1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Причины поражения декабристов – оценки историков. Реферат: Движение декабристов

Причины поражения декабристов – оценки историков. Реферат: Движение декабристов

Главная История Причины поражения декабристов – оценки историков

У В. И. Ленина по вопросу о декабристах имеется много высказываний, но особое значение для нас имеет его работа «Памяти Герцена», где он дает периодизацию истории революционного движения в России.

«В 1825 году,— писал В.И.Ленин,— Россия впервые видела революционное движение против царизма, и это движение было представлено почти исключительно дворянами».

В трудах В. И. Ленина дана развернутая оценка движения декабристов, положивших начало сознательной, организованной борьбе с крепостничеством и царизмом. Создав научную концепцию истории и, в частности, истории освободительного движения в России, Ленин указывал, что декабристы являются представителями первого, дворянского этапа революционного движения в нашей стране, что с их деятельностью связано начало организованной борьбы против крепостничества и самодержавия, возникновение республиканской традиции в российском освободительном движении. На основе ленинских оценок советские исследователи создали целую серию работ как о движении декабристов в целом, так и о виднейших его участниках. Были разысканы и введены в научный оборот уникальные документы и материалы, изданы следственно-судебные дела (тринадцать томов), тщательно изучена иконография декабристов. Страницы Ленина о трех поколениях русского освободительного движения, об исторической роли декабристов отдавали должное и всему движению в целом, и каждому из первых революционеров-декабристов. Нельзя не отметить, что в работе «Памяти Герцена» впервые затрагивается социальная структура восстания, которая является одним из важнейших компонентов любого восстания. Это создает благодатную почву для того, чтобы отметить роль Ленина в развитии последующей историографии.

Н.А.Бердяев и «веховцы» отмечали: декабристы — порождение «беспочвенной» российской интеллигенции: благородные стремления, чуждые реальной жизни. Когда Н.А.Бердяев писал о духах русской революции, он выводил происшедшее не из манипуляций англичан, французов или немцев, а из, так сказать, своеобразия духа русского народа. Революция, по Бердяеву, превратилась в кумир. Критерии революционности и прогрессивности заменили старые критерии добра и зла, истины и лжи, красоты и уродства. Быть левым значит быть порядочным человеком; между тем: революция перестала существовать; превратилась в гнилостный процесс. Россия представляется Бердяеву страной политически бездарной. «Историческая тропа приводит нас к декабристам», — говорит нам Николай Александрович Бердяев. Он не одобряет революционную деятельность, сам придерживаясь либеральных взглядов, прямо называет восстание мятежом. Но его мысль состоит в том, что восстание декабристов было неизбежно, была необходимость выступления для того, чтобы «русское общество поняло важность изменений политической системы».

А вот, кстати, что отмечала в своих трудах М.В. Нечкина: “Восстание декабристов имело большое значение в истории революционного движения в России. Это было первое открытое выступление против феодально-крепостного строя, против самодержавия с оружием в руках. До этого времени в России происходили лишь стихийные крестьянские волнения, восстававшее крестьянство героически боролось против крепостного гнета. Значение этой борьбы было прогрессивно — она расшатывала устои крепостного строя и сокращала сроки его существования. Однако стихийное крестьянское движение не было освещено политическим сознанием; крестьяне шли на открытую борьбу против помещиков, но в своей темноте были бессильны подняться до сознательных лозунгов борьбы с царизмом, с крепостным строем в целом; они верили в «доброго царя» и были во власти темной идеологии «наивного монархизма»”. И именно «необходимый этап развития, восстание» становятся ключевыми словами в трудах М.В. Нечкиной. Труды Нечкиной, по моему мнению, значительно обогатили представления о тех далеких событиях. Именно их, как мне кажется, можно принимать за образец сочетания научной фактологии, методологии и яркого описания.

Нельзя не отметить точки зрения современных исследователей событий на Сенатской площади. Так М.П.Одесский в сборнике «Декабристы. Актуальные проблемы и новые подходы» доказывает теорию безусловной необходимости восстания декабристов, без которого, как он считает невозможно самосовершенствование любого государства на подобном этапе развитии. В его исследовании ключевыми словами можно считать слова «выступление», «бескорыстный подвиг», «самопожертвование», что является явно выраженной авторской позицией.

Еще одним из известных исследователей, предлагающим сходный вариант толкования причин восстания и его хода, является Я.А.Гордин, в 1989 году выпустившим свое исследование «Мятеж реформаторов».

В течение всего повествования Яков Аркадьевич Гордин подробно, обстоятельно и неумолимо доказывает нам, что они могли победить. И они должны были победить. Известный факт — Николай вечером сказал, что удивлен больше всего тому, что в тот день его не убили.

Точка зрения Якова Гордина отличается от того, что было представлено до него в исторической литературе. Это не точка зрения В.И.Ленина — М.В.Нечкиной («страшно далеки они от народа»), не Ю.М.Лотмана, который занимался, в общем-то, историко-литературоведческим анализом. Гордин пытается подойти как можно объективнее к позиции тех людей, которые вершили историю в уже далеком 1825-м… Он рассматривает их с точки зрения их времени, их чувств, их проблем, их эмоций. Выходит так, что мы уже не можем воспринимать их как чудаков-романтиков, готовых жертвовать собой ради национальной идеи. Нет, что-то конечно от этого осталось, но далеко не все…В 1825 был практически полноценный государственный переворот, и было не менее страшно, чем в 1991, когда по Москве шли танки. Просто мы с высоты своего времени не сразу сможем отнестись к этому, как к очень трудному для людей времени.

Декабристы заложили основу революционной традиции, но тем самым основу трагического, многолетнего раскола власти и интеллигенции. Бесспорна наивысшая оценка их морального, человеческого облика: гуманизм, бескорыстие, культура. Героизм в борьбе и стойкое перенесение страданий на каторге. Декабристы были страстными просветителями. Они боролись за передовые идеи в педагогике, постоянно пропагандируя идею о том, что просвещение должно стать достоянием народа.

В целом, можно говорить о том, что позиции авторов менялась с течением времени и в связи с их личностными убеждениями.

Они отстаивали передовые, методы обучения, приспособленные к детской психологии. Еще до восстания декабристы приняли активное участие в распространении школ для народа по ланкастерской системе обучения, которая преследовала цели массового обучения. Просветительская деятельность декабристов сыграла большую роль в Сибири.

Трудно добавлять чего-то к словам людей, занимающихся движением декабристов длительное время, порой посвятив этому всю жизнь. Каждый человек имеет право на свою оценку, свое понимание. Для меня же движение декабристов — это, прежде всего, утопическое движение, но утопическое в хорошем смысле слова. Впервые восставшие не имели никаких личных целей, не добивались личной выгоды. Они действовали во благо государства, не побоялись, в конце концов, умереть за Родину.

Читать еще:  Лихачев дс биография. Один день из соловецкой жизни Дмитрия Сергеевича

Оценка движения декабристов в историографии

4. Оценка движения декабристов в историографии

Официальная правительственная концепция толковала восстание декабристов как случайное явление, а самих декабристов — как скопище цареубийц, которые восприняли революционные идеи в Западной Европе, но потерпели неудачу в попытке привить их на русской почве. Официально стремились скрыть размеры и угрозу движения, старались показать бесперспективность движения. Ярким приверженцем этой концепции был барон М. Корф — «Историческое описание 14-го декабря [1825 гг.] и предшествовавших ему событий», «Четырнадцатое декабря 1825 г.», «Восшествие на престол императора Николая I». Он писал: «Горсть безумцев, чуждых святой Руси, без корней в прошлом и перспектив в будущем». Проекты преобразований декабристов им замалчивались.

Другой представитель дворянской историографии, правда, более позднего периода, — Н. К. Шильдер считал политику Александра I и его лично виновником восстания декабристов. Шильдер показал, что декабристы предвосхитили реформационные планы Александра II на 30 лет. Он подчеркнул благородную мотивацию их поступков, сочувствуя либеральной части восставших.

Первыми несогласными с официальной концепцией историками выступили сами декабристы. Особенно здесь проявил себя М. Лунин, чьи знаменитые «Письма из Сибири» были известны передовой общественности. Мемуары о событиях оставили Якушкин, Бестужев и целый ряд других.

Оформление революционной концепции принадлежит А. И. Герцену (1812—1870). Он осветил широкий круг вопросов истории декабризма — его истоки, развитие, деятельность тайных обществ, их программные установки, восстание 14 декабря, причины поражения, дает характеристику наиболее выдающимся деятелям декабризма, оценивает уроки и значение восстания и движения в целом. Герцен видел корни движения декабристов в условиях русской действительности и указал на важнейшие причины выступления декабристов. Вместе с тем Герцен подчеркнул слабость декабристского движения — «декабристам на Исаакиевской площади не хватало народа». А. И. Герцен считал возможной победу декабристов: «Кто первый овладеет местом, тому и повинуется безмолвная машина с тою же силою и с тем же верноподданическим усердием». Он указал также на серьезное значение восстания для России: «Фаланга героев, которая сознательно вышла на смерть, чтобы разбудить новое поколение», «с высоты своей виселицы они разбудили новое поколение». Но Герцен идеализировал декабристов, описывал их как рыцарей без страха и упрека, приписывал им социалистические взгляды.

Либеральная концепция декабристского движения представлена трудами А. Н. Пыпина, М. В. Довнар-Запольского и др. Нельзя не отмстить работу А. Н. Пыпина «Общественное движение в России при Александре I» (1870—1871), в которой автор обобщил весь многочисленный материал, накопленный за этот период, провёл подробный анализ источников. А. Н. Пыпин прослеживает взаимозависимость взглядов императора и прогрессивного общества того времени. Личность Александра I, по мнению А. Н. Пыпина, являлась мощной силой, поддерживающей общественные 64 настроения. А. Н. Пыпин в своей работе исследует не сами события декабря 1825 г., а их предысторию. Первопричиной автор считает «пробуждение национального чувства в эпоху 1812 г. как источник нового либерального движения. и сильное европейское влияние, действовавшее на русское общество в течение Наполеоновских войн».

Крупнейшим по значению трудом дореволюционной историографии о декабристах является книга В. И. Семевского «Политические и общественные идеи декабристов» (1909). В концепции Семевского имеются многие черты либеральной трактовки: планы декабристов он преемственно связывает с преобразовательными планами Александра I, Сперанского и других правительственных деятелей, не усматривая между ними никакой принципиальной разницы. Эта концепция выхолащивала революционное содержание движения, рассматривала декабристов как реформаторов, которые пошли на вооруженное выступление не по плану, а в качестве взрыва отчаяния. Впервые такого рода оценку декабристского движения дал декабрист, член Союза Благоденствия Николай Тургенев (1826), который во время восстания был за границей, вернуться отказался, но пытался оправдать действия декабристов перед российскими властями. Семевский, близкий к народникам и имевший возможность после революции 1905—1907 гг. свободнее высказывать свои мысли, давал высокую оценку Пестелю, но в целом все же придерживался либеральной концепции — трактовал движение декабристов как движение интеллигенции.

Под влиянием событий первой русской революции обратился к теме движения декабристов и А. Е. Пресняков (1870—1929). По его словам, движение декабристов «было колыбелью целого ряда позднее резче дифференцированных в жизни и общественном сознании, легко разошедшихся течений». Размышляя о причинах неспособности декабристов реализовать план действий и совершить государственный переворот, А. Е. Пресняков доказывал, что это движение было чуждо «подъему народной и солдатской массы». В среде декабристов было много революционной романтики и декламации «без подлинной решимости». Их революционность Пресняков считал «весьма относительной». Аграрные проекты декабристов он оценивал как «преждевременные» и «бесплодные» для того времени. А Николаю I, несмотря на всю шаткость его положения, помогла «более чем слабая подготовка восстания». На стороне власти оказался выигрыш во времени и дезорганизация революционного центра.

Результаты исследования привели Преснякова к выводу о предрешенности итога восстания. Значение восстания историк увидел в том, что оно вскрыло «трещины» в самодержавно-крепостническом строе, а в день 14 декабря 1825 г. самодержавие впервые встретилось «с отрицанием своих притязаний на произвольное распоряжение Россией как вотчиной». Пресняков определил национальные основы движения декабристов, указав, что оно выросло на «русской почве», а не на «наносной» с Запада.

С конца XIX века в России появляется марксистская концепция движения. В 1900 году на вечере памяти декабристов, в год 75-летия восстания, Г. В. Плеханов произнес речь «14 декабря 1825 года», в которой поправил Герцена: декабристы — буржуазные революционеры, а не социалисты. Г. В. Плеханов говорил о предрешенности поражения восстания, опираясь на мнение некоторых декабристов.

Ленин в целой серии статей проследил социальный состав движения и на этой базе создал свою концепцию освободительного движения. Как известно, В. И. Ленин подразделял освободительное движение в России (до 1917 г.) на три этапа: дворянский, разночинский и пролетарский. В основу такой периодизации им был положен сословно-классовый критерий. По его мнению, преобладание на том или ином этапе определенного класса (или сословия) «налагало свою печать на движение», т.е. определяло его особенности — организационно-тактические принципы, характер программных требований. 1825—1861 гг. — период дворян-66 ской революционности. Ленин считал, что декабристы положили начало борьбе против самодержавия. Ленин, как и Герцен, подчеркивал, что «страшно далеки они от народа».

В советской исторической науке изучение движения было продолжено с марксистских позиций. Характерный для исторической науки советского времени догматизм превратил ленинские высказывания в незыблемую схему. На исходе 1923 г., с началом подготовки к 100-лстнему юбилею восстания декабристов, в советской исторической литературе вспыхнула дискуссия относительно сущности этого движения. Дискуссия началась после появления 16 декабря в газете «Рабочая Москва» статьи М. С. Ольминского «Две годовщины». Автор с ультрареволюционных позиций характеризовал движение декабристов как «движение дворян-землевладельцев», которые обманом увлекли солдат на Сенатскую площадь, а затем предательски покинули их. В защиту декабристов выступили М. Н. Покровский, В. Д. Виленский-Сибиряков и некоторые другие. Покровский писал о них, особенно о членах Южного общества и Общества соединенных славян, как о «настоящих революционерах и революционных демократах», чуть ли не предшественниках большевиков.

Читать еще:  Характеристика матрены праведницы. Характеристика Матрены («Матренин двор» А

В 1925 году с помпой было отмечено 100-летие восстания. Был издан 11-томный сборник документов «Восстание декабристов» (под руководством М. Н. Покровского). М. Н. Покровский считал декабристов борцами против душащего торговый капитал крепостничества.

Бесспорным лидером уже с 1920-х годов была М. В. Нечкина. Естественно, труды М. В. Нечкиной отличались марксистским подходом к освещению истории декабризма. Она наметила проблемы, которые стали предметом исследовательского внимания всех советских декабристоведов: декабристы и массовое революционное движение, формирование их идеологии, изучение процессов развития декабристских обществ, ход восстания 14 декабря, отношение к восставшим различных социальных слоев. В работах конца 20-х начала 30-х годов. М. В. Нсчкина вывела принципиальную идею революционного единства всего движения декабристов. В послевоенный период проблематика исследований М. В. Нечкиной расширяется. Декабристы рассматриваются не только как революционная организация, но и как явление идеологии, общественное течение, «окрасившее атмосферу социальной и культурной жизни своего времени».

В фундаментальных трудах «Грибоедов и декабристы» (1947) и «Восстание 14 декабря 1825 г.» (1951) М. В. Нечкина старалась в конкретной форме воплотить ленинскую мысль о поисках в России правильной революционной теории. В 1955 г. вышла в свет ее двухтомная монография «Движение декабристов». Эта работа стала событием в советской исторической науке и в декабристоведении. Исследование интересно тем, что ленинская оценка восстания декабристов как первого революционного выступления, с присущей им классовой ограниченностью, впервые нашла свое наиболее полное воплощение в конкретном историческом материале. Движение декабристов М. В. Нечкина органически связывала с проблемой смены общественно-экономических формаций, их лозунги — с объективным ходом исторического развития.

Положение М. В, Нечкиной в исследовании истории русского революционного движения было практически монопольным. И оно закрепило в советской науке преувеличенное представление о масштабах и влиянии революционного движения в XIX веке, а также искусственную периодизацию исторического процесса XIX — начала XX века по революционным ситуациям.

В 1950—70-е годы наблюдается рост интереса к движению и расширение проблематики исследований.

Для современной историографии характерен пересмотр ряда устоявшихся в отечественной исторической науке выводов относительно декабристского движения.

Во-первых, отмечается, что движение декабристов нельзя сводить только к революционному. По своему со-68 держанию оно было гораздо шире. Здесь соединились различные взгляды, группы с разными идейными установками и интересами, по-разному понимавшие цели, задачи движения и пути их достижения. Исследователь Б. Бокова пишет, что «при желании — и без малейших натяжек — от декабристов можно провести маршруты куда угодно: к земскому движению 1860-х годов, к партии «Народной свободы», к «русскому социализму», к «аристократическому конституционализму», к правонационалистическим теориям, к российской религиозной философии, к социалистам-революционерам и т.д.».

Во-вторых, расширился спектр оценок закономерности восстания декабристов. Если раньше восстание декабристов представлялось как событие безусловно закономерное вследствие обострения классовых противоречий, то теперь высказывается мнение о том, что случайность и закономерность в событиях 14 декабря столь переплелись, что восстание могло и не состояться (С. В. Мироненко). Но в то же время высказывается мысль о возможной победе восстания. А. Н. Цамутали, П. В. Волобуев и Я. А. Гордин считают, что поражение декабристов не было заранее предрешено. И все же мнение об обреченности восстания преобладает в трудах историков.

В-третьих, нет единства в оценке последствий возможной победы декабристов. Н. Я. Эйдельман, например, пишет: «Мятежники могли, конечно, взять власть. Вот тогда захваченный ими госаппарат (как в 1700-х гг. преображенцами, семёновцами) тут же приказал бы всей России разные свободы: конституцию (северяне настаивали на Земском соборе) и отмену крепостного права. И что бы после того ни случилось — смуты, монархическая контрреволюция, народное непонимание, борьба партий и группировок, — многое было бы абсолютно необратимо». С. В. Тютюкин считает: «Можно допустить, что при более активной, наступательной тактике декабристы могли бы одержать победу в Петербурге, затем на Украине и с помощью Ермолова на Кавказе, сформировать Временное правительство и приступить к осуществлению своей программы. . Планы декабристов хотя бы частично могли воплотиться в жизнь». Но есть и совершенно противоположная точка зрения (Н. А. Рабкина): «Ни взять власть, ни тем более удержать ее декабристы бы не смогли, уровень народного сознания, царистские иллюзии, принципиальное отличие первого открытого революционного, организованного выступления от имевших место ранее многочисленных келейных дворцовых переворотов и победоносных заговоров были тому причиной».

В-четвертых, дискутируется вопрос о причинах появления движения. Так, И. К. Пантин, Е. Г. Плимак и В. Г. Хорос в книге «Революционная традиция в России. 1783—1883 гг.» (1986) проанализировали движение декабристов в контексте мирового антифеодального процесса. Мнения указанных исследований в определении причин возникновения движения декабристов явно накренились (по сравнению с историографией советского времени) в сторону признания воздействия Запада как не менее, если не более важного фактора по сравнению с внутрироссийскими обстоятельствами, породившими это движение.

Обсуждается и вопрос, весьма односторонне освещавшийся раньше, — о последствиях и значении восстания декабристов.

Но одним из наиболее важных вопросов современного этапа исследований в области декабристоведения является историческая реконструкция состава участников движения декабристов. Он непосредственно связан с проблемой исторического содержания термина «декабристы» («кого считать декабристом?»). Согласно С. В. Мироненко, ответ на вопрос, кого считать декабристом, заключается в установлении тех, кто был членом декабристских тайных обществ и участником восстаний 1825 г. на севере и юге. П. В. Ильин разделяет этот принцип, исходя из того, что декабристы — это члены ряда преемственно связанных друг 70 с другом конспиративных объединений, ставивших своей целью подготовку политических преобразований, а также участники организованных этими объединениями военных выступлений, знавшие о политической цели заговора. К этой формуле склоняются и другие исследователи. Другой важный вопрос терминологического характера: какие тайные общества считать декабристскими.

Открытым остается и вопрос о том, насколько сильны были элементы сознательности в позиции солдатской массы. Подсчеты количества декабристов историками иногда существенно расходятся между собой. Так, В. А. Пушкина и П. В. Ильин полагают, что количество декабристов всех категорий может колебаться от 700 до 900 человек. М. А. Рахматуллин считает эти цифры завышенными, но, в свою очередь, настаивает на включении в число декабристов хотя бы тех солдат, которые имели «какое-то представление о планах офицеров-заговорщиков и выполняли их «общественные» поручения».

Читать еще:  Как правильно попросить о помощи. Как правильно просить о помощи

Движение декабристов: оценка историков и современников

“Русская Правда” содержала обширную программу преобразований в области суда, просвещения и печати, свободы совести и взаимоотношений государства с церковью, в

Движение декабристов: оценка историков и современников

Другие сочинения по предмету

Равным образом частые указания Трубецкого на законность, органичность, историческую необходимость деятельности тайных обществ отнюдь не означают его «поправения». Это особого рода идеология и особого рода политический язык: «законность» вовсе не означает идеи компромисса с властью, с определенной точки зрения законным может полагаться и цареубийство. Именно проведение идеи «законности» тайных обществ (и соответственно «беззаконности» расправы с ними правительства) составило стержень «Писем из Сибири» и других сочинений М. С. Лунина сочинений, стоивших нераскаянному декабристу второго каторжного заключения, а возможно, и жизни.

6.ИТОГИ И ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ.

Причинами поражения декабристов являлись неподготовленность и несогласованность действий, отсутствие работы по пропаганде своих взглядов в разных слоях общества, неподготовленность общества к преобразованиям, которые пытались осуществить восставшие.

Я же выделяю еще одну причину, которую, на мой взгляд, несправедливо обделили вниманием. Мне кажется, что присутствие такой личности как Пестель могло коренным образом изменить ход восстания на Сенатской площади. Этот человек имел способность к побуждению масс (не случайно ведь он в столь молодом возрасте дослужился до полковника), и, возможно, сумел бы привлечь большее количество воинских подразделений и грамотнее распорядиться ими. Но за день до этого он был арестован, и руководили восстанием люди, несопоставимые с ним по силе духа, верности идее, за редким исключением.

До декабристов в России происходили только стихийные восстания крестьян. Декабристы впервые в России создали революционные организации, разработали политические программы, подготовили и осуществили вооруженное выступление — итог движения декабристов. Вся предшествующая деятельность, начиная с их первой организации Союза спасения, была подчинена идейной и организационной подготовке революционного выступления против самодержавно-крепостнического строя в России. Восстание было экзаменом для декабристов, показавшим и сильные и слабые стороны их дворянской революционности: отвага, смелость, самопожертвование, но колебания, отсутствие решительности и последовательности в решении вопросов, отсутствие связи с народными массами.

6.1.Оценка современников и историков:

Негативная оценка. Официальные разъяснения: «западное влияние на незрелые умы».

В последующей либеральной и революционной мысли — позитивная и апологетическая оценка: основоположники российского освободительного движения, «рыцари свободы» (Герцен). Но и здесь разные варианты.

Покровский в 20-е гг. негативно: выступления дворян за свои интересы;

потом он: два разных течения. Южане — революционеры, северяне — реформисты. На советскую историографию наибольшее воздействие оказала концепция Ленина: первый (дворянский) этап освободительного движения (особенно разработано в трудах академика Нечкиной). А вот, кстати, что отмечала в своих трудах М.В. Нечкина: “Восстание декабристов имело большое значение в истории революционного движения в России. Это было первое открытое выступление против феодально-крепостного строя, против самодержавия с оружием в руках. До этого времени в России происходили лишь стихийные крестьянские волнения, восстававшее крестьянство героически боролось против крепостного гнета. Значение этой борьбы было прогрессивно она расшатывала устои крепостного строя и сокращала сроки его существования. Однако стихийное крестьянское движение не было освещено политическим сознанием; крестьяне шли на открытую борьбу против помещиков, но в своей темноте были бессильны подняться до сознательных лозунгов борьбы с царизмом, с крепостным строем в целом; они верили в «доброго царя» и были во власти темной идеологии «наивного монархизма»”.

И она же: “Восстание декабристов имело международное значение и нашло отклик и высокую оценку в передовом движении Запада. Оно поколебало почву под зданием Священного Союза, нанеся ему удар с той стороны, которую реакционные правительства считали наименее уязвимой. Свидетельствуя о вступлении России на путь активной революционной борьбы, оно вводило в лагерь антифеодального мирового движения такую мощную силу, которая сразу изменяла положение в пользу новаторов „и давала опору для последующего притока бойцов”

Скептическая оценка. Ключевский: «случайность, обросшая литературой», декабристы — «лишние люди».

Бердяев и «веховцы»: декабристы — порождение «беспочвенной» российской интеллигенции: благородные стремления, чуждые реальной жизни.

А вот еще одна точка зрения: “«Самое удивительное во всей этой истории то, что нас с тобой не пристрелили», — сказал Николай брату Михаилу. Действительно, как отмечает один из ведущих российских исследователей событий декабря 1825 года Яков Гордин, «в ночь с 13 на 14 декабря (по старому стилю) у декабристов было больше шансов победить, чем у Николая удержать власть. Был очень четкий план, разработанный Трубецким, опытным военным, и даже при тех минимальных силах, в которых они были уверены, . декабристы могли реально взять власть, если бы план был выполнен. Их победил, как это не парадоксально, не так Николай и его сторонники, как они сами себя. Якубович и Булатов … противопоставили, так сказать, себя другой части общества во главе с Трубецким, и отказались утром 14 декабря действовать»”

Сейчас — спорные оценки. Декабристы заложили основу революционной традиции, но тем самым основу трагического, многолетнего раскола власти и интеллигенции. Бесспорна наивысшая оценка их морального, человеческого облика: гуманизм, бескорыстие, культура. Героизм в борьбе и стойкое перенесение страданий на каторге. Декабристы были страстными просветителями. Они боролись за передовые идеи в педагогике, постоянно пропагандируя идею о том, что просвещение должно стать достоянием народа.

Они отстаивали передовые, методы обучения, приспособленные к детской психологии. Еще до восстания декабристы приняли активное участие в распространении школ для народа по ланкастерской системе обучения, которая преследовала цели массового обучения. Просветительская деятельность декабристов сыграла большую роль в Сибири.

Трудно добавлять чего-то к словам людей, занимающихся движением декабристов длительное время, порой посвятив этому всю жизнь. Каждый человек имеет право на свою оценку, свое понимание. Для меня же движение декабристов это, прежде всего, утопическое движение, но утопическое в хорошем смысле слова. Впервые восставшие не имели никаких личных целей, не добивались личной выгоды. Они действовали во благо государства, не побоялись, в конце концов, умереть за Родину. Это настоящие патриоты. Они могут служить достойным примером для подражания в наше время, тем более что сейчас бытует мнение об отсутствии патриотичности у молодежи. Хочется верить, что в будущем в нашем государстве все будет хорошо и, главное, справедливо, и больше никогда не найдется повода для новых движений за правду, каким было движение дворянских революционеров декабристов.

Источники:

http://m.vuzlit.ru/368725/istoriki_obschestvennye_deyateli_veka_dekabrizme
http://www.kazedu.kz/referat/157443/3
http://www.studsell.com/view/36911/?page=9

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector