6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русская литература 60 годов 19 века. Художественный мир писателя

Русская литература 60 годов 19 века. Художественный мир писателя

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ XIX

Шестидесятые годы XIX в.- одна из самых ярких страниц в истории идейного и художественного развития нашей страны.

В эти годы во всей красоте и силе раскрылось творчество таких гениальных писателей, как Герцен, Л. Толстой, Тургенев, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Островский, таких гигантов критической мысли, как Чернышевский, Добролюбов, Писарев, таких великих художников, как Репин, Крамской, Перов, таких замечательных композиторов, как Мусоргский, Бородин, Балакирев, Даргомыжский и др.

В 60-е годы Россия вступила во второй период освободительного движения. На смену узкому кругу дворянских революционеров предшествующей эпохи шли новые деятели. «Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом»,- писал о них В. И. Ленин.

Этими борцами были те, кого называли разночинцами. Выходцы из рядов крестьянства, духовенства, мелкого чиновничества, обедневшего дворянства, они проходили суровую жизненную школу труда и лишений, которая закаляла их.

Разночинцы жадно тянулись к знаниям и, овладев ими, стаз учителями, врачами, инженерами, учёными, писателями, критиками, несли свои знания в народ, всеми силами стремились служить ему.

Наиболее самоотверженная часть разночинцев-становилась на путь революционной борьбы с самодержавием и господствующими классами царской России. «Падение крепостного права,- указывал В. И. Ленин,- вызвало появление разночинца, как главного, массового деятеля и освободительного движения вообще и демократической, бесцензурной печати в частности».

Начало эпохи 60-х годов Герцен назвал «утренней зарёй», которая «привела к слову йемую боль. высказала наши стремления». Эту «немую боль» усилила и обнажила закончившаяся в 1855 г. поражением самодержавия Крымская война, которая, по словам В. И. Ленина, «показала гнилость и бессилие крепостной России».

«Крымская война,- писал критик-демократ В. В. Стасов,- отвалила плиту от гробницы, где лежала заживо похороненная Россия».

Чудовищная эксплуатация народа и поражение самодержавия в Крымской войне вызвали стремительный рост числа крестьянских восстаний, которые К. Маркс называл «одним из самых великих событий в мире.

Передовая литература звала к освобождению народа от крепостного рабства. Этой цели по-своему служили и «Севастопольские рассказы» Л. Н. Толстого, показавшие всему миру мужество и духовную красоту русского народа, и стихи и поэмы Некрасова, в которых звучали боль и гнев закрепощённого крестьянства, и сатирические очерки Салтыкова-Щедрина, и статьи Чернышевского, звавшие к борьбе с угнетателями, и страстная революционная проповедь Герцена, звучавшая со страниц его заграничных изданий — «Полярной звезды» и «Колокола».

Все лучшие люди России понимали, что по-старому жить нельзя. Новые, свежие силы, появившиеся в обществе, пробивали себе дорогу не только в литературе, в которую, по словам Щедрина, «вторгся разночинный элемент», но и во всех областях русской культуры — в науке, журналистике, живописи, музыке, театре.

Крупнейших успехов добилась в 60-е годы русская наука, в особенности естествознание. Мировую известность приобрели, например, работы профессора-физиолога И. М. Сеченова. Врачи С. П Боткин и Н. И. Пирогов СЕОИМИ замечательными работами сказали новое слово в медицине. Неизгладимый след в истории науки оставили труды великих учёных: химиков Н. Н. Зинина и А. М. Бутлерова, математика П. Л. Чебышева, исследователей-путешественников Н. М. Пржевальского и Н. Н. Миклухо-Маклая.

В 60-е годы стали появляться первые женщины-врачи и учёные: дочь крестьянина Н. П. Суслова, печатавшаяся в «Современнике»; М. А. Бокова — доктор медицины Гейдельбергского университета (Германия), переведшая на русский язык книгу Брема «Жизнь животных»; С. В. Ковалевская — знаменитый математик, профессор Стокгольмского университета , и др.

В 60-е годы определился интерес к естественным наукам у таких выдающихся учёных, как прославившиеся впоследствии Д. И. Менделеев, И. И. Мечников, К А. Тимирязев, И. П. Павлов.

Распространению интереса к естественнонаучным знаниям в широких кругах общества способствовала пламенная проповедь Д. И. Писарева, энтузиаста естественных наук. Этот глубокий интерес к естественным наукам проявился и в том, что сыгравший революционную роль в науке труд Чарлза Дарвина «Происхождение видов путём естественного отбора» (он был впервые опубликован в Англии в 1859 г.) уже в 1860 г. был издан в России. Русский язык, таким образом, оказался первым иностранным языком, на который была переведена эта гениальная работа Дарвина.

У представителей демократической интеллигенции 60-х годов вырабатывалось передовое, материалистическое мировоззрение. Оно крепло и развивалось под влиянием работ Чернышевского, Добролюбова и Писарева.

Сильнейшее влияние на формирование у читателей правильных взглядов на сущность искусства, его роль и место в общественной жизни оказала, в частности, диссертация Н. Г. Чернышез-ского «Эстетические отношения искусства к действительности».

Огромное влияние приобрела передовая журналистика («Современник», «Русское слово», «Искра»); герценовский «Колокол» звал на борьбу всё молодое и честное, что было в России. Демократическая журналистика несла, по словам поэта-революционера В. С. Курочкина, «общее, близкое всем знамя. Она несла его грозно и честно и этим создала себе высокое значение и необыкновенную силу в обществе».

Под знаменем передовой идейности и жизненной правды развивались в 60-е годы живопись, музыка и театр. Гениальные русские художники, композиторы, актёры своим творчеством, кровно связанным с думами и чаяниями народа, учили мыслить, чувствовать, любить народ и ненавидеть угнетателей.

К эпохе 60-х годов полностью приложимы проникновенные слова А. М. Горького: «В области искусства, в творчестве сердца русский народ обнаружил изумительную силу, создав при наличии ужаснейших условий прекрасную литературу, удивительную живопись и оригинальную музыку, которой восхищается весь мир. Замкнуты были уста народа, связаны крылья души, но сердце его родило десятки великих художников слова, звуков, красок».

В 60-е годы стало ясно, что крепостное право — Бориба вокруг «у3ел всех 30л». Это понимали даже те, кто был крестьянского вопроса далек от революции. Так, Л. Н. Толстой писал в 1856 г. одному из своих знакомых: «Нужно спасать всё здание от пожара, который с минуту на минуту обнимет его. Ежели в 6 месяцев крестьяне не будут освобождены,- пожар».

Но не было и не могло быть единодушия в вопросе о том, на каких условиях должно произойти освобождение крестьян от крепостного ига. Вождь крестьянской демократии Чернышевский, отстаивая интересы народа, проводил «через препоны и рогатки цензуры — идею крестьянской революции, идею борьбы масс за свержение всех старых властей» (В. И. Ленин).

«Вся земля мужицкая и выкупа никакого, убирайся, помещики, пока целы»,- так говорит Волгин, герой романа Чернышевского «Пролог», и такова была программа самого автора.

Революционным демократам противостояли консерваторы и либералы, которые «так же, как и крепостники, стояли на почве

1 Диссертация — научный труд, представляемый на соискание ичёнпй степени. ученой

Читать еще:  Ги де мопассан биография краткая. Краткая биография ги де мопассана

признания собственности и власти помещиков, осуждая с негодованием всякие революционные мысли об уничтожении этой собственности, о полном свержении этой власти» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 17, стр. 96).

В 1861 г. царское правительство, ослабленное военным поражением во время Крымской кампании и запуганное крестьянскими «бунтами» против помещиков, оказалось вынужденным отменить крепостное право. «Крестьян,- писал Ленин,- «освобождали» в России сами помещики, помещичье правительство самодержавного царя и его чиновники. И эти «освободители» так повели дело, что крестьяне вышли на «свободу», ободранные до нищеты, вышли из рабства у помещиков в кабалу к тем же помещикам и их ставленникам» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 17. стр. 65).

С гениальной дальновидностью Чернышевский понял грабительский характер реформы и назвал её «мерзостью». «Освобождение- обман»,- гневно писал Герцен. На «освобождение», которое, по словам Ленина, «было бессовестнейшим грабежом крестьян, было рядом насилий и сплошным надругательством над ними», обманутое крестьянство ответило восстаниями, охватившими всю Европейскую Россию. Только в 1861 г. царское правительство в 499 случаях прибегло для усмирения крестьян к вооружённой силе. Так, в селе Бездна Казанской губернии было убито при усмирении около ста крестьян, а их вожак Антон Петров расстрелян.

Насколько накалена была обстановка в стране, видно из того, что в течение 1861 -1862 гг. произошло около полутора тысяч крестьянских восстаний, значительно больше, чем за тридцатилетнее мрачное царствование Николая I; в университетах не прекращались студенческие волнения; появился ряд революционных прокламаций («К молодому поколению», «К солдатам», «Молодая Россия», «Великорус» и др.), в которых народные массы призывались к беспощадной борьбе с самодержавием и дворян- ством. Так, в прокламации «К молодому поколению», написанной друзьями Чернышевского Н. Шелгуновым и М. Михайловым, говорилось: «Если для осуществления наших стремлений, для раздела земли между народом пришлось бы вырезать сто тысяч помещиков, мы не испугались бы этого».

К концу семилетия после падения Севастополя (1859- 1861 гг.) в стране создаётся обстановка революционного подъёма. Революционный подъём этих лет сменился затем жесточайшей правительственной реакцией. В 1862 г. были арестованы Чернышевский и Писарев, приостановлено издание «Современника» и «Русского слова», неслыханно усилился цензурный гнёт. В тюрьмы были брошены сотни борцов за освобождение народа, правительство штыками, пулями и виселицами подавило крестьянские восстания и восстание в Польше. Реакция торжествовала победу. Но торжество это не было прочным. Душевные силы ноРск°яВзял «аР°ДНОе счастье не были сломлены. Об этом прекрас ной uldtu лСптих%в°Рении ставшем впоследствии революцион-

Смело, друзья! Не теряйте

Бодрость в неравном бою,

Честь и свободу свою!

Час обновленья настанет

— Воли добьётся народ.

Добрым нас словом помянет,

К нам на могилу придёт.

Революционная волна вновь высоко взметнулась в 70-е годы.

1 В России С В Ковалевская кафедры получить не смогла, ей было раз­решено преподавать только в начальной школе и быть домашней учительницей.

Развитие русской литературы в 60-70 годы 19 века

Эпохе общественного пробуждения шестидесятых годов предшествовал тридцатилетний период николаевского царствования, одной из характерных черт которого был всепроникающий, мертвящий жизнь бюрократизм. Напуганный в самые первые дни восшествия на престол движением декабристов, Николай I стремился укрепить государственную власть, не опираясь на общественное мнение, на самодеятельность широких слоев русского общества. А потому он должен был усиливать и раздувать централизованный бюрократический аппарат. В итоге такой внутренней политики восторжествовало бумажное отношение к делу: сотни тысяч бумаг направлялись из центральных учреждений в местные, губернские и уездные. При этом николаевская государственная система имела претензию называть себя народною. Россию она считала особым государством, не похожим ни на одну из западных держав, ибо в России якобы нет противоречий между сословиями, в ней царит единство самодержавия с народом под сенью православия.

К 1861 году в русском общественном движении вступили в бескомпромиссную борьбу две исторические силы — революционная демократия и либерализм. На смену революционерам из дворян пришли революционные разночинцы во главе с Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым.

К 1861 году революционная ситуация в стране достигла апогея. Пришло время, когда «самый осторожный и трезвый политик должен был бы признать революционный взрыв вполне возможным и крестьянское восстание — опасностью весьма серьезной». Однако революционная ситуация 1859—1861 годов сразу же обнаружила слабые моменты. «Народ, сотни лет бывший в рабстве у помещиков, не в состоянии был подняться на широкую, открытую, сознательную борьбу за свободу».

Размежевание по социально-экономическим причинам осложнялось различиями в культурно-исторической ориентации: продолжалась борьба между либералами-западниками и славянофилами. Первые пророчили России великое будущее, считая ее молодой нацией, не обремененной тысячелетними культурными традициями. Их отсутствие, с точки зрения западников, облегчало процесс перехода страны на западноевропейские пути исторического развития и делало безболезненными заимствования и пересадку на русскую почву готовых социально-экономических и политических институтов, выработанных западной цивилизацией.

С усложнением общественной жизни, с нарастанием политической борьбы, с расширением арены реализма произошла дифференциация литературного развития. В условиях новой эпохи художественный универсум Пушкина оказался неповторимым. На смену ему пришла более резкая специализация литературы по отдельным направлениям, школам и даже жанрам. Толстой, например, вошел в литературу шестидесятых годов как создатель уникального произведения «Война и мир», но все усилия его таланта ушли в прозу.

В свою очередь, Толстой, Тургенев, Достоевский, Щедрин явились в границах своей эпохи такими талантами, масштабы которых оказались не по плечу многим их современникам. «Мысль семейная » в творчестве С. Т. Аксакова, например («Семейная хроника », 1856; «Детские годы Багрова-внука», 1858), готовит «ростовскую» тему «Войны и мира». Но если роман Л. Н. Толстого выходит за пределы семейного круга Ростовых и Болконских к поискам общих начал более широкого национального и общечеловеческого плана, то у С. Т. Аксакова «багровская» тема локализована, замкнута в самой себе. Ф. М. Решетников в повестях и романах из народного быта («Подлиповцы», «Где лучше?») изображает крестьянскую Россию в движении и развитии, предвосхищая динамику групповых народных образов в «Войне и мире».

Писатель эпохи шестидесятых годов сталкивался с необходимостью художественного осмысления необыкновенно подвижной и текучей стихии бытия.

Жизнь эпохи 60-х годов взывала к поиску новых форм художественного изображения, диалектически совмещающих в себе утонченный анализ с динамичным, постоянно «перенастраивающимся» синтезом. В литературу приходит новый герой — изменчивый и текучий, но сохраняющий при всех переменах верность самому себе, глубинным основам своего «я», своей неповторимой индивидуальности. Это герой, стремящийся снять роковое противоречие между словом и делом. Активный и целеустремленный, он пересоздает себя и мир в процессе творческого взаимодействия с окружающей средой. Новый герой является перед читателями в самых разных обличиях, в живом многообразии человеческих характеров, связанных с особенностями художественной индивидуальности писателя, с его общественными убеждениями. «Новый человек» Толстого, например, в чем-то полемичен по отношению к «новым людям» Чернышевского, а герои Чернышевского полемичны по отношению к тургеневскому Базарову.

Читать еще:  Борхес биография. Экранизации произведений, театральные постановки

Универсальную русскую формулу героического дал в романе-эпопее «Война и мир» Толстой, создавший два символических характера, между которыми располагается в различной близости к тому или иному полюсу вся иерархия людских судеб, развернутых в произведении. На одном полюсе его находится тщеславный Наполеон, а на другом — классически демократичный Кутузов. Два этих героя представляют соответственно стихию индивидуалистического обособления, или «войны», и духовные ценности «мира», или единения людей.

Русская литература 60-х годов очень недоверчиво относилась к человеку «частному», «дробному», к человеку «касты», «сословия», той или иной социальной раковины.

Русский писатель шестидесятых годов оставался неудовлетворенным как успокоенностью человека в малом, так и нигилистической неукорененностью его ни в малом, ни в большом. Настойчивое стремление воссоздать полную картину разветвленных связей героя с миром, конечно, заставляло показывать героя и в малом кругу его жизни, в теплых узах семейного родства, малого дружеского братства, малой общины, своего сословия. Писатель шестидесятых годов был очень чуток к духовному сиротству, отрицательно оценивал общности отвлеченные. К так называемой «ложной общности», к казенному, формальному объединению людей он был непримирим. «Скрытая теплота патриотизма» у Толстого, сплотившая группу солдат и командиров на батарее Раевского, удерживает в себе и то чувство «семейственности», которое в мирной жизни свято хранят Ростовы. Но с малого, тем не менее, начинался отсчет большого. Поэтизируя «мысль семейную», русский писатель шел далее: «родственность», «сыновство», «отцовство» в его представлениях расширялись, из первоначальных клеточек человеческого общежития вырастали коллективные миры, обнимающие собою народ, нацию, отечество.

Возникновение в русской литературе 60-х годов оригинального жанра эпического цикла связано с тем, что в фундаменте русского искусства той поры лежали достаточно прочные эпические устои. Русский роман 60-х годов диалектически снимает противоречие, возникшее в ходе развития литературы между классическими формами древнего эпоса и новыми формами романа. Глубоко и всесторонне осваивая достижения западноевропейского романа, удерживая свойственную ему конфликтность во взаимоотношениях личности и общества, героя и народа, русская литература придает этой конфликтности творческий, созидательный характер. В сложной борьбе с обществом и самими собой, проходя через драматические духовные кризисы и переломы, герои «Войны и мира» движутся к постижению высшего смысла жизни «миром», к правде народной. Одновременно с ними, подвергаясь суровым историческим испытаниям, мужает, крепнет и сама «народная мысль». Конфликт личности и общества, героя и народа становится относительным, жанровые рамки западноевропейского романа на русской почве раздвигаются, искусству возвращаются утраченные им в буржуазном мире эпические горизонты.

В «Записках охотника», «Севастопольских рассказах», «Губернских очерках», «Записках из Мертвого дома» созревало и формировалось «эпическое зерно» будущих романов, целостный образ России, ядром которого оказывалась народная жизнь. В то же время эпические циклы обладали собственными содержательными возможностями, обеспечивавшими им независимое и равноправное существование среди других повествовательных жанров. В классическом романе Тургенева и Достоевского, даже в толстовском романе-эпопее «Война и мир» народная жизнь изображалась суммарно, в коллективных ее поступках и проявлениях. Отдельные народные характеры приобретали здесь обобщенный смысл. Символом патриархального «мира» являлся «круглый» Платон Каратаев, как символом непокорной, буслаевской его ипостаси оказывался «колючий» Тихон Щербатый. В «Преступлении и наказании» хрупкая Сонечка Мармеладова является символическим носителем народного начала и на ее образ падает непомерно большая идейно-художественная нагрузка. Освещение народной жизни в романе шестидесятых годов приобретало большую концептуальность, но за счет утраты той художественной раскрепощенности, которую мог себе позволить автор очерка или очеркового цикла.

Литература 70-х годов, продолжая идейные и эстетические традиции 60-х, представляет собою вместе с тем и принципиально новое явление. Иными, по сравнению с предыдущим десятилетием, были 70-е годы. В воспоминаниях передовых людей той поры они остались как время, которому присущи были одновременно и поразительная цельность, определенное идейное единство, и внутренний драматизм, противоречивость; время, которое умело вселять в мыслящих людей высокую веру в историческую значительность личного самоотверженного действия и в то же время обнаруживало утопичность и наивность многих убеждений.

Между 70-ми и 60-ми годами, безусловно, существовала определенная преемственная связь. Демократическое движение разночинцев не исчерпало себя предыдущим десятилетием, потребность общественных преобразований не только не ослабевала, а усиливалась: неудовлетворенность результатами реформы побуждала искать новые формы общественной деятельности. Именно признание неосуществленности тех надежд, которые возлагались на реформу, вело к поиску прямых контактов с народной массой, с крестьянством и придавало новому десятилетию особые, ему лишь свойственные черты. Семидесятники обостренно ощущали отличие своей роли, своей исторической судьбы от исторического предназначения, выполняемого прежними поколениями.

Но недостаточность и невозможность прежних идеалов, прежней веры, которыми жила литература предыдущих десятилетий, ощущается писателями этого времени с предельной остротой. Уже в романе Ф. М. Достоевского «Бесы», над которым писатель работал в 1870—1871 годах, прозвучал упрек людям 40-х годов в отсутствии почвы.

Литература 70-х годов ищет формы, жанры, которые были бы адекватны самой же действительности. В 70-е годы искались связи с «русской почвой и русской правдой»5, с другой стороны, именно русская действительность вызывала острейшее недовольство и «русская правда» подчас казалась иллюзией, фикцией, ложной идеей. Это порождало чуть ли не у каждого крупного писателя острую неудовлетворенность как общим состоянием литературы, так и собственным творчеством. В сущности, и для Толстого, и для Тургенева, и для Достоевского 70-е годы — время переломное, время внутреннего кризиса, поисков «новой манеры» и даже, пожалуй, нового мировоззрения.

Невозможность ограничиться одними лишь разговорами ощущалась в 70-е годы при решении самых разных проблем. В этом смысле показательна постановка в публицистике и литературе той поры восточного вопроса. Общественная мысль обращается к судьбе славянских народов, страдающих от турецкого гнета, и в преддверии русско-турецкой войны42 на страницах журналов и газет развертывается обсуждение славянского вопроса, который тотчас же становится и русским вопросом. Достоевский увидел в революционном движении утрату связи с народными основами, с «почвой». Как ни странно, народовольцам потребовалась именно «беспочвенность». Они почти сознательно оторвали себя от «почвы», отстранили от себя народническую зависимость от крестьянской России, от ее типа сознания. Не случайно они появились в конце 70-х годов — как результат и как преодоление «хождения в народ». Народовольцы отстранились от той жизни, которая обнажила перед ними всю свою противоречивость, посеяла разлад и ощущение беспомощности.

В сущности, 70-е годы утверждали новый опыт отношений мыслящих, передовых людей с историей. Центральное место в общественном движении и в развитии русской общественной мысли 70-х годов занимало народничество.

С народническим движением непосредственно связаны и новые явления в литературе, а проблематика народнической прозы оказалась во многом близка, хотя и не во всем приемлема, крупным писателям, творившим в это время: Л. Н. Толстому, М. Е. Салтыкову-Щедрину, Ф. М. Достоевскому, Г. И. Успенскому.

Читать еще:  Апостол варнава,орион и клан ноги у черепашек ниндзя - плеядеянец.

Народничество рождалось из своеобразного соединения трезвого, вдруг открывшегося понимания реальной действительности (половинчатости реформы, потрясающего народного разорения) — и утопичнейшей веры в возможность чуть ли не моментального ее преобразования. Степень потрясенности реальным положением дел в России была столь велика, что она как бы уже сама по себе рождала убежденность в готовности этой отсталой, разоренной России пойти за мыслящей личностью.

На формирование идеологии народничества непосредственное воздействие оказали «Исторические письма» П. Л. Лаврова, публиковавшиеся в 1868—1869 годах, и книга Н. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России (1869).

НАРОДНИЧЕСТВО– идеологическая доктрина и общественно-политическое движение части интеллигенции Российской империи второй половины 19 – начала 20 в. Его сторонники ставили целью выработать национальную модель некапиталистической эволюции, постепенно адаптировать большинство населения к условиям модернизации хозяйства.

Народничество как особое явление русской культуры и общественного сознания. Генезис народничества связан с историей становления русской интеллигенции. Идея «печалования и сострадания о неправде и рабстве человека» (Н.А.Бердяев) придала особую окраску всей системе общественного сознания России второй половины 19 в. Снимая противостояние западничества и славянофильства, сторонники новой идейной доктрины попытались соединить элементы обоих течений русского протолиберализма. Их своеобразные взгляды – теория некапиталистического пути развития России, перехода к социализму через сохранение, использование и преобразование коллективистских начал сельской общины – стали значимым и достаточно обособленным явлением русской философской мысли и культуры.

Несмотря на утопичность этой системы идей в целом, она содержала элементы деятельного отношения к действительности. В соответствии с ней, преобразования должны были осуществляться на основе морального идеала – веры в Нравственность, Добро, способное изменить мир. Эта вера и основанная на ней самоотдача, готовность к самопожертвованию, исключительное и рационально обоснованное бескорыстие типичны для «русского социализма» и своеобразного менталитета прогрессивной части русского общества 19 в. В целом его можно было сформулировать так: «следуй нравственному правилу – и все устроится».

Многие из народников стремились на собственным примере показать возможность создания нового типа культуры с особым отношением к труду, семье, науке, искусству, морали, религии. Они хотели личным участием изменить социальное развитие страны, облагородив его. Социокультурый идеал народничества оказал сильнейшее влияние на все российское общество, обнаружив себя к началу 20 в. не только в русском либерализме, но даже и в консерватизме. Народнические идеи активно оспаривались многими общественными деятелями и философами, но при этом они заставляли их проникаться отдельными постулатами народничества.

Специфика литературного движения 60-х годов ХIХ века.

В русской литературе 60-х годов произошли существенные изменения. В новых условиях литература и литературная критика стали одним из мощных факторов социального и духовного развития. Еще более усиливается критическая направленность литературы, вместе с тем нарастает стремление выдвинуть положительную программу переустройства общества на началах социальной справедливости.

После вынужденной задержки в развитии русской литературы (и период «мрачного семилетия») всего за 10—15 лет были созданы многие замечательные произведения, вошедшие в золотой фонд русской и мировой культуры. В них заметны были разные подходы к актуальным проблемам современности, разными были соотношение и взаимодействие социальности и психологизма, характера и среды, сатирического гротеска и жизнеподобия. Но при всех различиях несомненным был расцвет критического реализма во всех родах литературы. Создаются новые художественные формы в прозе, поэзии, драматургии. Внимание писателей прежде всего было приковано к восприятию и изображению социально-политической сферы жизни — такова была новая тенденция литературного процесса. Среди литературных жанров ведущее место занимает роман, который во многом определяет пути развития мировой литературы.

В 50—60-е годы Тургенев создает четыре романа и в том числе роман «Отцы и дети», где художественному исследованию был подвергнут новый тип русской жизни — разночинец. «Знамением времени», по выражению Добролюбова, стал роман Гончарова «Обломов». Мысль о народе как главной действующей силе истории воодушевила Л. Толстого на создание «Войны и мира». Достоевский, освобожденный из ссылки, пишет произведения, отражающие трагические коллизии новой эпохи. Впервые в русской литературе возникает роман, герои которого оказываются в состоянии ответить на вопрос «Что делать?» (Чернышевский).

Существенные изменения происходят в самом жанре романа, к характере повествования. В социально-психологических романах проявляются публицистические элементы; формы выражения авторского сознании становятся более ясными и открытыми. Наряду с романом значительное развитие получает очерк. Усиливается сатирическая направленность литературы, заметно стремление, как писал (Салтыков-Щедрин, «перейти с почвы психологической на почву общественную».

60-е годы — один из важнейших этапов и в истории драматургии. Центральное место в становлении и развитии русского реалистического театра, самобытной национальной драматургии занял А. Н. Островский, творчество которого стало выдающимся явлением всей русской культуры. Многообразные драматические жанры, использованные Островским (драмы, комедии, сцены, исторические хроники), намечали основные пути, по которым развивалась в дальнейшем русская драматургия.

Своеобразной чертой русской драматургии 60-х годов было стремление к циклизации. Так, Островский задумал (хотя и не Осуществил полностью) цикл драм «Ночи на Волге». А. В. Сухово-Кобылину принадлежит трилогия: «Свадьба Кречинского», «Дело» и «Смерть Тарелкина», посвященная беспощадной критике бюрократического аппарата самодержавного государства. А. К. Толстой создал цикл исторических драм: «Смерть Ивана Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис». Трилогия эта, учитывавшая опыт пушкинского «Бориса Годунова», стала заметным явлением в истории русского театра и драматургии.

Характерной особенностью литературного процесса 60-х годов является формирование целого отряда демократических писателей, наиболее видными представителями которого являются: Н. Г. Помяловский, Ф. М. Решетников, В. А. Слепцов, Н. В. Успенский, Г. И. Успенский и др. В утверждении их мировоззрения и литературного таланта большую роль сыграл «Современник», на страницах которого они начинали свою деятельность.

По-новому раскрывалась в демократической литературе проблема народа, которой молодые писатели уделяли в своих произведениях гораздо больше внимания, чем их литературные предшественники.

Революционным демократам была чужда идеализация народа, они отвергали барскую снисходительность и высокомерное умиление при его описании. Напротив, горькая правда, сказанная о забитости и пассивности народа, имела главною целью пробудить его к активной, сознательной борьбе за свое освобождение. Поэтому Чернышевский всячески поддерживал Н. В. Успенского (1837—1889), автора «Очерков народного быта». В статье «Не начало ли перемены?» (1861) Чернышевский противопоставлял рассказы Николая Успенского произведениям о крестьянах Григоровича и Тургенева, выступая с требованием писать о народе «правду без всяких прикрас».

При изображении социальной жизни народа писатели демократического лагеря широко пользовались бытовыми, экономическими, этнографическими деталями и подробностями, воспроизводимыми с документальною, точностью. Такого рода тенденции приводили порою к элементам натурализма, как это проявлялось некогда и в «натуральной школе», традиции которой широко использовались в литературе 60-х годов. От «натуральной школы» идет и дальнейшее развитие жанра социально-бытового очерка с характерным для него переплетением публицистического и художественного начал, «раскованностью» сюжета, обзорной композицией, подчинением психологического анализа просветительским задачам, усилением идейно-художественной функции автора.

Источники:

http://russkay-literatura.ru/literaturnaya-borba/208-shestidesyatye-gody-xix.html
http://lektsii.org/3-23834.html
http://studopedia.ru/19_355477_spetsifika-literaturnogo-dvizheniya—h-godov-hIh-veka.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector