Чичикова, помещик замечает про себя: “Его не собьешь, неподатлив!”
Последним из помещиков в поэме появляется Плюшкин. Это старый скряга, подозрительный и настороженный, вечно чем-то недовольный. Уже сам визит Чичикова выводит его из себя.

Нимало не стесняясь Павла Ивановича, Плюшкин заявляет ему, что “в гостях мало проку”. В начале визита Чичикова помещик разговаривает с ним настороженно и раздраженно. Плюшкин не знает, каковы намерения гостя, и на всякий случай предупреждает “возможные поползновения” Чичикова, вспомнив о попрошайке-племяннике.
Однако в середине беседы ситуация резко меняется. Плюшкин уясняет, в чем суть просьбы Чичикова, и приходит в неописуемый восторг. Все интонации его меняются.

Раздражение сменяется откровенной радостью, настороженность – доверительными интонациями. Плюшкин, не видевший проку в гостях, называет Чичикова “батюшкой” и “благодетелем”. Растроганный, помещик вспоминает “господа” и “святителей”.
Однако Плюшкин недолго пребывает в таком благодушии. Не найдя чистой бумаги для совершения купчей, он вновь превращается в ворчливого, сварливого скрягу. Весь свой гнев он обрушивает на дворовых.

В речи его появляется множество бранных выражений: “какая рожа”, “дурак”, “дурачина”, “разбойница”, “мошенница”, “каналья”, “черти припекут тебя”, “воришки”, “бессовестные тунеядцы”. Присутствует в лексиконе помещика и просторечие: “бают”, “козявки”, “здоровенный куш”, “чай”, “эхва”, “напичкались”, “ужо”.
Гоголь представляет нам и внутреннюю речь Плюшкина, обнажая подозрительность и недоверчивость помещика. Великодушие Чичикова кажется Плюшкину невероятным, и он думает про себя: “Ведь черт его знает, может быть, он просто хвастун, как все эти мотишки: наврет, наврет, чтобы поговорить да напиться чаю, а потом и уедет!”
Речь Чичикова, как и речь Манилова, необыкновенно изящна, витиевата, насыщена книжными оборотами: “незначащий червь мира сего”, “я имел честь покрыть вашу двойку”. Павел Иванович обладает “прекрасными манерами”, он может поддержать любой разговор – и о лошадином заводе, и о собаках, и о судейских проделках, и о бильярдной игре, и о выделке горячего вина. Особенно хорошо рассуждает он о добродетели, “даже со слезами на глазах”.

Характерна и сама разговорная манера Чичикова: “Говорил ни громко, ни тихо, а совершенно так, как следует”.
Стоит отметить особенную маневренность и подвижность речи героя. Общаясь с людьми, Павел Иванович мастерски приспосабливается к каждому из собеседников. С Маниловым он говорит витиевато, значительно, пользуется “туманными перифразами и чувствительными сентенциями”. “Да и действительно, чего не потерпел я? как барка нибудь
Среди свирепых волн… Каких гонений, каких преследований не испытал, какого горя не вкусил, а за то, что соблюдал правду, что был чист на своей совести, что подавал руку и вдовице беспомощной и сироте горемыке. – Тут даже он отер платком выкатившуюся слезу”.
С Коробочкой Чичиков становится добрым патриархальным помещиком. “На все воля божья, матушка!” – глубокомысленно заявляет Павел Иванович в ответ на сетования помещицы о многочисленных смертях среди крестьян. Однако, поняв очень скоро, насколько глупа и невежественна Коробочка, он уже не особенно церемонится с ней: “да пропади и околей со всей вашей деревней”, “словно какая-нибудь, не говоря дурного слова, дворняжка, что лежит на сене: и сама не ест, и другим не дает”.
В главе о Коробочке впервые появляется внутренняя речь Чичикова. Мысли Чичикова здесь передают его недовольство ситуацией, раздражение, но одновременно и бесцеремонность, грубость героя: “Ну, баба, кажется, крепколобая!”, “Эк ее, дубинноголовая какая!… Пойди ты сладь с нею! в пот бросила, проклятая старуха!”
С Ноздревым Чичиков разговаривает просто и лаконично, “пытается стать на фамильярную ногу”. Он прекрасно понимает, что здесь ни к чему глубокомысленные фразы и красочные эпитеты. Однако разговор с помещиком ни к чему не приводит: вместо удачной сделки Чичиков оказывается втянут в скандал, который прекращается только благодаря появлению капитана-исправника.
С Собакевичем Чичиков сначала придерживается своей обычной манеры разговора. Потом он несколько уменьшает свое “красноречие”. Более того, в интонациях Павла Ивановича при соблюдении всех внешних приличий чувствуется нетерпение и раздражение. Так, желая убедить Собакевича в совершенной бесполезности предмета торга, Чичиков заявляет: “Мне странно право: кажется, между нами происходит какое-то театральное представление или комедия, иначе я не могу себе объяснить…

Читать еще:  Какой клавишный инструмент был особенно близок гайдну. Йозеф Гайдн

Вы, кажется, человек довольно умный, владеете сведениями образованности”.
То же самое чувство раздражения присутствует и в мыслях героя. Здесь уже Павел Иванович не стесняется “более определенных” высказываний, откровенной брани. “Что он, в самом деле, – подумал про себя Чичиков, – за дурака, что ли, принимает меня?” В другом месте читаем: “Ну, уж черт его побери, – подумал про себя Чичиков, – по полтине ему прибавлю, собаке, на орехи!”
В разговоре с Плюшкиным к Чичикову возвращаются его обычная любезность и высокопарность высказываний. Павел Иванович заявляет помещику, что “наслышась об экономии его и редком управлении имениями, он почел за долг познакомиться и принести лично свое почтение”. Плюшкина он называет “почтенным, добрым стариком”.

Этот тон Павел Иванович выдерживает в течение всего разговора с помещиком.
В мыслях же Чичиков отбрасывает “все церемонии”, внутренняя речь его далека от книжности и достаточно примитивна. Плюшкин неприветлив, негостеприимен по отношению к Павлу Ивановичу. Помещик не приглашает его обедать, мотивируя это тем, что кухня у него “низкая, прескверная, и труба-то совсем развалилась, начнешь топить, еще пожару наделаешь”. “Вон оно как! – подумал про себя Чичиков. – Хорошо же, что я у Собакевича перехватил ватрушку, да ломоть бараньего бока”..

Спрашивая Плюшкина о продаже беглых душ, Павел Иванович сначала ссылается на своего приятеля, хотя покупает их для себя. “Нет, этого мы приятелю и понюхать не дадим”, – сказал про себя Чичиков…” Здесь явственно чувствуется радость героя от удачной “сделки”.

Таким образом, речь героев, наряду с пейзажем, портретом, интерьером, служит в поэме “Мертвые души” средством создания целостности и законченности образов.

Характеристика Ноздрева в поэме «Мертвые души»: описание внешности и характера в цитатах

Помещик Ноздрев является одним из самых ярких героев знаменитой поэмы «Мертвые души» Гоголя.

Ниже представлена характеристика Ноздрева в поэме «Мертвые души»: описание внешности и характера героя в цитатах.

Краткая характеристика Ноздрева

Ноздрев — помещик в возрасте 35 лет, разбитной «гуляка», любитель выпить и поиграть в карты.

Ноздрев является плохим хозяином своего имения. О его крестьянах мы почти ничего не знаем, и это не случайно. Главными интересами Ноздрева являются не его имение и крестьяне, а курительные трубки и собаки. У себя в имении помещик содержит целую псарню.

Разбитной Ноздрев много проигрывает в карты, так что порой остается без гроша в кармане. При этом он играет в карты нечестно. Когда Ноздрев выигрывает деньги, то тут же спускает их на развлечения.

Характеристика Ноздрева в поэме «Мертвые души»

Внешность Ноздрева

«. вошел чернявый его товарищ, сбросив с головы на стол картуз свой, молодцевато взъерошив рукой свои черные густые волосы.

Это был среднего роста, очень недурно сложенный молодец с полными румяными щеками, с белыми, как снег, зубами и черными, как смоль, бакенбардами.

Свеж он был, как кровь с молоком; здоровье, казалось, так и прыскало с лица его. «

«. Чичиков узнал Ноздрева [. ] который с ним в несколько минут сошелся на такую короткую ногу, что начал уже говорить «ты», хотя, впрочем, он с своей стороны не подал к тому никакого повода. «

«. Ноздрев человек-дрянь, Ноздрев может наврать, прибавить, распустить черт знает что, выйдут еще какие-нибудь сплетни . » (Чичиков)

«. Лицо Ноздрева, верно, уже сколько-нибудь знакомо читателю. Таких людей приходилось всякому встречать немало. Они называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и в школе за хороших товарищей и при всем том бывают весьма больно поколачиваемы.

В их лицах всегда видно что-то открытое, прямое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе «ты».

Дружбу заведут, кажется, навек: но всегда почти так случается, что подружившийся подерется с ними того же вечера на дружеской пирушке. Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный.

Дома он больше дня никак не мог усидеть. Чуткий нос его слышал за несколько десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами; он уж в одно мгновенье ока был там, спорил и заводил сумятицу за зеленым столом, ибо имел, подобно всем таковым, страстишку к картишкам.

В картишки, как мы уже видели из первой главы, играл он не совсем безгрешно и чисто, зная много разных передержек и других тонкостей, и потому игра весьма часто оканчивалась другою игрою: или поколачивали его сапогами, или же задавали передержку его густым и очень хорошим бакенбардам, так что возвращался домой он иногда с одной только бакенбардой, и то довольно жидкой.

Читать еще:  Древняя религия якутов официально признана в россии. Народ якуты

Но здоровые и полные щеки его так хорошо были сотворены и вмещали в себе столько растительной силы, что бакенбарды скоро вырастали вновь, еще даже лучше прежних. И что всего страннее, что может только на одной Руси случиться, он чрез несколько времени уже встречался опять с теми приятелями, которые его тузили, и встречался как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего.

Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история непременно происходила: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели. Если же этого не случится, то все-таки что-нибудь да будет такое, чего с другим никак не будет: или нарежется в буфете таким образом, что только смеется, или проврется самым жестоким образом, так что наконец самому сделается совестно.

И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти, и тому подобную чепуху, так что слушающие наконец все отходят, произнесши: «Ну, брат, ты, кажется, уж начал пули лить».

Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины [. ] Такую же странную страсть имел и Ноздрев. Чем кто ближе с ним сходился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выдумать, расстроивал свадьбу, торговую сделку и вовсе не почитал себя вашим неприятелем; напротив, если случай приводил его опять встретиться с вами, он обходился вновь по-дружески и даже говорил: «Ведь ты такой подлец, никогда ко мне не заедешь».

Ноздрев во многих отношениях был многосторонний человек, то есть человек на все руки. В ту же минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все что ни есть на все, что хотите.

Ружье, собака, лошадь – все было предметом мены, но вовсе не с тем, чтобы выиграть: это происходило просто от какой-то неугомонной юркости и бойкости характера. Если ему на ярмарке посчастливилось напасть на простака и обыграть его, он накупал кучу всего, что прежде попадалось ему на глаза в лавках [. ] Впрочем, редко случалось, чтобы это было довезено домой; почти в тот же день спускалось оно все другому, счастливейшему игроку, иногда даже прибавлялась собственная трубка с кисетом и мундштуком, а в другой раз и вся четверня со всем: с коляской и кучером, так что сам хозяин отправлялся в коротеньком сюртучке или архалуке искать какого-нибудь приятеля, чтобы попользоваться его экипажем. Вот какой был Ноздрев!

Может быть, назовут его характером избитым, станут говорить, что теперь нет уже Ноздрева. Увы! несправедливы будут те, которые станут говорить так. Ноздрев долго еще не выведется из мира. Он везде между нами и, может быть, только ходит в другом кафтане; но легкомысленно непроницательны люди, и человек в другом кафтане кажется им другим человеком. «

«. «Экой скверный барин! – думал про себя Селифан. – Я еще не видал такого барина. То есть плюнуть бы ему за это. » (кучер Чичикова о Ноздреве)

«. он явился веселый, радостный [. ] Ноздрев, захлебнув куражу в двух чашках чаю, конечно не без рома, врал немилосердно. »

«. между тем Ноздрев, нимало не обращая внимания, нес полутрезвую речь. «

«. Вы знаете, он родного отца хотел продать или, еще лучше, проиграть в карты. » (сплетни о Ноздреве)

«. Это был решительно человек, для которого не существовало сомнений вовсе; и сколько у них [чиновников] заметно было шаткости и робости в предположениях, столько у него твердости и уверенности. Он отвечал на все пункты даже не заикнувшись. » (о вранье Ноздрева)

«. на квартиру Ноздрева. Ноздрев был занят важным делом; целые четыре дня уже не выходил он из комнаты, не впускал никого и получал обед в окошко, – словом, даже исхудал и позеленел. Дело требовало большой внимательности: оно состояло в подбирании из нескольких десятков дюжин карт одной талии, но самой меткой, на которую можно было бы понадеяться, как на вернейшего друга. Работы оставалось еще, по крайней мере, на две недели [. ] Ноздрев был очень рассержен за то, что потревожили его уединение . » (Ноздрев готовит карты для обмана игроков)

«. когда прочитал в записке городничего, что может случиться пожива, потому что на вечер ожидают какого-то новичка, смягчился в ту же минуту, запер комнату наскоро ключом, оделся как попало и отправился к ним. «

Обед у Ноздрева: описание в цитатах

«. Закусивши балыком, они сели за стол близ пяти часов. Обед, как видно, не составлял у Ноздрева главного в жизни; блюда не играли большой роли: кое-что и пригорело, кое-что и вовсе не сварилось. Видно, что повар руководствовался более каким-то вдохновеньем и клал первое, что попадалось под руку: стоял ли возле него перец – он сыпал перец, капуста ли попалась – совал капусту, пичкал молоко, ветчину, горох – словом, катай-валяй, было бы горячо, а вкус какой-нибудь, верно, выдет.

Зато Ноздрев налег на вина: еще не подавали супа, он уже налил гостям по большому стакану портвейна и по другому госотерна [. ] Потом Ноздрев велел принести бутылку мадеры, лучше которой не пивал сам фельдмаршал. Мадера, точно, даже горела во рту . «

Это была цитатная характеристика помещика Ноздрева в поэме «Мертвые души» Гоголя, описание внешности и характера героя, а также цитаты с описанием обеда у Ноздрева.

Источники:

http://obrazovaka.ru/sochinenie/mertvye-dushi/nozdrev-harakteristika.html
http://lit.ukrtvory.ru/rechevye-xarakteristiki-geroev-v-poeme-n-v-gogolya-mertvye-dushi/
http://www.literaturus.ru/2015/06/harakteristika-nozdrev-opisanie-citaty-mertvye-dushi.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector