1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Салтыков щедрин история одного города главные. Императрица Анна Иоанновна

Императрица Анна Иоанновна: биография, годы правления, политика, достижения и вклад в историю

Императрица Анна Иоанновна взошла на престол в 1730 году. Как утверждает большинство историков, произошло это случайно. Неожиданно скончался молодой царь, члены Верховного Тайного Совета тут же вспомнили о бедной курляндской герцогине, в жилах которой текла царская кровь. Племянница Петра Великого, 37-летняя женщина, абсолютно неподготовленная к управлению государством, оказалась у власти. О годах правления российской императрицы Анны Иоанновны рассказано в этой статье.

Историческая справка

Годы правления императрицы Анны Иоанновны – 1730-1740. То есть на престоле она восседала десять лет. Этот период историки обычно называют засильем немцев. Фактическим правителем государства в эти годы был фаворит императрицы Анны Ивановны – Эрнст Бирон.

Портрет этой правительницы довольно непригляден. Она мало что понимала в государственных делах и проводила большую часть своего времени в праздности. Годы ее правления — период мрачный для российской истории. Но если более детально ознакомиться с биографией императрицы Анны Иоанновны, пожалуй, она вызовет если не симпатию, то жалость.

Детство

Российская императрица Анна Иоанновна была дочерью Ивана V, единокровного брата Петра Великого, и царицы Прасковьи Федоровны. Она родилась 7 февраля 1693 года в Крестовой палате Теремного дворца, что в Кремле. У Анны было две сестры — Екатерина (старшая) и Прасковья (младшая). Детство будущая императрица провела в загородной резиденции — Измайлове. Туда царица Прасковья Федоровна уехала с дочерями после смерти супруга.

Измайлово на рубеже веков представляло собой островок старой России. В то время как великий реформатор прививал русским людям все западное, здесь царили традиции былых времен. Двор был наполнен няньками, мамками, бесчисленным количеством приживалок и шутов, которых Прасковья Федоровна поспешно прятала к приезду Петра.

В Измайлове было разбито дворцовое хозяйство. Двор утопал в грушевых, яблоневых, вишневых садах, окруженных прудами. Можно ли назвать счастливым детство будущей российской императрицы Анны Иоанновны? Находясь у власти, она с ностальгией вспоминала измайловские времена, и даже время от времени приказывала выписать из деревни няньку или дворовую девку. К тому времени она уже забыла все обиды на мать. Анна была нелюбимой дочерью Прасковьи Федоровны.

Царевны изучали арифметику, географию, французский, немецкий языки. Образование в те времена даже родственницы Петра получали более чем поверхностное.

Императрицу Анну Иоанновну часто изображают весьма глупой правительницей. Она приходила в восторг от кривляний шутов, коих у нее имелся целый штат, имела страсть к более чем странным развлечениям, книг не читала, искусством не интересовалась. Но стоит учитывать обстановку, в которой она выросла, низкий уровень образования, а также некоторые факты из личной жизни.

Прасковья Федоровна жила до окончания войны со Швецией в Измайлове. После семья переехала в Петербург, поселилась во дворце на Московской стороне.

Курляндская герцогиня

После победы в Полтавской битве Петр задумался об укреплении влияния в Прибалтике. Курляндское герцогство, которое располагалась на территории современной Латвии, находилось в зависимости от Польши. Нередко возникали споры об этих землях.

Герцогство было разграблено, несчастный правитель его некоторое время находился в изгнании. После победы над шведами Курляндию заняли русские войска. Дабы укрепить здесь свои позиции, Петр решил выдать замуж за молодого герцога одну из своих родственниц. Одну из дочерей Прасковьи Федоровны.

Герцог обнищавшей Курляндии был далеко не самой лучшей партией. Когда Петр предоставил Прасковье Федоровне возможность выбрать точную кандидатуру жены Фридриха Вильгельма, она пожертвовала нелюбимой дочерью. Так Анна стала курляндской герцогиней.

Сохранились письма будущей императрицы, адресованные Петру. В них Анна умоляет дядю не выдавать замуж за «мусульманина нехристианского». Однако эти мольбы, конечно же, остались без внимания. Венчание состоялось 11 ноября 1710 года.

Вдова

Спустя два месяца после венчания молодые отправились в Курляндию. Однако Анне Иоанновне не довелось познать семейные тяготы и радость материнства. Накануне отъезда Фридрих Вильгельм изволил состязаться в распитии спиртных напитков с русским царем. В этом у Петра конкурентов не было. По пути в Курляндию молодой герцог скончался. Согласно официальной версии, от несдержанности в употреблении алкоголя. Герцогиня стала вдовой. Впереди у нее были годы одиночества, бедности, унижений.

В Курляндии

Анна Иоанновна вернулась в Петербург. Теперь у нее было только два пути в жизни — новое замужество либо монастырь. Около месяца Петр раздумывал, как поступить с племянницей. И наконец, приказал ей ехать в Курляндию.

Вместе с Анной отправился Петр Бестужев-Рюмин. Когда будущая императрица прибыла в Митаву (сейчас это латышский город Елгава), она увидела запустение и разруху. В замке жить было невозможно — он был полностью разграблен в ходе недавних военных событий. Молодая вдова поселилась в заброшенном мещанском доме. Время от времени она писала Петру слезные письма с просьбой выслать денег. Иногда суровый дядя присылал небольшую сумму, но чаще отказывал. Как известно, Петр Первый был скуповат.

Нищая царевна

В эти годы положение Анны Иоанновны было незавидным. Она влачила жалкое существование в Митаве лишь потому, что это нужно было русскому правительству. Петр мог в любой момент вмешаться в дела Курляндии, но делал это под предлогом защиты бедной племянницы. Она, при своем высоком статусе, была бедна, как церковная мышь. По брачному договору ей выделили средства, на которые тяжело было прожить, не говоря уже о нарядах, которые Анна Иоанновна позволить смогла себе только 1730 году — после восхождения на престол.

Бестужев-Рюмин

Итак, дочь Ивана V оказалась на чужбине. Ей, не знавшей ни языка, ни местной культуры, приходилось непросто. Единственную поддержку она видела в Бестужеве-Рюмине, который вскоре стал делить с ней ложе.

О «срамной» связи узнали в Петербурге. Отношения с матерью, которые никогда не были нежными, стали хуже некуда. Прасковья Федоровна писала дочери гневные письма. Она просила Петра отозвать Бестужева-Рюмина или позволить ей самой съездить в Курляндию, дабы образумить дочь.

В этот период Анна сблизилась с царевной Екатериной. Между ними установилась теплая переписка, они поздравляли друг друга с праздниками, делали друг другу незамысловатые подарки. Екатерина нередко принимала сторону герцогини. Так продолжалось много лет. В 1725-м умер Петр. Екатерина правила страной недолго — она пережила своего супруга на два года. В 1927-м на престол взошел 11-летний внук великого реформатора. Однако спустя три года и Петр II скончался, от оспы. Россия осталась без императора. Тогда представители знатных дворянских династий и вспомнили о племяннице Петра, которая к тому времени прожила в Курляндии двадцать лет.

Когда в герцогство неожиданно прибыл Долгоруков, предоставивший будущей императрице на подпись документ о царствовании, в ее жизни прочное место занял человек, которому суждено было сыграть важную роль в истории России.

Читать еще:  Что такое шариковщина? Булгаков (Собачье сердце). Шариковщина явление социальное

Эрнст Бирон

Он был курляндским дворянином. На момент знакомства с Анной Иоанновной Бирону исполнилось 28 лет. В 1718 году служил в канцелярии герцогини, куда попал по протекции Германа фон Кейзерлинга — канцлера Курляндии.

Его карьера после знакомства с будущей российской императрицей быстро пошла вверх, но в этом была исключительно его заслуга. Многие историки изображают его хорошим администратором, ловким политиком, талантливым дипломатом. В 1723 году Эрнст Бирон женился на фрейлине герцогини. Возможно, что матерью его сына Карла в действительности была не законная жена, а Анна Иоанновна. Но прямых доказательств этой версии нет.

Верховный Тайный Совет

30 января 1730 года скончался юный император. Его смерть стала тяжелым ударом для князей Долгоруковых. Они мечтали выдать замуж за Петра II свою родственницу и тем самым укрепиться у власти. Междуцарствие продолжалось совсем недолго, но за короткий срок дворцовые интриганы успели подделать брачный договор, который не принес им пользы, а после составить сомнительный документ на подпись курляндской герцогине.

После смерти Петра II в стране едва не произошел переворот. Члены Верховного Тайного Совета, посовещавшись, решили, что более подходящих кандидатов на престол, чем курляндская герцогиня, нет. Голицын составил документ, согласно которому Анна Иоанновна становится императрицей, но власть ее сильно ограничена. Объявлять войну, заключать мир, вводить новые налоги, расходовать казну — все это она не имела права делать без согласия Тайного Совета. Документ получил название «Кондиции». 37-летняя герцогиня, уставшая от жизни в чужой Курляндии, не глядя, подписала его.

Если б членам Тайного Совета удалось реализовать свой план, в стране установилась бы олигархическая монархия. То есть власть принадлежала бы не императрице, а представителям дворянских фамилий: Голицыным и Долгоруковым. Но это не устраивало дворян. Более того, верховники провели совещание и составили сомнительный документ без ведома не менее уважаемых дворянских династий, что не могло не вызвать возмущения.

Когда Анна Ивановна прибыла в Москву, сестры, Екатерина и Прасковья, открыли ей глаза на истинное положение дел. На стороне герцогини была императорская гвардия, дворяне. Татищев, один из самых образованных людей в России, составил проект куда более удачный, чем предложенный верховниками. «Кондиции» Анна Иоанновна разорвала публично. Так было восстановлено самодержавие. Участников неудачного заговора отправили в ссылку.

Начало правления

Первые годы императрице Анне Иоанновне управлять государством было непросто. Рядом с ней не было человека, на которого можно было бы положиться. Ближайшее окружение состояло из приверженцев идеи о восстановлении абсолютизма. Это были представители аристократии, родственники императрицы.

В краткой биографии Анны Иоанновны упоминается непременно Василий Салтыков. Это родственник императрицы, которого она сразу же после восхождения на престол назначила московским губернатором. В Сенат она ввела тех, кто поддержал ее в первые дни правления.

До 1732 года при дворе шла борьба между придворными за влияние на императрицу. Государыня Анна Иоанновна выделяла среди приближенных Андрея Остермана — осторожного и дальновидного человека, отказавшегося в свое время принимать участие в составлении «Кондиций». Но вскоре при дворе появился немец, который имел несравненно большее влияние на правительницу до последних дней его жизни. Даже в самой краткой биографии императрицы Анны Иоанновны упоминается имя курляндского дворянина. Начались интриги, мелкие заговоры, дрязги. Правление императрицы Анны Иоанновны в истории назвали «биронщиной».

Тайная канцелярия

В годы правления императрицы Анны Иоанновны сотрудники политического сыска работали не покладая рук. Она, как и многие ее предшественники, панически боялась заговора. Тайная канцелярия, учрежденная в 1730 году, стала мрачным символом эпохи.

Злоупотребления этого ведомства были огромны в годы правления императрицы Анны Иоанновны. Краткое высказывание, двусмысленное слово, превратно понятый жест — всего этого было достаточно для того, чтоб лишиться свободы. Всего в период с 1730 по 1740 год в Сибирь отправили около 20 тысяч человек.

Портрет императрицы Анны Иоанновны

Первыми в Сибирь последовали, как уже было сказано, Долгоруковы. Одна из представительниц этого знатного рода, испытывая, по понятным причинам, резкую неприязнь к Анне Иоанновне, описывала ее примерно так: высоченная, с неприятным и невероятно некрасивым лицом, очень полная. Судя по многочисленным портретам императрицы, это, действительно, была женщина далеко не хрупкая. Один из иностранцев отметил, что и во внешности, и в движения русской государыни было больше мужского, нежели женского.

Политические вопросы решала группа доверенных лиц, среди которых непрерывно велась ожесточенная борьба за милость императрицы. Сама же Анна Ивановна любила пострелять в птиц и животных, тратить деньги из казны на дорогие наряды. Но главной ее страстью были увеселения — довольно странные мероприятия, которые вызвали бы отвращение у современного человека, окажись он в 30-х годах XIX века.

Анну Ивановну окружали шуты и болтушки. Не стоит думать, что это были представители низшего сословия, развлекающие императрицу прибаутками и анекдотами. Среди «дураков», а именно так в те годы называли человека, который умел развеселить правителя, встречалось немало дворян.

Императрица проводила тщательный отбор шутов. В потешном деле играло роль не происхождение, а умение быстро, без перерыва говорить, рассказывает байки и сказки, красноречиво пересказывать сплетни. И роль шута отнюдь не оскорбляла русского дворянина. Более того, он мог дурачество прекрасно совмещать с серьезной службой, например, в той же Тайной канцелярии. К слову, развлечения Анны Иоанновны способны поразить не только человека XX или XXI века. Иные современники императрицы, особенно иностранцы, с ужасом наблюдали за тем, как карлики бьют и оскорбляют друг друга на потеху русской правительницы.

Смерть

16 октября 1740 года императрица внезапно почувствовала себя плохо. Вопрос о престолонаследии к тому времени был решен — своим преемником Анна Иоанновна назвала Иоанна Антоновича. Императрица скончалась 28 октября в возрасте 48 лет. Причина смерти — мочекаменная болезнь. Российская государыня Анна Иоанновна похоронена в Петропавловском соборе.

Том 8. Помпадуры и помпадурши. История одного города (158 стр.)

Как и водится, произошли весьма интересные разговоры:

— Посудина, брат, не посудина, — говорил один достойный гражданин другому, — а ежели посудине велят кланяться, так и ей, матушке, поклонись — вот что!

— Поклониться — для-че не поклониться! Голова не отвалится! — отвечал другой достойный гражданин. — Одначе с посудиной-ту на плечах, как бы оно тово… Казне бы, пожалуй, ущерба какого не сделал — вот что!

…припомнив лондонских агитаторов… — то есть А. И. Герцена и Н. П. Огарева, издававших в Лондоне «Колокол» и «Полярную звезду». «Под именем агитатора, — писала в 1870 году петербургская газета «Неделя» о самом понятии «агитатора», — понимают обыкновенного человека, проникнутого самыми крайними революционными стремлениями и отъявленного врага общественного спокойствия. Достаточно назвать человека агитатором, чтобы сразу враждебно настроить против него общественное мнение» («Неделя», 1870, № 1 от 2 января).

…послал к Винтергальтеру понудительную телеграмму… Изумительно!! Изд. — Первая опытная телеграфная установка в России появилась лишь в 1836 году, то есть более чем через семьдесят лет после истории с Брудастым.

…официальные дни исчезли… — официальные (или «табельные») дни — дни, официально праздновавшиеся в России.

…обратился к содействию штаб-офицера — подразумевается к жандармскому «штабс-офицеру», представителю в губернии политической полиции, ее высшего органа III Отделения.

…предводительствуемые излюбленным гражданином Пузановым… — Излюбленный — выбранный на какую-либо общественную должность (термин русского обычного права).

Читать еще:  Сообщение о леонардо да винчи. Реферат: Биография Леонардо да Винчи

Сказание о шести градоначальниках. Картина глуповского междоусобия

Впервые — ОЗ, 1869, № I, стр. 301–314 (вып. в свет 12 января).

Сохранилась часть рукописи (ИРЛИ)и гранки с авторской корректурой главы (ЦГАЛИ). Журнальный текст главы сопровождался следующим примечанием:

«События, рассказанные здесь, совершенно невероятны. Издатель даже не решился бы печатать эту историю, если бы современные фельетонисты-историки наши: гг. Мельников, Семевский, Шишкин и другие — не показали, до чего может доходить развязность в обращении с историческими фактами. Читая предлагаемое «Сказание…», можно даже подумать, что «Летописец», предвосхитив рассказы гг. Мельникова и Семевского, писал на них пародию».

«Сказание о шести градоначальницах» — глава очень многогранная. С одной стороны, продолжая начатое им раньше условно-сатирическое сближение фантастической истории Глупова с подлинной историей России, Салтыков рассказывает в ней о своего рода «глуповском варианте» тех дворцовых переворотов, которые возвели на престол «удачливых» русских императриц, подчас не имевших на это почти никаких прав. С другой стороны, что отмечено самим писателем в примечании к журнальному тексту главы, в «Сказании о шести градоначальницах» имеются элементы пародии на некоторых современных ему русских фельетонистов-историков, основывавших свои «исследования» на сомнительном анекдотическом материале, в огромном количестве печатавшемся в 60-е годы в различных сборниках и журналах. Так, в частности, «Картина глуповского междоусобия» в «Истории одного города» явно перекликается с полубеллетристическим трудом П. И. Мельникова «Княжна Тараканова и принцесса Владимирская», отнесенным «Отеч. записками» к той «якобы исторической литературе, в которой история граничит с фельетонами и скандальными изобличениями мелких газет» (ОЗ, 1868, № 6, стр. 203). Наконец, в «Сказании о шести градоначальницах» содержатся и завуалированные намеки на современную сатирику злобную антипольскую кампанию, ставившую своей задачей внушить восприимчивому «обывателю», что все «беспорядки» в России чаще всего объясняются некоей «тайной интригой» ненавидящих ее поляков. Бешеную травлю поляков ведут в 60-е годы «Московские ведомости» Каткова; «красочный» антипольский материал появляется в это время в ряде других изданий; участие в антипольских демонстрациях становится признаком «патриотизма», признаком «хорошего тона», подтверждающим безграничную преданность «россиян» «исконно русским» устоям. «В театре, — записывает, например, в своем дневнике 31 августа 1863 года В. Ф. Одоевский, — давали «Жизнь за царя». В Петербурге мазурку встретили свистками, так что опустили занавес и оркестр заиграл «боже царя храни» («Текущая хроника и особые происшествия. Дневник В. Ф. Одоевского 1859–1869 гг.». — ЛН, № 22–24, М. 1935, стр. 173). «Государь, — заносит в свой дневник 4 апреля 1866 года П. А. Валуев, — спросил его (Каракозова. — Г. И.): русский ли он и за что стрелял в него? (Вероятно, спросил, не поляк ли он)» («Дневник П. А. Валуева, министра внутренних дел», т. II, изд. АН СССР, M 1961, стр. 114). Рассказ некоего Пригердитеса о его работе в Минской губернии публикует 21 февраля 1869 года газета «Новое время». «…Лез из кожи, думал — получу ферму и заживу припеваючи, — жалуется в нем Пригердитес, — но не тут-то было. Польская интрига одолела…» («Новое время», 1869, № 36) и т. д. Отзвуком на эту кампанию и является в «Сказании о шести градоначальницах» рассказ о «тайной интриге» панов Кшепшицюльского и Пшекшицюльского.

…француженки, девицы де Сан-Кюлот… — Санкюлот (от франц. sans-culottes — «бесштанник») — насмешливое прозвище, данное французскими аристократами XVIII века, носившими короткие штаны (culotte) с чулками, беднякам, носившим длинные штаны; впоследствии оно стало почетным наименованием якобинцев. В «Истории одного города» Салтыков иронически использует прямое значение этого слова, давая понять тем самым, что за «модное заведение» содержала в Глупове девица де Сан-Кюлот.

…Ираида Лукинишна Палеологова, бездетная вдова, непременного характера, мужественного сложения, с лицом темно-коричневогоцвета... — По-видимому, намек на правившую в России с 1730 по 1740 год императрицу Анну Иоанновну. «Императрица Анна Иоанновна, — пишет о ней кн. П. В. Долгоруков, — была роста выше среднего, очень толста и неуклюжа; в ней не было ничего женственного: резкие манеры, грубый мужской голос, мужские вкусы. Она любила верховую езду, охоту, и в Петергофе, в ее комнате всегда стояли наготове заряженные ружья: у нее была привычка стрелять из окна пролетающих птиц» («Из записок князя П. В. Долгорукова. Время императора Петра II и императрицы Анны Иоанновны», М. 1909, стр. 105). Анна Иоанновна, вспоминает другой мемуарист, «престрашного была взору. Отвратное лицо имела; так была велика, когда между кавалеров идет, всех головою выше и чрезвычайно толста» («Памятные записки княгини Наталии Борисовны Долгоруковой». — РА, 1867, стр. 18). Чертами Анны Иоанновны писатель отчасти наделил и сменившую Ираиду Лукинишну Клементинку де Бурбон.

…нося фамилию Палеологовых.Палеологи — династия византийских императоров. На племяннице последнего византийского императора — Константина XI Палеолога — был женат Иоанн III, чем, очевидно, и объясняются слова писателя о том, что «нося фамилию Палеологовых, она (Ираида Палеологова. — Г. И.) видела в этом некое тайное указание». В рукописи главы вместо «Ираида Лукинишна Палеологова» значилось «Ираида Лукинишна Багрянородная», причем, по словам Салтыкова, «фамилия эта была дана ее мужу в семинарии, в знамение того, что у него были рыжие волосы и лицо багряное».

…склонив на свою сторону четырех солдат… — Ср. с рассказом аббата Шаппа д’Отероша о восшествии на престол императрицы Елизаветы Петровны: «Елисавета, в сопровождении четырех человек, отправляется во дворец, чтобы овладеть империею». «Интрига и право сильного, — утверждает он в тон же книге «Путешествие в Сибирь по приказанию короля в 1761 году…», — предоставляли престол всякому, кто дерзал им завладеть» («Осмнадцатый век. Исторический сборник, издаваемый Петром Бартеневым», кн. 4, М. 1869, стр. 304, 302). При Елизавете, пишет о том же времени граф Сегюр, «двор был предан интригам: каждый день честолюбцы составляли новые замыслы…» («Записки графа Сегюра», стр. 18).

Штокфиш была полная, белокурая немка, с высокою грудью, с румяными щеками и с пухлыми, словно вишня, губами. — Ср. с портретом Екатерины II, приехавшей в Россию из Германии и также возведенной на престол преданными ей «солдатами»: «Облик ее в совокупности не был правильный, но должен был крайне нравиться, ибо открытость и веселость всегда были на ее устах. Она должна была иметь свежесть и прекрасную высокую грудь, доказывающую чрезвычайную тонкость ее стана, но в России женщины скоро толстеют» («Записки об императрице Екатерине Великой полковника, состоявшего при ее особе статс-секретарем, Адриана Моисеевича Грибовского», М. 1864, стр. 34).

Им­пе­рат­ри­ца Анна Иоанновна. История жизни

Ан­на Иоан­нов­на — российская им­пе­рат­ри­ца. Родилась 28 января(7 февраля) 1693 года в Мо­ск­ве, скончалась 17(28) октября 1740 года в Санкт-Пе­тер­бурге. Принадлежит к ди­на­стии Ро­ма­но­вых . Родная дочь ца­ря Ива­на V Алек­сее­ви­ча (брат Петра I) и ца­ри­цы Прасковьи Федоровны Сал­ты­ко­вой.

Детство и юность

Замужество Анны Иоанновны

Жизнь в Курляндском герцогстве

Возвращение в Российскую империю и вступление на престол Анны Иоанновны

Что решает Верховный тайный совет

Теперь эти «верховники» собрались, чтобы избрать нового монарха. В состав совета входило шестеро: канцлер Головкин, вице-канцлер Остерман, князь Дмитрий Голицын и трое Долгоруких.

Все были очень взволнованы, председатель не мог вести собрание от переполнявшего его горя: ведь только что прервалась прямая мужская линия дома Романовых, не забылось еще Смутное время… Словом, будущее страны представлялось весьма неопределенным. К тому же осторожный Остерман в заседании отказался участвовать, заявив, что он как иностранец не считает себя вправе принимать решение о судьбе Российской короны.

Читать еще:  Действующие лица в рассказе человек футляре. От чего беликов умирает

Ведение собрания взял на себя сохранивший хладнокровие Дмитрий Михайлович Голицын. Смысл его речи был следующий: мужская линия императорской династии угасла, и законных наследников у императора Петра I больше нет.

Как же нет? А Елизавета Петровна?

Дело в том, что брак Петра с Екатериной смущал многих, и дело было не только в ее происхождении и в том, что она являлась второй женой при живой первой супруге. Проблема усугублялась еще и тем, что при ее крещении в православной церкви восприемником был сын Петра – Алексей. То есть по церковным законам Екатерина приходилась Петру внучкой, и они вообще не имели права венчаться. А ко всему прочему, Марта-Екатерина до брака с Петром уже была замужем за драгуном Иоганном, который считался пропавшим без вести – но не умершим. Да и дочь Марта родила еще до свадьбы… Иными словами, существовала масса причин для признания цесаревны Елизаветы незаконнорожденной.

Что касается завещания Екатерины, то и оно было признано недействительным: князь Голицын заявил, что Екатерина, как женщина низкого происхождения, не имела права занимать престол и тем менее располагать российской короной.

Тут Василий Лукич Долгорукий попытался было предъявить завещание покойного императора Петра II, но оно немедленно было признано фальшивкой. Сам фельдмаршал Долгорукий остановил брата, заявив, что завещание это действительно фальшиво. Он предложил кандидатуру престарелой царицы Евдокии, личным другом которой являлся, но и она была отвергнута.

Неожиданный поворот в сторону детей брата Петра I

Голицын вспомнил о дочерях царя Иоанна. Старшая, Екатерина Ивановна, формально была замужем за герцогом Мекленбургским, мерзкий нрав которого вынудил ее вернуться в Москву. Однако формально она считалась замужней, супруг ее был жив, а со злым и глупым герцогом никому не хотелось связываться, поэтому кандидатура Екатерины была отвергнута. Младшая сестра, Прасковья, вышла замуж за частное лицо, отказавшись от прав на престол. Зато средняя сестра, вдовая Анна, устраивала всех, и Совет согласился на ее избрание.

Тогда Голицын заявил, что на ком бы выбор ни остановился, «надобно себе полегчить – чтобы воли прибавить». Как же это? И тогда Голицын изложил проект «Кондиций» – условий, ограничивавших самодержавную власть.

Осторожный Василий Лукич усомнился: «Хоть и зачнем это, но не удержим». – «Неправда, удержим!» – воскликнул Голицын. На том и порешили: постановив избрать герцогиню Курляндскую, ограничив императорскую власть.

Когда решение было объявлено придворным, все приняли его как должное, лишь епископ Феофан Прокопович решился напомнить о завещании Екатерины в пользу малолетнего герцога Голштинского и его тетки, великой княгини Елизаветы Петровны, и тут же был резко оборван Дмитрием Голицыным, открыто назвавшим обеих цесаревен – и Елизавету, и покойную Анну – «незаконнорожденными».

Кон­ди­ци­и

По ини­циа­ти­ве кн. Д. М. Го­ли­цы­на из­бра­ние А. И. ого­во­ре­но ря­дом ус­ло­вий, за­пи­сан­ных в «Кон­ди­ци­ях» . Без раз­ре­ше­ния ВТС Анне Ионановне запре­ща­лось объ­яв­лять вой­ну и за­клю­чать мир, вво­дить но­вые на­ло­ги, на­гра­ж­дать чи­ном вы­ше пол­ков­ни­ка, жа­ло­вать или от­ни­мать вот­чи­ны без су­да. Анна Ионавна под­пи­са­ла «Кон­ди­ции» в Ми­та­ве и в начале февраля 1730 прие­ха­ла в Мо­ск­ву.

Таким образом, кондиции ограничивали самодержавие, но не в интересах всего дворянства, а в пользу его аристократической верхушки, заседавшей в Верховном тайном совете.

Слух о «затейке» ограничить «самодержавство» проник в дворянскую и гвардейскую среду и вызвал там явно враждебную реакцию. В противовес кондициям верховников различные группы дворянства составили свои проекты с изложением взглядов на политическое устройство страны. Если кондиции верховников имели в виду интересы небольшой кучки аристократов, то авторы дворянских проектов требовали сокращения срока службы, отмены ограничений в наследовании недвижимого имущества, облегчения условий службы в армии и на флоте путем организации специальных учебных заведений для подготовки офицеров, более широкого привлечения дворян к управлению и т. д.

Императрица Анна Иоанновна

Анна Иоанновна, безропотно подписавшая кондиции в Митаве, после прибытия в Москву быстро обнаружила, что «затейка» верховников не пользуется поддержкой ни у массы дворян, ни у гвардейцев. В их присутствии и при их поддержке она надорвала лист бумаги с подписанными ею кондициями. Этим самым она провозгласила себя самодержавной императрицей. Верховный тайный совет был упразднен, а членов его (Голицыных и Долгоруких) под разными предлогами выслали из столицы, чтобы несколько лет спустя подвергнуть казням.

Ленивая и невежественная, отличавшаяся высоким ростом и чрезвычайной полнотой, императрица, которую приводили в восторг грубые шутки карлиц, не проявляла никакого интереса к государственным делам. Вместо упраздненного Верховного тайного совета при ней было организовано примерно такое же по компетенции учреждение, но под новым названием – Кабинет министров. Новым был и состав Кабинета министров, куда вошли доверенные лица императрицы.

Анна Иоанновна тяготилась участием в государственных делах и в 1735 г. издала указ, которым подпись трех кабинет-министров объявлялась равноценной императорской подписи.

Бироновщина

В царствование Анны Иоанновны небывалых размеров достигло влияние иностранцев. Наплыв их в Россию начался еще с конца XVII в., однако до воцарения Анны Иоанновны они не играли существенной роли в политической жизни страны. Иным стало их положение при Анне Иоанновне. Тон при дворе задавал невежественный фаворит императрицы, курляндский немец, Бирон, не занимавший официальных постов, но пользовавшийся безграничным доверием Анны Иоанновны. Под его покровительством проходимцы из иностранцев занимали высшие и хорошо оплачиваемые должности в административном аппарате и армии. Многие из них безнаказанно грабили казну.

В годы бироновщины, а вернее остермановщины, ибо правил страной Остерман, иностранцы пользовались преимуществами при назначении на доходные должности и продвижении по службе. Это вызывало протест со стороны русского дворянства, лишенного части доходов и ущемленного в национальных чувствах.

Личностные интересы Анны Иоановны

Анна была человеком переломной эпохи, когда старое в культуре сменялось новым, но еще долго соседствовало с ним. Поэтому наряду с традиционными шутами и приживалками при дворе Анны в специально построенном театре на тысячу мест ставились итальянские оперы и комедии. Слух и зрение придворных во время обедов и праздников услаждали оперные певцы и балерины.

В историю русского искусства время Анны вошло датой основания в 1737 году первой балетной школы. При дворе была образована хоровая капелла, работал приглашенный из Италии композитор Франческо Арайя.

Но более всего Анна, не в пример московским царевнам, увлекалась охотой, точнее стрельбой.

Это было не просто увлечение, а глубокая страсть, которая не давала царице покоя. Она часто стреляла по летящим в небе воронам, уткам, била в цель в крытом манеже и в парках Петергофа. Участвовала она и в грандиозных охотах, когда загонщики, охватив гигантское пространство леса, постепенно (нередко неделями) сужали его и гнали лесных обитателей на поляну. Посредине нее стоял специальный высокий экипаж – «ягт-ваген» – с вооруженной императрицей и ее гостями. И когда обезумевшие от ужаса звери: зайцы, лисицы, олени, волки, медведи, лоси – выбегали на поляну, предусмотрительно огороженную стеной из корабельной парусины, тогда начиналась омерзительная бойня.

Только за лето 1738 года Анна лично застрелила 1024 животных, в том числе 374 зайцев и 608 уток. Сколько же всего зверей убила царица за 10 лет, даже трудно и представить!

Источники:

http://www.syl.ru/article/380621/imperatritsa-anna-ioannovna-biografiya-godyi-pravleniya-politika-dostijeniya-i-vklad-v-istoriyu
http://dom-knig.com/read_379896-158
http://xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai/anna-ioannovna.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector