1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Черт ли сладит с бабой гневной. Пушкин сказка о мертвой царевне

Сказка о мертвой царевне и семи богатырях А. С. Пу

Авторы — Н.В.Суздальцева, А.Васляева
В этой статье попробуем доказать, что «Сказка о мертвой царевне» А.С.Пушкина является по жанру православной сказкой, сочетающей в себе черты рождественской и пасхальной сказки одновременно.
СИМВОЛИЧЕСКОЕ НАЧАЛО
Пушкинская сказка начинается с трагедии разрушения семьи: с прощания царя с царицей, долгим (9 месяцев!) отсутствием царя, страданием и страхом оставшейся в одиночестве и ждущей рождения первого ребенка молодой царицы:

Царь с царицею простился,

В путь-дорогу снарядился,

И царица у окна

Села ждать его одна.

Ждет пождет с утра до ночи,

Смотрит в поле, инда очи

С белой зори до ночи;

Не видать милого друга!

Только видит: вьется вьюга,

Снег валится на поля,

Вся белешенька земля.
Девять месяцев включают в себя и весну, и лето, и зиму, но для царицы в отсутствии любимого время остановилось. В ее сердце одно время — зима, вьюга, холод. Пушкин использует образ вьюги не как обозначения времени года, а как символ душевного холода и постепенного духовного умирания.
Образ вьюги символичен еще и тем, что у Пушкина он всегда выступает как символ бесовства, искушения. Пример тому стихотворение «Бесы», повесть «Метель» или роман «Капитанская дочка» (встреча главного героя с разбойником Пугачевым в метель). А вот цитата из «Бесов»:

Вьюга злится, вьюга плачет;

Кони чуткие храпят;

Вот уж он далече скачет;

Лишь глаза во мгле горят;

Кони снова понеслися;

Вижу: духи собралися

Средь белеющих равнин.

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре.

Таким образом, в начале сказки мы видим не только начало разрушения семьи, но и разрушения всего мира, потому что, во-первых, семья – это основа русского православного космоса, а во-вторых, потому что главные герои не простые люди, а царь с царицей. Разрушение царской семьи грозит разрушением нравственных основ всего государства. Тем более, что мы не знаем по каким государственным делам оставляет царь свою ждущую ребенка супругу – война ли это как защита государства, как завоевательный поход или просто долгое заграничное путешествие. В любом случае расставание супругов в начале сказки приводит не к радости встречи, а к еще большей трагедии – смерти царицы. Мир на грани катастрофы. И вот тут-то в последние дни жизни царицы Бог посылает разрушающемуся миру крохотный лучик надежды – рождение дочери.

Вот в сочельник в самый, в ночь

Бог дает царице дочь.

Царевна рождается в символичное время – в Рождество, в то же время, что сам Христос! Это не может быть случайным совпадением, Пушкин сам выбирает такое время для рождения своей героини. Как Христос приходит для спасения этого мира, так и царевна, рожденная в Рождество, символ надежды этого мира на спасение. Но пока царевна еще мала, она еще растет, а мир только множится грехами – через год после смерти жены царь женится на молодой царице.

Долго царь был неутешен,

Но как быть? и он был грешен.

1. Самым главным доказательством того, что «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» настоящая православная сказка (то есть космос ее православный и герои ее живут и судятся автором по христианским заповедям), является упоминание Пушкиным Бога в самых ключевых моментах сказки. Все в сказочном мире Пушкина происходит по воле Божьей, все герои вспоминают Бога в критические и ответственные моменты. Само рождение царевны происходит по воле Бога:

Вот в сочельник в самый, в ночь

Бог даёт царице дочь

2. Следующий раз Бог упоминается в один из самых страшных моментов сказки – когда злая царица приказывает сенной девушке Чернавке свести царевну в лес и «связав ее, живую под сосной оставить там на съедение волкам». Чернавка заводит царевну в лесную глушь, но отпускает со словами:

Читать еще:  Что такое ремарк. Что такое ремарка в литературе: примеры и определение

«Не кручинься, Бог с тобой».

Слова, сказанные Чернавкой, имеют двойное значение: и переносное, фразеологическое, зафиксированное в словарях, и прямое.

Учебный фразеологический словарь. — М.: АСТ. Е. А. Быстрова, А. П. Окунева, Н. М. Шанский. 1997:

«Бог с тобой и открыл ребенок глаза свои». Сравним: в пушкинской сказке Елисей отправляется на поиски невесты также «помолясь усердно Богу», а, найдя её в пещере, свершает чудо: «И о гроб невесты милой Он ударился всей силой. Гроб разбился. Дева вдруг Ожила. Глядит вокруг Изумленными глазами…». Несомненно, Пушкин как христианин прекрасно знал Священное писание, тем более что православная церковь поминает пророка Елисея. И христианский миф о пророке Елисее и значение его имени (в переводе с еврейского означает коего спасение Бог) точно вписываются в сюжет сказки о торжестве добродетельной любви над ненавистью, жизни над смертью, света над тьмой: «В руки он её берет И на свет из тьмы несет». Невольно возникают ассоциации с житийным сюжетом о Петре и Февронии.

Но функции образа королевича Елисея не исчерпываются любовным сюжетом. Елисей – спаситель царства от разрушения, от гибели, от власти бесов. Поэтому сразу после похорон царицы – свадьба: злая мачеха находится за пределами православного пространства. А Елисей и царевна – по сути дела венчаются и на царство. В финале нет и намека на конец света. Наоборот – возрождается власть, основанная на христианских идеалах. Поэтому и пир, какого не видал «никто с начала мира». Таким образом, сказка завершается напоминанием о событии, с которого и началась – с Рождества Христова.

Образ злой царицы

На примере злой мачехи Пушкин нам рассказывает историю постепенного духовного падения человека. Это особенно становится очевидным, если сравнить героиню Пушкина с злой царицей из сказки братьев Гримм. В сказке А.С.Пушкина царица – это самый обыкновенный человек, правда, очень эгоистичный и завистливый. А королева братьев Гримм — это не просто грешный человек, а настоящая ведьма. Русская царица пыталась погубить царевну не сама, а через других людей (чернавка, черница). А у братьев Гримм королева все делала сама. И когда она велела егерю убить Белоснежку, то приказала принести ещё и её внутренние органы и съела потом их! Царица же просто велела чернавке отвести царевну в лес и не убивать, а просто привязать к дереву. В пушкинской сказке, в отличие от европейской, нет никаких мистических сил, колдовства. В «Белоснежке» семь гномов – это явно фантастические существ, которые непонятно то ли добрые, то ли злые. А в «Мертвой царевне» видно, что богатыри — это люди, да к тому же «добрые», то есть честные, православные.

Пушкина интересует не фантастика, волшебство и мистика, а человеческие отношения и история человеческой души. В начале сказки злая царица еще вовсе не злая, а только лишь своенравная:

Правду молвить, молодица

Уж и впрямь была царица:

Высока, стройна, бела,

И умом и всем взяла;

Но зато горда, ломлива,

Своенравна и ревнива.

Но она умеет быть и другой – почти доброй и веселой, правда, не со всеми, а лишь с зеркальцем:

Ей в приданое дано

Было зеркальце одно:

Свойство зеркальце имело:

Говорить оно умело.

С ним одним она была

С. ним приветливо шутила…

Причем, это зеркальце ей дано было в приданное, то есть досталось от родителей. И кто знает историю царицы до замужества! Может, ее своенравность – это следствие неправильного воспитания.

Но вот один грех – гордость — влечет за собой другой – зависть. Царица позавидовала красоте царевны («Черной зависти полна»). И вот зависть уже впускает новый грех – гнев («Черт ли сладит с бабой гневной?») и толкает на настоящее преступление – отвести царевну в лес на съедение волкам. И вот только после этого злодеяния Пушкин и наделяет свою героиню эпитетом – «царица злая». Одно злодейство влечет за собой другое, еще более ужасное: завести царевну в глушь и бросить ее на съедение зверям – это одно, здесь как бы инсценируется несчастный случай, а дать яду руками монахини – это уже и прямое убийство, да еще и клевета на православных людей, то есть на Бога! А когда царевна возвращается домой, царица от злости умирает, даже, может, и не от злости, а от самого страшного греха – уныния, от которого вешается нераскаявшийся Иуда:

Читать еще:  Художник пейзажист шишкин краткая биография. Иван иванович шишкин

Тут ее тоска взяла,

И царица умерла.

Таким образом, Пушкин показывает нам духовное падение человека именно с христианской точки зрения.

По жанру пушкинскую сказку нужно рассматривать как один из первых (если не первый) образец русской пасхальной и одновременно рождественской сказки. В литературоведческом словаре читаем: «Традиционный рождественский рассказ имеет светлый и радостный финал, в котором добро неизменно торжествует. Герои произведения оказываются в состоянии духовного или материального кризиса, для разрешения которого требуется чудо. Чудо реализуется здесь не только как вмешательство высших сил, но и счастливая случайность, удачное совпадение, которые тоже в парадигме значений календарной прозы видятся как знак свыше. Часто в структуру календарного рассказа входит элемент фантастики, но в более поздней традиции, ориентированной на реалистическую литературу, важное место занимает социальная тематика». Этим критериям рождественского рассказа соответствует и сказка Пушкина: царевна рождается в канун Рождества в момент духовного кризиса мира и семьи как надежда на будущее искупление, пройдя через ряд искушений, герои добираются до радостного финала, где «добро неизменно торжествует».

Однако пушкинская сказка – это еще и пасхальная сказка, потому что главная героиня – мертвая царевна. Она схожа с Христом не только днем рождения, но и судьбой: ей суждено умереть и воскреснуть. И вместе с ней воскресает весь православный мир сказки.

Основателем жанра рождественского рассказа принято считать Чарльза Диккенса, который в 1843 году написал «Рождественскую песнь в прозе» Рождественские рассказы и повести задумывались Диккенсом как своеобразные проповеди человечности, любви, добра, призыв изменить жестокий мир через собственное преображение. Затем Диккенс решает писать по рассказу к каждому Рождеству. В 1844 выходят «Колокола», в 1845 — рождественская повесть «Сверчок за очагом», в 1847 — «Одержимый, или Сделка с призраком». Однако Диккенс написал свою историю в 1843 году, а Пушкин создал свою сказку на целых десять лет раньше – в 1833 в Болдино! То есть получается, что это именно Александр Сергеевич Пушкин – основатель жанра рождественской и пасхальной сказки! И не только в русской литературе, а и в мировой!

Александр Пушкин
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях

Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Черт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,
Что царевна догадалась
И до смерти испугалась,
И взмолилась: «Жизнь моя!
В чем, скажи, виновна я?
Не губи меня, девица!
А как буду я царица,

Я пожалую тебя».
Та, в душе ее любя,
Не убила, не связала,
Отпустила и сказала:
«Не кручинься, Бог с тобой».
А сама пришла домой.
«Что? – сказала ей царица, –
Где красавица девица?»
– Там, в лесу, стоит одна, –
Отвечает ей она, –
Крепко связаны ей локти;
Попадется зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,
Легче будет умереть.

И молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней.
Королевич Елисей,
Помолясь усердно Богу,
Отправляется в дорогу
За красавицей душой,
За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем все шла да шла
И на терем набрела.
Ей навстречу пес, залая,
Прибежал и смолк, играя;
В ворота вошла она,
На подворье тишина.
Пес бежит за ней, ласкаясь,
А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась,
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.
Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Знать, не будет ей обидно.

Никого меж тем не видно.
Дом царевна обошла,
Все порядком убрала,
Засветила Богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась
И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.
Старший молвил: «Что за диво!
Все так чисто и красиво.
Кто-то терем прибирал
Да хозяев поджидал.
Кто же? Выдь и покажися,
С нами честно подружися;
Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли красная девица,
Будь нам милая сестрица».

Читать еще:  Как нарисовать попроще лису. Легкие способы нарисовать карандашом лису

И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,
Что-де в гости к ним зашла,
Хоть звана и не была.
Вмиг по речи те спознали,
Что царевну принимали;
Усадили в уголок,
Подносили пирожок,
Рюмку полну наливали,
На подносе подавали.
От зеленого вина
Отрекалася она;

Пирожок лишь разломила,
Да кусочек прикусила,
И с дороги отдыхать
Отпросилась на кровать.
Отвели они девицу

Вверх во светлую светлицу
И оставили одну,
Отходящую ко сну.

День за днем идет, мелькая,
А царевна молодая
Все в лесу, не скучно ей
У семи богатырей.
Перед утренней зарею
Братья дружною толпою
Выезжают погулять.
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сарачина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях Текст

Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Черт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,
Что царевна догадалась
И до смерти испугалась,
И взмолилась: «Жизнь моя!
В чем, скажи, виновна я?
Не губи меня, девица!
А как буду я царица,

Я пожалую тебя».
Та, в душе ее любя,
Не убила, не связала,
Отпустила и сказала:
«Не кручинься, Бог с тобой».
А сама пришла домой.
«Что? – сказала ей царица, –
Где красавица девица?»
– Там, в лесу, стоит одна, –
Отвечает ей она, –
Крепко связаны ей локти;
Попадется зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,
Легче будет умереть.

И молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней.
Королевич Елисей,
Помолясь усердно Богу,
Отправляется в дорогу
За красавицей душой,
За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем все шла да шла
И на терем набрела.
Ей навстречу пес, залая,
Прибежал и смолк, играя;
В ворота вошла она,
На подворье тишина.
Пес бежит за ней, ласкаясь,
А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась,
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.
Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Знать, не будет ей обидно.

Никого меж тем не видно.
Дом царевна обошла,
Все порядком убрала,
Засветила Богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась
И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.
Старший молвил: «Что за диво!
Все так чисто и красиво.
Кто-то терем прибирал
Да хозяев поджидал.
Кто же? Выдь и покажися,
С нами честно подружися;
Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли красная девица,
Будь нам милая сестрица».

И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,
Что-де в гости к ним зашла,
Хоть звана и не была.
Вмиг по речи те спознали,
Что царевну принимали;
Усадили в уголок,
Подносили пирожок,
Рюмку полну наливали,
На подносе подавали.
От зеленого вина
Отрекалася она;

Пирожок лишь разломила,
Да кусочек прикусила,
И с дороги отдыхать
Отпросилась на кровать.
Отвели они девицу

Вверх во светлую светлицу
И оставили одну,
Отходящую ко сну.

День за днем идет, мелькая,
А царевна молодая
Все в лесу, не скучно ей
У семи богатырей.
Перед утренней зарею
Братья дружною толпою
Выезжают погулять.
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сарачина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч

Источники:

http://www.proza.ru/2016/11/26/939
http://fictionbook.ru/author/aleksandr_sergeevich_pushkin/skazka_o_mertvoyi_carevne_i_o_semi_bogatiyryah_ru/read_online.html?page=2
http://pda.litres.ru/aleksandr-pushkin/skazka-o-mertvoy-carevne-i-o-semi-bogatyryah/chitat-onlayn/page-2/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector