2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Биография льюиса кэрролла для детей. Ирония судьбы, или Желтый парик

Темная сторона доброй сказки

Речь пойдет об одном из самых таинственных сказочников всех времен и народов. Чьи книги «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье» стали настоящим подарком для детей и взрослых и до сих пор разгадываются нами, открывая все новые и новые грани гениальных пророчеств человека, будто игравшего с логикой, словом и привычным восприятием. Его личность не менее загадочна, чем его книги. А зовут сказочника Льюис Кэрролл.

Мало кто знает, что Льюис Кэрролл это не настоящее имя писателя. Это головоломка, которую он для нас придумал. Его звали Чарльз Лютвидж Доджсон. После «перевода» имен Чарлз Лютвидж на латынь и обратного «перевода» с латыни на английский получился Льюис Кэрролл. В какой-то степени, это был тот рыжий парик, который нацепил на себя чопорный, верный викторианским традициям и принципам, застегнутый на все пуговицы человек в черной сутане – диакон Чарльз Лютвидж Доджсон, принявший сан и обет безбрачия. Но он сам для себя был загадкой. В нем все время будто жили два, а может быть и три, четыре и пять… разных человек.

Ассиметричное расположение глаз, повернутые уголки губ, одно ухо совершенно не слышит. Он застенчив и страшно заикается, особенно, когда волнуется. При этом ему приходится читать лекции и выступать с проповедями. Современники вспоминали, что Доджсон читал лекции так же, как и проповеди, ровным монотонным голосом, совершенно бесстрастно и очень нудно. Если кто-то перебивал его, он начинал заикаться, и все заканчивалось полным ораторским провалом.

Человек-загадка, написавший такое огромное количество писем, дневниковых записей и других произведений, что это даже трудно представить. Сотни тысяч писем… Столько буковок не сложил в предложения ни один даже самый выдающийся графоман на свете. Он наказал своим родственникам обязательно после его смерти уничтожить все записи. Но они почему-то этого не сделали. Однако очень активно поработали над тем, чтобы вымарать и уничтожить в этих записях то, что, по их мнению, не вписывалось в созданный ими образ доброго сказочника, профессора-маргинала и добродетельного гражданина, каким они хотели бы его показать перед публикой. Каким собственно и стал Льюис Кэрролл для многих поколений детей.

А на самом деле…

Образ доброго сказочника был всего лишь одной из граней его бесконечно загадочной личности. Кэрролл всю жизнь только то и делал, что сочинял головоломки для себя и окружающих. Однажды он написал о том вынужденном желтом парике, который ему пришлось надеть на голову в угоду обстоятельствам. Парике, изуродовавшем его настоящие кудри, не способные больше отрасти.

Когда легковерен и молод я был,
Я кудри растил, и берег, и любил.
Но все говорили: «О, сбрей же их, сбрей,
И желтый парик заведи поскорей!»
И я их послушал и так поступил:
И кудри обрил, и парик нацепил –
Но все закричали, взглянув на него:
«Признаться, мы ждали совсем не того!»
«Да, — все говорили, — он плохо сидит.
Он так не к лицу вам, он так вас простит!»
Но, друг мой, как было мне дело спасти? –
Уж кудри мои не могли отрасти…
И нынче, когда я не молод и сед,
И прежних волос на висках моих нет.
Мне крикнули: «Полно, безумный старик!»
И сдернули мой злополучный парик.
И все же, куда бы ни выглянул я.
Кричат: «Грубиян! Простофиля! Свинья!»
О, друг мой! К каким я обидам привык,
Как я поплатился за желтый парик!

Что же на самом деле было под тем париком! Какова темная неведомая сторона загадочной доброй сказки Льюиса Кэрролла? Что же там, в его таинственном, скрываемом родственниками зазеркалье?

Начнем с того, что Кэрролл вовсе не был сказочником. Он был профессором математики Оксфордского университета и всю жизнь занимался доказательством теорем, созданием задачников и решением математических уравнений.

Чарлз родился в семье священника, в небольшой деревушке Дарсбери, графства Чешир, недалеко от Лондона. Как раз там, где обитают исчезающие и появляющиеся из ничего улыбчивые Чеширские коты. В семье было множество детей, которых ему приходилось нянчить. Для того, чтобы развлечь своих семерых сестер и трех братьев, мальчику нужно было постараться. И он придумал домашний театр, для которого сам писал пьесы и с удовольствием исполнял их перед маленькой публикой. Театр был его страстью. Но отец, как всегда это бывает, видел иное будущее для сына. Духовное или научное. Впрочем, это было подходящее для него поприще, так как по характеру мальчик был очень застенчивым. И это объяснялось его внешностью. Неуклюжестью. Только рядом с детьми, он будто оживал, фонтанировал идеями и мастерски сочинял истории. В его голове постоянно взрывались фейерверки невероятных идей. Только математика, наука для ума, могла усмирить постоянный мыслительный процесс в его умной голове.

Настоящей отдушиной для Кэрролла оказалась однажды встреча с девочками в парке, которые были дочками его коллеги. Играя с ними, он оттаивал душой. Это был праздник для замкнутого человека, который с детьми будто открывался сам себе. С маленькими девочками он не был ни застенчивым, не скованным. Мог дать волю своей фантазии и создать свой особый, ни на что не похожий мир. Одна из девочек, по имени Алиса, нравилась больше других, запала ему в душу, и он встречался с ней, когда она уже стала девушкой и вышла замуж. Фотографировал и написал специально для нее продолжение сказочной истории.

Чем были сказки для Кэрролла?

Согласитесь, это не обычные детские сказки. Скорее, головоломки, абсурдные и загадочные. Сказки, которые затягивают в логические лабиринты, и ты не устаешь их трактовать. Но и для самого Кэрролла эти сказки были своеобразным терапевтическим средством от снедающей его идеи. В чем она заключалась? Может быть, сам Кэрролл не смог бы определенно ответить на этот вопрос.

Возможно, он искал некую, находящуюся за гранью его понимания истину, которой владели дети. Ребенок свободен от взрослых барьеров, он умеет разрывать шаблоны и проникать в тайны мироздания. Кэрролл хотел поймать то ускользающее состояние беспечного и свободного от условностей детства, когда возможно, все что угодно, все, что пожелаешь. Состояние, освобождающее от определений, управляющих этим миром.

Такое состояние Кэрролл ищет в своих сказках. Он играет со словами и цифрами, с тем, что является универсальным материалом, с помощью которого люди пытаются объяснить все, что их окружает. И чувствует, что прав, потому что мир – это всего лишь матрица определений, он придуман нами, благодаря словам, называющим предметы и явления. Иной, настоящий мир далек от наших фантазий, он необозрим и недосягаем для разума, пытающегося придумать ему жесткие шаблоны имен, формулировок и дефиниций. Кэрролл мечтал попасть в этот настоящий мир, вырваться из матрицы.

Читать еще:  Хавьер бардем и роберт дауни младший. Одинаковые звезды – разные улыбки

Хотел уйти от матрицы вещей,
От тьмы определений и условий,
От текстов, что погрязли в многословье.
И позабыл про логику вообще,
Не следовал ни праву, ни закону,
Мир не деля на женщин и мужчин,
Он истину не возлагал на щит.
Но выбраться из матрицы вещей
Не смог, не вытащил себя из этой мути,
Которая иллюзия по сути.
И в текстах растворился и исчез.

Мне почему-то кажется, что на подсознательном, интуитивном уровне, свободном от логики, математики и лингвистики, Льюис Кэрролл почувствовал, где находится тот портал, через который можно проникнуть за границы матрицы. Наметил направление. Для него это была та самая кроличья нора, в которую провалилась Алиса.

Многие видели в образе девочки самого Кэрролла, а в норе – сами понимаете, что… Особенно, если учесть, что Кэрролла тянуло к девочкам. Позднее его будут обвинять в порочных помыслах, приводить в качестве доказательства его фотографии, где запечатлены обнаженные и полуобнаженные девочки, с которыми дружил этот взрослый мужчина. Скорее всего, это только домыслы. Ведь все фотографии в викторианской Англии того времени можно было делать только с разрешения родителей и в их присутствии.

Вероятно, у Кэрролла были какие-то фантазии насчет малышек, в том числе, относительно Алисы Лиддел, которая стала прототипом его героини. Но тут важно другое. Мне кажется, он интуитивно чувствовал, что именно девочка (женщина меньше) и представляет собой этот незамутненный ничем портал в другое измерение. Она дарит его мужчине через свою черную дыру, которая может вывести куда угодно.

• Например, в темноту, если это касается уже взрослой женщины, которых Льюис Кэрролл знал немало, судя по всему. Но скрывал это от всех, доверяя правду только своим бумагам и письмам.
• Темная кроличья нора может вывести и в некий чудесный мир, в волшебную сказку. На это способна только чистая женщина, то есть девочка Алиса, с помощью которой и сам Кэрролл так мучительно хотел попасть за пределы матрицы.

Его личная жизнь не дала ему такой возможности. Он, как утверждают исследователи, до конца дней остался девственником (во всяком случае, родственники изо всех сил старались изобразить его таким, уничтожая неподходящие записки), да и посвящение в сан требовало безбрачия. Он не был женат, у него не было детей, хотя, судя по сказкам, он их очень любил. Но Льюис Кэрролл всю жизнь искал выход из матрицы в ту чудесную страну, в которую можно проникнуть через выдуманную им кроличью нору или через зеркало. Ну, может быть, еще через нагромождение математических формул и решение немыслимо сложных уравнений.

Удивительно, но каждому из нас, Льюису Кэрроллу, в том числе, предоставлена такая возможность без всех этих мучительных поисков. И эта возможность открывается в любви. Безусловной и безграничной. В том ощущаемом на подсознательном уровне проникновении в иное измерение, которое мы испытываем в минуты счастья, экстаза, эйфории. Туда могут проникать поэты и музыканты, люди, способные творить свой собственный мир с помощью звуков, знаков и слов. Туда легко попадают влюбленные. Дело даже не в сексе. Просто с его помощью это сделать легче.

Так что же этот сказочник искал?
За черною дырой освобожденья,
Которая на буковки не делит
Песчинку, утонувшую в песках.
Свободен от законов и условий,
Он, созданный из плоти и тоски,
Хотел понять, о чем грустят пески,
Текущие в клепсидрах послесловий.

Изначально мы все можем творить этот мир по своему усмотрению. Сейчас уже ни для кого не новость набившие оскомину фразы: «Мысль материальна!» «Внешнее равно внутреннему!» «О чем мы думаем, то с нами и происходит!» Многие, зная эти фразы, на практике их еще не почувствовали. Но кое-кому уже удалось шагнуть за матрицу, понять, что все вокруг – это лишь продукт нашего воображения, мысли и слова.

О том, что мира не существует, давно известно. Эта идея не нова. Экзистенциалисты считают, что он появляется только в нашем воображении и приобретает реальные черты тогда, когда мы даем ему определения. То есть, называя предметы, мы даем им возможность стать действительностью. Данные нами названия и определения формируют то, что нас окружает.

Создается такое впечатление, что Кэрролл бродил где-то очень близко. Недаром он так внимательно относился к слову и математическому анализу. Собственно, к тому, с помощью чего человек и может сформировать этот мир, назвав и определив его очертания.

Как вы думаете, почему между людьми постоянно возникают противоречия, конфликты и войны? Потому что люди не могут договориться об определениях, то есть о правильном толковании тех или иных слов. Как только они это сделают, конфликты исчезнут.

Слово и является, на мой взгляд, тем универсальным порталом в иной мир, который так искал Льюис Кэрролл.

Кстати, не случайно Кэрролл увлекся фотографией. Она давала возможность поймать мгновение. Запечатлеть его, материализовать, так же, как материализует слово, этот придуманный нами мир. Он очень любил фотографировать девочек. Будто ему хотелось понять, являются ли они реальными людьми или его фантазиями. «Жизнь – это всего лишь сон», – так заканчивает Льюис Кэрролл свою книгу. Так, может быть, он прав.

Льюис Кэрролл

Биография

Льюис Кэрролл появился на свет в деревушке Дарсбери в английском графстве Чешир 27 января 1832 года. Его отцом стал приходской священник, он же занимался образованием Льюиса, как и других своих детей. В общей сложности в семье Кэрроллов родились четыре мальчика и семь девочек. Льюис проявлял себя достаточно умным и сообразительным учеником.

Кэрролл был левшой, что в девятнадцатом веке воспринималось религиозными людьми не так спокойно, как сейчас. Мальчику запрещали писать левой рукой и заставляли его использовать правую, что стало причиной психологической травмы и привело к небольшому заиканию. Некоторые исследователи утверждают, что Льюис Кэрролл – аутист, однако точных сведений об этом нет.

Льюис Кэрролл

В двенадцатилетнем возрасте Льюис начал учиться в частной грамматической школе, расположенной неподалеку от Ричмонда. Ему нравились преподаватели и одноклассники, а также царившая в небольшом учебном заведении атмосфера. Однако в 1845 году мальчика перевели в фешенебельную публичную школу Рагби, где большое значение придавалось физической подготовке мальчиков и привитию им христианских ценностей.

Читать еще:  Когда ум с сердцем не в ладу. "ум с сердцем не в ладу" - сочинение

Эта школа юному Кэрроллу понравилась значительно меньше, однако он неплохо учился в ней на протяжении четырех лет и даже продемонстрировал хорошие способности к богословию и математике.

Льюис Кэрролл в молодости

В 1850 году молодой человек поступил в колледж Крайст-Черч при Оксфордском университете. В целом он учился не слишком хорошо, однако по-прежнему показывал выдающиеся математические способности. Через несколько лет Льюис получил звание бакалавра, а затем начал читать в Крайст-Черч собственные лекции по математике. Он занимался этим более двух с половиной десятков лет: работа лектором приносила Кэрроллу хороший заработок, хотя он и находил ее весьма скучной.

Поскольку учебные заведения в те времена были тесно взаимосвязаны с религиозными организациями, заступив на должность лектора, Льюис обязан был принять духовный сан. Чтобы не работать в приходе, он согласился принять сан диакона, отказавшись от полномочий священника. Еще во время обучения в колледже Кэрролл начал писать небольшие рассказы и стихи, и тогда же он придумал себе этот псевдоним (на самом деле настоящее имя писателя — Чарльз Лютвидж Доджсон).

Сотворение Алисы

В 1856 году в колледже Крайст-Черч сменился декан. Для работы в этой должности в Оксфорд приехал филолог и лексикограф Генри Лидделл, а также его жена и пятеро детей. Льюис Кэрролл вскоре подружился с семейством Лидделлов и стал их верным приятелем на долгие годы. Именно одна из дочерей супружеской четы, Алиса, которой в 1856 году было четыре года, и стала прототипом всем хорошо известной Алисы из самых знаменитых произведений Кэрролла.

Первое издание книги “Алиса в Стране Чудес”

Писатель нередко рассказывал детям Генри Лидделла забавные сказки, персонажей и события которых он сочинял на ходу. Как-то летом 1862 года во время лодочной прогулки маленькая Алиса Лидделл попросила Льюиса, чтобы он в очередной раз сочинил интересную историю для нее и ее сестер Лорины и Эдит. Кэрролл с удовольствием взялся за дело и рассказал девочкам захватывающую сказку о приключениях маленькой девочки, попавшей через нору Белого Кролика в Подземную Страну.

Алиса Лиделл — прототип знаменитого сказочного персонажа

Чтобы девочкам было интереснее слушать, он сделал главную героиню похожей на Алису по характеру, а также добавил некоторым второстепенным персонажам характерные черты Эдит и Лорины. Маленькая Лидделл была в восторге от рассказа и потребовала, чтобы писатель записал его на бумаге. Кэрролл сделал это лишь после нескольких напоминаний и торжественно вручил Алисе рукопись под названием «Приключения Алисы под землей». Несколько позже он взял эту первую историю за основу своих известных книг.

Книги

Свои культовые произведения – «Алиса в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье» — Льюис Кэрролл написал в 1865 и 1871 годах соответственно. Его манера написания книг не была похожа ни на один из существовавших на тот момент писательских стилей. Как человек очень творческий, с богатым воображением и внутренним миром, а также как выдающийся математик с прекрасным пониманием логики он создал особый жанр «парадоксальной литературы».

Иллюстрация к сказке “Алиса в Стране Чудес”

Его персонажи и те ситуации, в которые они попадают, вовсе не призваны поразить читателя нелепостью и абсурдом. На самом деле все они следуют определенной логике, причем сама эта логика и доведена до абсурда. В необычной, порой даже анекдотичной форме Льюис Кэрролл тонко и изящно затрагивает множество философских вопросов, рассуждает о жизни, мире и нашем месте в нем. В результате книги получились не только занимательным чтивом для детей, но и мудрыми сказками для взрослых.

Неповторимый стиль Кэрролла появляется и в других его произведениях, хотя они и не были столь популярны, как рассказы об Алисе: «Охота на Снарка», «Сильви и Бруно», «Истории с узелками», «Полуночные задачи», «Евклид и его современные соперники», «Что черепаха сказала Ахиллу», «Аллен Браун и Карр».

Писатель Льюис Кэрролл

Некоторые утверждают, что Льюис Кэрролл и его мир не были бы столь необычными, если бы писатель не употреблял опиум на регулярной основе (он страдал от сильных мигреней, а также по-прежнему достаточно заметно заикался). Однако в то время опийная настойка была популярным лекарством от многих заболеваний, ее употребляли даже при легких головных болях.

Современники рассказывали, что писатель был «человеком с причудами». Он вел достаточно активную светскую жизнь, но при этом страдал от необходимости соответствовать определенным социальным ожиданиям и отчаянно жаждал вернуться в детство, где все было проще и можно было в любой ситуации оставаться самим собой. Некоторое время он даже страдал бессонницей, а все свободное время тратил на многочисленные исследования. Он действительно верил в выход за пределы известной нам реальности и пытался постичь что-то большее, чем могла предложить наука того времени.

Математика

Чарльз Доджсон действительно был одаренным математиком: возможно, отчасти поэтому загадки его текстов столь сложны и многообразны. Когда автор не писал свои шедевральные книги, он нередко занимался математическими работами. Конечно, он не стал в один ряд с Эваристом Галуа, Николаем Лобачевским или Янушем Бойяи, однако, как отмечают современные исследователи, делал открытия в сфере математической логики, опережающие свое время.

Математик Льюис Кэрролл

Льюис Кэрролл разработал собственную графическую технику для нахождения решения логических задач, которая была гораздо более удобной, нежели использовавшиеся в те времена диаграммы. Кроме того, сказочник виртуозно решал «сориты» — особые логические задачи, состоящие из последовательности силлогизмов, изъятие заключений одного из которых становится предпосылкой для другого, при этом все оставшиеся посылки в такой задаче были перемешаны.

Фотография

Еще одним серьезным увлечением писателя, отвлечь от которого его могли только собственные сказки и герои, стала фотография. Манеру его исполнения фото относят к стилю пикториализма, отличающегося постановочной манерой съемок и монтажом негативов.

Больше всего Льюис Кэрролл любил фотографировать детей. Он был хорошо знаком с другим популярным фотографом тех времен – Оскаром Рейландером. Именно Оскар сделал один из лучших фотопортретов писателя, впоследствии ставший классикой фотоискусства середины 1860-х годов.

Личная жизнь

Писатель вел весьма активную светскую жизнь, в том числе, нередко был замечен в обществе различных представительниц прекрасного пола. Поскольку одновременно с этим он носил звание профессора и дьякона, семья старалась всячески вразумить не желавшего остепениться Льюиса или хотя бы скрыть истории его бурных похождений. Поэтому после смерти Кэрролла его история его жизни тщательно ретушировалась: современники стремились создать образ добродушного сказочника, который очень любил детей. Впоследствии это их стремление сыграло с биографией Льюиса злую шутку.

Льюис Кэрролл и дети

Кэрролл действительно очень любил детей, в том числе, в кругу его общения периодически оказывались маленькие девочки – дочери друзей и коллег. К сожалению, женщину, на которую он мог бы примерить статус «жена», и которая родила бы ему своих собственных детей, Кэрролл так и не нашел. Поэтому в 20 веке, когда переворачивать вверх дном биографии известных людей и искать в их поведении фрейдистские мотивы стало очень модно, сказочника начали обвинять в таком преступлении, как педофилия. Некоторые особо рьяные сторонники этой идеи даже пытались доказать, что Льюис Кэрролл и Джек Потрошитель – это один и тот же человек.

Читать еще:  Что такое описание в. Тип речи: описание, повествование, рассуждение

Никаких подтверждений подобным теориям найдено не было. Более того: все письма и рассказы современников, в которых писателя выставляли любителем маленьких девочек, впоследствии были разоблачены. Так, Рут Гэмлен заявляла, что писатель пригласил в гости «застенчивого ребенка лет 12» Изу Боумен, тогда как в действительности девушке на тот момент было не менее 18 лет. Аналогичным образом обстоит ситуация и с другими якобы малолетними подружками Кэрролла, которые на самом деле были вполне совершеннолетними.

Смерть

Писатель скончался 14 января 1898 года, причина смерти – воспаление легких. Его могила расположена в Гилфорде, на кладбище Восхождения.

Льюис Кэрролл: любопытные факты

14 января 1898 года скончался Льюис Кэрролл, английский писатель и математик. Diletant.media решил вспомнит самые яркие истории, связанные с ним или его жизнью.

1. После прочтения «Алисы в Стране Чудес» и «Алисы в Зазеркалье» королева Виктория пришла в восторг и потребовала принести ей остальные работы этого чудесного автора. Просьбу королевы, конечно, выполнили, но остальные работы Доджсона были целиком и полностью посвящены… математике. Самые известные книги — это «Алгебраический разбор пятой книги Евклида» (1858, 1868), «Конспекты по алгебраической планиметрии» (1860), «Элементарное руководство по теории детерминантов» (1867), «Евклид и его современные соперники» (1879), «Математические курьёзы» (1888 и 1893) и «Символическая логика» (1896).

2. В англоязычных странах сказки Кэрролла занимают третье место среди наиболее цитируемых книг. Первое место заняла Библия, второе — произведения Шекспира.

3. Первый оксфордский тираж «Алисы в Стране Чудес» был полностью уничтожен по желанию автора. Кэрроллу не понравилось качество издания. При этом писателя совершенно не интересовало качество издания в других странах, например, в Америке. В этом вопросе он полностью положился на издателей.

4. В Викторианской Англии быть фотографом было совсем непросто. Процесс фотосъемки был необычайно сложным и трудоемким: фотографии нужно было снимать с огромной выдержкой, на стеклянные пластинки, покрытые коллодиевым раствором. После съемки пластинки нужно было очень быстро проявлять. Талантливые фотографии Доджсона долго оставались неизвестны широкой публике, но в 1950 году вышла книга «Льюис Кэрролл — фотограф».

5. Во время одной из лекций Кэрролла у одного из студентов случился приступ эпилепсии, а Кэрролл смог помочь. После этого случая Доджсон всерьез заинтересовался медициной, и он приобрел и изучил десятки медицинских справочников и книг. Чтобы проверить свою выдержку, Чарльз присутствовал на операции, где пациенту ампутировали ногу выше колена. Увлечение медициной не прошло незамеченным — в 1930 году в больнице Святой Марии было открыто детское отделение имени Льюиса Кэрролла.

6. В Викторианской Англии ребенок до 14 лет считался асексуальным и бесполым. А вот общение взрослого мужчины с молодой девушкой могло разрушить ее репутацию. Многие исследователи полагают, что из-за этого девочки занижали свой возраст, рассказывая о дружбе с Доджсоном. О невинности этой дружбы можно судить и по переписке Кэрролла с повзрослевшими подружками. Ни одно письмо не намекает на какие-то любовные чувства со стороны писателя. Напротив, они содержат рассуждения о жизни и носят совершенно дружеский характер.

7. Исследователи никак не могут сказать точно, каким человеком в жизни был Льюис Кэрролл. С одной стороны, он тяжело заводил знакомства, а его студенты считали его самым скучным преподавателем в мире. Но другие исследователи говорят о том, что Кэрролл вовсе не был застенчивым и считают писателя известным дамским угодником. Они считают, что родственники просто не любили упоминать об этом.

8. Льюис Кэрролл очень любил писать письма. Он даже поделился своими мыслями в статье «Восемь или девять мудрых слов о том, как писать письма». А в 29 лет писатель завел журнал, в котором фиксировал всю входящую и исходящую корреспонденцию. За 37 лет в журнале было зарегистрировано 98 921 письмо.

9. Кроме обвинения в педофилии, Льюис Кэрролл был подозреваемым по делу о Джеке Потрошителе — серийном убийце, который так и не был пойман.

10. Неизвестна точная дата той памятной лодочной прогулки по Темзе, по время которой Кэрролл рассказал свою историю про Алису. Принято считать, что «июльский полдень золотой» — это 4 июля 1862 года. Однако журнал Английского Королевского метеорологического общества сообщает, что 4 июля 1862 года с 10:00 за сутки выпало 3 см осадков, причем основное количество — с 14:00 поздней ночи.

11. Настоящей Алисе Лидделл пришлось продать первый рукописный вариант книги «Приключения Алисы под землей» за 15400 фунтов стерлингов в 1928 году. Ей пришлось это сделать, ведь ей нечем было платить за дом.

12. Существует синдром Алисы в Стране Чудес. Во время острого приступа определенного типа мигрени люди ощущают себя или окружающие объекты непропорционально маленькими или большими и не может определить расстояние до них. Эти ощущения могут сопровождаться головной болью или проявляться самостоятельно, а приступ может длиться месяцами. Помимо мигреней причиной синдрома Алисы в Стране чудес может быть опухоль головного мозга или прием психотропных препаратов.

13. Чарльз Доджсон страдал бессонницей. Пытаясь отвлечься от грустных мыслей и уснуть, он выдумывал математически головоломки, и сам же их решал. Свои «полуночные задачи» Кэрролл выпустил отдельной книгой.

14. Льюис Кэрролл провел в России целый месяц. Он все-таки был диаконом, а в то время православная и англиканская церковь пыталась наладить прочные контакты. Вместе с другом-богословом Лиддоном он встретился с митрополитом Филаретом в Сергиевом Посаде. В России Доджсон посетил Санкт-Петербург, Сергиев Посад, Москву и Нижний Новгород, и нашел путешествие захватывающим и познавательным.

15. У Кэрролла было два страстных увлечения — фотография и театр. Он, будучи знаменитым писателем, лично присутствовал на репетициях своих сказок, проявляя глубокое понимание законов сцены.

16. Во времена Льюиса Кэрролла мастера по изготовлению фетровых шляп подолгу работали с парами ртути. Отравление ртутью часто проявлялось в таких симптомах, как несвязная речь, потеря памяти, тремор, что нашло отражение в поговорке «Mad as a hatter» («Безумен как шляпник»). Именно поэтому Шляпник из «Алисы в Стране чудес», он же Болванщик, представлен безумным.

Источники:

http://www.myjane.ru/articles/text/?id=17900
http://24smi.org/celebrity/4152-liuis-kerroll.html
http://diletant.media/articles/27333952/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector