0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Музыкальная история. В память о Наталье Попович и Евгении Колобове

Поющие руки

Это была удивительная пара. Рассказывать о любом из них, не упоминая о другом, решительно невозможно: истинно творческая семья, одержимая общим делом. Оба ленинградцы по рождению, но свел вместе их Свердловск, куда они уехали учиться в Уральской консерватории имени Мусоргского, где преподавал легендарный дирижер Марк Паверман и не менее легендарная Галина Рогожникова, одна из крупнейших в стране знатоков и мастеров хорового искусства. «Если я приду к профессору Рогожниковой, не зная клавир наизусть, — мигом вылетала из класса, — вспоминала Наталья Попович в беседе с обозревателем «РГ». — И мы с Женей ночь напролет сидели, учили. А теперь ко мне приходят хормейстеры из Московской консерватории, я ставлю перед ними клавир — они о нем представления не имеют! Какое же ты имеешь право выходить к хору?! Нет, я не хотела бы учиться в Москве! Потому что меня всему научили в Уральской консерватории. И в первую очередь — любви к музыке. И тому, что человек не имеет права выходить к оркестру или хору, если у него нет своего видения, своей интерпретации, представления о том, что он хочет сказать этим сочинением».

Большой талант молодого хормейстера был всем очевиден. Уже с четвертого курса ее пригласили в Свердловский академический театр оперы и балета. «Я это ощутила как огромную честь и окунулась в этот театр с головой, — продолжала Наталья Попович. — Это семнадцать лет в Свердловске были самыми счастливыми годами нашей с Женей жизни. Женю пригласили дирижировать спектаклями Театра музыкальной комедии, а потом и в Свердловскую оперу, где был замечательный коллектив». Здесь Колобов и Попович проработали семь лет. Именно здесь они сотворили спектакль, ставший сенсацией в Москве и мгновенно сделавший их знаменитыми, — это была первая в СССР постановка оперы Верди «Сила судьбы» на языке оригинала. О ней много писали, отмечая не только смелую интерпретацию малоизвестной у нас тогда партитуры, но и волшебное звучание хора, безукоризненно передававшего тончайшие нюансы вердиевской музыкальной драмы.

После этого триумфа талантливую пару пригласил к себе в Мариинку сам Юрий Темирканов. Но в родном Ленинграде как-то не сложилось: Колобову, прирожденному оперному маэстро, было неинтересно дирижировать балетами, и, хотя именно с ними он объездил весь мир, супружеская пара предпочла уехать в Москву.

Обоим предлагали возглавить Мариинский театр, затем — Большой. Оба от чести отказались — им неинтересно было пытаться растормошить коллективы, как говорила Наталья Попович, «обросшие ракушками». Им нужен был театр более динамичный, готовый к экспериментам. Наталья абсолютно разделяла вечное стремление Колобова как бы воссоздавать музыку заново, прямо на глазах слушателей, и во всем его поддерживала. Началась история их отношений с Театром имени Станиславского и Немировича-Данченко — история более чем драматичная. Оркестр и хор сразу полюбили новых руководителей и готовы были пойти за ними куда угодно, но тамошние народные артисты ревниво оберегали свои права петь юную Татьяну и пылкого Ленского даже на склоне лет и любым попыткам влить в закостеневший театр свежую кровь объявили войну. Дошло до крайностей: был даже спектакль, когда оркестр, защищающий своего маэстро, демонстративно отказался играть, и оперу спели под рояль. Война шла нешуточная, и супружеская пара, долго не имевшая крова и вынужденная жить в гостинице «Будапешт», уже готова была принять приглашение итальянцев возглавить оперу в Генуе, где с квартирой не было бы проблем. Но в холле гостиницы ждали артисты оркестра — ни Колобов, ни Попович не могли бросить людей, которые в них поверили. К тому же оба были преданы русскому искусству, и русская почва была для них не просто местом временного пребывания. Это были корни, из которых произрастало все, что оба любили и досконально знали, все, что потом возникало в музыке мановением их удивительных, «поющих» рук.

И всю жизнь эту пару сопровождала преданная любовь тех, кто с ними работал. Когда Колобов и Попович спустя много лет прилетели в Свердловск на юбилей родной консерватории, у трапа самолета их встретил оркестр оперного театра — над летным полем зазвучал марш из поставленной ими там оперы «Петр Первый». Эмоциональный Колобов встал перед музыкантами на колени.

Рука об руку они строили и театр своей мечты — свой театр, спроектированный по их чертежам, — «Новую оперу». Сначала она ютилась в здании бывшего кинотеатра, где было мало места для хора, и голоса звучали со всех сторон — даже сверху, из вентиляционных решеток. Это был абсолютно волшебный эффект, изобретенный гением, искавшим выход из безвыходной ситуации. Его уже было невозможно повторить, когда у театра появилось свое здание с нормальным залом и просторной сценой.

В «Новой опере» оба сразу утвердили свой главный принцип: либо ставим новые для московской публики названия, либо заново открываем старые. Спектакли вызывали споры, иной раз шокировали консерваторов необычным звучанием, нестандартными ритмами, коррективами в оркестровке или даже драматургии. Событиями стали первые в России постановки опер «Гамлет» Тома, «Двое Фоскари» Верди, «Мария Стюарт» Доницетти, «Валли» Каталани, необычный «Борис Годунов» Мусоргского, прозвучавший в малознакомой публике первой авторской редакции. Именно благодаря дивно слаженному творческому тандему могли появиться на московской сцене спектакли-приношения великим музыкантам прошлого — «Мария Каллас», Viva Verdi!, Viva Puccini!, «Россини», «Винченцо Беллини.

Читать еще:  Капитанская дочка белогорская крепость. Белгородская крепость и служба в ней

После ухода Евгения Колобова Наталья Попович продолжила его традиции. Возглавила художественно-творческую коллегию Новой оперы, стала автором идеи и концепции таких музыкальных вечеров, как музыкально-театральная композиция Bravissimo. В репертуаре появились сложнейшие, требующие филигранного мастерства оперы: «Любовный напиток» Доницетти, «Золушка» Россини с ее виртуозными ансамблями, «Набукко» и «Трубадур» Верди с его мощными хорами. Ее авторитет позволил привлечь к сотрудничеству с театром Юрия Темирканова, Эри Класа, Феликса Коробова, Альберто Веронези, Антонелло Аллеманди, Андрейса Жагарса и многих других суперзвезд мировой оперной жизни. По ее инициативе в память об Евгении Колобове был основан ежегодный фестиваль «Крещенская неделя в Новой Опере», в котором тоже принимали участие ведущие мастера России и планеты, звучали малознакомые российской публике шедевры.

С уходом Натальи Попович завершилась огромная и глубоко индивидуальная музыкальная история в жизни нашего искусства — та, что годами и десятилетиями создавалась уникально одаренным творческим и семейным тандемом. Это была совершенно отдельная, существовавшая по своим законам и принципам, ни на что иное не похожая эпоха развития российского оперного театра — яростного, мятежного, неистового, как Евгений Колобов, трепетного, проникновенного, нежного и лиричного, как Наталья Попович.

Директор «Новой оперы»: театр — не частная лавочка

От энергичного Дмитрия Сибирцева, вступившего в должность директора московского театра «Новая опера» в октябре прошлого года, с самого начала ожидали серьезных шагов. Он декларировал горячее желание реформировать театр, что невозможно без принципиальных кадровых решений. Таковые последовали спустя полгода после назначения: Сибирцев изменил положение о художественно-творческой коллегии, лишив председательского кресла и должности замдиректора по творческим вопросам главного хормейстера, вдову основателя театра Наталью Попович, которая в течение десяти лет на этом посту фактически возглавляла «Новую оперу». Театр расстался и с Игорем Колобовым-Тесля, зятем Попович, а ее дочь Марфа Колобова-Тесля, занимавшая должность заведующей литературной частью, написала заявление об уходе по собственному желанию. В итоге внутренний конфликт главы театра с семьей его основателя перерос в громкий публичный скандал. О необходимости жестких мер, о переменах – наступивших и грядущих, а также о ближайших планах «Новой оперы» Дмитрий Сибирцев рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Елена Чишковская.

— Дмитрий, вы начали реформировать «Новую оперу», но обязательно ли было ущемлять в правах Наталью Попович, которая стояла у истоков театра и худо-бедно, но держала его на плаву в течение многих лет?

— Когда я пришел в театр, были определены те вещи, которые хотелось бы сделать в ближайшее время. Естественно, за полгода все успеть невозможно, но кое-что все же получилось. Это и запуск Зеркального фойе, и поддержка уже намеченных ранее постановок, и налаживание контакта со звездами первой величины, которых очень хотелось бы видеть в театре, но с которыми нужно договариваться заранее. Для этого был создан полноценный международный отдел, появился пиар-отдел и многое другое. Но для того, чтобы все это работало как часы, в театре должно существовать четкое разделение функций и определенная вертикаль. Я — директор театра, меня назначил департамент культуры. Если департамент недоволен моей работой, то через какое-то время произойдет расставание. Но пока этого не произошло, я имею право требовать от каждого работника выполнения тех задач, которые ставлю я. В «Новой опере» же есть такое понятие как «исторически сложилось». Фактически это значит, что люди могут делать все, что угодно, и им ничего за это не будет.

— А можно конкретный пример?

— За полгода я упредил серьезный отток средств из театра. Уникальная ситуация: театр стал больше тратить на гастролеров, на закупку инструментов, а денег при этом не стало меньше, наоборот — прибавилось. Потому что появился нормальный отдел снабжения, который ищет самые выгодные с коммерческой точки зрения варианты, а не заключает договора с некими дружественными фирмами. Такое в театре было, я это упразднил, и тут же выяснилось, что это противоречит тому, как «исторически сложилось».

— Давайте вернемся к Попович. Что из методов, «исторически сложившихся» во время ее художественного руководства театром, вас не устроило?

— Во-первых, полное неуважение к людям, которые выходят на сцену. Этого я не приемлю. Как только я слышу крики и вопли, которые обладающий властью человек начинает испускать при своих сотрудниках, меня это настораживает. Во-вторых, абсолютное неприятие того, что может меняться репертуарная политика. В-третьих, привычка определенных лиц считать театр своей собственностью. Как только я начал менять имидж театра, это вызвало бурю негодования: «Как вы можете ломать существующий в театре стиль?!». Да, я ломаю. Потому что сейчас «Новая опера» в плане известности в городе не дорабатывает. Посмотрите на наш сайт в интернете, который по идее должен привлекать зрителей. Он похож на сайт института мясомолочной промышленности, где все герои висят на доске почета с одинаково напряженными лицами. Такого быть не должно.

— И вы решились на серьезный шаг — обновление художественно-творческой коллегии, которую многие годы возглавляла Наталья Попович в статусе, по сути, худрука труппы?

— В соответствии с уставом театра я изменил состав и положение о коллегии. На самом деле люди, которые в ней работали, и дальше будут работать. В нее по-прежнему входят все наши дирижеры, главный художник, директор театра и главный хормейстер, то есть Наталья Попович. Изменилось позиционирование каждого человека. Основатель театра был дирижером, и нет никакой проблемы в том, что художественно-творческой коллегией будет руководить нынешний главный дирижер Ян Латам-Кениг. Он будет определять музыкальную политику театра, у него будет два голоса в коллегии. У остальных – по одному.

Читать еще:  Проведение игр и пари юрком. Актуальные проблемы, связанные с проведением игр и пари

— Вы же понимаете, что объявили войну?

— А театр и не бывает без конфликтов. Более того, огромное количество склок было спровоцировано как раз политикой прошлого художественного руководства. Здесь существовала система стравливания людей, когда один солист мог быть лишен роли, а другой, наоборот, обласкан. Если бы это было «ООО» и в нем был бы директор или художественный руководитель, который сам бы зарабатывал деньги и выдавал их артистам, нет проблем. Но театр – не частная лавочка. У него есть учредитель, который платит деньги. Борясь со мной, люди борются с департаментом культуры, который платит им зарплату. Их главный аргумент – «мы так привыкли». Я не могу с этим мириться. В театре нет должности худрука, и уж тем более нет таких должностей как «дочка Колобова» и «зять Колобова». Есть заведующий литературной частью и заместитель директора. И они должны выполнять свои обязанности.

— Что же, они их не выполняли?

— Что касается Марфы Евгеньевны, то когда избалованный ребенок считает, что ему все дозволено и уверен, что является полноправным хозяином театра, то надо его, фигурально выражаясь, поставить в угол. Наша заведующая литературной частью просто не понимала, что она даже по своей должности была обязана очень многим людям в театре подчиняться. После того как я провел совещание, на котором сообщил, что главные решения будут приниматься в директорском кабинете, ко мне пришла Марфа и сказала дословно следующее: «Мы вас сюда поставили, мы вас отсюда и уберем». После этого разговора и Наталья Григорьевна перестала сюда приходить. Я прекрасно понимаю, какое положение Попович занимает в театре. Ни разу не было, чтобы я вызвал ее, — мы всегда созванивались, договаривались о встрече, когда хотела она. Так начался открытый конфликт.

— В результате вы уволили зятя Попович.

— Я пытался с ним работать. Он был заместителем директора по общим вопросам, то есть заместителем ни по чему. Это была некая выдуманная должность, чтобы человек мог получать деньги. Сначала я попытался завалить его работой. С чем-то он справлялся, где-то проявлял не очень серьезную грамотность. Но когда возникла конфликтная ситуация, он вообще перестал делать что-либо. Тогда я просто упразднил его должность.

— Наталья Попович на изменения в художественной коллегии отреагировала высказываниями в прессе, заявив, что будет бороться за театр.

— Да, она написала, что считает эту коллегию неправомочной, отправила несколько писем в департамент культуры. Я не исключаю и того, что она откажется посещать собрания коллегии, хотя мне бы этого не хотелось, потому что она человек очень опытный. Но с другой стороны, у нее есть определенная ностальгия по тому, что было. Знаете, бывают провинциальные театры со столичными замашками, а бывают столичные театры с провинциальным уклоном. Я хочу, чтобы мы были по-настоящему столичным театром. Поэтому коллегия будет собираться и решать текущие вопросы. Я ввел в ее состав приглашенных специалистов, которые не обязаны посещать каждое заседание. Это Алла Сигалова, историк оперы Михаил Мугинштейн, баритон Борис Стаценко, художник Павел Каплевич. Их замечания будут носить рекомендательный характер. Люди со стороны всегда могут посмотреть на происходящее в театре свежим взглядом и дать ценные советы.

— А чем вас не устраивала репертуарная политика — вроде бы зрители довольны, зал стабильно заполняется.

— Простой пример. Наш главный дирижер Ян Латам-Кениг предложил исполнить Тринадцатую симфонию Шостаковича и «Песни странствующего подмастерья» Малера. Прекрасная программа, но – не продаваемая. Постоянная публика театра привыкла, что ей все время дают «развлекаловку» – оперные дивертисменты, которые похожи один на другой. Люди в одних и тех же костюмах, с одними и теми же номерами перетекают из одного спектакля в другой. И это выдается за новинки. Мне говорят: «Ни в коем случае не ставьте серьезных опер, народ не будет ходить». Но мы ведь должны воспитывать зрителей.

— Ваши противники упрекнут вас в том, что вы посягаете на святое – на наследие Колобова.

— Сохранение наследия Евгения Колобова — одна из моих задач. У нас есть спектакли, которые были поставлены при Колобове, а есть спектакли, которые имеют его музыкальную редакцию. В последнем случае спектакль, обветшавший в силу времени, нужно обновить и сделать привлекательным для публики. А по поводу тех опер, которые шли при Колобове, могу сказать, что сегодня не идет больше половины того, что он сделал. Причем, это именно те названия, которые абсолютно соответствуют словосочетанию «Новая опера»: «Искатели жемчуга», «Валли», «Мария Стюарт», «Гамлет». Интересные, редкие оперы. Но чтобы их восстановить, нужны серьезные затраты. Сделать очередной дивертисмент гораздо проще. Отказавшись от этой практики, мы, возможно, на первое время потеряем какую-то часть зрителей. Но мы должны привести театр в то состояние, когда публика будет приходить сюда потому, что здесь идет то, чего в других театрах нет. Мы должны сделать наш театр модным.

— На май в «Новой опере» намечена премьера «Тристана и Изольды» Вагнера – далеко не дивертисмент. Верите, что труппа «поднимет» такую серьезную работу?

— Когда я пришел на пост директора и услышал про «Тристана», то, зная состав труппы, которая ориентирована на другой репертуар, схватился за голову. Эта премьера была утверждена до моего прихода, и, конечно, это безумно сложно. Но я поражаюсь работоспособности многих наших артистов, которые, не взирая на то, что участвуют в текущем репертуаре, учат партии, работают со всей отдачей. Помню, 2 января я пришел в театр и увидел Вениамина Егорова, который назначен на роль Тристана. У него был урок, он занимался. Я порадовался тому, насколько профессионально человек относится к своему делу. Это то, что я уважаю и собираюсь культивировать в театре. Я сказал ему, что если все будет нормально, если он освоит этот материал, то первый спектакль будет петь именно он, хотя гастролеров к премьере нам придется подключить. В любом случае спектакль выйдет, и я надеюсь, все будет очень достойно. Ян Латам-Кениг большой специалист в музыке Вагнера, он считает, что театр справится. Ну и самое главное, что интерес зрителей уже очень велик. Два первых спектакля практически полностью проданы, несмотря на начинающийся дачный сезон. А значит, «Тристан» привлекает публику.

Читать еще:  Первый кукольный театр в мире. Кукольный театр как синтетический жанр

Культура

Театр

Умерла Наталья Попович

Наталья Попович будет похоронена в понедельник на Ваганьковском кладбище‍

В Москве в возрасте 73 лет умерла основательница московского театра «Новая опера» им. Е.В. Колобова народная артистка России Наталья Попович. Прощание с хормейстером пройдет в зеркальном фойе театра 2 апреля. В этот же день состоятся похороны Попович на Ваганьковском кладбище.

Основательница московского театра «Новая опера» им. Е.В. Колобова народная артистка России Наталья Попович умерла в пятницу, 30 марта, в возрасте 73 лет, передает RT. Прощание с ней состоится 2 апреля в Зеркальном фойе театра, передает ФАН.

«Прощание с Натальей Григорьевной пройдет в зеркальном фойе театра «Новая опера» имени Колобова 2 апреля с 11:00 до 13:00. В этот же день состоятся похороны на Ваганьковском кладбище, где Наталья Григорьевна будет похоронена рядом с мужем, выдающимся дирижером Евгением Владимировичем Колобовым», — рассказали в театре.

  • Наталья Попович, 2012 год
  • Хормейстер Наталья Попович во время получения премии за лучшее музыкальное решение на церемонии вручения Российской оперной премии Casta Diva в Москве, 2003 год
  • Хормейстер Наталья Попович на премьере гала-концерта «Viva Verdi!», 2013 год
  • Хормейстер Наталья Попович
  • Глава департамента культуры Москвы Сергей Капков и хормейстер Наталья Попович во время сбора труппы на открытии XXII сезона, 2012 год
  • Дирижер Ян Латам-Кёниг и хормейстер Наталья Попович во время сбора труппы на открытии XXII сезона, 2012 год

Также, представители театра указали на значительную роль Попович в масштабах всей страны, передает РЕН-ТВ.

«Невозможно переоценить и роль Натальи Григорьевны в становлении многих певцов; своим трудом и талантом они приумножают славу родного театра и родной страны», — сказали в театре.

Попович была главным хормейстером театра с 1991 по 2017 годы. В 1967 году еще студенткой Уральской государственной консерватории Наталья Попович, как наиболее одаренная ученица курса, была приглашена на должность хормейстера в Свердловский академический театр оперы и балета им. А.В. Луначарского, где впоследствии стала главным хормейстером, указывается в сообщении на сайте театра.

В Свердловском театре оперы и балета, совместно с главным дирижером театра Евгением Колобовым, Натальей Попович были созданы оперные спектакли, которые высоко оценивались зрителями и прессой: «Травиата» и «Сила судьбы» Дж. Верди (первая в России постановка на итальянском языке), «Кармен» Ж. Бизе, «Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова, «Петр I» А.П. Петрова и еще более 20 премьерных спектаклей.

С 1981 года Наталья Попович по приглашению дирижера Юрия Темирканова работала хормейстером в Ленинградском театре оперы и балета им. С.М. Кирова (ныне Мариинский театр). За время работы в театре Попович участвовала в постановках спектаклей с такими мастерами оперной сцены, как хормейстер Александр Мурин, дирижеры Евгений Колобов, Валерий Гергиев и многие другие. В качестве руководителя хора Наталья Попович принимала участие в аудио­записи оперы «Пират» Винченцо Беллини, в телевизионной версии спектакля «Евгений Онегин» Петра Чайковского.

С 1988 по 1991 годы Попович является главным хормейстером Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Здесь она руководила хором в уже существующих репертуарных спектаклях и участвовала в премьерных постановках опер под руководством Колобова. В 1991 году Попович вместе с Колобовым, к тому времени – мужем — создали «Новую Оперу».

«В тяжелый момент ухода Колобова из Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Григорьевна получила несколько заманчивых предложений, в том числе из Большого театра. Но она, как и муж, предпочла журавля в небе — мечту о своем театре — синице в руках», — приводит НСН слова коллег Попович.

Со дня основания театра вместе с художественным руководителем Колобовым Попович участвовала в определении идейно-творческого направления развития нового коллектива, его репертуарной политики, в формировании творческих и технических подразделений театра, внедрении контрактной системы.

Одной из заслуг главного хормейстера «Новой Оперы» Попович является воспитание хорового коллектива высокого музыкального уровня, который не только мастерски владеет искусством хорового пения, но и играет активную роль в сценическом действии спектаклей, демонстрируя актерскую раскрепощенность и пластику. В 2003 году, после кончины Колобова, по распоряжению правительства Москвы Попович стала председателем художественно-творческой коллегии театра.

Наталья Попович является автором идеи театрализованных представлений, которые стали визитной карточкой Новой Оперы: «Bravissimo!» (к 10-летию театра) и «Все это — Опера!» (к 20-летию театра в 2011 году), гала-концерта «Viva Verdi!» к 200-летию со дня рождения композитора, в котором звучат фрагменты из всех опер Верди.

За вклад в искусство Наталья Попович была награждена почетными званиями и наградами: Государственной премией РФ за создание театра «Новая Опера», почетным званием Народная артистка России, Орденом Дягилева I степени «За пользу русской культуре» (2008) и другими.

Источники:

http://rg.ru/2018/03/30/s-uhodom-natali-popovich-zavershilas-osobaia-epoha-russkogo-muzykalnogo-teatra.html
http://ria.ru/20130401/930446163.html
http://www.gazeta.ru/culture/2018/03/30/a_11701562.shtml

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector