1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На какие темы писал ю к олеша. Олеша юрий карлович — чтобы помнили

Юрий Олеша — биография, информация, личная жизнь

Юрий Олеша

Юрий Карлович Олеша. Родился 19 февраля (3 марта) 1899 года в Елисаветграде (ныне Кропивницкий) — умер 10 мая 1960 года в Москве. Русский советский писатель и поэт, драматург, журналист, киносценарист.

Юрий Олеша родился 19 февраля (3 марта по новому стилю) 1899 года в Елисаветграде (затем Кировоград, с 2016 года — Кропивницкий).

Его семья была обедневшими белорусскими дворянами. Род Олеши (первоначально православный) ведёт начало от боярина Олеши Петровича, получившего в 1508 году от князя Фёдора Ивановича Ярославича-Пинского село Бережное на Столинщине. Впоследствии род полонизировался и принял католичество. В 1922 году родители Олеши эмигрировали в Польшу.

Отец — Карл Антонович Олеша, акцизный чиновник. После революции уехал в Польшу, где умер в 1940-е годы.

Мать — Олимпия Владиславовна (1875-1963), тоже жившая после революции в Польше, пережила сына.

Старшая сестра — Ванда (1897-1919), умерла от тифа в юности.

Родным языком Юрия был польский.

В 1902 году семья переехала в Одессу. Там Юрий поступил в Ришельевскую гимназию, играл в футбол за команду гимназии. Ещё в годы учёбы начал сочинять стихи. Стихотворение «Кларимонда» (1915) было опубликовано в газете «Южный вестник».

Окончив гимназию, в 1917 году Олеша поступил в Одесский университет, два года изучал юриспруденцию. В Одессе он вместе с молодыми литераторами Валентином Катаевым, Эдуардом Багрицким и Ильей Ильфом образовал группу «Коллектив поэтов».

В годы Гражданской войны Олеша оставался в Одессе, в 1921 году переехал по приглашению В. Нарбута на работу в Харьков. Работал журналистом и печатал стихи в газетах.

Юрий Олеша в молодости

В 1922 году Олеша переехал в Москву, писал фельетоны и статьи, подписывая их псевдонимом Зубило. Эти произведения публиковались в отраслевой газете железнодорожников «Гудок» (в ней печатались также Михаил Булгаков, Валентин Катаев, Илья Ильф и Евгений Петров). «Одно из самых дорогих для меня воспоминаний моей жизни — это моя работа в «Гудке». Тут соединилось всё: и моя молодость, и молодость моей советской родины, и молодость, если можно так выразиться, нашей прессы, нашей журналистики», — позднее писал Олеша в своем дневнике.

В Москве Олеша жил в знаменитом «писательском доме» в Камергерском переулке, в котором, как писал он в своем дневнике, все «буквально играло, веселилось моцартианское начало».

В 1924 году Олеша написал своё первое большое прозаическое произведение — роман-сказку «Три толстяка», который был опубликован лишь четыре года спустя. Всё произведение проникнуто романтическим революционным духом. Это сказка про революцию, про то, как весело и мужественно борются против господства трёх жадных и ненасытных толстяков-властителей бедные и благородные люди, как они спасают их усыновленного наследника Тутти, оказавшегося украденным братом главной героини — девочки-циркачки Суок, и как весь народ порабощённой страны становится свободным.

В 1927 году в журнале «Красная новь» был опубликован роман «Зависть», одно из лучших произведений советской литературы о месте интеллигенции в послереволюционной России. Романтизм революции и связанные с ней надежды, присущие сказке «Три толстяка», резко потонули в новых сложившихся условиях. Многие литературные критики называют «Зависть» вершиной творчества Олеши и, несомненно, одной из вершин русской литературы XX века. В 1929 году автор написал по этому роману пьесу «Заговор чувств».

В 1930-е и последующие годы из-под его пера не вышло крупных художественных произведений. Писатель оказался невостребованным. На Первом съезде Союза писателей Олеша произнёс покаянную речь, где уподобил себя главному герою романа «Зависть» Николаю Кавалерову: «Кавалеров — это я сам. Да, Кавалеров смотрел на мир моими глазами: краски, цвета, образы и умозаключения Кавалерова принадлежат мне. И это были наиболее яркие краски, которые я видел. Многие из них пришли из детства или вылетели из самого заветного уголка, из ящика неповторимых наблюдений. Как художник, проявил я в Кавалерове наиболее чистую силу, силу первой вещи, силу пересказа первых впечатлений. И тут сказали, что Кавалеров — пошляк и ничтожество. Зная, что много в Кавалерове есть моего личного, я принял на себя это обвинение в пошлости, и оно меня потрясло».

Литературовед А. Гладков назвал выступление Олеши, развенчивающее Кавалеровых как пережиток старого режима, «автобиографическим самооговором»: «Запретив себе в искусстве быть самим собой, Олеша стал никем. Таков суровый и справедливый закон творчества. Или ты — это ты, или — никто». Сам Олеша так объяснял в письме к жене свой творческий кризис: «Просто та эстетика, которая является существом моего искусства, сейчас не нужна, даже враждебна — не против страны, а против банды установивших другую, подлую, антихудожественную эстетику».

В 1930-е годы по заказу МХАТа Олеша работал над пьесой о нищем, «в основе которой лежала владевшая им мысль об отчаянии и нищете человека, у которого отнято все, кроме клички «писатель»».

Критическое отношение к советской действительности сквозит и в пьесе «Список благодеяний» (1930), которую под давлением цензуры пришлось переписать. Поставленный Мейерхольдом спектакль три сезона давал полные сборы, после чего был снят (не по цензурным соображениям).

В 1930-х годах многие друзья и знакомые писателя были репрессированы, главные произведения самого Олеши с 1936 по 1956 годы не переиздавались.

В годы войны Олеша жил в эвакуации в Ашхабаде, затем вернулся в Москву. Обстановка того времени, которую он не воспринимал, оказывала на Олешу заметное угнетающее воздействие. Писать по канонам соцреализма он не хотел и не мог. «Всё опровергнуто, и всё стало несерьёзно после того, как ценой нашей молодости, жизни — установлена единственная истина: революция», — писал он в своём дневнике.

Однако о том, что дар художника не был им утрачен, свидетельствуют многочисленные дневниковые записи Олеши, обладающие качествами подлинно художественной прозы. После смерти писателя, в 1961 году, под названием «Ни дня без строчки» были опубликованы первые выдержки из его дневника. В отборе и составлении книги принимал участие Виктор Шкловский. Отдельное издание вышло в 1965 году. В книге Олеши прихотливо перемешаны автобиографические сюжеты, размышления автора об искусстве и о происходящем вокруг. Существенно дополненное издание дневников Олеши увидело свет в 1999 году под названием «Книга прощания» (редактор В. Гудкова).

«Я твёрдо знаю о себе, что у меня есть дар называть вещи по-иному. Иногда удается лучше, иногда хуже. Зачем этот дар — не знаю. Почему-то он нужен людям. Ребёнок, услышав метафору, даже мимоходом, даже краем уха, выходит на мгновенье из игры, слушает и потом одобрительно смеется. Значит, это нужно», — писал он о себе.

После возвращения из эвакуации Олеша, потерявший право на московскую жилплощадь, жил в квартире Эм. Казакевича. В последние годы жизни его часто можно было видеть в Доме литераторов, но не выступающим в залах, а внизу в ресторане, где он просиживал со стаканом водки. Денег у него не было, удачливые советские литераторы почитали за честь угостить истинного писателя, прекрасно осознавая его огромный талант. Однажды, узнав, что существуют разные категории похорон советских писателей, он поинтересовался, по какой категории похоронят его. Ему объяснили, что похоронили бы его по самой высшей, самой дорогой категории. Олеша ответил: нельзя ли похоронить его по самой низкой категории, а разницу вернуть сейчас?

Читать еще:  Легион и гадаринские свиньи. Почему бесы просились войти в свиней

Пристрастие к спиртному подорвало крепкое здоровье писателя. Олеша скончался в Москве 10 мая 1960 года. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище (1 уч. 1 ряд).

«В конце концов неважно, чего я достиг в жизни, — важно, что я каждую минуту жил», — говорил Олеша.

Юрий Олеша (документальный фильм)

Личная жизнь Юрия Олеши:

Ухаживал за Валентиной Леонтьевной Грюнзайд, которой даже посвятил книгу «Три толстяка». Однако Грюнзайд предпочла ему другого — стала женой писателя Евгения Петровича Петрова (Катаева).

Проживал в гражданском браке с Серафимой Суок.

Серафима Суок — гражданская жена Юрия Олеши

Жена — Ольга Суок (1899—1978), родная сестра его бывшей гражданской жены Серафимы Суок. Воспитывал её сына от первого брака, который в 17 лет покончил с собой.

Юрий Олеша с Серафимой и Ольгой Суок

Юрий Олеша и Ольга Суок

Библиография Юрия Олеши:

«Три толстяка» (1924);
«Зависть» (1927);
«Нищий» (эскизы, 1929)

«Маленькое сердце» (1918, текст утерян);
«Игра в плаху» (1920);
«Заговор чувств» (1929, инсценировка романа «Зависть»);
«Три толстяка» (1929, инсценировка одноимённого романа);
«Список благодеяний» (1930);
«Смерть Занда» (неоконченная пьеса о коммунисте Занде в 6 сценах, 1929—1930);
«Смерть Занда» (другое название — «Чёрный человек», наброски к пьесе о писателе Занде, 1931—1934);
«Бильбао» (эскизы, 1937—1938);
«Черная бутылка» (эскизы инсценировки романа Ж. Верна «Дети капитана Гранта», 1946);
«Идиот» (инсценировка романа Ф. М. Достоевского, 1958);
«Цветы запоздалые» (инсценировка рассказа А. П. Чехова, 1959);
«Гранатовый браслет» (эскизы инсценировки повести А. Н. Куприна, 1959)

«Рассказ об одном поцелуе» (1918; судьба фильма неизвестна);
«Строгий юноша» (1934, для фильма «Строгий юноша»);
«Кардинальные вопросы» (1935, не снят);
«Солдаты болот» («Вальтер», для фильма «Болотные солдаты», 1938);
«Ошибка инженера Кочина» (для фильма «Ошибка инженера Кочина», совм. с А. Мачеретом, 1939);
«Двадцатилетие советской кинематографии» (для документального фильма «Кино за 20 лет», совм. с А. Мачеретом, В. Пудовкиным, Э. Шуб, 1940);
«Маяк» (диалоги для новеллы из «Боевого киносборника № 9», 1942);
«Девочка и цирк» (для мультфильма «Девочка в цирке», 1949);
«Огонь» («Мышь и время», 1950, не снят; позже сценарий был переработан М. Вольпиным и О. Суок для мультфильма «Огонь», 1971);
«Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях» (для мультфильма ««Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях», 1951);
«Море зовёт» (диалоги для фильма «Море зовёт», сценарий В. Морозова, Н. Морозовой, 1959);
«Три толстяка» (по одноимённому роману, 1959, не снят)

«Агасфер» (1920);
«Беатриче» (1920)

«Ни дня без строчки» (избранные фрагменты, разделённые по темам);
«Книга прощания» (полное издание, исключающее некоторые повторы, в хронологическом порядке)

Экранизации произведений Юрия Олеши:

1963 — Три толстяка (мультфильм);
1966 — Три толстяка (фильм);
1967 — Зависть (телеспектакль);
1967 — Ангел (киноальманах «Начало неведомого века», новелла первая);
1969 — Цветы запоздалые (инсценировка рассказа Чехова, сделанная Юрием Олешей);
1971 — Огонь (мультфильм);
1980 — Разлучённые (мультфильм).

кадры из фильма «Три толстяка»

Сценарии Юрия Олеши к фильмам:

1936 — «Строгий юноша»;
1938 — «Болотные солдаты»;
1939 — «Ошибка инженера Кочина»;
1940 — «Кино за 20 лет» (документальный);
1942 — «Боевой киносборник № 9» (новелла «Маяк», диалоги);
1950 — «Девочка в цирке»;
1951 — «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях»;
1959 — «Море зовёт» (диалоги)

Растворившийся гений: почему Юрий Олеша стал футбольным репортером

Юрий Карлович Олеша, один из главных писателей Советской России предвоенного периода, родился 19 февраля (3 марта по новому стилю) 1899 года. В день 120-летия автора «Зависти» и «Трех толстяков» «Известия» вспоминают о его вкладе в отечественную литературу.

Судьба-индейка

Олеша прожил шестьдесят с небольшим — для русского литератора в кровавом ХХ веке это само по себе успех. Другое дело, что жизнь эта делится на две приблизительно равные по продолжительности части: первую прожил самый талантливый, вероятно, писатель своего поколения, вторую — полузабытый автор одной удачной детской книжки, пропивающий в буфете Дома литераторов гонорары от случайных переводов с туркменского. Впрочем, по законам жанра посмертная судьба Олеши оказалась едва ли не счастливей даже его молодости: статус классика он обрел мгновенно, как только был перечтен заново. (Справедливости ради, начало этой своеобразной реабилитации Олеша успел увидеть собственными глазами.)

Он родился в Елисаветграде в семье более польской, нежели русской, и по остроумному замечанию современного исследователя должен был в этом Елисаветграде окончательно обрусеть, да вот только родители переехали в Одессу. Самый космополитичный город империи оказался идеальной питательной средой для будущего писателя. Впрочем, из многочисленных одесс того времени — русской, украинской, еврейской, европейской — Олеша воспитан был только первой и последней. («В Одессе я научился считать себя близким к Западу. В детстве я жил как бы в Европе».)

«Русским европейцем» Олеша остался навсегда — только не в высокопарном смысле этих слов, а в тривиально-бытовом. Он, например, обожал футбол (для русского писателя, обыкновенно к спорту равнодушного, черта нечастая), играл в юности за свою гимназию на первенство города и сохранил память об этом на всю жизнь. Проучившись недолго в университете, он выбрал ремесло журналиста — довольно обычное дело в послереволюционной России для лояльного (или равнодушного политически) интеллигента. Гражданскую войну провел в Одессе, видимо, тщательно отстраняясь от внешних бурь — в отличие от своих друзей — Катаева, деникинского офицера и белого подпольщика, и Багрицкого, красного партизана. Начинал в «Бюро украинской печати» и ЮгРОСТА, год провел в Харькове, а в 1922 году вместе с Катаевым перебрался в Москву. Работать они пошли, разумеется, в «Гудок».

Шумим, братцы!

Четвертая полоса газеты «Гудок» — советский «Арзамас», это общеизвестно. Катаев, Ильф, Булгаков, Бабель, Багрицкий, Паустовский, «самые веселые люди в тогдашней Москве» по замечанию последнего. Публиковались на четвертой полосе в основном фельетоны и читательские письма, чаще всего — перелицованные до неузнаваемости и снабженные заголовками вроде «Шайкой по черепу» или «И осел ушами шевелит». Юрий Олеша был в этой компании не просто равным — первым. «Мы потонули в сиянии его славы», впоследствии напишет об Олеше-фельетонисте ревнивый Катаев. Рука об руку с успехом шло и материальное благополучие: «За каждый фельетон мне платят столько, сколько путевой сторож получает в месяц. Иногда требуется два фельетона в день». Советский литератор периода НЭПа — это блистательный шумный драчливый гуляка, битком набитый деньгами. Наилучшим образом всё это описано, разумеется, у Катаева в книге «Алмазный мой венец», которая, кроме всего прочего, — важнейший (хотя и небеспристрастный) источник знаний о Юрии Олеше.

Писать прозу Олеша начал еще в Одессе, но настоящая гигантская слава пришла после «Зависти». Роман этот — первый по-настоящему важный и великий текст о новой России и ее людях, написанный благонадежным, но критически мыслящим человеком. В этой России, по мысли Олеши, есть и «лишние люди» (главный герой Николай Кавалеров), и «хозяева жизни» (Андрей Бабичев), и социальное, и эмоциональное дно, и неустроенность, и горе. Но помимо сложной онтологической основы, у «Зависти» есть еще одно достоинство: это просто виртуозно написанный текст. Никто так не обращался в советской литературе с метафорами, как это умел Олеша. Ну а по части натурализма в описаниях ему не было равных и во всей предыдущей русской литературе.

Читать еще:  Поздравление с днем рождения девушке музыканту. Поздравление музыканту в прозе

Через год после «Зависти», в 1928-м, выходят «Три толстяка» (написаны они были, впрочем, за четыре года до), книга, обеспечившая Олеше громадную славу уже не только у одних критиков, но у самого широкого читателя. Кстати, многие забывают, что критика как раз приняла сказку довольно холодно (зато ее энергично защищал Мандельштам), обвиняя автора в переизбытке образности и чрезмерной любви к описанию вещей при аналогичном невнимании к людям. Еще спустя три года выходит «Вишневая косточка», сборник рассказов, в которых Олеша поднимается до истинно бунинского уровня. В возрасте 32 лет писатель Юрий Олеша исчезает.

Некрасиво уйти

О причинах, приведших к тому, что в энциклопедиях тактично называют «более не создает цельных художественных произведений»,единого мнения нет.

Есть версия вульгарно-политическая. Олеша действительно не вписался в новую художественную реальность , каялся на первом съезде Союза писателей в каких-то невероятных грехах («Николай Кавалеров — это я»). Но его не репрессировали, даже не лишили куска хлеба: он писал сценарии, статьи (в том числе о футболе), рассказы, а кочующая из источника в источник фраза «про запрет на публикацию и упоминание» — просто выдумка. «Три толстяка» спокойно переиздавались, на книжку 1940 года Лидия Чуковская откликнулась рецензией в журнале «Детская литература» (ругательной, впрочем). Бабель, в 1937 году отвечая на вопрос какой-то анкеты, в числе крупнейших современных писателей называл и Олешу. То есть удачливым совписом подобно своему другу Катаеву Олеша не стал, но и полным изгоем явно не был.

Вторая версия может быть условно названа «фрейдистской». Всю жизнь Олеша страдал от неразделенной любви — правда, к нескольким женщинам. Валентина Грюйзанд ушла от него к Евгению Петрову, Серафима Суок (одолжившая свою фамилию в качестве имени одной из героинь «Трех толстяков») — к Владимиру Нарбуту. Драматизм личной жизни Олеши и ее влияние на творчество писателя исследователям кажется бесспорным. Но строить на этом превращение автора «Зависти» в футбольного репортера «Вечерки» всё же немного странно.

Юрий Олеша

Ю рий Олеша создал свои первые стихотворения еще в школе. После он пробовал себя в разных амплуа: писал агитационные стихи, тексты для плакатов, фельетоны для газеты «Гудок», работал над сказкой о революции «Три толстяка» и романом «Зависть». В 1930-х годах вышла его пьеса о двойственности советской власти, и после этого произведения Олеши попали под негласный запрет.

«Последний человек века»: детство и юность Юрия Олеши

«Гейне, родившийся в 1801 году, называл себя первым человеком девятнадцатого века. Родившись на другом конце века, я могу назвать себя его последним человеком», — говорил о себе Юрий Олеша. Будущий писатель родился 3 марта 1899 года в Елисаветграде — сейчас это украинский город Кропивницкий. Его семья происходила из древнего рода польских дворян. Отец, акцизный чиновник Карл Олеша, до появления сына владел большим имением Юнище, но продал его за крупную сумму. От вырученных денег через несколько лет не осталось и следа: отец и дядя Юрия Олеши были азартными игроками в карты. «Я вспоминаю какую-то семейную ссору, сопровождающуюся угрозами стрелять из револьвера, и ссора эта возникает, как вспоминаю я, из-за остатков денег, тоже проигранных», — писал Олеша в книге «Ни дня без строчки». О былом богатстве напоминал только родовой герб — олень, рога которого украшала корона.

Когда Юрию Олеше исполнилось три года, семья переехала в Одессу. Воспитанием мальчика занималась бабушка. Она учила его арифметике и русскому языку, помимо родного польского.

Вскоре началась революция 1905 года. В начале ХХ века Одесса была одним из центров анархистских группировок в России. На улицах устраивали общегородские забастовки, возводили баррикады, перестреливались с полицией. Маленький Юрий слышал, как разорвалась бомба в центре Одессы, в кофейне Либмана. Это был самый кровавый теракт в истории города: пострадали 50 человек.

В 1905 году матросы военного корабля «Князь Потемкин-Таврический» подняли мятеж. Чтобы пополнить запасы угля, воды и продовольствия, восставшие направили судно в сторону Одессы. «Когда броненосец «Потемкин» подошел к Одессе и стал на ее рейде, все в семье, в том числе и я, были охвачены страхом. Я, конечно, не понимал, почему на броненосце произошел мятеж. Я знал, правда, что этот мятеж против царя», — вспоминал Юрий Олеша.

Первые произведения молодого писателя

К 1907 году в Одессе стало спокойно. Когда Юрию Олеше исполнилось 11 лет, он поступил в одесскую Ришельевскую гимназию. Это учебное заведение считалось одним из лучших в городе и славилось тем, что почетными гостями в нем бывали Александр Пушкин и Николай Гоголь. В книге «Алмазный мой венец» советский писатель Валентин Катаев упоминал, что в гимназической среде ришельевцы считались аристократами. Даже форму они носили другого цвета — серую, тогда как в других одесских школах она была черной.

Среди товарищей Юрий Олеша слыл ироничным и острым на язык юношей. Его немного побаивались: никто не хотел стать предметом насмешек. Литература в этот период интересовала будущего писателя гораздо меньше, чем футбол — новый для того времени вид спорта, который быстро стал популярен среди гимназистов. Олеша играл за сборную Ришельевской гимназии в финале Олимпийских игр Одесского учебного округа.

Однако мечтам о спортивной карьере не суждено было сбыться: из-за слабого сердца врачи вскоре запретили ему играть в футбол.

Первые стихотворения Юрий Олеша написал, когда учился в старших классах. В 1915 году одесская газета «Южный вестник» опубликовала его произведение «Кларимонда», а спустя три года молодой поэт подарил тетрадь с 35 стихами «Виноградные чаши» учителю словесности Аркадию Автономову.

Вместе с другом детства, будущим писателем Валентином Катаевым, Олеша следил за новыми направлениями поэзии, которые возникали в Петербурге начала ХХ века. Александр Блок, Анна Ахматова, Игорь Северянин — эти фамилии только начинали звучать в Одессе. Центром литературной жизни была дача переводчика Александра Федорова, ученика поэта Аполлона Майкова. Там собирались писатели, художники, актеры, а Юрий Олеша приезжал туда послушать разговоры об искусстве. Федоров поддерживал молодых поэтов, читал стихи Олеши и помогал ему работать с рифмами.

Юрий Олеша окончил гимназию в 1917 году. Его выпуск стал последним из тех, кто получил аттестаты с двуглавым императорским орлом. После школы будущий писатель поступил на юридический факультет Новороссийского университета. Однако он продолжал создавать произведения и вскоре стал членом литературного кружка «Зеленая лампа». Его посещали и сестры Суок — дочери австрийского эмигранта. Юрий влюбился в младшую из них, Серафиму, и она ответила ему взаимностью. В 1918 году было опубликовано прозаическое произведение Олеши — «Рассказ об одном поцелуе».

«Коллектив поэтов» в Одессе и харьковский ЮгРОСТА

В 1920 году, после нескольких лет беспорядков, в Одессе окончательно установилась советская власть. Тогда же в городе появился новый литературный клуб — «Коллектив поэтов». В него вступили Юрий Олеша, Исаак Бабель, Илья Ильф, Лев Славин, Валентин Катаев, Эдуард Багрицкий. Все они тогда писали стихи, хотя позже многие из «Коллектива поэтов» прославились как прозаики. Руководителя у клуба не было. Участники собирались сначала в кафе, затем в просторной квартире в центре города, читали стихи и поэмы, устраивали тематические вечера. «Отношение друг к другу было суровое. Мы все готовились в профессионалы. Мы серьезно работали. Это была школа», — писал Олеша.

Читать еще:  Пабло пикассо высказывания. Пикассо пабло - цитаты, афоризмы, высказывания, фразы

Юрий Олеша, Эдуард Багрицкий и Валентин Катаев работали в недавно открывшемся южном отделении Российского телеграфного агентства — ЮгРОСТА. Они составляли тексты к плакатам, писали агитационные стихи. Возглавлял агентство поэт-акмеист Владимир Нарбут. Писатели подружились, но уже через год Нарбута направили заведовать Украинским отделением в Харьков.

В 1921 году Катаев и Олеша со своей возлюбленной Серафимой Суок переехали вслед за Нарбутом.

Тем временем родителям Юрия Олеши разрешили выехать в Польшу. «Семья наша материально разрушилась, отец не служил, потому что той службы, которую он исполнял прежде, не было, не играл в карты, потому что клубы уже давно существовали лихорадочно, то закрываясь, то открываясь…» — вспоминал Юрий Олеша. Родители звали сына с собой, но он отказался. С Серафимой Суок он к тому времени расстался, и она вскоре вышла замуж за Владимира Нарбута.

Чтобы хоть немного заработать, Олеша днем составлял агитки, а по вечерам выступал в кавказском ресторане «Вердене» в качестве конферансье. В Харькове он прожил недолго: в 1922 году друзья предложили ему переехать в Москву. Первым уехал Катаев: он собирался познакомиться с журналистами и подыскать издание для публикации своих произведений. Затем отправились в Москву и Владимир Нарбут с Серафимой Суок. Последним покинул Харьков сам Олеша.

Фельетоны для «Гудка»

В Москве Юрий Олеша устроился в газету железнодорожников «Гудок». В ней публиковали произведения Михаила Булгакова, Ильи Ильфа, Евгения Петрова, Константина Паустовского. Сначала Олеша отправлял письма от имени газеты и вел другую документацию, но однажды начальник отдела доверил ему написать фельетон по письму рабочего корреспондента. Текст понравился редактору, и произведения молодого писателя стали печатать под псевдонимом Зубило. Темы для статей автор брал из писем, которые приходили в редакцию: в них читатели и рабкоры жаловались на бюрократов, расхитителей, нарушителей новых советских порядков. Пока их публиковали без изменений, рубрика считалась самой скучной в газете. Но когда ее заменили на фельетоны Олеши, тираж «Гудка» вырос: теперь его читали не только железнодорожники. «Булгаков и я потонули в сиянии славы Зубилы. Как мы ни старались придумывать для себя броские псевдонимы, ничего не могло помочь», — вспоминал об этом времени Валентин Катаев.

Руководство газеты часто отправляло самых популярных авторов, в том числе Юрия Олешу, на «гастроли» по крупным железнодорожным узлам. Билеты на выступления Зубило раскупали мгновенно. В его творческих вечерах участвовали и зрители: Олеша предлагал одной половине зала выкрикивать любые слова, какие придут в голову. Вторая половина подбирала к ним рифмы. Секретарь записывал все пары слов, затем конферансье объявлял: «А сейчас товарищ Зубило на глазах у всех сочинит из этих слов поэму!» Олеша быстро составлял стихотворение, в котором использовал все названные слова в таком же порядке.

Соревнование с Андерсеном: сказка «Три толстяка»

В 1924 году Юрий Олеша познакомился с 13-летней Валентиной Грюнзайд — дочерью поставщика чая, которая жила напротив его дома. До знакомства писатель часто видел, как она сидит на подоконнике с книгой. Грюнзайд рассказала Олеше, что любит сказки Ханса Христиана Андерсена, и он пообещал создать для нее историю лучше, чем у датского писателя. Так началась работа над романом-сказкой «Три Толстяка». Олеша отматывал бумагу от газетного рулона в типографии, раскатывал ее на полу в комнате и писал по ночам. Произведение было создано всего за восемь месяцев. Прототипами девочки Суок стали бывшая возлюбленная автора, Серафима Суок, и ее сестры — Ольга и Лидия.

Но в печать «Три толстяка» попали не сразу: издателям казалось неуместным писать о революции в сказочной форме. Сначала в 1927 году вышел роман Олеши «Зависть». За «хорошую дерзость» похвалил это произведение Максим Горький, талант Олеши отметили Владислав Ходасевич и Владимир Набоков.

Критик-эмигрант Марк Слоним писал о романе: «Содержание концентрируется вокруг конфликта между человеком и эпохой. Эпоха требует от человека, чтобы он включился в работу нового гигантского социального механизма, пожертвовав чувствами, личным счастьем, трансцендентальными ценностями». Через два года Театр имени Вахтангова и петербургский БДТ поставили по мотивам романа спектакль «Заговор чувств».

Только после этого, в 1928 году, вышло первое издание «Трех толстяков». В 1930 году сказку поставили на сцене МХАТа и Ленинградского БДТ имени Горького. «Из всех пишущих для сцены я чувствую драматурга настоящего пока только в трех — Булгаков, Афиногенов и Олеша», — замечал в конце 1931 года театральный режиссер Владимир Немирович-Данченко. По мотивам «Трех толстяков» в 1950-х годах поставили балет, а в 1966-м на экраны вышел одноименный фильм режиссера Алексея Баталова.

Запрет на печать и последние годы жизни

В 1930 году Юрий Олеша создал пьесу «Список благодеяний», в которой главная героиня записывала в тетрадь благодеяния и преступления советской власти. В уста девушки автор вложил такие слова о новом государстве: «Мыслью я воспринимала полностью понятие коммунизма. Мозгом я понимала, что торжество пролетариата естественно и закономерно. Но ощущение мое было против, я была разорвана пополам». Произведение хотел поставить режиссер Всеволод Мейерхольд, но пьесу запретили.

«Рабочие завода «Красный пролетарий» взяли шефство над группой писателей, чтобы приблизить их творчество непосредственно к цеху», — говорилось в заметке, которая появилась на страницах «Литературной газеты» 5 ноября 1930 года. К этой «группе писателей» принадлежал и Юрий Олеша, которого критиковали на собраниях, призывали «слиться с массой», писать просто и прямолинейно. От такого творчества он отказался и написал в дневнике, что литература для него кончилась. В 1934 году на Первом съезде советских писателей Олеша в своей речи сказал: «Я мог поехать на стройку, жить на заводе среди рабочих, описать их в очерке, даже в романе, но это не было моей темой, не было темой, которая шла от моей кровеносной системы, от моего дыхания. Я не был в этой теме настоящим художником. Я бы лгал, выдумывал; у меня не было бы того, что называется вдохновением. Мне трудно понять тип рабочего, тип героя-революционера. Я им не могу быть».

После этого книги Олеши больше не публиковали. В 1934 году он создал киносценарий «Строгий юноша». Но снятый по нему фильм запретили: автора обвинили в пессимизме и «грубейших отклонениях от стиля социалистического реализма».

Великую Отечественную войну Олеша пережил в эвакуации в туркменском городе Ашхабаде. Писатель выступал на радио, работал над сценариями для Киевской киностудии.

Вынужденное молчание писателя длилось до 1950-х годов. Даже когда запрет на печать его произведений сняли, Юрий Олеша писал мало. 10 мая 1960 года Олеша умер. В 1965 году вышел сборник «Ни дня без строчки», в который вошли заметки из дневников, архивов и записных книжек писателя.

Источники:

http://stuki-druki.com/authors/Olesha-Yuriy.php
http://iz.ru/851771/aleksei-korolev/rastvorivshiisia-genii-pochemu-iurii-olesha-stal-futbolnym-reporterom
http://www.culture.ru/persons/9639/yurii-olesha

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector