103 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Символы в литературе примеры произведений. Понятие символа в литературе

Символы и символизм в литературе;

Одним из самых распространенных определений искусства является следующее: Искусство – особая форма общественного сознания, а также деятельности человека, в основе которой лежит художественно-образовательное отображение действительности.

Введение. Литература как вид искусства.

Символизм и натурализм в литературе

Как часть художественной культуры, искусство является стержнем духовной культуры в целом. В процессе исторического развития сложились различные его виды: архитектура, изобразительное искусство (живопись, скульптура, графика), декоративно-прикладное искусство, литература, хореография,, музыка, театр, киноискусство, дизайн и т.д.

Причина деления искусства на виды – многообразие типов общественной практики человека в сфере художественного освоения мира. Каждый вид искусства имеет тяготение к определенным сторонам действительности. Соотношения и взаимотяготения между видами искусства исторически изменчивы и подвижны.

Каждый вид искусства уникален и имеет свою специфику, выразительные средства, материалы.

Литература, как вид искусства, эстетически осваивает мир в художественном слове. В разных своих жанрах литература охватывает природные и общественные явления, социальные катаклизмы, духовную жизнь человека.

Изначально литература существовала только в виде устного словесного творчества, поэтому строительным материалом любого литературного образа является слово. Гегель называл слово самым пластичным материалом, непосредственно принадлежащим духу. Художественная литература берет явление в его целостности и взаимодействии его различных свойств и особенностей. Литература занимает одно из ведущих мест в системе искусства и оказывает заметное влияние на развитие других видов искусства.

Символ (от греч. symbolon — знак, при­мета) — один из видов тропов * . Символ, подобно аллего­рии и метафоре, образует свои переносные значения на основе того, что мы ощущаем — родство, связь между тем предметом или яв­лением, которые обозначаются каким-то словом в языке, и другим предметом или явлением, на которые мы переносим это же словесное обозначение. Например, «утро» как начало суточной активности может сопоставляться с началом человеческой жизни. Так возникают и метафора «утро жизни», и символическая картина утра как начала жизненного пути:

B тумане утреннем неверными шагами

Я шел к таинственным и чудным берегам.

Однако символ коренным образом отличается и от аллегории, и от метафоры. Прежде всего тем, что он наделен огромным множе­ством значений (по сути дела — неисчисли­мым), и все они потенциально присутству­ют в каждом символическом образе, как бы «просвечивая» друг сквозь друга. Так, в стро­ках из стихотворения A. A. Блока «Ты была светла до странности. »:

Я твоей любовной ласкою

Озарен — и вижу сны.

Но, поверь, считаю сказкою

Небывалый знак весны

«весна» — это и время года, и зарождение первой любви, и начало юности, и наступащая «новая жизнь» и многое другое. В личие от аллегории символ глубоко эмоционален; чтобы его постичь, необходимо «вжить­ся» в настроение текста. Наконец, в аллегории и в метафоре предметное значение слова может «стираться»: иногда мы его ппросто не замечаем (так, при упоминании в литературе XVIII в. Марса или Венеры мы часто почти не вспоминаем живо обрисованных ­персонажей античных мифов, а знаем лишь что речь идет о войне и о любви. Метафора Маяковского «дней бык пег» рисует образ пестрых дней человеческой жизни, а не образ быка пятнистой масти).

Формальное отличие символа и метафафоры в том, что метафора создается как бы «на ших глазах»: мы видим, какие именно слова сопоставлены в тексте, и потому догадываемся, какие их значения сближаются, чтбы породить третье, новое. Символ может всходить и в метафорическое построение, но оно для него не обязательно.

Откуда же берется символический смысл образа? Основная особенность символов — в том, что они, в своей массе, возникают не только в тех текстах (или тем более в частях текста), где мы их находим. Они имеют исто­рию длиной в десятки тысяч лет, восходя к древним представлениям o мире, к мифам и обрядам. Определенные слова («утро», «зима», «зерно», «земля», «кровь» и т.д. и т.п.) c незапамятных времен запечатле­лись в памяти человечества именно как сим­вoлы. Такие слова не только многозначны: мы интуитивно чувствуем их способность быть символами. Позднее эти слова особенно привлекают художников слова, включающих их в произведения, где они получают все но­вые значения. Так, Данте в своей «Божест­венной комедии» использовал все многооб­разие значений слова «солнце», которое восходило к языческим культам, a затем к хри­стианской символике. Но он создал и свою новую символику «солнца», которая затем вошла в «солнце» у романтиков, у символистов и т.д. Таким образом, символ приходит в текст из языка многовековых культур, привнося в него весь багаж своих уже накопленных значений. Поскольку значений у символа неисчисли­мо много, он оказывается способным «отда­вать» их по-разному: в зависимости от индивидуальных особенностей читателя * .

Символизм – как литературное направление возник в конце XIX — начале ХХ в. во Франции как протест против буржуазной жизни, философии и культуры, с одной стороны, и против натурализма и реализма, с другой. В «Манифесте символизма», написанном Ж. Мореа­сом в 1886 г., утверждалось, что прямое изо­бражение реальности, быта только скользит по поверхности жизни. Только при помощи символа-намека мы можем эмоционально и интуитивно постичь «тайны мира». Симво­лизм связан с идеалистическим миропонима­нием, с оправданием индивидуализма и пол­ной свободы личности, с представлением о том, что искусство выше «пошлой» реальности. Направление это получило распростра­нение в Западной Европе, проникло в живо­пись, музыку и другие виды искусства.

В России символизм возник в начале 1890-х гг. В первое десятилетие ведущую роль в нем играли «старшие символисты» (дека­денты), особенно московская группа, воз­главленная В. Я. Брюсовым и издавшая три выпуска сборника «Русские символисты» (1894-1895). Декадентские мотивы господствовали и в поэзии петербургских авторов, печатавшихся в журнале «Северный Вест­ник», а на рубеже веков – в «Мире искус­ства» (Ф. К. Сологуб, 3. Н. Гиппиус, Д. С. Ме­режковский, Н. М. Минский). Но во взгля­дах и прозаическом творчестве петербургских символистов отразилось и многое из то­го, что будет характерно для следующего эта­па этого направления.

«Старшие символисты» резко отрицали окружающую действительность, говорили миру «нет»:

Я действительности нашей не вижу,

Я не знаю нашего века.

Земная жизнь — лишь «сон», «тень». Реальности противопоставлен мир мечты и твс­чества — мир, где личность обретает полную свободу:

Я — бог таинственного мира,

Весь мир в одних моих мечтах.

Не сотворю себе кумира

Ни на земле, ни в небесах.

Это — царство красоты:

Есть одиа только вечная заповедь — жить.

В красоте, в красоте несмотря ни на что.

(Д. С. Мережковский)

Этот мир прекрасен именно тем, что его «нет ­на свете» (3. Н. Гиппиус). Реальная же жиз­нь изображается как безобразная, злая, скучная и бессмысленная. Особое внимание проявляли символисты к художественному новаторству — преобразованию значений поэтического слова, развитию ритмики, рифмы и т. д. «Старшие символисты» еще не создают систему символов они — импрессионисты, которые стремя­тся передать тончайшие оттенки настроений, впечатлений.

Новый период в истории русского символизма (1901-1904) совпал с началом нового революционного лодъема в России. Пессими­стические настроения, навеянные эпохой ре­акции 1880-х — начала 1890-х гг. и философией А. Шопенгауэра, уступают место прег­чувствиям грандиозных перемен. На лите­ратурную арену выходят «младшие символисты — последователи философа-идеа­листа и поэта Вл. С. Соловьева, представлявшего, что старый мир зла и обмана на грани полной гибели, что в мир сходит божес­венная Красота (Вечная Женственность, Душа мира), которая должна «спасти мир», соединив небесное (божественное) начало жизни c земным, материальным, создать «царство божие на земле»:

Читать еще:  Мопассан, Ги де – краткая биография. Краткая биография ги де мопассана

Знайте же: Вечная Женственность ныне

В теле нетленном на землю идет.

В свете немеркнущем новой богини

Небо слилося c пучиною вод.

У «младших символистов» декадентское «неприятие мира» сменяется утопическим ожиданием его грядущего преображения. А.A. Блок в сборнике «Стихи o Прекрасной Даме» (1904) воспевает то же женственное начало юности, любви и красоты, которое не только принесет счастье лирическому «я», но и изменит весь мир:

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —

Все в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,

И молча жду, — тоскуя и любя.

Те же мотивы встречаются в сборнике A. Бе­лого «Золото в лазури» (1904), где прославляется героическое стремление людей меч­ты — «аргонавтов» — к солнцу и счастью полной свободы. B эти же годы многие «старшие символисты» также резко отходят от на­строений прошлого десятилетия, идут к про­славлению яркой, волевой личности. Эта личность не порывает c индивидуализмом, но теперь лирическое «я» — борец за свободу:

Я хочу порвать лазурь

Я хочу горящих зданий,

Я хочу кричащих бурь!

С появлением «младших» в поэтику рус­ского символизма входит понятие символа. Для учеников Соловьева это — многозначное о слово, одни значения которого связаны с миром «неба», отражают его духовную сущность, другие же рисуют «земное царство» (понимаемое как «тень» царства небесного):

Чуть слежу, склонив колени,

Взором кроток, сердцем тих,

Суетливых дел мирских

Средь видений, сновидений,

Голосов миров иных.

Годы первой русской революции (1905­-1907) вновь существенно изменяют лицо рус­ского символизма. Большинство поэтов от­кликаются на революционные события. Блок создает образы людей нового, народното мира («Поднимались из тьмы погребов. », «Барка жизни»), борцов («Шли на приступ. Прямо в грудь. »). В.Я. Брюсов пишет зна­менитое стихотворение «Грядущие гунны», где прославляет неизбежный конец старого мира, к которому, однако, причисляет и себя, и всех людей старой, умирающей культуры. Ф.К. Сологуб создает в годы революции кни­гу стихотворений «Родине» (1906), К.Д. Бальмонт — сборник «Песни мстителя» (1907), изданные в Париже и запрещенные в России, и т. д.

Еще важнее то, что годы революции пере­строили символическое художественное ми­ролонимание. Если раньше Красота понима­лась (особенно «младшими символистами») как гармония, то теперь она связывается с хаосом борьбы, с народными стихиями. Индивидуализм сменяется поисками новой личности, в которой расцвет «я» связан с жизнью народа. Изменяется и символика: ранее связанная в основном c христианской, античной, средневековой и романтической традицией, теперь она обращается к наследию древнего «общенародного» мифа (В. И. Иванов), к русскому фольклору и славянской мифологии (А. A. Блок, C. M. Городецкий). Другим становится и строение символа. Все большую роль в нем играют его и «земные» значения: социальные, политические, исторические.

Но революция обнаруживает и «комнатный», литературно-кружковый характер направления, его утопичность, политическую наивность, далекость от истинной политической борьбы 1905-1907 гг. Главным для символизма оказывается вопрос связи революции и искусства. При его решении образовываются два крайне противоположных направления: защита культуры от разрушительной силы революционной стихии (журнал B. Брюсова «Весы») и эстетический интерес к проблёмам социальной борьбы. Лишь c A. A. Блок, обладающий большей художе­ственной прозорливостью, мечтает o большом общенародном искусстве, пишет статьи o M. Горьком и реалистах.

Споры 1907 и следующих годов вызвали резкое размежевание символистов. B годы Столыпинской реакции (1907-1911) это приводит к ослаблению наиболее интересных тенденций символизма. «Эстетический бунт» декадентов и «эстетическая утопия» «младших символистов» исчерпывают себя. На смену им приходят художественные установки «самоценного эстетизма» — подражания искусству прошлого. На передний план выдвигаются художники-стилизаторы (М. A. Кузмин). Ведущие символисты сами ощутили кризис направления: их основные журналы («Весы», «Золотое Руно») в 1909 г. закрылись. С 1910 г. символизм как течение, перестал существовать.

Однако символизм как художественный метод еще не исчерпал себя. Так, А. А. Блок, а самый талантливый поэт символизма, в конце 1900-х-1910-х гг. создает свои самые зрелые произведения. Он пытается соединить поэтику символа с темами, унаследованными от реализма XIX в., с неприятием современности (цикл «Страшный мир»), с мотивами революционного возмездия (цикл «Ямбы», поэма «Возмездие» и др.), с размышлениями об истории (цикл «На поле Куликовом», пьеса «Роза и крест» и др.). А. Белый создает роман «Петербург», как бы подводящий итог эпохе, породившей символизм.

Символ в художественном тексте

:все видимое нами —
только отблеск, только тени
от незримого очами.
(В.С. Соловьев)

Тема урока — поэтический символ как одна из величайших тайн языка. Мы будем говорить о символе, который в своей словесной оболочке содержит потаенный смысл. Нам предстоит ответить на вопрос, можно ли этот смысл понять, определить.

Символы как таковые существуют тысячелетия). В них отголоски древних представлений о мире, они и родились как результат познания человеком окружающего мира. И восходят они к мифам, обрядам, древним верованиям

Возникнув в древности, символы существовали во все времена, и спустя тысячелетия они способны заворожить своим смыслом.

Бывают символы религиозные, исторические, художественные. Мы будем говорить о символе художественном, поэтическом.

Символ и аллегория

1. Чтобы лучше понять суть художественного символа, отграничим его от понятия, с которым его нередко путают — от аллегории (приложение 1, слайд 3).

Многие аллегорические образы уходят корнями в античную мифологию. Марс — воинственность, Венера — красота. Если я скажу про кого-то, что он — Геркулес, вы подумаете о чем? А Аполлон?

Если вы попадете в незнакомый город и на одном из его зданий увидите это изображение, вы догадаетесь, что это за здание? Почему?

(Это Фемида — изображение женщины с завязанными глазами и весами в руке. Мы знаем, что в древнегреческой мифологии Фемида — богиня правосудия..)

Ваши ответы опираются на знание мифологических мотивов.

Наиболее типичный пример поэтической аллегории — басня.

— Какие животные традиционно являются героями басен?

— Какой персонаж олицетворяет трусость? Упрямство?

— А за таким персонажем, как лиса, какое свойство закреплено?

Мы это знаем. Такова традиция.

2. Прочитайте, пожалуйста, строки Пушкина из его юношеского стихотворения «Воспоминание в Царском Селе» (приложение 2, текст 1).

Прекрасный царскосельский сад,
Где, льва сразив, почил орел России мощной
На лоне мира и отрад:

— Можете ли вы сказать, в каком значении употреблены Пушкиным слова лев и орел?

— А если не знать про гербы, можно понять, что имел в виду Пушкин?

Перед нами аллегория. Чтобы ее понять, надо знать: речь идет о победе России в 1721 г. над Швецией (на гербе Росcии изображен орел, на гербе Швеции — лев, а в царскосельском саду есть памятник в честь этой победы).

— Аллегория однозначна или многозначна? Нужно ли для ее понимания думать, «включать» воображение? Или достаточно фактических знаний?

Аллегория всегда однозначна.

3. Вернемся к богине правосудия. Итак, в незнакомом городе на фасаде здания вы увидели изображение Фемиды. Но, к вашему изумлению, она: подглядывает из-под повязки.

— Сможете ли вы однозначно ответить, что это здание — храм правосудия? А какие предположения могли бы высказать?

Читать еще:  Откуда эти строки любви все возрасты покорны. Цель оправдывает средства

(Если ученики затрудняются с ответом, то предложим вариант вопроса: а если бы такое изображение мы увидели на гербе города, что мы подумали бы? Это город праведный? Здесь есть закон и справедливость? Или здесь царят безнравственность, взяточничество, может быть — жестокая сила? Еще одно предположение: а может быть, Фемида просто любопытна, как всякая женщина, и ей хочется видеть, кого она судит?!)

Перед нами не однозначный образ. Это уже не аллегория. Это — символ.

Прочитайте определение символа (на слайде).

То есть образ-символ подразумевает неоднозначный, потаенный смысл, который надо разгадывать. Символ предполагает наличие внутренней тайны.

— Кстати, атрибутами Фемиды являются меч, весы. Это, по-вашему, символы или аллегория?

Приложение 1, слайд 7

Символ в поэтическом тексте

1. Чтение стихотворения Б.Окуджавы (приложение 2, текст 2).

В детстве мне встретился как-то кузнечик
в дебрях колечек трав и осок.
Прямо с колючек, словно с крылечек,
спрыгивал он, как танцор, на носок.

Намереваюсь! — кричал тот кузнечик.
Может ли быть? — отзывался сверчок.
Из-за досок, из щелей, из-за печек
Крался насмешливый этот басок,
Но из-за речек, с лугов отдаленных
«Намереваюсь!» — как песня, как гром:
Я их встречал, голубых и зеленых,
Печка и Луг им служили жильем.

Годы прошли, да похвастаться нечем.
Те же дожди, те же зимы да зной.
Прожита жизнь, но все тот же кузнечик
Пляшет и кружится передо мной.

Пример взят из кн.: Служевская Т.Л.. Уроки русской словесности. СПб.,1996

— Почему слова «Печка» и «Луг» написаны с большой буквы? Какие ассоциации они вызывают?

— Можно ли точно сказать, кто такие «кузнечик» и «сверчок» в контексте стихотворения? А приблизительно, ассоциативно?

— Можно ли сказать, что за этими образами угадывается определенный тип человека? Какой?

— А бывает ли, что в одной личности уживаются оба этих начала?

— Как вы поняли заключительные строки стихотворения?

— Достаточно ли просто конкретного знания, чтобы понять символ?

Символ многозначен, мы постигаем его интуитивно, в то время как для понимания аллегории нужны конкретные знания.

Своеобразие и притягательность символа связаны не только с тем, что он обозначает, но и с тем, как обозначает, с его внешней стороной. Причем символ — это мотивированный знак, внутреннее содержание и внешнее выражение всегда связаны. Иногда очень опосредованно, ассоциативно, но эта связь воспринимается, «схватывается» сразу, целиком, и не на логическом уровне, а с помощью только интуиции.

Символы не говорят, а намекают. Так уж повелось с древних времен, что намекают они на тайну, которую способны открыть посвященные.

— Как вы думаете, символы нас окружают повсюду? Приведите примеры символов, окружающих нас.

1) Под окнами нашей школы как-то сразу, внезапно зацветает слива: Символом чего вы можете назвать расцветшее дерево?

2) Символом чего может быть дорога?

Мы сложные, абстрактные понятия передали через символ, подтвердив способность символа делать это.

2. Чтение стихотворения И.Бунина «Петух на церковном кресте» (приложение 2, текст 3).

Плывет, течет, бежит ладьей,
И как высоко над землей!
Назад идет весь небосвод,
А он вперед — и все поет.
Поет о том, что мы живем,
Что мы умрем, что день за днем
Идут года, текут века —
Вот как река, как облака.
Поет о том, что все обман,
Что лишь на миг судьбою дан
И отчий дом, и милый друг,
И круг детей, и внуков круг,
Что вечен только мертвых сон,
Да божий храм, да крест, да он.

Крест — один из древнейших символов человечества, и образы его трансформировались.

— Что символизирует крест в христианской традиции? (Символ страдания, а также — бессмертия. Через крестные муки и смерть — возрождение. Воскрешение.)

— А петух, по-вашему, символ чего? (Петух — это связь с солнцем, символ света и возрождения. У многих народов петух символизирует бессмертие.)

— О чем же главном «напел» петух? (Жизнь — скоротечный миг, потом — ничего. Бессмертие храма не дарит бессмертия человеку, храм и человек «разведены» в разные стороны, человек отлучен от церкви, от вечности.)

— Может ли нас удовлетворить то понимание символа петуха, о котором говорилось выше? Каким смыслом наполняется образ в стихотворении?

Образ петуха причастен не только к жизни и свету!

— «С первыми петухами» — это когда?

Это полночь! Вторые петухи — до зари, третьи — заря (словарь Даля). Помните сказку Погорельского? Откуда приходит черная курица?

По мифологическим сюжетам, существует три мира: небесный, земной и подземный. Петух связан и с подземным миром, т.е. с царством смерти, тьмы. Двойственность образа петуха закреплена в мировой традиции. А в народных верованиях славян петух — еще и вещая птица!

— Где это — у Бунина? (Предсказание в двух последних строчках.)

— А почему (исходя из текста стихотворения) петух может предсказывать? («Назад идет весь небосвод, а он вперед». «Назад» — прошлое, «вперед» — будущее.)

— Осталось ли у вас после чтения стихотворения гнетущее, мрачное чувство? (Несмотря на зловещее предсказание, стихотворение все-таки не «гнетущее». И может быть, это тоже связано с последней строкой: ведь «вечен божий храм».)

— Божий храм: Можно ли понять этот символ как божий мир?

К тому же написано стихотворение прекрасным, «летящим» языком и читается легко и свободно (возможно, благодаря не только размеру, но и внутренней рифме).

— А для чего, собственно, существует символ?

Символ призван выражать нечто принципиально невыразимое. И при этом сам является ярким, впечатляющим образом, который действует на подсознание.

Эстетическая функция поэтического символа призвана пробудить эстетические эмоции, так как в конечном счете единственная цель стихотворения — красота.

Насладимся же красотой стихотворения К.Бальмонта, которое можно назвать гимном символизму.

3. Читаю стихотворение К. Бальмонта (приложение 2, текст 4).

Звучит соната 17 Бетховена (Storm).

Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вокруг раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.

И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

Какой образ-символ является центральным образом стихотворения?

Башня — это восхождение. Восхождение по ступеням, т.е. по лестнице. Лестница — один из древнейших символов человечества, зародившийся еще тогда, когда мирское не отделялось от духовного и язык символов, их значение были очень важны. (Помните — лестница Иакова?. В Библии, в книге Бытия, сказано: «И увидел (Иаков) во сне: вот лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней».

— Что символизирует упоминаемая в Библии таинственная лестница? (связь человека с Божественным. К этой связи человек всегда стремился, но она всегда оставалась недостижимой).

— Что же символизирует башня Бальмонта?

Читать еще:  План грибоедова горе от ума. Пересказ комедии "Горе от ума" Грибоедова А.С

Может быть, это восхождение к свободе? Только там, наверху, в одиночестве может герой почувствовать свободу?

Может быть, это поиски вдохновения? «Поймать уходящие тени» — поймать вдохновение?

А может быть, тени — это ускользающая истина, которую стремится постичь лирический герой?

Во всяком случае, думаю, вы согласитесь, что это стихотворение — гимн вечному устремлению человеческого духа ввысь.

Мы можем продолжать разгадывать символы, при этом разгаданное, на наш взгляд, значение символа повлечет за собой другую тайну, другой образ, который, в свою очередь, тоже потребует разгадки. Ведь символ неисчерпаем, к его пониманию можно только приблизиться, приблизиться на уровне чувств и ассоциаций. Но в нашу задачу разгадывание и не входит. Ведь каково бы ни было содержание стихотворения, оно всегда, если это подлинное искусство, само выступает как символ. Символ прекрасного, красоты, гармонии.

В начале урока я говорила, что символы не исчезают в течение десятилетий, напротив, появляются все новые символы. Чем же это объяснить?

— Скажите, в мире все познаваемо? Все ли мы можем объяснить (с помощью науки, например)?

Мир полон тайн! Может быть, символ как раз и помогает человеку удовлетворить свое неуемное стремление к познанию, помогает выразить необъяснимое. Если невозможно объяснить, понять, так хотя бы приблизиться к тайне на уровне интуиции.

Я думаю, вас заинтересовало это удивительное явление языка, одна из его тайн — символ, который содержит в себе потаенный смысл разноликого бытия

Закончить мне бы хотелось философскими строками В. Соловьева (приложение 1, слайд 10):

Милый друг, иль ты не видишь,
Что все видимое нами —
Только отблеск, только тени
От незримого очами?
Милый друг, иль ты не слышишь,
Что житейский шум трескучий —
Только отзвук искаженный
Торжествующих созвучий?

На дом ученикам предлагается найти два-три символа в окружающем нас мире.

Образ-символ

Образ-символ в литературе

Образ-символ – самостоятельный художественный образ, воплощающий какую-либо идею.
Символ – художественный образ, раскрывающийся через сопоставление с другими понятиями. Символ говорит о том, что существует некий другой смысл, который не совпадет с самим образом, не тождественен ему.

Слово «символ» происходит от греческого «symbolon», что обозначает «условный язык, знак, опознавательная примета». В Древней Греции так называли половины разрезанной надвое вещи (пластины, палки, глиняной чаши, монеты, медальона и т.д.), соединив которые их обладатели или потомки могли узнать друг друга. Символ – это тоже нечто, разделенное на две части: первая часть – это созданный автором образ, вторая – его обозначение, содержание, толкование, тайный смысл.
Образ-символ – неисчерпаем и многозначен. Поэт-символист Вячеслав Иванов утверждал: «Символ тогда истинный символ, когда он неисчерпаем в своем значении». У него может быть множество толкований. Так, в стихотворении М.Ю. Лермонтова «Парус» образ паруса символизирует мятущуюся душу лирического героя, находящего спасение в бегстве из чуждого его мира. При этом парус можно рассматривать и как символ освобождения из мучительного плена обыденного мира. Образ дороги в романе «Герой нашего времени» символизирует жизненный путь героя, который так же, как и бесконечная дорога, не имеет конца, финиша, ведь Печорин так и не может найти себе пристанище и обрести счастье. В то же время дорога, по которой странствует герой, становится символом поиска истины.

Отличие символа от тропа (метафоры и аллегории)

Символ, подобно метафоре и аллегории, образует переносные значения на основе связи между предметами и явлениями. Но в то же время символ резко отличается от метафоры и аллегории, потому что имеет не одно, а, как уже говорилось выше, безграничное количество значений. Например, «весна» может символизировать (обозначать) начало жизненного пути, время года, наступление нового этапа в жизни, пробуждение любви и других возвышенных чувств героя.
Символ отличает от метафоры и то, что метафору обычно связывают с конкретным предметом (например «сноп волос твоих овсяных», «алый сок ягоды на коже» у Есенина), а символ стремиться обозначить, отразить вечное и ускользающее, часто нематериальное, невещественное (например, пламя свечи на окне в метельную ночь в романе Пастернака «Доктор Живаго» символизирует надежду на счастье, воцарение мира, душевное тепло и человечность которые удается сохранить в нечеловеческих условиях военных времен).
Метафора создает или дополняет образную картину мира, скрашивает действительность, углубляет понимание реальности, а символ уходит за ее пределы, стремясь постичь «высшую» реальность. Так, Прекрасна Дама в лирике Блока – не только возлюбленная, но и Душа Мира, Вечная женственность. То есть трактовка символа Прекрасной Дамы не ограничивается образом идиллической возлюбленной лирического героя Блока. А незнакомка Блока – это символ несбывшихся надежд на тожество Вечной Женственности, образ мечты, подменяющей реальность. То есть символ по смысловом нагрузке гораздо глубже метафоры.

Что может быть образом-символом

Каждый элемент художественной системы может быть образом-символом – метафора, сравнение, пейзажа, художественная деталь, заголовок и даже литературный герой. Например, такие библейские персонажи, как Каин и Иуда, стали символом предательства. Символично название пьесы Островского «Гроза» стала символом отчаяния и очищения. Название пьесы «Вишневый сад» Чехова – символизирует память предков, красоту, это чувство родины, это культура: «вся Россия – наш сад!», который был обречен на уничтожение в начале XXвека.
Одни и те же символы могут использоваться разными авторами: например, буран (его разновидность – сильная метель) символизирует разгул разрушительных, преступных сил и появляется в «Капитанской дочке» Пушкина, а затем в «Двенадцати» Блока, «Белой гвардии» Булгакова, «Докторе Живаго» Пастернака. Или образ пути, странствия по бездорожью, а вместе с ним повозки, брички, запряженной лихими конями,. Вспомним путешествие Петра Гринева в «Капитанской дочке», птицу-тройку из «Мертвы душ» Гоголя, уже упомянутую бричку Печорина – образ дороги всегда имеет философски-символическую перспективу: жизненный путь, поиск истины и счастья.
Существуют индивидуальные образы-символы, которые писатель наделяет особым смыслом: например, ласточка у Мандельштама – проводник между миром живых и почивших, символ быстротечности, бренности человеческой жизни; черный человек у Есенина становится отражением трагического мироощущения поэта, его душевного смятения.

Образы-символы и символисты

Символизм – литературное течение конца ХIХ – начала ХХ века, было сосредоточено на выражении с помощью символа интуитивно постигаемых сущностей и идей. Символисты считали, что цель искусства – не в изображении реального мира, который они считали вторичным, а в передаче «высшей реальности». Достичь этого они собирались именно с помощью символа. Символ в трактовке символистов – это выражение сверхчувственной интуиции поэта, которому в минуты озарения открывается истинна суть вещей. Символисты разработали новый поэтический язык, не называющий прямо предмет, а намекающий на его содержание с помощью иносказания, музыкальности, цветовой гаммы, свободного стиха.
Образ-символ рассматривался символистами как более действенное, чем художественный образ, орудие, помогающее «прорваться» сквозь покров повседневности (низшей жизни) к высшей реальности.
От реалистического образа символ отличатся тем, что передает не объективную суть явления, а собственное, индивидуальное представление поэта о мире. Кроме того, символ, как его понимали русские символисты – это не иносказание, а прежде всего некий образ, требующий от читателя ответной творческой работы. Символ как бы соединяет автора и читателя – в этом и заключается переворот, произведенный символизмом в искусстве.
Образ символ у символистов принципиально многозначен и содержит в себе перспективу безграничного развертывания смысла. Эту его черту неоднократно подчеркивали сами символисты. Федор Сологуб говорил: «Символ – окно в бесконечность».

Источники:

http://studopedia.su/13_22964_simvoli-i-simvolizm-v-literature.html
http://urok.1sept.ru/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/525749/
http://pishi.pro/kak-stat-pisatelem/teoriya-literatury/obraz-simvol-19784.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector