3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тема, проблема и идея литературного произведения. Что такое тема произведения

Тема. Проблема. Идея

Понятия «тема», «проблема» и «идея» являются ключевыми в теории литературы. Однако у теоретиков, как это обычно бывает, редко случается полное согласие в рядах.
Попробуем вооружиться парой учебников и постараемся развести эти понятия. Уж если мы – критики, то почему бы и не покопаться в столь интересном вопросе? Тем более что за этими понятиями стоят совершенно разные уровни художественного произведения.

«Одни понимают под темой жизненный материал, взятый для изображения.
Другие – основную общественную проблему, поставленную в произведении» (с) Г.Л. Абрамович
То есть происходит смешение двух понятий.
А Горький (который А.М. Пешков) умудрился втиснуть сюда еще и третье.
«Тема – это идея, которая зародилась в опыте автора, подсказывается ему жизнью, но гнездится во вместилище его впечатлений еще неоформлено» (с) М. Горький

В настоящее время литературоведы с легкой руки Г.Н. Поспелова разграничивают эти понятия, и по классическому определению ТЕМА — это материал, отобранный, осмысленный и воссозданный писателем.

Тема связана с фабулой, фабула является средством раскрытия темы. Ознакомившись с фабулой, мы можем сформулировать тему произведения.

Тема – объект художественного отражения, как бы первый уровень – переход от мира реального (который существует сам по себе) к миру художественному (который создает автор).

Улавливаете нюансы? Автор берет характеры и ситуации ИЗ ЖИЗНИ (объективная сторона), но ПЕРЕВОДИТ их в ХУДОЖЕСТВЕННУЮ действительность (субъективная сторона).

На данном уровне автор не копирует действительные характеры и их взаимоотношений один к одному, а творчески преломляет. То есть выбирает из реала то характерное, что воплощает в художественном образе.

А теперь вспомните, сколько раз вы были свидетелем того, как неумелый автор, защищая свое произведение, выдвигает убойный (с его точки зрения) аргумент: «Да у меня отличное произведение! Тут все из жизни!»
Ну да, ну да… «Из жизни» — это хорошо. Плохо то, что неумелый автор не умеет (хм…) двинуться дальше и так и застревает на границе, которая отделяет просто писанину (что вижу, то пою) от художественного произведения.

Вообще, тема «тема произведения» (хм…) весьма интересна. Тут о многом можно говорить – и о внешней теме и внутренней, о главной и вспомогательной, о конкретно-исторической и вечной и т. д.
Пока это пропускаем и подводим промежуточный итог.

Тема – это то, без чего не может существовать произведение, но не в теме заключается _изюминка_
Потому как на уровне тематики (именно тематики!) авторская индивидуальность выражается только в отборе жизненных явлений, что по большому счету еще не свидетельствует (или НЕ полностью свидетельствует) о художественном своеобразии именно данного произведения.
Иначе говоря, все пишут о любви, но чем твоя любовь, автор, будет отличаться от прочих? (любовей)

Содержание произведения не ограничивается тематикой, а включает еще и проблематику.

Греческое «problema» — это нечто, брошенное вперед.

Под проблематикой художественного произведения понимают область осмысления, понимания писателем отраженной реальности.
Автор рассматривает тему под определенным углом зрения, предлагает читателю как бы диалог (помните, у Бахтина?).
В диалоге автор ставит некие вопросы, касающиеся определенных ценностей, приводит аргументы за и против.

В отличие от тематики проблематика является субъективной стороной, ибо в ней проявляется авторская индивидуальность (по Л. Толстому, «самобытное нравственное отношение автора к предмету»).

Понятно, что при таком раскладе у читателя возникают собственные соображения, согласие или несогласие, размышления и переживания, направляемые размышлениями и переживаниями автора, но не целиком им тождественные.
Проблематика произведения дает читателю возможность размышлять и переживать, то есть, в проблематике и заключено то, ради чего мы читаем произведение.

Настоящие произведения всегда многопроблемны, и они (проблемы) далеко не всегда разрешаются в пределах произведения.
А.П. Чехов, например, отдавал приоритет проблематике даже перед идеей: «Вы смешиваете два разных явления: решение вопроса и правильную постановку вопроса. Только второе обязательно для художника. В «Евгении Онегине» или «Анне Карениной» не решен ни один вопрос, но они вас вполне удовлетворяют, потому что все вопросы поставлены в них правильно» (Письмо А.С. Суворину от 27 октября 1888 г.).

Это к вопросу «что должен чего не должен автор». Автор НЕ должен отвечать на вопросы – может, но не обязан. А вот поставить вопрос — см. Чехова.

Своеобразие проблематики – своего рода визитная карточка автора.
Сразу навскидку вспоминается Достоевский, который в каждом своем произведении задавался вопросом: тварь я дрожащая или право имею? Некрасов, который, проигрывая в карты значительные суммы, никак не мог избавиться от печалей по поводу положения крестьян и т.д. Список можете продолжить на свой вкус.
Проблематика произведения, пожалуй, наиболее ярко показывает нам личность автора.

Что еще любопытно? Число тем ограничено, говорили об этом (см. Энциклопедию К2). А вот проблематика бесконечна.

Третий уровень произведения – это идея.
Точнее – идейный мир, в который, помимо собственно идеи, включают систему авторских оценок, авторский идеал и пафос произведения.

Если тематика – это область отражения реальности, проблематика – область постановки вопросов, то идейный мир – область художественных решений, это своего рода завершение художественного содержания.

На данном уровне выявляется авторская позиция, авторское отношение к миру, автор утверждает или отрицает некую систему ценностей.

Как ни крути, авторское отношение к изображенному всегда пристрастно-избирательно.

Классический пример – «Война и мир», образ Элен Безуховой.
Если анализировать только ее поступки на протяжении действия романа, то по большому счету ничего сверхъестественно плохого она не делает. Эффектная женщина, удачно вышла замуж, да, эгоистичная, но при этом смогла создать свой салон, что свидетельствует о ее уме и предприимчивости.
Однако Толстой настолько не любит свою героиню, что заражает этим чувством и читателя. Даже красота Элен ставится ей в упрек, характеризуется «холодной (красотой)», «бесчувственной (красотой)» в начале, а ближе к развязке так и просто «тупой» (красота тупая) и «развратной».
Пристрастен автор? О, да! Одни «голые плечи», неоднократно возникаемые в романе чего стоят. (Кстати, вот он, элемент избирательности и обыгрываемости художественной детали).

Читать еще:  Латинские пословицы о жизни. Латинские пословицы и поговорки с переводом

Однако все же чаще встречается сложная авторская оценкой, оценка, включающая в себя как положительное, так и отрицательное. Это происходит в силу того, что в настоящем произведении характеры неоднозначны, содержат в себе противоположные тенденции, которые невозможно оценить только со знаком плюс или минус. Часто одна и та же его черта в зависимости от обстоятельств, формы проявления и т.п. поворачивается то позитивной, то негативной стороной.

Итак, художественная логика – это последовательность движения авторской (и читательской мысли!) от темы через проблему к идее.

На уровне тематики речь идет исключительно о предмете отражения, о материале для последующей постановки проблемы. В теме еще нет проблемы и оценки, тема – это своего рода констатация: автор отразил такие-то и такие-то характеры в таких-то и таких-то ситуациях.

Уровень проблематики – это уровень постановки вопросов, обсуждения той или иной системы ценностей, установления значимых связей между явлениями действительности, это та сторона художественного содержания, где читатель приглашается автором к активному разговору.

Наконец, область идей – это область решений и выводов, идея всегда что-то отрицает или утверждает.

© Copyright: Конкурс Копирайта -К2, 2015
Свидетельство о публикации №215051500158

Тема и идея произведения

Идея (греч. idea – первообраз, идеал, идея)– основная мысль произведения, выражающаяся посредством всей его образной системы. Именно способ выражения принципиально отличает идею художественного произведения от научной идеи. Идея художественного произведения неотделима от его образной системы, поэтому не так легко бывает найти ей адекватное абстрактное выражение, сформулировать ее в отрыве от художественного содержания произведения. Л. Толстой, подчеркивая неотделимость идеи от формы и содержания романа «Анна Каренина», писал: «Если бы я хотел сказать словами все то, что я имел в виду выразить романом, то я должен был бы написать роман, тот самый, который я написал, сначала».

И еще одно отличие идеи художественного произведения от идеи научной. Последняя требует четкого обоснования и строгого, часто лабораторного, доказательства, подтверждения. Писатели, в отличие от ученых, не стремятся, как правило, к строгой доказательности, хотя у натуралистов, в частности у Э. Золя, такую тенденцию можно найти. Художнику слова достаточно поставить тот или другой волнующий общество вопрос. В самой этой постановке и может быть заключено основное идейное содержание произведения. Как отмечал А. Чехов, в таких произведениях, как «Анна Каренина» или «Евгений Онегин» не «решен» ни один вопрос, но тем не менее они пронизаны глубокими, общественно значимыми идеями, волнующими всех.

К понятию «идея произведения» близко и понятие «идейность». Последний термин в большей степени связан с позицией автора, с его отношением к изображаемому. Это отношение может быть различным, так же как и различными могут быть идеи, выражаемые автором. Позиция автора, его идеология определяются прежде всего эпохой, в которой он живет, присущими этому времени общественными взглядами, выражаемыми той или иной социальной группой. Для просветительской литературы XVIII века была характерна высокая идейность, обусловленная стремлением к переустройству общества на принципах разума, борьбой просветителей с пороками аристократии и верой в добродетель «третьего сословия». Одновременно развивалась и литература аристократическая, лишенная высокой гражданственности (литература «рококо»). Последнюю нельзя назвать «безыдейной», просто идеи, выражаемые этим направлением, были идеи противоположного просветителям класса, класса, теряющего историческую перспективу и оптимизм. В силу этого идеи, выражаемые «прециозной» (изысканной, утонченной) аристократической литературой, были лишены большого социального звучания.

Идейность писателя не сводится только к тем мыслям, которые он вкладывает в свое создание. Важен и отбор материала, на котором базируется произведение, и определенного круга персонажей. Выбор героев, как правило, детерминирован соответствующими идейными установками автора. Например, русская «натуральная школа» 1840-х годов, исповедовавшая идеалы социального равенства, с сочувствием рисует жизнь обитателей городских «углов» – мелких чиновников, бедных мещан, дворников, кухарок и т. п. В советской литературе на первый план выходит «настоящий человек», озабоченный прежде всего интересами пролетариата, жертвующий личным во имя общегосударственного блага.

Чрезвычайно важной представляется проблема соотношения в произведении «идейности» и «художественности». Далеко не всегда даже выдающимся писателям удается воплотить идею произведения в совершенную художественную форму. Нередко художники слова в своем стремлении как можно более точно выразить волнующие их идеи сбиваются на публицистику, начинают «рассуждать», а не «изображать», что, в конечном счете, только ухудшает произведение. Примером такой ситуации может служить роман Р. Роллана «Очарованная душа», в котором высокохудожественные начальные главы контрастируют с последними, представляющими собой что-то вроде публицистических статей.

В таких случаях полнокровные художественные образы превращаются в схемы, в простые рупоры идей автора. К «прямому» выражению волнующих их идей прибегали даже такие величайшие художники слова, как Л. Толстой, хотя в его произведениях такому способу выражения отведено сравнительно мало места.

Обычно художественное произведение выражает главную идею и ряд второстепенных, связанных с побочными сюжетными линиями. Так, в знаменитой трагедии «Царь Эдип» Софокла наряду с основной идеей произведения, гласящей, что человек – игрушка в руках богов, в великолепном художественном воплощении проводятся идеи о притягательности и одновременно бренности человеческой власти (конфликт Эдипа с Креонтом), о мудрой «слепоте» (диалог слепого Тиресия со зрячим телесно, но духовно слепым Эдипом) и целый ряд других. Характерно, что античные авторы даже самые глубокие мысли стремились выразить только в художественной форме. А что касается мифа, то его художественность без остатка «поглощала» идею. Именно в этой связи многие теоретики говорят о том, что чем древнее произведение, тем оно художественнее. И это не потому, что древние создатели «мифов» были талантливее, а потому, что у них просто не было другого способа выражать свои идеи в силу неразвитости абстрактного мышления.

Говоря об идее произведения, о его идейном содержании, следует также иметь в виду, что оно не только создается автором, но может вноситься и читателем.

А. Франс говорил, что в каждую строку Гомера мы вносим свой смысл, отличный от того, который вкладывал в нее сам Гомер. К этому критики герменевтического направления добавляют, что восприятие одного и того же художественного произведения бывает различным в разные эпохи. Читатели каждого нового исторического периода обычно «впитывают» в произведение господствующие идеи своего времени. И это действительно так. Разве не пытались в советское время наполнить роман «Евгений Онегин», исходя из доминирующей в то время «пролетарской» идеологии, тем, о чем и не помышлял Пушкин? В этом отношении особенно показательна интерпретация мифов. В них при желании можно найти любую современную идею от политической до психоаналитической. Не случайно З. Фрейд увидел в мифе об Эдипе подтверждение своей идеи об изначальном конфликте сына с отцом.

Читать еще:  Почему бандит однорукий. Откуда взялось название "однорукий бандит"

Возможность широкого толкования идейного содержания художественных произведений как раз и вызвана спецификой выражения этого содержания. Образное, художественное воплощение идеи не является таким точным, как научное. Это и открывает возможность весьма свободного толкования идеи произведения, равно как и возможность «вчитывания» в него тех идей, о которых и не помышлял автор.

Говоря о способах выражения идеи произведения, нельзя не упомянуть учения о пафосе. Известны слова В. Белинского о том, что «поэтическая идея – это не силлогизм, не догмат, не правило, это – живая страсть, это – пафос». И поэтому идея произведения «является не отвлеченной мыслью, не мертвою формою, а живым созданием». Слова В. Белинского подтверждают то, о чем говорилось выше – идея в художественном произведении выражается специфическими средствами, она «живая», а не абстрактная, не «силлогизм». Это глубоко верно. Следует лишь уточнить, чем все же отличается идея от пафоса, ибо в формулировке Белинского такое различие не просматривается. Пафос – это прежде всего страсть, и она связана с формой художественного выражения. В этой связи говорят о «патетических» и бесстрастных (у натуралистов) произведениях. Идея же, неразрывно связанная с пафосом, все же больше относится к тому, что называют содержанием произведения, в частности, говорят об «идейном содержании». Правда, это деление относительное. Идея и пафос сливаются воедино.

Тема (от греч. thema) – то, что кладется в основу, основная проблема и основной круг жизненных событий, изображенных писателем. Тема произведения неразрывно связана с его идеей. Отбор жизненного материала, постановка проблем, т. е. выбор темы, диктуются теми идеями, которые хотел бы выразить в произведении автор. В. Даль в «Толковом словаре» определил тему как «положение, задачу, о коей рассуждается или которую разъясняют». Этим определением подчеркивается то, что тема произведения – это прежде всего постановка проблемы, «задачи», а не просто те или другие события. Последние могут быть предметом изображения и определяться также в качестве сюжета произведения. Понимание «темы» главным образом как «проблемы» предполагает ее близость к понятию «идея произведения». Эта связь была отмечена Горьким, писавшим, что «тема – это идея, которая зародилась в опыте автора, подсказывается ему жизнью, но гнездится во вместилище его впечатлений еще неоформленно, и, требуя воплощения в образах, возбуждает в нем позыв к работе ее оформления». Проблемная направленность темы часто выражается в самом названии произведения, как это имеет место в романах «Что делать?» или «Кто виноват?». В то же время можно говорить чуть ли не о закономерности, заключающейся в том, что почти все литературные шедевры имеют подчеркнуто нейтральные названия, чаще всего повторяя имя героя: «Фауст», «Одиссея», «Гамлет», «Братья Карамазовы», «Дон Кихот» и т. д.

Подчеркивая тесную связь идеи и темы произведения, нередко говорят об «идейно-тематической целостности» или о его идейно-тематических особенностях. Подобное объединение двух различных, но тесно связанных меж собой понятий представляется вполне оправданным.

Наряду с термином «тема» нередко употребляется и близкий к нему по смыслу – «тематика», что подразумевает наличие в произведении не только главной темы, но и различных побочных тематических линий. Чем масштабнее произведение, чем шире в нем охват жизненного материала и сложнее идейная основа, тем больше таких тематических линий. Основная тема в романе И. Гончарова «Обрыв» – повествование о драматизме поиска своего пути в современном обществе (линия Веры) и «обрыв», которым заканчиваются подобные попытки. Вторая тема романа – дворянский дилетантизм и его губительное воздействие на творчество (линия Райского).

Тема произведения может быть как общественно значимой – именно такова была тема «Обрыва» для 1860-х годов, – так и незначительной, в связи с чем иной раз говорится о «мелкотемье» того или иного автора. Однако следует иметь в виду, что некоторые жанры по самой своей природе предполагают «мелкотемье», т. е. отсутствие общественно значимых тем. Такова, в частности, интимная лирика, к которой понятие «мелкотемье» неприменимо в качестве оценочного. Для крупных же произведений удачный выбор темы является одним из главных условий успеха. Это хорошо видно на примере романа А. Рыбакова «Дети Арбата», небывалый читательский успех которого обеспечила прежде всего острая для второй половины 1980-х годов тема разоблачения сталинизма.

Тема, проблема и идея литературного произведения

В древности полагали, что целостность литературного произведения определяется единством главного героя. Но еще Аристотель обратил внимание на ошибочность подобного взгляда, указав на то, что рассказы о Геркулесе остаются разными рассказами, хотя и посвящены одному лицу, а «Илиада», повествующая о многих героях, не перестает быть целостным произведением. Нетрудно убедиться в правомерности суждения Аристотеля и на материале литературы нового времени. Например, Лермонтов показал Печорина и в «Княгине Литовской» и в «Герое нашего времени». Тем не менее эти произведения не слились в одно, а остались разными.

Целостный характер произведению придает не герой, а единство поставленной в нем проблемы, единство раскрываемой идеи. Поэтому когда мы говорим, что в произведении дано необходимое или, напротив, что в нем имеется лишнее, то мы имеем в виду именно это единство.

Термин «тема» употребляется до сего времени в двух значениях. Одни понимают под темой жизненный материал, взятый для изображения. Другие — основную общественную проблему, поставленную в произведении. С первой точки зрения, темой, например, гоголевского «Тараса Бульбы» является освободительная борьба украинского народа с польской шляхтой. Со второй — проблема народного товарищества как высшего закона жизни, определяющего место и назначение человека. Более правильным (хотя отнюдь не исключающим в ряде случаев первого) представляется второе определение. Оно, во-первых, не допускает смешения понятий, так как, понимая под темой жизненный материал, обычно сводят ее изучение к анализу изображаемых объектов. Во-вторых — и это главное,- понятие темы как основной проблемы произведения естественно исходит из ее органической связи с идеей, на что справедливо было указано М. Горьким. «Тема,- писал он,- это идея, которая зародилась в опыте автора, подсказывается ему жизнью, но гнездится во вместилище его впечатлений еще не оформленно и, требуя воплощения в образах, возбуждает в нем позыв к работе ее оформления».

Читать еще:  Путин и красавицы pussy riot. Чем сейчас занимаются участницы Pussy Riot

В некоторых произведениях проблемный характер тем подчеркнут писателями самими заглавиями: «Недоросль», «Горе отума», «Герой нашего времени», «Кто виноват?», «Что делать?», «Преступление и наказание», «Как закалялась сталь» и т. п. Хотя заглавия большинства произведений непосредственно и не отражают поставленных в них проблем («Евгений Онегин», «Анна Каренина», «Братья Карамазовы», «Тихий Дон» и т. д.), во всех подлинно значительных произведениях поднимаются важные вопросы жизни, идут напряженные поиски возможных и нужных решений их. Так, Гоголь неизменно стремился в каждом своем творении «сказать еще не сказанное свету». Л. Толстой в романе «Война и мир» любил «мысль народную», а в «Анне Карениной» — «семейную мысль».

Понимание темы может быть достигнуто только тщательным анализом литературного произведения как целого. Не уяснив всего многообразия изображенной картины жизни, мы не проникнем в ту сложность проблематики, или тематики произведения (то есть во все сцепление поставленных вопросов, в конечном счете восходящих к основной проблеме), которая только и позволяет действительно понять тему во всей ее конкретной и неповторимой значимости.

Понятие об основной идее литературного произведения. Писатели не только ставят те или иные проблемы. Они ищут и пути их решения, соотносят изображаемое с утверждаемыми ими общественными идеалами. Поэтому тема произведения всегда связана с его основной идеей. Н. Островский в романе «Как закалялась сталь» не только поставил проблему формирования нового человека, но и разрешил ее.

Идейный смысл литературного произведения. Одной из распространенных ошибок в понимании идеи произведения является сведение ее во всех случаях лишь к прямым положительным утверждениям автора. Это приводит к односторонней трактовке произведения и тем самым — к искажению его смысла. Например, в романе Л. Толстого «Воскресение» его главную силу составляют отнюдь не утверждаемые писателем рецепты спасения человечества, а, наоборот, сокрушительная критика общественных отношений, основанных на эксплуатации человека человеком, то есть критические идеи Толстого. Если мы будем опираться лишь на положительные (с точки зрения Толстого) высказывания писателя в «Воскресении», то можем свести основную идею этого романа к проповеди нравственного самоусовершенствования как принципа индивидуального человеческого поведения и непротивления злу насилием как принципа взаимоотношений между людьми. Но если мы обратимся и к критическим идеям Толстого, то увидим, что в идейный смысл «Воскресения» входит раскрытие писателем экономического, политического, религиозного и нравственного обмана, совершаемого эксплуататорами по отношению к трудящемуся народу.

Понимание основной идеи романа может и должно вытекать из анализа всего его идейного содержания. Лишь при этом условии мы можем правильно судить о романе, о его силе и слабости, о характере и социальных корнях имеющихся в нем противоречий.

Кроме того, нужно учитывать, что в ряде литературных произведений прямо выражены лишь критические идеи. К таким произведениям относятся, например, «Ревизор» Гоголя и многие сатирические произведения Салтыкова-Щедрина. В подобных произведениях обличение различных общественных явлений также дано, конечно, в плане определенных положительных идеалов, но непосредственно, однако мы имеем здесь дело именно с критическими идеями, по которым только и можем судить о высоте и правильности идейного смысла произведения.

7. Форма и содержание художественного произведения.

Содержание и форма — это издавна установленные философским мышлением понятия, с помощью которых не только в произведениях искусства, но и во всех явлениях жизни различаются две стороны их существования: в самом общем значении — это их деятельность и их строение.
Содержание литературного произведения всегда составляет сплав изображаемого и выраженного писателем.

Содержанием литературного произведения является жизнь, как она понята писателем и соотнесена с его представлением об идеале прекрасного.
Образной формой раскрытия содержания является жизнь персонажей, как она в целом представлена в произведениях, — отмечает профессор. Г.. Н. Поспелов. Содержание произведения относится к сфере духовной жизни и деятельности людей, форма же произведения — это материальное явление: непосредственно — это словесный строй произведения — художественная речь, которая произносится вслух или «про себя». Содержание и форма литературного произведения представляет собой единство противоположностей. Духовность идейного содержания произведения и материальность его формы — это и есть единство противоположных сфер действительности.
Содержание, для того чтобы существовать, должно иметь форму; форма же имеет смысл и значение тогда, когда служит проявлением содержания.
Об единстве содержания и формы в искусстве очень убедительно писал Гегель: «Произведения искусства, которому не достает надлежащей формы, не есть именно поэтому подлинное, т. е. истинное произведение искусства, и для художника, как такового, служит плохим оправданием, если говоря, что по своему содержанию его произведения хороши (или даже превосходны), но им недостает надлежащей формы. Только те произведения искусства, в которых содержание и форма тождественны и представляют собой истинные произведения искусства».

Идейное — художественное единство содержания и формы произведения образуются на основе примата содержания. Как бы не было велико дарование писателя, значимость его произведений, прежде всего, обусловлено их содержанием. Назначение же их образной формы и всех жанровых, композиционных и языковых элементов заключается в полной яркой и художественной точной передаче содержания. Всякое нарушение этого принципа, этого единства художественного творчества отрицательно сказывается на литературном произведении, снижает его ценность. Зависимость формы от содержания не делает её, однако, чем—то второстепенным. Содержание раскрывается только в ней, в силу этого, от степени соответствия формы содержанию зависит полнота и ясность его раскрытия.

Говоря о содержании и форме, нужно помнить об их относительности и соотносительности. Нельзя сводить содержание произведения только к идее. Оно — единство объективного и субъективного, воплощенного в художественном произведении. Поэтому, анализируя художественное произведение, нельзя рассматривать его идею вне образной формы. Идея, которая в художественном произведении выступает как процесс познания, постижения действительности художником, не должна сводится к выводам, к программе действия, составляющей только часть субъективного содержания произведения.

Целостный характер произведению придает не герой, а единство поставленной в нем проблемы, единство раскрываемой темы.

Источники:

http://www.proza.ru/2016/01/02/1096
http://studme.org/55057/literatura/tema_ideya_proizvedeniya
http://lektsii.org/7-2363.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector