1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Находящихся во власти противника, в том числе на оккупированной территории.

Находящихся во власти противника, в том числе на оккупированной территории;

Основные требования международного гуманитарного права по защите из числа гражданского ннаселения

При осуществлении операции по оказанию гуманитар­ной помощи каждая сторона в конфликте обязана свобод­но пропускать поставки грузов помощи для нуждающего­ся гражданского населения. Государство, разрешающее пропуск груза, имеет право проверить его содержимое и удостовериться, что он попадет по назначению, а не бу­дет использоваться для военных целей.

Особую защитумеждународное гуманитарное право предоставляет женщинам и детям.

Конвенции утверждают принцип, гласящий, что «к жен­щинам следует относиться со всем полагающимся их полу уважением». В данном случае это предполагает учет физио­логических особенностей женщин, защиту от всяких поку­шений на их честь, нравственность и достоинство, создание более благоприятных условий жизнедеятельности для бере­менных и рожениц.

Стороны, участвующие в международном вооруженном конфликте, должны обеспечивать детям защиту и помощь: разрешать свободный пропуск посылок, предназначенных для детей до 15 лет, оказывать содействие в деятельности детских учреждений, содействовать обеспечению детей дополнительным питанием.

Осиротевшим или разлученным с семьями в результате войны детям должно быть обеспечено содержание и вос­питание. Необходимо содействовать воссоединению семей с помощью международных организаций, работающих в этой области.

Стороны, находящиеся в конфликте, должны избегать вынесения смертного приговора женщинам и детям. Если же смертный приговор вынесен, то он не должен быть при­веден в исполнение в отношении беременных женщин, ма­терей малолетних детей, а также лиц, не достигших 18 лет.

2.6. Ответственность за нарушение норм международного гуманитарного права

На сегодняшний день Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы 1977 г. приняты почти все­ми странами мира.

Ратифицируя Женевские конвенции, государства обя­зуются соблюдать их положения.

Государство несет ответственность за все действия, со­вершаемые лицами, входящими в состав его вооруженных сил, и обязано принять законодательные меры, предусма­тривающие уголовные наказания для лиц, совершивших серьезные нарушения международного гуманитарного пра­ва или отдавших приказ совершить такие нарушения.

К серьезным нарушениям международного гуманитарно­го права относятся, например, такие действия, как: пред­намеренное убийство, пытки, преднамеренное причинение чрезмерных страданий, серьезного увечья, нанесение ущер­ба здоровью, принуждение служить в вооруженных силах противника, незаконное перемещение гражданских лиц, взятие заложников, незаконное использование отличитель­ного знака красного креста и красного полумесяца.

Государство обязывается разыскивать виновных и при­влекать их либо к собственному суду, либо выдать их дру­гому государству.

Необходимые меры принимаются и на международ­ном уровне. Так, например, были учреждены трибуна­лы, в компетенцию которых входит, в частности, пре­следование за военные преступления, совершенные во время вооруженных конфликтов в бывшей Югославии и Руанде. В 1998 г. на международной конференции в Риме был принят статут (устав) Постоянного междуна­родного уголовного суда, в компетенцию которого в том числе будет входить преследование и наказание лиц, со­вершивших серьезные нарушения международного гума­нитарного права.

На протяжении всей истории человечества люди пред­принимали усилия для того, чтобы предотвратить войну, но пока война остается реальностью, международное гу­манитарное право дает возможность ограничить насилие во время вооруженных конфликтов.

Соблюдение договорных обязательств, ограничиваю­щих воюющие стороны в ведении ими военных дейст­вий, редко осуществляется само собой: значительно ча­ще за это приходится бороться, продвигаясь шаг за шагом, с тем чтобы предотвратить перерастание воору­женного конфликта в хаос тотальной войны. Каждый, даже частичный успех означает, что где-то военноплен­ного не будут пытать или не убьют, где-то не бросят в толпу людей ручную гранату, бомбардировкой не со­трут с лица земли мирную деревню — одним словом, человек будет избавлен от бессмысленных страданий, вы­званных войной.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В чем заключается правовая защита раненых, больных и потерпевших кораблекрушение военнослужащих?

2. Почему одна из Женевских конвенций подробно регла­ментирует защиту гражданских лиц, находящихся во влас­ти неприятеля?

3. В чем заключается опасность неправомерного использо­вания эмблем красного креста или красного полумесяца в военное время?

4. Какие действия относятся к серьезным нарушениям меж­дународного гуманитарного права?

Задание 2. Познакомьтесь с биографией Анри Дюнана. В чем значение положений, выдвинутых А. Дюнаном в кни­ге «Воспоминание о Сольферино»? Утратили ли эти положе­ния актуальность в настоящее время?

В 1859 г. во время поездки по коммерческим делам швейцарец Ан­ри Дюнан случайно оказался свидетелем сражения при Сольферино в Ломбардии. Здесь весь день шел кровавый бой. Тысячи истекающих кровью раненых умирали в мучениях из-за беспомощности военно-ме­дицинской службы.

Даже спустя два года эта картина человеческих страданий пресле­довала и мучила Дюнана. Не в силах забыть ее он взялся за перо и на­писал необыкновенную книгу «Воспоминание о Сольферино». Братья Гонкуры 1 , обычно щедрые на язвительные замечания, записали о ней в своем дневнике: «Она сильнее, в тысячу раз сильнее Гомера. Про­читав эту книгу, начинаешь проклинать войну». Однако Дюнан счел, что нельзя просто лить слезы над людским горем, необходимо помо­гать страдающим. В заключении к своей книге он выдвинул два пред­ложения: с одной стороны, чтобы еще в мирное время повсюду были организованы бригады добровольцев, которые в случае возникновения конфликта оказывали бы помощь раненым военнослужащим, и, с дру-

1 Гонкуры — французские писатели второй половины XIX в.

гой— чтобы посредством международной конвенции врачам, медицин­скому персоналу, госпиталям и самим раненым была предоставлена за­щита. Воплощение в жизнь первого предложения привело к созданию Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца, второе — проложило путь к Женевским конвенциям, касающимся за­щиты жертв войны.

Обратившись к правительствам европейских государств, Дюнан предложил созвать международную конференцию и подписать договор, который бы обеспечивал защиту раненым и санитарному персоналу. 22 августа 1864 г. 12 государствами, представлявшими тогда политичес­кое лицо мира, была подписана Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных воинов во время сухопутной войны. Конвен­ция, состоящая всего из 10 статей, положила начало международному гуманитарному праву.

Задание 3. Сравните документы 1 с позиции современного международного гуманитарного права.

Приказ начальника штаба 6-го стрелкового корпуса Красной Армии командирам дивизий и корпусов от июля—августа 1941 г. об обраще­нии с немецкими военнопленными:

Читать еще:  Сколько лет назад жил паустовский. Паустовский Константин Георгиевич

«В ходе прошедших боев были случаи расстрела пленных. Необхо­димо принять решительные меры для предотвращения в дальнейшем таких случаев.

Лица, нарушающие нормы международного права обращения с воен­нопленными, должны привлекаться к строжайшей ответственности».

Выдержка из памятки по охране советских военнопленных (из рас­поряжения верховного командования вермахта об обращении с совет­скими военнопленными от 8 сентября 1941 г.).

Командам охраны даются следующие основные указания:

1) Беспощадная кара при малейших признаках протеста или непо­виновения. Для подавления сопротивления беспощадно применять оружие. В военнопленных, совершивших побег, стрелять без преду­преждения с твердым намерением попасть в цель.

2) Любое общение с военнопленными — равно как во время мар­ша на работу и с работы, — кроме отдачи служебных команд, запре­щено. . Предотвращать любое общение военнопленных с граждански­ми лицами и в случае необходимости применять оружие, в том числе и против гражданских лиц.

3) На рабочем месте также требуется постоянный неусыпный над­зор немецкой охраны. Каждый охранник должен держаться на такой дистанции от военнопленных, чтобы в любое время иметь возможность применить оружие.

1 «Война Германии против Советского Союза 1941—1945 гг.» — докумен­тальная экспозиция под ред. Рейнгарда Рюрупа. Argon-Verlag Gmbh., Берлин, 1992.

Задание 4. Познакомьтесь с ситуацией.

В стране происходят жестокие столкновения между противостоя­щими вооруженными группами. Полевой командир одной из групп сталкивается лицом со своим неприятелем. В поединке оба ранят друг друга. Полевой командир перевязывает свою рану, затем обрабатыва­ет, как умеет, раны своего противника, выведенного из строя, после чего доставляет его в свой лагерь. Товарищи командира оспаривают правильность его поступка. Они считают, что пленник должен быть казнен, тем более что их противники поступают именно таким обра­зом. Если в отношении пленного будет принято решение о сохранении ему жизни, то его следует использовать на разминировании участков, заминированных участниками его боевой группы.

Какое решение должен принять командир, который знает, что его военное командование публично заявило о намерении соблюдать основные положения Женевских конвенций?

Глава 3. БЕЗОПАСНОЕ ПОВЕДЕНИЕ В КРИМИНОГЕННЫХ СИТУАЦИЯХ

3.1. Понятие преступления.

Виды и категории преступлений

Незнание закона не освобождает человека от уголов­ной ответственности. Поэтому подростки как будущие граждане должны серьезно относиться к приобретению знаний в области уголовного законодательства и выра­ботке навыков правильного разрешения проблемных си­туаций.

Уже в римском праве существовало положение: никто не несет наказания за мысли. Этот принцип лежит и в ос­нове российского права, подчеркивающего, что основани­ем для уголовной ответственности может быть только пре­ступное поведение, выразившееся в конкретном деянии, а не антиобщественные свойства личности, ее помыслы и убеждения. Уголовный кодекс (УК) содержит такие вы­ражения, как деяния, действия, деятельность, поведение,тем самым определяя, что преступления могут образовы­вать все виды человеческой деятельности независимо от их сложности.

Ст. 14, ч. 1 УК РФ

Полиция на оккупированной территории

Силы самообороны представляли собой невообразимую мешанину. Основу их составляла местная полиция, которая с большей или меньшей охотой сотрудничала с оккупантами. Полицию дополняли разношерстные отряды самообороны, находившиеся на разных стадиях организации. Немцы терпели существование этих полубанд, поскольку они худо-бедно, но боролись с партизанами.

Отряды самообороны укомплектовывались, по возможности, фольксдойче – этническими немцами, проживавшими на оккупированных территориях – и представителями национальных меньшинств (например, влахов в Греции или крымских татар).

Командир 35-го эстонского полицейского батальона (слева) и его адъютант. Оба носят немецкие полицейские знаки различия на кителях свободного образца. Обратите внимание на эстонскую нарукавную эмблему.

Наконец силы самообороны дополнялись коллаборационистскими отрядами жандармерии (например, сербской государственной гвардией), марионеточными подразделениями полиции и командированными немецкими частями.

Положение немецких частей было особенно сложным. Теоретически, различие между военным и гражданским управлением было достаточно очевидным. Армейские части осуществляли военное управление, а части СС и полиции – гражданское. Однако сферы деятельности этих учреждений часто пересекались, особенно это становилось заметно при проведении крупномасштабных карательных операций. На территориях, находящихся под контролем армии, армия отвечала за порядок. Но вся полнота власти оказалась разделенной между местными армейскими командирами и генерал-квартирмейстером. Если армейские командиры подчинялись ОКХ, то генерал-квартирмейстер – ОКВ. Ситуацию осложняло и то, что на этих территориях часто находились большие силы полиции и СС.

Теоретически они должны были подчиняться армейскому командованию, но в действительности они действовали самостоятельно. Дело несколько упростилось в 1942 году, когда Гиммлера (Himmler) назначили ответственным по борьбе с партизанами на территории протекторатов, а начальник генштаба отвечал за борьбу с партизанами в прифронтовой зоне. На должность координатора контрпартизанской деятельности на Востоке был назначен генерал СС фон Бах-Залевски (Bach-Zalewski). Однако путаница с зонами контроля продолжалась. И не только на Востоке, но и на Балканах, где система, дублирующая обязанности СС и армии, часто приводила к напрасной трате сил.

Теоретически, войска СС должны были выступать в роли элитарной жандармерии, охраняя захваченные территории (попутно осуществляя расовую политику, провозглашенную фашистским руководством). Так дело обстояло в Польше, но с началом oneрации “Барбаросса” почти весь личный состав СС оказался на передовой, поэтому кроме печально известных Einsatzgruppen, безопасность осуществляли всего пара бригад и кавалерийских полков. Постепенно полицейские формирования оказались разбавленными солдатами, набранными в Прибалтике и на Украине. Тем не менее СС продолжало осуществлять общий контроль в тыловых районах через высшие штабы СС, полиции и СД.

Немецкая военизированная полиция взяла на себя роль мобильной жандармерии. Каждый высший штаб СС и полиции располагал по меньшей мере одним полком, в том числе в Греции и Сербии. Со временем полиция тоже оказалась разбавленной местными добровольцами. В 1943 году полицию разделили на SS-Polizei и Schutzpolizei. Но территории, контролируемые полицией, были столь обширны, что полиции часто требовалась дополнительная поддержка. В первое время после оккупации какой-либо территории, в поддержку немецкой полиции придавались местные полицейские части и отряды ополченцев. В России многие из таких отрядов, известных под названием Schutzmanschaften (или коротко “Schuma”) укомплектовывались жителями Прибалтики, казаками и украинцами. В составе Schuma выделялись “фронтовые” и “караульные” части. В Сербии, Хорватии и Черногории полицейские добровольческие полки были сформированы на базе Volksdeutsche Hilfspolizei.

Хотя на территориях, контролируемых армией, действовали части СС и полиции, армия формировала собственные полицейские части. Сначала в России дислоцировалось всего девять полицейских дивизий, каждая из которых состояла из одного линейного и одного ополченского (Landeschuetzen) полков, мобильного полицейского батальона и минимального количества артиллерии. Перед этими малочисленными и плохо оснащенными частями поставили совершенно нереальную задачу, тем более, что многие солдаты дивизий были отправлены на фронт. Поэтому начиная с 1942 года к оккупационным обязанностям стали привлекать резервные и полевые учебные дивизии, дислоцированные на оккупированных территориях. Недостаток в живой силе привел к тому, что армейские полицейские части стали укомплектовывать местными добровольцами. Несмотря на запрет Гитлера, были сформированы “восточные отряды” (Osttruppen), которые вскоре стали основной боевой силой полицейских дивизий.

Читать еще:  Правила самосовершенствования от льва толстого. Давало новые мысли для произведений

На Балканах армия сформировала несколько так называемых “легких дивизий” с номерами, начинающимися с 700. Эти дивизии, состоящие из двух полков, укомплектовывались пожилыми людьми. Становилось ясно, что подобные формирования не могут остановить партизанского движения, поэтому дивизии усиливались случайными фронтовыми частями, оказавшимися в распоряжении. Например, для борьбы с партизанами одно время использовали 1-ю горнострелковую дивизию.

Сателлиты Германии или аннексировали предложенные им территории или устанавливали на них военную форму правления, вводя туда резервные и оккупационные дивизии. Эти дивизии напоминали по структуре фронтовые дивизии, но были малочисленнее, имели меньше артиллерии и транспорта и укомплектовывались резервистами и нестроевиками. Личный состав полицейских дивизий был очень плохо оснащен и вооружен, часто случалось, что у партизан оружие было лучше.

Партизанское движение, конечно, вызывало большую тревогу у немецкого руководства, но не настолько, чтобы снимать с фронта большое количество частей и перебрасывать их в тыл. Следует заметить что общая численность немецких полицейских и эсэсовских частей, занимавшихся борьбой с партизанами, не превышала численности немецкой группировки в Норвегии и составляла от силы 200000 человек, многие из которых были малопригодны для службы на фронте. Полицейские силы не могли уничтожить партизанское движение, но они могли успешно защищать важнейшие линии коммуникаций. Некоторые источники сообщают, что в 1944 году югославские партизаны сковывали силы более 20 немецких дивизий. Да это так, но не следует забывать, что эти дивизии находились на Балканах в ожидании возможной высадки союзников, кроме того, почти все из этих дивизий были слабыми частями второй линии. Несмотря на все заявления, вряд ли можно утверждать, что партизанская война заметно повлияла на ход войны.

Спекуляции на тему партизанской войны вызваны не военными, а политическими соображениями – ведь коммунистические правительства Югославии и Албании, сформированные после войны, ведут свою историю от партизанского движения в этих странах. Однако термин “после войны” следует уточнить. Националистические отряды продолжали боевые действия с коммунистическими войсками еще долго после того, как в мае 1945 года немецкая армия сложила оружие. Поэтому в действительности партизанская война закончилась не в 1945, а где-то в 50-х годах.

Генерал-лейтенант Штейфон , командующий русским оборонительным корпусом, проводит смотр своим солдатам в Сербии, 1943 год. Мелкие детали униформы на снимке не различимы, но можно определенно сказать, что все солдаты и офицеры носят стандартную немецкую униформу.

Находящихся во власти противника, в том числе на оккупированной территории.

После захвата гитлеровской Германией Прибалтики, Белоруссии, Молдавии, Украины и ряда западных областей РСФСР десятки миллионов советских граждан оказались в зоне оккупации. С этого момента им пришлось жить фактически в новом государстве.

17 июля 1941 года на основании распоряжения Гитлера «О гражданском управлении в оккупированных восточных областях» под руководством Альфреда Розенберга создается «Имперское министерство по делам оккупированных восточных территорий», которое подчиняет себе две административные единицы: рейхскомиссариат Остланд с центром в Риге и рейхскомиссариат Украина с центром в Ровно.

Позднее предполагалось создать рейхскомиссариат Московия, который должен был включить в себя всю европейскую часть России.

Далеко не все жители оккупированных Германией областей СССР смогли перебраться в тыл. По разным причинам за линией фронта осталось около 70 миллионов советских граждан, на долю которых выпали тяжелые испытания.
Оккупированные территории СССР в первую очередь должны были служить сырьевой и продовольственной базой Германии, а население – дешевой рабочей силой. Поэтому Гитлер по возможности требовал сохранить здесь сельское хозяйство и промышленность, которые представляли большой интерес для германской военной экономики.

Одной из первоочередных задач германских властей на оккупированных территориях СССР являлось обеспечение порядка. В приказе Вильгельма Кейтеля сообщалось, что ввиду обширности контролируемых Германией районов необходимо подавлять сопротивление гражданского населения путем его запугивания.

«Для поддержания порядка командующие не должны требовать подкреплений, а применять самые драконовские меры».

Оккупационные власти вели строгий контроль местного населения: все жители подлежали регистрации в полиции, более того, им запрещалось без разрешения покидать места постоянного проживания. Нарушение любого постановления, к примеру, использование колодца из которого брали воду немцы, могло повлечь за собой строгое наказание вплоть до смертной казни через повешение.

Германское командование, опасаясь протеста и неповиновения гражданского населения, давало все более устрашающие приказы. Так 10 июля 1941 года командующий 6-й армией Вальтер фон Райхенау требовал «расстреливать солдат в штатском, которых легко узнать по короткой стрижке», а 2 декабря 1941 года издается директива, в которой призывают «стрелять без предупреждения в любое гражданское лицо любого возраста и пола, которое приближается к передовой», а также «немедленно расстреливать любого, подозреваемого в шпионаже».

Немецкие власти выражали всяческую заинтересованность в сокращении местного населения. Мартин Борман направил в адрес Альфреда Розенберга директиву, в которой рекомендовал приветствовать на оккупированных восточных территориях проведение абортов девушек и женщин «ненемецкого населения», а также поддержать интенсивную торговлю противозачаточными средствами.

Наиболее популярным методом по сокращению гражданского населения применявшимся нацистами оставались расстрелы. Ликвидации проводились повсеместно. Людей уничтожали целыми деревнями, зачастую основываясь исключительно на подозрении в противозаконном деянии. Так в латвийском селе Борки из 809 жителей расстреляно было 705, из них 130 детей – остальных отпустили как «политически благонадежных».

Регулярному уничтожению подлежали нетрудоспособные и больные граждане. Так уже при отступлении в белорусском поселке Гурки немцы отравили супом два эшелона с местными жителями, неподлежащими вывозу в Германию, а в Минске только за два дня – 18 и 19 ноября 1944 года немцами было отравлено 1500 нетрудоспособных стариков, женщин и детей.

Массовыми расстрелами оккупационные власти отвечали на убийства немецких военных. К примеру после убийства в Таганроге немецкого офицера и пятерых солдат во дворе завода №31 было расстреляно 300 ни в чем не повинных мирных граждан. А за повреждение телеграфной станции в том же Таганроге расстреляли 153 человека.

Читать еще:  Плюсы и минусы работы в крупных компаниях. Какое значение в нашей жизни имеет работа

Российский историк Александр Дюков, описывая жестокость оккупационного режима, отметил, что, «по самым скромным подсчётам, каждый пятый из оказавшихся под оккупацией семидесяти миллионов советских граждан не дожил до Победы».
Выступая на Нюрнбергском процессе представитель американской стороны заметил, что «зверства, совершённые вооружёнными силами и другими организациями Третьего рейха на Востоке, были такими потрясающе чудовищными, что человеческий разум с трудом может их постичь». По мнению американского обвинителя, эти зверства не были спонтанными, а представляли собой последовательную логическую систему.

Еще одним страшным средством, приведшим к массовому сокращению гражданского населения стал «План голода», разработанный Гербертом Бакке. «План голода» был частью экономической стратегии Третьего рейха, по которой от прежнего количества жителей СССР должно было остаться не более 30 млн. человек. Высвободившиеся таким образом продовольственные запасы должны были пойти на обеспечение нужд германской армии.
В одной из записок высокопоставленного немецкого чиновника сообщалось следующее: «Война будет продолжена, если вермахт на третьем году войны будет полностью обеспечиваться продовольствием из России». Как неизбежный факт отмечалось, что «десятки миллионов людей умрут с голода, если мы заберём всё для нас необходимое из страны».

«План голода» в первую очередь сказался на советских военнопленных, которые практически не получали продуктов питания. За весь период войны среди советских военнопленных, по подсчетами историков, от голода умерло почти 2 млн. человек.
Не менее болезненно голод ударил по тем, кого немцы рассчитывали уничтожить в первую очередь – евреям и цыганам. К примеру, евреям было запрещено приобретать молоко, масло, яйца, мясо и овощи.

Продуктовая «порция» для минских евреев, которые находились в ведении группы армий «Центр» не превышала 420 килокалорий в день – это привело в гибели десятков тысяч людей в зимний период 1941-1942 годов.

Наиболее жесткие условия были в «эвакуированной зоне» глубиной в 30-50 км., которая непосредственно примыкала к линии фронта. Все гражданское население этой линии принудительно отсылалось в тыл: переселенцев размещали в домах местных жителей или в лагерях, но при отсутствии мест могли разместить и в нежилых помещениях – сараях, свинарниках. Живущие в лагерях переселенцы большей частью не получали никакого питания – в лучшем случае раз в день «жидкую баланду».

Верхом цинизма являются так называемые «12 заповедей» Бакке, в одной из которых говорится, что «русский человек привык за сотни лет к бедности, голоду и непритязательности. Его желудок растяжим, поэтому [не допускать] никакой поддельной жалости».

Учебный год 1941-1942 для многих школьников на оккупированных территориях так и не начался. Германия рассчитывала на молниеносную победу, а поэтому не планировала долгосрочных программ. Однако к следующему учебному году было обнародовано постановление немецких властей, в котором объявлялось, что все дети в возрасте от 8 до 12 лет (1930-1934 гг. рождения) обязаны регулярно посещать 4-классную школу с начала учебного года, назначенного на 1 октября 1942 года.

Если по каким-либо причинам дети не могли посещать школу, родители или лица их заменяющие в течение 3-х дней должны были предоставить заведующему школой заявление. За каждое нарушение посещаемости школы администрация взимала штраф в размере 100 рублей.

Основная задача «немецких школ» заключалась не в обучении, а в воспитании послушания и дисциплины. Много внимания уделялось вопросам гигиены и здоровья.

По мнению Гитлера, советский человек должен был уметь писать и читать, а большее ему не требовалось. Теперь стены школьных классов вместо портретов Сталина украшали изображения фюрера, а дети, стоя перед немецкими генералами были вынуждены декламировать: «Слава вам, орлы германские, слава мудрому вождю! Свою голову крестьянскую низко-низко я клоню».
Любопытно, что среди школьных предметов появился Закон Божий, а вот история в ее традиционном понимании исчезла. Ученики 6-7 классов должны были изучать книги пропагандирующие антисемитизм – «У истоков великой ненависти» или «Еврейское засилье в современном мире». Из иностранных языков остался лишь немецкий.
Первое время занятия проводились по советским учебникам, однако оттуда убирали любые упоминания о партии и произведениях еврейских авторов. Это заставляли делать самих школьников, которые на уроках по команде бумагой заклеивали «ненужные места».

Социальная и медицинская помощь населению на оккупированных территориях была минимальна. Правда, все зависело от местной администрации. Например, смоленский отдел здравоохранения в целях оказания помощи «русскому населению» уже осенью 1941 года открыл аптеку и больницу, позднее стала функционировать и хирургическая лечебница. С немецкой стороны за деятельностью больницы осуществлялся контроль гарнизонным врачом. Также некоторые немецкие врачи помогали больницам медикаментами.

На медицинскую страховку могли рассчитывать только сотрудники администраций или граждане работающие на немецкие администрации. Сумма медицинской страховки составляла примерно 75% от регулярной заработной платы.
Возвращаясь к работе смоленской администрации следует отметить, что ее сотрудники в меру возможностей заботились о беженцах: им выдавали хлеб, бесплатные талоны на питание, направляли в социальные общежития. В декабре 1942 года только на инвалидов потратили 17 тыс. 307 рублей.

Вот для примера меню смоленских социальных столовых. Обеды состояли из двух блюд. На первое подавались ячневые или картофельные супы, борщ и свежая капуста; на второе была ячневая каша, картофельное пюре, тушеная капуста, картофельные котлеты и ржаные пироги с кашей и морковью, также иногда подавались мясные котлеты и гуляш.

Гражданское население немцы главным образом использовали на тяжелых работах – строительстве мостов, расчистке дорог, торфоразработках или лесозаготовках. Трудились с 6 часов утра до позднего вечера. Тех, кто работал медленно могли расстрелять в назидание другим. В некоторых городах, например, Брянске, Орле и Смоленске советским рабочим присваивали идентификационные номера. Немецкие власти мотивировали это нежеланием «неправильно произносить русские имена и фамилии».

Любопытно, что поначалу оккупационные власти объявили, что налоги будут ниже, чем при советском режиме, однако на деле к ним добавились налоговые сборы на двери, окна, собак, лишнюю мебель и даже на бороду. По словам одной из переживших оккупацию женщин многие тогда существовали по принципу «один день прожили — и слава богу».

Источники:

http://studopedia.su/14_89682_nahodyashchihsya-vo-vlasti-protivnika-v-tom-chisle-na-okkupirovannoy-territorii.html
http://ciwar.ru/policiya-na-okkupirovannoj-territorii/
http://russian7.ru/post/kak-zhilo-naselenie-na-okkupirovannykh/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector