3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Авантюра не удалась за попытку спасибо вознесенский. За попытку спасибо

Авантюра не удалась за попытку спасибо вознесенский. За попытку спасибо

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 563
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 328

>Андрей> >Вознесенский>, 1980>

>»>Господи>, >услышь> >меня>, >услыши> >мя>, >Господи>!>

>По> >морям> >бушующим> >я> >плыву> >без> >компаса>,>

>я> >зову> >без> >голоса>, >пучинам> >отданный>:>

>»>Родина>, >услышь> >меня>, >услыши> >мя>, >Родина>!»>

>И> >летят> >покойники> >и> >планеты> >по> >небу>:>

>»>Кто>->нибудь> >услышь> >меня>, >услыши> >мя>, >кто>->нибудь>!»>

Бьет двенадцать годов, как часов

Над моей терпеливою нацией

Есть апостольское число,

Для России оно — двенадцать.

Восемьсот двенадцатый год —

Даст ненастья иль крах династий?

Будет петь и рыдать народ

И еще, и еще двенадцать!

История, — ты стон

Пророков, распинаемых крестами!

О, Родина, была ты близорука,

Они сойдут с крестов,

Взовьют еретиков кострами.

Когда казнила лучших сыновей,

худшую из казней!

Но все-таки — виват!

Древней, чем убивать!

(Действие происходит параллельно: в церкви, где отпевают покойную жену Резанова, в апартаментах гр. Румянцева и в трактире)

>Со> >святыми> >упокой>, >Христе>, >душу> >рабы> >Твоея> >новопреставленной> >Анны>, >идеже> >несть> >болезнь>, >ни> >печаль>, >ни> >воэдыхание>, >но> >жизнь> >бесконечная>.>

>Сам> >Един> >еси> >Бессмертный>, >сотворивый> >и> >создавый> >человека>, >земнии> >убо> >от> >земли> >соэдахомся> >и> >в> >землю> >туюжде> >пойдем>, >яко> >же> >повелел> >еси>, >создавый> >мя> >и> >рекий> >ми>: >яко> >замля> >еси> >и> >в> >землю> >отъидеши>, >аможе> >вси> >человецы> >пойдем>, >надгробное> >рыдание> >творяще>.>

Мне сорок, но успокоенья нет —

Всю жизнь бегу за призраком свободы

В мои-то годы нет иной заботы!

Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя!

Милостивый государь мой Алексей Николаевич РУМЯНЦЕВ!

Уповая на всемилостивейшее покровительство Ваше, вознамериваюсь просить Вас о поддержке моего дерзновенного прожекта. С помощью Божией намереваюсь я ныне, возглавив первое кругосветное путешествие россиян, жизнь отдать расцвету Российско-американской кампании, с тем, чтобы распространить свет Отечества нашего до Калифорнии и Сандвичевых островов.

Да будет судьба России крылата парусами!

.. Милый граф, я желаю Вам

Поделить мечты пополам!

Уповаю на Ваше великодушие! Ваше сиятельство!

Соблаговолите поддержать сей дерзкий пожект мой.

Я удачлив, Ваше сиятельство !

Сие предприятие сулит большие блага Российской державе

и последствия ея будут по достоинству оценены потомками нашими.

Яко земля еси и в землю отъидеши,

аможе вси человецы пойдем, надгробное

>Ты> >меня> >на> >рассвете> >разбудишь>,>

>проводить> >необутая> >выйдешь>,>

>Ты> >меня> >никогда> >не> >забудешь>,>

>Ты> >меня> >никогда> >не> >увидишь>.>

Заслонивши тебя от простуды,

Я подумаю: Боже Всевышний,

Я тебя никогда не забуду,

Я тебя никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра

Безнадежные карие вишни.

Возвращаться — плохая примета,

Я тебя никогда не увижу.

Ваше сиятельство, ежели материальные затруднения окажутся единственной преградой на пути к американскому континенту — готов буду приобрести на собственные средства две шхуны на Санкт-Петербургской верфи и, придав им соответственно наименования «Юнона» и «Авось» преисполнен буду решимости в начале лета 1806 года пуститься в плавание к берегам Нового Света.

И качнутся бессмысленной высью

Пара фраз, залетевших отсюда:

«Я тебя никогда не увижу,

Я тебя никогда не забуду».

Яко земля еси и в землю отъидеши, аможе вси человеци

пойдем, надгробное рыдание творяще песнь:

аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя!

>Душой> >я> >бешено> >устал>.>

>Точно> >тайный> >горб> >на> >груди> >таскаю>,>

>Будто> >что>->то> >случилось> >или> >случится>, —>

>Ниже> >горла> >высасывает> >ключицы>. >

>Российская> >империя> — >тюрьма>,>

>Но> >за> >границей> >тоже> >кутерьма>.>

>Родилось> >рано> >наше> >поколение>,>

>Чужда> >чужбина> >нам> >и> >скучен> >дом>,>

>Мы> >в> >одиночку> >к> >истине> >бредем>.>

Вознесенский. Я тебя никогда не забуду (23 стр.)

Звезды светили всем – Андрею, Захарову, театру и мне…

Давайте, Николай Петрович, поговорим о ленкомовских авторах, без которых театр не имел бы такой оглушительной славы.

– Пожалуйста, хотите знать, например, как появилась на сцене Ленкома «Юнона и Авось» Андрея Вознесенского? Как-то на гастролях в Таллине я столкнулся с поэтом и его женой Зоей Богуславской. Зоя мне и шепнула: «Коленька, Андрей для вас пишет пьесу». Я, конечно, затрепетал. Спасибо, ну, и пошел дальше. А потом, когда он принес пьесу о пронзительной любви Кончиты, и все это происходит в Америке, на Аляске, я был счастлив.

Удача, счастливый случай?

– Знаете, все как бы сошлось. Звезды светили. Всем, не только мне, – Андрею, Захарову, театру. Какие сказочные есть в «Юноне…» слова, строфы: «Он мечтал закусить удила, свесть Америку и Россию. Авантюра не удалась. За попытку спасибо». Класс! Один мой знакомый спрашивает: «Безнадежные карие вишни» – что имел в виду поэт в этой абракадабре?» Что я могу ему сказать? Я восхищен этим образом. А как великолепна, сумасшедша в «Юноне» и «Авось» музыка Андрея Рыбникова! Вообще в пьесе, а точнее, в рок-поэме Вознесенского наш режиссер Марк Анатольевич, человек огромного дарования, превзошел сам себя…

Из интервью с Николаем Караченцовым, январь 1999

Искренне люблю Андрея и Зою

Твоя книга о театре вышла каким-то невиданным нынче, почти фантастическим тиражом – 150 тысяч. Так что поздравляю, ты у нас большой писатель. Неловко заглядывать в чужой кошелек, но скажи, куда разбросал «Триумф»? Все-таки полтинник баксов из «березовых» закромов…

– Да, чуть ли не русская нобелевка. Я, честно говоря, не ожидал. Мне неважно, чьи это деньги, я очень благодарен тем, кто входит в правление этой премии, и прежде всего, Зое Богуславской и Андрею Вознесенскому. Их обоих я люблю искренне… А деньги ушли на строительство дачи. Правда, вскоре нас почти вчистую обворовали, но мы с Ниной не горюем – сверху дали, снизу взяли, делиться надо, браток…

Из интервью с Леонидом Филатовым. Ноябрь 1999

Андрею Вознесенскому сложнее…

Я слышал, что вы бедно живете и что за триста долларов готовы дать интервью любому изданию. Это правда?

– Нашумевшая моя книга об Андрюше Миронове меня не озолотила, я получила около двух тысяч долларов. Но сегодня трудно читателя чем-либо удивить. Каких только имен ни встретишь на книжных развалах: Валентин Гафт, Андрей Вознесенский, Сергей Хрущев. Скажем, Андрею Вознесенскому сложнее. Настоящий поэт не разменивается на дешевые реверансы перед публикой. А разного рода поливатели – от политиков до актеров – используют момент.

Читать еще:  История фамилии сидоров. Фамилия Сидоров: значение и история происхождения

Из интервью с актрисой Татьяной Егоровой, автором книги «Андрей Миронов и я». Октябрь 1999

У него есть свой читатель

Валентин Юрьевич, многим нравится, как вы читаете лирические стихи. Я помню времена, когда как чтец вы собирали полные залы.

– Спасибо. Нынче поэзия не так любима, как десять-пятнадцать лет назад. А жаль. Конечно, по-прежнему популярен Андрей Вознесенский, у него есть свой читатель. Евгений Евтушенко все же собирает в Политехническом музее на свои дни рождения полные залы.

Из интервью с Валентином Никулиным. Москва, январь 2001

Люблю тоскою аортовой…

Когда Марлен Хуциев в 1981 году предложил мне сыграть Пушкина, то два тома Вересаева «Пушкин в жизни» стали моими настольными книгами. С Вересаевым я просто спал, дневал, не мог без него жить. Изучая предмет изнутри, я не только читал стихи Пушкина, но знакомился со всем, с чем можно было познакомиться в то время. Могу выразиться красиво, но точно: «Это было со мной». Мне казалось, что я смогу сыграть Пушкина в кино. Но, к сожалению, ничего из моей мечты не вышло. Прошли годы, и как сказал Андрей Вознесенский «Люблю тоскою аортовой свою нерожденную вещь», я до сих пор этой самой «аортовой тоской» люблю Пушкина. Несыгранный он будет со мной до конца.

Из интервью с Дмитрием Харатъяном. Москва, 2000

Чье это мнение? Вознесенского? ну, тогда понятно…

Точно помню, что 6 марта 1969 года к нам в театр приехала министр культуры Екатерина Фурцева посмотреть, что представляет собой спектакль по Борису Можаеву «Живой». Настроение у Фурцевой от холодного к горячему и от горячего к холодному менялось мгновенно… В спектакле она усмотрела очернение нашей действительности. Показала даже свою «образованность», начала полемику о том, что такое комедия и что такое трагедия. Когда она спросила у Любимова, кто был на прогонах, спектаклях, кто видел его, тот ответил, что смотрели уважаемые люди, академики, Капица, например, им спектакль пришелся по нраву. И тут Фурцева спрашивает: «Товарищи, а кому-нибудь еще из присутствующих здесь понравился этот спектакль?» Молчание. И вдруг раздается голос: «Мне понравился!» «Кто это говорит?» – спросила Фурцева и, узнав, проговорила: «А, Вознесенский… Ну, тогда понятно». Андрей хочет что-то сказать и просит слова, но слова ему не дают. И здесь страшно возмутился Можаев, который сказал, что Вознесенский это лучший, между прочим, советский поэт. Почему кому-то можно выражать свою точку зрения, а Вознесенскому нельзя? И тут Андрей встал и сказал, как отрезал, что считает этот спектакль глубоко русским, национальным и глубоко… партийным спектаклем. Он о том, что русский народ живет и никогда не пропадет. Фурцева недовольно его оборвала: «Спасибо, товарищ Вознесенский, а мы-то думали, пропадет русский народ».

Из бесед с Валерием Золотухиным. Москва, 2003

Зоя и Андрей – удивительная семья

Два очень талантливых, интересных человека. Дружба с ними продолжалась у меня, по какую бы сторону океана я ни находился. Жизнь это не просто «ап энд даун», это еще и бортовая, и килевая качка, швыряет во все стороны. Так вот, что бы ни случалось, я всегда чувствовал их теплое отношение ко мне, очень внимательное, бережное и, главное, постоянное.

И я сам всегда старался быть не просто хорошим другом, но с удовольствием помогал, чем мог. Когда Андрей Андреевич несколько лет назад заговорил о премии Б. Пастернака, организатором и идейным вдохновителем которой он был, я искренне, как ученик, поднял руку и говорю: «Я, я хочу!» И я рад, что мне удалось принять участие и в организации, и в проведении, и в награждении, и в изготовлении призов, и в их вручении. Все было очень трогательно, потому что за этим стояла не только российская поэзия, но и поэзия на русском языке из Казахстана, Литвы, Белоруссии, Болгарии и Украины.

Это светлые, удивительные люди, как говорят, знаковые люди российской культуры. И это удивительная семья.

Из книги «Феликс Комаров – это образ жизни». 2007

Как Пугачева… отредактировала Вознесенского

Один из наших общих с Андреем приятелей, музыкант Анатолий Бальчев, узнав о том, что я пишу книгу о Вознесенском, предложил поделиться своими воспоминаниями о встречах с поэтом.

– В 70-80-х годах я работал в ресторане «Архангельский» руководителем музыкального ансамбля «Кипа-джаз». Кто только у нас не гостевал! Можно сказать, вся элитная Москва: Галина Брежнева и Галина Волчек, Вячеслав Фетисов и сын вождя монгольского народа Слава Цеденбал, Владимир Высоцкий и Марина Влади, Олег Табаков и Зураб Церетели, Александр Абдулов и Боря Хмельницкий…

Регулярно посещал наш ресторан и Андрей Вознесенский. Он приезжал послушать музыку, которую мы играли.

Как правило, заявлялся не один: или с каким-нибудь иностранным гостем, или с непременно красивой девушкой. Запомнились его визиты с популярной тогда актрисой Таней Лавровой. Я думаю, что именно о ней написано стихотворение «Звезда»:

Аплодировал Париж
в фестивальном дыме.
Тебе дали первый приз —
«Голую богиню».

На понравившиеся мне стихи я написал музыку. Но оказалось, что помимо меня мелодию к этим стихам Андрея написал и Игорь Николаев, потом еще один композитор, слегка изменив текст, написал другую мелодию. Как говорится, хорошие идеи витают в воздухе. Теперь я решил записать свою песню для альбома, который готовлю к выпуску.

С Андреем меня познакомила приятельница, русская эмигрантка из Парижа Лидия Пельфорт.

Так вот, сразу же после знакомства с Вознесенским мы решили написать песню на его стихи. И он стал приглашать меня на свои творческие вечера. Запомнился вечер в битком набитом зале имени Чайковского. Вознесенский был тогда в полном фаворе, страшно знаменитым. Как интересно было слушать его новаторские, свежие, откровенные стихи. Они запоминались, приковывали.

Андрей дарил мне свои книги с автографами. Храню их, как реликвии. В одной из книг мне пришлись по душе несколько стихотворений, к которым захотелось сочинить мелодию. Одно из них – «Реквием» («Возложите на море венки…»).

Читать еще:  Произведения живописи леонардо да винчи. Биография Леонардо да Винчи

Песня звучала в популярной телепередаче «Человек. Земля. Вселенная», которую вел космонавт Виталий Севастьянов. Мало того, эту песню стали исполнять сразу несколько музыкальных групп.

Но в начале 80-х по какой-то причине «Реквием» из эфира сняли. Возможно, нужна была более проходная вещь, телевидение становилось иным. В актуальной программе «Молодежь на марше мира» нашей песне тоже не дали «зеленую улицу».

Потом я написал на стихи Вознесенского еще две песни – «Человек надел трусы» и «Подайте искристого к баранине», посвященного Игорю Северянину. Все эти вещи войдут в мой новый альбом.

Авантюра не удалась за попытку спасибо вознесенский. За попытку спасибо

01.01.2020

01.01.2020

01.01.2020

01.01.2020

  • lamita всегда иди дорогою добра Dec 26 2007, 09:38

Наконец-то, нашла поэму «Авось», по мотивам которой был поставлен спектакль «Юнона и Авось»
Заодно и другие стихотворения автора просмотрела.
Наслаждайтесь

ОПИСАНИЕ
в сентиментальных документах, стихах и молитвах
славных злоключений Действительного Камер-Герра НИКОЛАЯ РЕЗАНОВА,
доблестных Офицеров Флота ХВАСТОВА и ДОВЫДОВА,
их быстрых парусников «Юнона» и «Авось»,
Сан-францисского Коменданта ДОН ХОСЕ ДАРИО АРГУЭЛЬО,
любезной дочери его КОНЧИ
с приложением карты странствий необычайных.

«Но здесь должен я Вашему Сиятельству сделать исповедь частных моих приключений. Прекрасная Консепсия умножала день ото дня ко мне вежливости, разные интересные в положении моем услуги и искренность, начали непременно заполнять пустоту в моем сердце, мы ежечасно сближались в объяснениях, которые кончились тем, что она дала мне руку свою. »
Письмо Н. Резанова Н. Румянцеву
17 июня 1806 г.
(ЦГИА, ф. 13, с. I д. 687)

«Пусть как угодно ценят подвиг мой, но при помощи Божьей надеюсь хорошо исполнить его, мне первому из Россиян здесь бродить так сказать по ножевому острию. »
Н. Резанов — директорам русско-амер. компании 6 ноября 1805 г.

«Теперь надеюсь, что «Авось» наш в Мае на воду спущен будет. »
от Резанова же 15 февраля 1806.
Секретно
ВСТУПЛЕНИЕ
«Авось» называется наша шхуна.
Луна на волне, как сухой овес.
Трави, Муза, пускай худо,
но нашу веру зовут «Авось»!
«Авось» разгуляется, «Авось» вывезет,
гармонизируется Хавос.
На суше барщина и Фонвизины,
а у нас весенний девиз «Авось»!
Когда бессильна «Аве Мария»,
сквозь нас выдыхивает до звезд
атеистическая Россия
сверхъестественное «авось»!
Нас мало, нас адски мало,
и самое страшное, что мы врозь,
но из всех притонов, из всех кошмаров
мы возвращаемся на «Авось».
У нас ноль шансов против тыщи.
Крыш-ка!
Но наш ноль — просто красотища,
ведь мы выживали при «минус сорока»
Довольно паузы. Будет шоу.
«Авось» отплытье провозгласил.
Пусть пусто у паруса за душою,
но пусто в сто лошадиных сил!
Когда ж, наконец, откинем копыта
и превратимся в звезду, в навоз —
про нас напишет стишки пиита
с фамилией, начинающейся на «Авось».
I. ПРОЛОГ
В Сан-Франциско ветра пиратствуют —
ЧП!
Доченька губернаторская
спит у русского на плече.
И за то, что дыханьем слабым
тельный крест его запотел,
Католичество и Православье,
вздев крыла, стоят у портьер.
Расшатываются устои.
Ей шестнадцать с позавчера,
с дня рождения удрала!
На посту Довыдов с Хвастовым
пьют и крестятся до утра.
II
ХВАСТОВ: «А что ты думаешь, Довыдов. »
ДОВЫДОВ: «О происхожденьи видов)»
ХВАСТОВ: «Да нет. »
III
(Молитва КОНЧИ АРГУЭЛЬО — БОГОМАТЕРИ)
Плачет с сан-францисской колокольни
барышня. Аукается с ней
Ярославна! Нет, Кончаковна —
Кончаковне посолоней!
«Укрепи меня, Матерь-заступница,
против родины и отца,
государственная преступница,
полюбила я пришлеца.
Полюбила за славу риска,
в непроглядные времена
на балконе высекла искру
пряжка сброшенного ремня.
И за то, что учил впервые
словесам ненашей страны,
что как будто цветы ночные,
распускающиеся в порыве,
ночью пахнут, а днем — дурны.
Пособи мне, как пособила б
баба бабе. Ах, Божья Мать,
ты, которая не любила,
как ты можешь меня понять!!
Как нища ты, людская вселенная,
в боги выбравшая свои
плод искусственного осеменения,
дитя духа и нелюбви!
Нелюбовь в ваших сводах законочных.
Где ж исток!
Губернаторская дочь, Конча,
рада я, что сын твой издох. »
И ответила Непорочная:
«Доченька. »
Ну, а дальше мы знать не вправе,
что там шепчут две бабы с тоской—
одна вся в серебре, другая —
до колен в рубашке мужской.
IV
ХВАСТОВ: А что ты думаешь, Довыдов.
ДОВЫДОВ: Как вздернуть немцев и пиитов!
ХВАСТОВ: Да нет.
ДОВЫДОВ: Что деспоты
не создают условий для работы!
ХВАСТОВ: Да нет.

(Молитва РЕЗАНОВА — БОГОМАТЕРИ)
«Ну, что тебе надо еще от меня!
Икона прохладна. Часовня тесна.
Я музыка поля, ты музыка сада,
ну что тебе надо еще от меня?
Я был не из знати. Простая семья.
Сказала: «Ты темен» — учился латыни.
Я новые земли открыл золотые.
И это гордыни твоей не цена!
Всю жизнь загубил я во имя Твоя.
Зачем же лишаешь последней услады
Она ж несмышленыш и малое чадо.
Ну, что тебе мало уже от меня?»
И вздрогнули ризы, окладом звеня.
И вышла усталая и без наряда.
Сказала: «Люблю тебя, глупый. Нет сладу.
Ну что тебе надо еще от меня!»
VI
ХВАСТОВ: А что ты думаешь, Довыдов.
ДОВЫДОВ: О макси-хламидах!
ХВАСТОВ: Да нет.
ДОВЫДОВ: Дистрофично
безвластие, а власть катастрофична!
ХВАСТОВ: Да нет.
ДОВЫДОВ: Вы надулись!
Что я и крепостник и вольнодумец!
ХВАСТОВ: Да нет. О бабе, о резановской.
Вдруг нас американцы водят за нос!
ДОВЫДОВ: Мыслю, как и ты, Хвастов, —
давить их, шлюх, без лишних слов.
ХВАСТОВ: Глядь! Дева в небе показалась,
на облачке.
ДОВЫДОВ: Показалось.

  • lamita всегда иди дорогою добра Dec 26 2007, 09:39

VII
(Описание свадьбы, имевшей быть 1 апреля 1806 г.)
«Губернатор в доказательство искренности и с слабыми ногами танцевал у меня, и мы не щадили пороху ни на судне, ни на крепости, гишпанские гитары смешивались с русскими песельниками. И ежели я не мог окончить женитьбы моей то сделал кондиционный акт. »

Читать еще:  Колорит картины после дождя. Сочинение по картине "После дождя" А

Помнишь, свадебные слуги,
после радужной севрюги,
апельсинами в вине обносили не!
Как лиловый поп в битловке,
под колокола былого,
кольца, тесные с обновки
с имечком на тыльной сторонке
нам примерил не!
А Довыдова с Хвастовым,
в зал обеденный с восторгом
впрыгнувших на скакуне, —
выводили не!
А мамаша, удивившись,
будто давленые вишни
на брюссельской простыне,
озадаченной родне, —
предъявила не)
(лейтенантик Н
застрелился не)
а когда вы шли с поклоном,
смертно-бледная мадонна
к фиолетовой стене
отвернулась не!
Губернаторская дочка,
где те гости! Ночь пуста.
Перепутались цепочкой
два нательные креста.
АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ,ОТНОСЯЩИЕСЯ К ДЕЛУ РЕЗАНОВА Н.
(Комментируют арх. крысы — Игрек и Икс)
1. «. но имя Монарха нашего более благословляться будет, когда в счастливые дни его свергнут Россияне рабство чуждым народам. Государство в одном месте избавляется вредных членов, но в другом от них же получает пользу и ими города создает. »
Н. Резанов — Н, Румянцеву
2. ВТОРОЕ ПИСЬМО РЕЗАНОВА — И. И. ДМИТРИЕВУ
Любезный Государь Иван Иваныч Дмитриев
оповещаю, что достал
тебе настойку из термитов.
Душой я бешено устал!
Чего ищу! Чего-то свежего!
Земли старые — старый сифилис.
Начинают театры с вешалок.
Начинаются царства с виселиц.
Земли новые — табула раза.
Расселю там новую расу —
Третий Мир — без деньги и петли,
ни республики, ни короны!
Где земли золотое лоно,
как по золоту пишут иконы,
будут лики людей светлы.
Был мне сон, дурной и чудесный.
(Видно, я переел синюх.)
Да, случась при Дворе, посодействуй —
на американочке женюсь.

ЧИН ИКС:
«А вы, Резанов,
из куртизанов!
Хихикс. »

3. ВЫПИСКА ИЗ ИСТОРИИ гг. ДОВЫДОВА И ХВАСТОВА
Были петербуржцы — станем сыктывкарцы.
На снегу дуэльном — два костра.
Одного — на небо, другого — в карцер!
После сатисфакции — два конца!
Но пуля врезалась в пулю встречную.
Ай да Довыдов и Хвастов!
Враги вечные на братство венчаны.
И оба — к Резанову, на Дальний Восток.
ЧИН ИГРЕК:
«Засечены в подпольных играх».
ЧИН ИКС:
«Но государство ценит риск».

«15 февраля 1806 г. Объясняя вам многие характеры, приступлю теперь к прискорбному для меня описанию г. Х. главного действующего лица в шалостях и вреде общественном и столь же полезного и любезного человека, когда в настоящих он правилах. В то самое время покупал я судно Юнону и сколь скоро купил, то сделал его начальником, и в то же время написал к нему Мичмана Давыдова. Вступя на судно, открыл он то пьянство, которое три месяца к ряду продолжалось, ибо на одну свою персону, как из счета его в заборе увидите, выпил 9 1/2 ведр французской водки и 2 1/2 ведра крепкого спирту кроме отпусков другим и, словом, споил с кругу корабельных, подмастерьев, штурманов и офицеров. Беспросыпное его пьянство лишило его ума, и он всякую ночь снимается с якоря, но к счастью, что матросы всегда пьяны. »
(Из Второго секретного письма Резанова)

«17 июня 1806 г. Здесь видел я опыт искусства Лейтенанта Хвостова, ибо должно отдать справедливость, что одною его решимостью спаслись мы, и столько же удачно вышли мы из мест, каменными грядами окруженных».
Резанов — министру коммерции
РАПОРТ
Мы — Довыдов и Хвастов,
оба лейтенанты.
Прикажите — в сто стволов
жахнем латинянам!
«Стоп, Довыдов и Хвастов!» —
«Вы мягки, Резанов». —
«Уезжаю. Дайте штоф.
Вас оставлю в замах».
В бой, Довыдов и Хвастов!
Улетели. Рапорт:
«Пять восточных островов
Ваши, Император!»

«Я должен отдать справедливость искусству гг. Хвостова и Давыдова, которые весьма поспешно совершили рейсы их. »

«18 октября 1807 г. Когда я взошел к Капитану Бухарину, он, призвав караульного унтер-офицера, велел арестовать меня. Ни мне ни Лейтенанту Хвостову не позволялось выходить из дому и даже видеть лицо какого-либо смертного. Лейтенант Хвостов впал в опасную горячку. Вот картина моего состояния! Вот награда, есть ли не услуг, то по крайней мере желания оказать оные. При сравнении прошедшей моей жизни и настоящей сердце обливается кровью и оскорбленная столь жестоким образом честь заставляет проклинать виновника и самую жизнь.
Мичман Давыдов».
(Выписка из «Донесения Мичмана Давыдова
на квартире уже под политическим караулом»)

№ 4. РЕЗАНОВ — И. И. ДМИТРИЕВУ
Зрю тысячу чудес. Из тысячи
Вам посылаю круг мистический:
из Тьмы рождаясь. Жизнь сия
вновь канет в Тьму небытия.

№ 5. МНЕНИЕ КРИТИКА ЗЕТА:
От этих модернистских оборотцев
Резанов ваш в гробу перевернется!

МНЕНИЕ ПОЭТА
Перевернется, — значит, оживет.
Живи, Резанов! «Авось», вперед!

№ 6. ЧИН ИГРЕК:
Вот панегирик:

«Николай Резанов был прозорливым политиком. Живи Н. Резанов на 10 лет дольше, то, что мы называем сейчас Калифорнией и Американской Британской Колумбией, были бы русской территорией».
Адмирал Ван Дерс (США)

ЧИН ИКС:
Сравним
что говорит нам Головнин:

«Сей г. Резанов был человек скорый, горячий, затейливый писака, говорун, имеющий голову более способную создавать воздушные замки в кабинете, нежели к великим делам, происходящим в свете. »
Флота Капитан 2-го ранга и кавалер В. М. Головнин

ЧИН ИКС:
«А вы, Резанов,
пропили замок.
Вот Иск».

№ 7. ИЗ ПИСЬМА РЕЗАНОВА — ДЕРЖАВИНУ
Тут одного гишпанца угораздило
по-своему переложить Горация.
Понятно, это не Державин,
но любопытен по терзаньям:
«Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный.
Увечный
наш бренный разум цепляется за пирамиды, статуи,
памятные места —
тщета!
Тыща лет больше, тыща лет меньше — но далее ни черта!
Я — последний поэт цивилизации.
Не нашей, римской, а цивилизации вообще.
В эпоху духовного кризиса и цифиризации
культура — позорнейшая из вещей.
Позорно знать неправду и не назвать ее,
а назвавши, позорно не искоренять,
позорно похороны называть свадьбою,
да еще кривляться на похоронах.
За эти слова меня современники удавят.
А будущий афро-евро-америко-азиат
с корнем выроет мой фундамент,
и будет дыра из планеты зиять.
И они примутся доказывать, что слова мои были вздорные.
Сложат лучшие песни, танцы, понапишут книг.
И я буду счастлив, что меня справедливо вздернули.
Вот это будет тот еще памятник!»

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=267213&p=6
http://dom-knig.com/read_184696-23
http://forum.na-svyazi.ru/?showtopic=241895

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×