1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я мало жил и жил в плену. Михаил Лермонтов — Мцыри (Поэма): Стих

Почему Мцыри сказал: я мало жил и жил в плену?

Почему Мцыри сказал: я мало жил и жил в плену. Таких 2 жизни за одну,но только полную тревог, я поменял бы, если бы мог?

Лермонтов свое произведение посвятил грузинскому мальчику Мцыри, который с детства находился в монастыре, но годы, там проведенные, не смогли в нем притупить тоску по дому и всему тому, что раньше его окружало.

Долго Мцыри вынашивал план побега с монастыря и он его совершил. Три дня, после побега, Мцыри прятался, опасаясь людей и зверей, но никакие проблемы не смогли заставить мальчика вернуться — он на свободе был счастлив:

Эти строки говорят о том, что Мцыри был свободолюбивым человеком, его мечтой была независимость и свобода. Монастырский уклад его тяготил и по сути жизнь в монастыре для него была пленом.

Но увы. Променять две жизни за одну у него так и не получилось. Не получив истиную свободу Мцыри погибает.

Это наверное самые известные строки в поэме «Мцыри», такими словами начинает свою исповедь Мцыри.

Мцыри рассказывает монаху о своей жизни, за свою короткую жизнь он видел не так много, ведь почти всю жизнь прожил в монастыре. Но его душа всегда стремилась к свободе, юноша хотел очутиться на свободе, ведь его в жилах течет кровь гордого народа. Поэтому очутившись на свободе, пускай и на короткие три дня Мцыри ощутил себя счастливым, он любовался красотой природы, потом приметил юную девушку, которая пришла за водой. Далее была схватка с опасным и свирепым хищником.

Три дня такой свободной жизни Мцыри понравились намного больше, чем его предыдущая жизнь, поэтому он так и выразился.

Желание Мцыри вполне понятно и естественно.

Он действительно жил мало, ведь вспомним, что эти слова говорит уже умирающий Мцыри, молодой человек, чей возраст нам не известен, но вряд ли ему более 20 лет. Конечно это не срок для человеческой жизни и Мцыри имеет полное право сожалеть о том, что ему приходится умирать совсем молодым, в полном расцвете сил, когда и жизни то он еще не видел, только мечтал о ней.

Ведь Мцыри жил в плену. Его мальчиком оставили в монастыре и хотя монахи хорошо относились к Мцыри, иначе как пленом тот не мог это воспринимать. Ведь покинуть стены монастыря по доброй воле он не мог, ему пришлось бежать.

Ну а предложение обменять две подобных жизни на одну полную тревог тоже понятно.

Жизнь в плену, в стенах монастыря казалась Мцыри пустой, бессмысленной. Живи он два раза по столько же лет и ничего бы в его жизни не изменилось, ничего бы не произошло. Но даже три дня проведенных на свободе показались мцыри счастьем. Ведь он наконец почувствовал себя хозяином собственной судьбы, смог сам решать что ему делать и куда идти.

Лучше три дня быть свободным, чем тридцать лет сидеть в тюрьме.

Михаил Лермонтов — Мцыри

Михаил Лермонтов — Мцыри краткое содержание

Мцыри читать онлайн бесплатно

Михаил Юрьевич Лермонтов

Вкушая, вкусих мало меда и се аз умираю.

1-я Книга царств.

Немного лет тому назад,
Там, где сливаяся шумят
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры,
Был монастырь. Из-за горы
И нынче видит пешеход
Столбы обрушенных ворот,
И башни, и церковный свод;
Но не курится уж под ним
Кадильниц благовонный дым,
Не слышно пенье в поздний час
Молящих иноков за нас.
Теперь один старик седой,
Развалин страж полуживой,
Людьми и смертию забыт,
Сметает пыль с могильных плит,
Которых надпись говорит
О славе прошлой – и о том,
Как удручен своим венцом,
Такой-то царь, в такой-то год,
Вручал России свой народ.
И божья благодать сошла
На Грузию! – она цвела
С тех пор в тени своих садов,
Не опасаяся врагов,
За гранью дружеских штыков.

Читать еще:  Гуф биография личная жизнь. Рэпер Гуф: биография, личная жизнь, фото

Однажды русский генерал
Из гор к Тифлису проезжал;
Ребенка пленного он вез.
Тот занемог, не перенес
Трудов далекого пути.
Он был, казалось, лет шести;
Как серна гор, пуглив и дик
И слаб и гибок, как тростник.
Но в нем мучительный недуг
Развил тогда могучий дух
Его отцов. Без жалоб он
Томился – даже слабый стон
Из детских губ не вылетал,
Он знаком пищу отвергал,
И тихо, гордо умирал.
Из жалости один монах
Больного призрел, и в стенах
Хранительных остался он
Искусством дружеским спасен.
Но, чужд ребяческих утех,
Сначала бегал он от всех,
Бродил безмолвен, одинок,
Смотрел вздыхая на восток,
Томим неясною тоской
По стороне своей родной.
Но после к плену он привык,
Стал понимать чужой язык,
Был окрещен святым отцом,
И, с шумным светом незнаком,
Уже хотел во цвете лет
Изречь монашеский обет,
Как вдруг однажды он исчез
Осенней ночью. Темный лес
Тянулся по горам кругом.
Три дня все поиски по нем
Напрасны были, но потом
Его в степи без чувств нашли
И вновь в обитель принесли;
Он страшно бледен был и худ
И слаб, как будто долгий труд,
Болезнь иль голод испытал.
Он на допрос не отвечал,
И с каждым днем приметно вял;
И близок стал его конец.
Тогда пришел к нему чернец
С увещеваньем и мольбой;
И, гордо выслушав, больной
Привстал, собрав остаток сил,
И долго так он говорил:

«Ты слушать исповедь мою
Сюда пришел, благодарю.
Всё лучше перед кем-нибудь
Словами облегчить мне грудь;
Но людям я не делал зла,
И потому мои дела
Не много пользы вам узнать;
А душу можно ль рассказать?
Я мало жил, и жил в плену.
Таких две жизни за одну,
Но только полную тревог,
Я променял бы, если б мог.
Я знал одной лишь думы власть,
Одну – но пламенную страсть:
Она, как червь, во мне жила,
Изгрызла душу и сожгла.
Она мечты мои звала
От келий душных и молитв
В тот чудный мир тревог и битв,
Где в тучах прячутся скалы,
Где люди вольны, как орлы.
Я эту страсть во тьме ночной
Вскормил слезами и тоской;
Ее пред небом и землей
Я ныне громко признаю
И о прощеньи не молю.

«Старик! я слышал много раз,
Что ты меня от смерти спас —
Зачем? … угрюм и одинок,
Грозой оторванный листок,
Я вырос в сумрачных стенах,
Душой дитя, судьбой монах.
Я никому не мог сказать
Священных слов – «отец» и «мать».
Конечно, ты хотел, старик,
Чтоб я в обители отвык
От этих сладостных имен.
Напрасно: звук их был рожден
Со мной. Я видел у других
Отчизну, дом, друзей, родных,
А у себя не находил
Не только милых душ – могил!
Тогда, пустых не тратя слез,
В душе я клятву произнес:
Хотя на миг когда-нибудь
Мою пылающую грудь
Прижать с тоской к груди другой,
Хоть незнакомой, но родной.
Увы, теперь мечтанья те
Погибли в полной красоте,
И я, как жил, в земле чужой
Умру рабом и сиротой.

«Меня могила не страшит:
Там, говорят, страданье спит
В холодной, вечной тишине;
Но с жизнью жаль расстаться мне.
Я молод, молод… Знал ли ты
Разгульной юности мечты?
Или не знал, или забыл,
Как ненавидел и любил;
Как сердце билося живей
При виде солнца и полей
С высокой башни угловой,
Где воздух свеж и где порой
В глубокой скважине стены,
Дитя неведомой страны,
Прижавшись, голубь молодой
Сидит, испуганный грозой?
Пускай теперь прекрасный свет
Тебе постыл: ты слаб, ты сед,
И от желаний ты отвык.
Что за нужда? Ты жил, старик!
Тебе есть в мире что забыть,
Ты жил, – я также мог бы жить!

«Ты хочешь знать, что видел я
На воле? – Пышные поля,
Холмы, покрытые венцом
Дерев, разросшихся кругом,
Шумящих свежею толпой,
Как братья в пляске круговой.
Я видел груды темных скал,
Когда поток их разделял,
И думы их я угадал:
Мне было свыше то дано!
Простерты в воздухе давно
Объятья каменные их,
И жаждут встречи каждый миг;
Но дни бегут, бегут года —
Им не сойтися никогда!
Я видел горные хребты,
Причудливые как мечты,
Когда в час утренней зари
Курилися, как алтари,
Их выси в небе голубом,
И облачко за облачком,
Покинув тайный свой ночлег,
К востоку направляло бег —
Как будто белый караван
Залетных птиц из дальних стран!
В дали я видел сквозь туман,
В снегах, горящих как алмаз,
Седой, незыблемый Кавказ;
И было сердцу моему
Легко, не знаю почему.
Мне тайный голос говорил,
Что некогда и я там жил,
И стало в памяти моей
Прошедшее ясней, ясней.

Читать еще:  Лучшая бас гитара. Как выбрать бас-гитару? Полный гайд для начинающего бас-гитариста

«И вспомнил я отцовский дом,
Ущелье наше, и кругом
В тени рассыпанный аул;
Мне слышался вечерний гул
Домой бегущих табунов
И дальний лай знакомых псов.
Я помнил смуглых стариков,
При свете лунных вечеров
Против отцовского крыльца
Сидевших с важностью лица;
И блеск оправленных ножон
Кинжалов длинных… и как сон
Всё это смутной чередой
Вдруг пробегало предо мной.
А мой отец? он как живой
В своей одежде боевой
Являлся мне, и помнил я
Кольчуги звон, и блеск ружья,
И гордый непреклонный взор,
И молодых моих сестер…
Лучи их сладостных очей
И звук их песен и речей
Над колыбелию моей…
В ущельи там бежал поток,
Он шумен был, но не глубок;
К нему, на золотой песок,
Играть я в полдень уходил
И взором ласточек следил,
Когда они, перед дождем,
Волны касалися крылом.
И вспомнил я наш мирный дом
И пред вечерним очагом
Рассказы долгие о том,
Как жили люди прежних дней,
Когда был мир еще пышней.

«Ты хочешь знать, что делал я
На воле? Жил – и жизнь моя
Без этих трех блаженных дней
Была б печальней и мрачней
Бессильной старости твоей.
Давным-давно задумал я
Взглянуть на дальние поля,
Узнать, прекрасна ли земля,
Узнать, для воли иль тюрьмы
На этот свет родимся мы.
И в час ночной, ужасный час,
Когда гроза пугала вас,
Когда, столпясь при алтаре,
Вы ниц лежали на земле,
Я убежал. О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнию ловил…
Скажи мне, что средь этих стен
Могли бы дать вы мне взамен
Той дружбы краткой, но живой,
Меж бурным сердцем и грозой.

«Бежал я долго – где, куда,
Не знаю! ни одна звезда
Не озаряла трудный путь.
Мне было весело вдохнуть
В мою измученную грудь
Ночную свежесть тех лесов,
И только. Много я часов
Бежал, и наконец, устав,
Прилег между высоких трав;
Прислушался: погони нет.
Гроза утихла. Бледный свет
Тянулся длинной полосой
Меж темным небом и землей,
И различал я, как узор,
На ней зубцы далеких гор;
Недвижим, молча я лежал.
Порой в ущелии шакал
Кричал и плакал, как дитя,
И гладкой чешуей блестя,
Змея скользила меж камней;
Но страх не сжал души моей:
Я сам, как зверь, был чужд людей
И полз и прятался, как змей.

«Внизу глубоко подо мной
Поток, усиленный грозой,
Шумел, и шум его глухой
Сердитых сотне голосов
Подобился. Хотя без слов,
Мне внятен был тот разговор,
Немолчный ропот, вечный спор
С упрямой грудою камней.
То вдруг стихал он, то сильней
Он раздавался в тишине;
И вот, в туманной вышине
Запели птички, и восток
Озолотился; ветерок
Сырые шевельнул листы;
Дохнули сонные цветы,
И, как они, навстречу дню,
Я поднял голову мою…
Я осмотрелся; не таю:
Мне стало страшно; на краю
Грозящей бездны я лежал,
Где выл, крутясь, сердитый вал;
Туда вели ступени скал;
Но лишь злой дух по ним шагал,
Когда, низверженный с небес,
В подземной пропасти исчез.

«Кругом меня цвел божий сад;
Растений радужный наряд
Хранил следы небесных слез,
И кудри виноградных лоз
Вились, красуясь меж дерев
Прозрачной зеленью листов;
И грозды полные на них,
Серег подобье дорогих,
Висели пышно, и порой
К ним птиц летал пугливый рой.
И снова я к земле припал,
И снова вслушиваться стал
К волшебным, странным голосам;
Они шептались по кустам,
Как будто речь свою вели
О тайнах неба и земли;
И все природы голоса
Сливались тут; не раздался
В торжественный хваленья час
Лишь человека гордый глас.
Всё, что я чувствовал тогда,
Те думы – им уж нет следа;
Но я б желал их рассказать,
Чтоб жить, хоть мысленно, опять.
В то утро был небесный свод
Так чист, что ангела полет
Прилежный взор следить бы мог;
Он так прозрачно был глубок,
Так полон ровной синевой!
Я в нем глазами и душой
Тонул, пока полдневный зной
Мои мечты не разогнал,
И жаждой я томиться стал.

Читать еще:  Прикольные загадки для застолья. Прикольные загадки для взрослых и детей

. я слышал много раз, что ты меня от смерти спас — зачем? .

Старик! я слышал много раз,
Что ты меня от смерти спас —
Зачем? .. Угрюм и одинок,
Грозой оторванный листок,
Я вырос в сумрачных стенах
Душой дитя, судьбой монах.
Я никому не мог сказать
Священных слов «отец» и «мать».
Конечно, ты хотел, старик,
Чтоб я в обители отвык
От этих сладостных имен, —
Напрасно: звук их был рожден
Со мной. И видел у других
Отчизну, дом, друзей, родных,
А у себя не находил
Не только милых душ — могил!
Тогда, пустых не тратя слез,
В душе я клятву произнес:
Хотя на миг когда-нибудь
Мою пылающую грудь
Прижать с тоской к груди другой,
Хоть незнакомой, но родной.
Увы! теперь мечтанья те
Погибли в полной красоте,
И я как жил, в земле чужой
Умру рабом и сиротой.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.04.2007. . я никогда не думал, что можно так любить и грустить.
  • 29.04.2007. Я верю: то бог меня снегом занес, то вьюга меня целовала!
  • 28.04.2007. О свадьбе Ленского давно у них уж было решено.
  • 27.04.2007. . я узнал в моей дремоте страны родимой нищету.
  • 26.04.2007. они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной.
  • 25.04.2007. . плакал ребенок о том, что никто не придет назад.
  • 24.04.2007. В этот час ты призналась что нет любви.
  • 23.04.2007. Вот и прожили мы больше половины.
  • 22.04.2007. Быть может, прежде губ уже родился шепот.
  • 21.04.2007. . зане, выгорая, горим мы недаром.
  • 20.04.2007. . в мерцаньи мертвенном свечей, бужу я память о Двуликом.
  • 19.04.2007. И во всех зеркалах отразился Человек, что не появился.
  • 18.04.2007. Но из лазури фимиама, от лилий праздного венца, бежать.
  • 17.04.2007. Тень Данта с профилем орлиным о Новой Жизни мне поет.
  • 16.04.2007. . туда, где дышит звездами Ван-Гог.
  • 15.04.2007. К другим каким-нибудь неведомым вселенным.
  • 14.04.2007. О день без страсти и без дум, старинный и весенний.
  • 13.04.2007. Сюжет для небольшого рассказа.
  • 12.04.2007. И меньше мы тоскуем, и легче нам дышать.
  • 11.04.2007. И мы опять играем временами в больших амфитеатрах одиночеств
  • 10.04.2007. – Догадался, проклятый! Всегда был смышлен.
  • 09.04.2007. Но втайне мыслит лишь о нападении.
  • 08.04.2007. . я слышал много раз, что ты меня от смерти спас — зачем? .
  • 07.04.2007. Но и там, и тогда на планетах иных.
  • 06.04.2007. А я перед нею стою и краснею.
  • 05.04.2007. . пускай со мной умрет моя святая тайна.
  • 04.04.2007. Послушай. далеко, на озере Чад изысканный бродит жираф.
  • 03.04.2007. Благословляю Вас на все четыре стороны.
  • 02.04.2007. А что на Рассее — на матушке? — То есть где? — В Эсэсэсере?.
  • 01.04.2007. О, сколько мертвых тел я отделил от собственного тела.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2020 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источники:

http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2754990-pochemu-mcyri-skazal-ja-malo-zhil-i-zhil-v-plenu.html
http://nice-books.ru/books/poehziya-dramaturgiya/poehziya/256053-mihail-lermontov-mcyri.html
http://www.stihi.ru/diary/pakart2004/2007-04-08

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector