30 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое прозаическая речь в литературе определение. Прозаические произведения

Прозаическое произведение

Содержание

  1. Определение
  2. Особенности
  3. Жанры
  4. Что мы узнали?

Бонус

  • Тест по теме

Определение

Прозаическое произведение – это произведение, написанное без рифмы.

Прозаическое произведение не всегда является художественным произведением.

Особенности

Главное отличие прозаического произведения от поэтического заключается в отсутствии рифмы.

В большинстве случаев прозаическое произведение от поэтического можно отличить по форме: прозаическое произведение, как правило, имеет нестихотворную форму. Однако данная характеристика не единственная для определения того, прозаическое перед нами произведение или нет.

В прозаическом произведении, в отличие от поэтического, описываются конкретные явления, которые были в прошлом реально или вымышленно. Для поэзии важны чувства, для прозы – четкое описание изображаемого.

Прозаическое произведение эпично по своей природе.

В прозаическом произведении у автора насчитывается больше средств для выражения своей идеи и своего замысла.

Прозаические произведения усваиваются и понимаются читателями намного проще, чем поэтические произведения.

Рис. 1. Особенности прозаических произведений.

Жанры

В литературе существуют следующие прозаические жанры: роман, повесть, рассказ, новелла, очерк, мемуары, дневник, басня, притча, сказка, предание и др.

Все эти жанры имеют свои особенности, но объединяет их отсутствие рифмы и конкретика описания.

В русской литературе есть примеры соединения прозы и поэзии: роман в стихах А. С. Пушкина «Евгений Онегин», поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души», стихотворения в прозе И. С. Тургенева. Данные примеры показывают, что границы между прозаическим и поэтическим текстом условны.

Что мы узнали?

Прозаическое произведение – это произведение, написанное без рифмы. Главное отличие от поэтического произведения заключается в отсутствии рифмы. Прозаическое произведение имеет нестихотворную форму, но это не всегда так. Для прозаического произведения характерно описание конкретных явлений, четкое описание изображаемого, так как прозаическое произведение эпично по своей природе. Существует такие прозаические жанры, как роман, повесть, рассказ, новелла, очерк, мемуары, дневник, басня, притча, сказка, предание и др.

Что такое прозаическая речь в литературе определение. Прозаические произведения

ПРОЗА — антоним стиха и поэзии, формально — обычная речь, не разделенная на выделенные соизмеримые отрезки — стихи, в плане эмоционально-смысловом — нечто приземленное, обыкновенное, заурядное. Фактически же доминирующая форма в литературе двух, а в Западной Европе — трех последних столетий.

Еще в XIX в. всю художественную литературу, прозаическую в том числе, называли поэзией. Сейчас поэзией называют только стихотворную литературу.

Древние греки считали, что поэзия пользуется особой речью, украшенной согласно правилам, которые излагает ее теория — поэтика. Стих был одним из элементов этого украшения, отличия речи поэзии от обиходной речи. Украшенной речью, но по другим правилам — не поэтики, а риторики — отличалось и ораторское искусство (русское слово “красноречие” буквально передает эту его особенность), а также историография, географические описания и философские сочинения. Античный роман как наименее “правильный” стоял ниже всего в этой иерархии, не очень принимался всерьез и не осознавался в качестве особого пласта литературы — прозы. В Средние века религиозная литература слишком отделялась от светской, собственно художественной, чтобы проза в той и в другой осознавалась как нечто единое. Средневековые развлекательные и даже назидательные произведения в прозе считались несопоставимыми с поэзией как таковой, по-прежнему стихотворной. Величайший роман эпохи Возрождения — “Гаргантюа и Пантагрюэль” Франсуа Рабле (1494-1553) — относился скорее к низовой литературе, связанной с народной смеховой культурой, чем к литературе официальной. М. Сервантес создавал своего “Дон Кихота” (1605, 1615) как пародийный роман, но реализация замысла оказалась гораздо более серьезной и значительной. Фактически это первый прозаический роман (пародируемые в нем рыцарские романы были в основном стихотворными), который был осознан как произведение высокой литературы и повлиял на расцвет западноевропейского романа более чем через столетие — в XVIII в.

В России непереводные романы появляются поздно, с 1763 г. К высокой литературе они не принадлежали, серьезный человек должен был читать оды. В пушкинскую эпоху иностранными романами XVIII в. увлекались молодые провинциальные дворянки вроде Татьяны Лариной, а отечественными — еще более невзыскательная публика. Ho сентименталист Н.М. Карамзин в 1790-е гг. уже ввел прозу в высокую литературу — в нейтральном и нерегламентирован-ном жанре повести, не входившем, как и роман, в систему признанных классицистических жанров, но и не отягощенном, как он, невыигрышными ассоциациями. Повести Карамзина стали поэзией в прозе. А.С. Пушкин даже в 1822 г. в заметке о прозе писал: “Вопрос, чья проза лучшая в нашей литературе? — Ответ: Карамзина”. Ho добавлял: “Это еще похвала не большая. ” 1 сентября того же года он в письме советовал князю П.А. Вяземскому всерьез заняться прозой. “Лета клонят к прозе. ” — замечал Пушкин, предвосхищая свои стихи в шестой главе “Евгения Онегина”: “Лета к суровой прозе клонят, / Лета шалунью-рифму гонят. ” Автора романтических повестей А.А. Бестужева (Марлинского) в письмах 1825 г. он дважды призывает взяться за роман, как потом Н.В. Гоголя — перейти от повестей к большому произведению. И хотя сам он печатно дебютировал в прозе лишь в 1831 г., одновременно с Гоголем (“Вечера на хуторе близ Диканьки”) и, как он, анонимно — “Повестями покойного Ивана Петровича Белкина”, благодаря прежде всего им двоим в 1830-е гг. в русской литературе наступил эпохальный перелом, уже произошедший на Западе: из преимущественно стихотворной она становится преимущественно прозаической. Процесс этот завершился в начале 1840-х гг., когда появились “Герой нашего времени” (1840) Лермонтова (вынашивавшего обширные замыслы в прозе) и “Мертвые души” (1842) Гоголя. Некрасов затем “прозаизирует” и стиль стихотворной поэзии.

Стихи на сравнительно длительный период вернули свое лидерство только на рубеже XIX-XX вв. (“Серебряный век” — в отличие от “золотого” пушкинского), и то лишь в модернизме. Модернистам противостояли сильные прозаики-реалисты: М. Горький, И.А. Бунин,

А.И. Куприн, И.С. Шмелев, А.Н. Толстой и др.; со своей стороны, символисты Д.С. Мережковский, Федор Сологуб, В.Я. Брюсов, Андрей Белый кроме стихов создавали принципиально новую прозу. Правда, и в Серебряном веке (Н.С. Гумилев), и значительно позже (И.А. Бродский) некоторые поэты ставили стихи гораздо выше прозы. Однако в классике XIX-XX столетий, как русской, так и западной, больше прозаиков, чем поэтов. Стихи почти совсем вытеснены из драмы и эпоса, даже из лиро-эпоса: во второй половине XX в. единственная русская поэма классического уровня — ахматовская “Поэма без героя”, по преимуществу лирическая и начатая автором еще в 1940 г. Стихи остались главным образом для лирики, а современная лирика к концу столетия, как и на Западе, потеряла массового, даже широкого читателя, осталась для немногих любителей. Вместо теоретически четкого разделения родов литературы — эпос, лирика, драма — в языке закрепилось нечеткое, но ставшее привычным: проза, поэзия, драматургия (хотя и ныне создаются лирические миниатюры в прозе, натужные поэмы и совсем уже нелепые драмы в стихах).

Читать еще:  Что такое подвиг своими. Подвиг народа: какой он? Что такое современный подвиг

Триумфальная победа прозы закономерна. Стихотворная речь откровенно условна. Уже Л.Н. Толстой считал ее совершенно искусственной, хотя и восхищался лирикой Тютчева и Фета. На небольшом пространстве интенсивного по мысли и чувству лирического произведения стихи выглядят более естественно, чем в пространных текстах. Стих обладает массой дополнительных выразительных средств по сравнению с прозой, но эти “подпорки” архаичны по своему происхождению. Во многих странах Запада и Востока современная поэзия пользуется почти исключительно верлибром (свободным стихом), не имеющим размера и рифм.

У прозы есть свои структурные преимущества. Гораздо менее способная, чем стих, воздействовать на читателя “музыкально”, она более свободна в выборе смысловых нюансов, оттенков речи, в передаче “голосов” разных людей. “Разноречие”, по М.М. Бахтину, прозе присуще в большей мере, чем стихам (см.: Речь художественная). Форма прозы аналогична другим свойствам и содержания, и формы литературы Нового времени. “В прозе — единство, кристаллизующееся из многообразия. В поэзии, напротив, — многообразие, развивающееся из ясно провозглашенного и непосредственно выраженного единства”. Ho для современного человека однозначная ясность, заявления “в лоб” в искусстве сродни банальности. Литература XIX и еще больше XX в. предпочитает как основной принцип единство сложное и динамическое, единство динамического многообразия. Это относится и к поэзии. По большому счету одна закономерность определяет единство женственности и мужественности в стихах А.А. Ахматовой, трагизма и ерничества в прозе А.П. Платонова, казалось бы, совершенно несочетаемых сюжетно-содержательных пластов — сатирического, демонического, “евангельского” и связующего их любовного — в “Мастере и Маргарите” М.А. Булгакова, романного и эпопейного в “Тихом Доне” М.А. Шолохова, нелепости и трогательности героя рассказа В.М. Шукшина “Чудик” и т.д. При этой сложности литературы проза обнаруживает свою собственную сложность по сравнению со стихами. Вот почему Ю.М. Лотман выстроил такую последовательность от простого к сложному: “разговорная речь — песня (текст + мотив) — “классическая поэзия” — художественная проза”. При развитой культуре речи “уподобление” языка литературы обиходному языку сложнее, чем ясное, прямолинейное “расподобление”, каким изначально была стихотворная речь. Так учащемуся рисовать труднее нарисовать натуру похоже, чем непохоже. Так реализм потребовал большего опыта от человечества, чем дореалистические направления в искусстве.

He следует думать, что ритмом обладает только стих. Довольно ритмична разговорная речь, как и нормальные человеческие движения, — она регулируется ритмом дыхания. Ритм — это регулярность каких-то повторений во времени. Конечно, ритм обычной прозы не столь упорядочен, как стихотворный, непостоянен и непредсказуем. Есть более ритмичная (у Тургенева) и менее ритмичная (у Достоевского, Л.Н. Толстого) проза, но никогда она не бывает совершенно никак не упорядоченной. Синтаксически выделяющиеся короткие отрезки текста не предельно разнятся между собой по длине, нередко они два и больше раз подряд ритмически одинаково начинаются или оканчиваются. Заметно ритмична фраза о девушках в начале горьковской “Старухи Изергиль”: “Их волосы, / шелковые и черные, / были распущены, / ветер, теплый и легкий, / играя ими, / звякал монетами, / вплетенными в них”. Синтагмы здесь коротки, соизмеримы. Из семи синтагм первые четыре и шестая начинаются ударными слогами, первые три и шестая же кончаются двумя безударными (“дактилические” окончания), внутри фразы одинаково — одним безударным слогом — кончаются две смежные синтагмы: “ветер, теплый и легкий” (все три слова ритмически одинаковы, состоят из двух слогов и несут ударение на первом) и “играя ими” (оба слова заканчиваются одним безударным слогом). Единственная, последняя синтагма заканчивается ударением, именно оно энергично заканчивает и всю фразу.

Писатель может и играть на ритмических контрастах. В рассказе Бунина “Господин из Сан-Франциско” четвертый абзац (“Был конец ноября. ”) содержит три фразы. Первая небольшая, она заключается словами “но плыли вполне благополучно”. Следующая — огромная, на полстраницы, описывающая времяпрепровождение на знаменитой “Атлантиде”. По сути, она состоит из многих фраз, разделяемых, однако, не точкой, а в основном точкой с запятой. Они, как морские волны, нахлестывают одна на другую непрерывно. Тем самым практически уравнивается все, о чем говорится: устройство корабля, распорядок дня, занятия пассажиров, — все, живое и неживое. Заключительная часть гигантской фразы — “в семь повещали трубными сигналами о том, что составляло главнейшую цель всего этого существования, венец его. ” Только тут писатель делает паузу, выражаемую отточием. И наконец последняя, заключительная фраза, короткая, но словно приравненная к предыдущей, столь информационно насыщенной: “И тут господин из Сан-Франциско спешил в свою богатую кабину — одеваться”. Такое “приравнивание” усиливает тонкую иронию насчет “венца” всего этого существования, т.е., конечно, обеда, хотя он сознательно не назван, а только подразумевается. Неслучайно потом Бунин столь подробно опишет подготовку своего героя к обеду и его одевание в гостинице на Капри: “А затем он снова стал словно к венцу готовиться. ” Даже слово “венец” повторено. После гонга (аналог “трубных сигналов” на “Атлантиде”) господин идет в читальню, чтобы подождать еще не совсем готовых жену и дочь. Там с ним и случается удар, от которого он умирает. Вместо “венца” существования — несуществование. Так и ритм, и сбои ритма, и подобные ритмические смысловые “переклички” (с некоторыми оговорками можно вести речь и о ритме образности) способствуют слиянию всех элементов текста в стройное художественное целое.

Иногда, еще с конца XVIII в., а больше всего в первой трети XX в., писатели даже метризуют прозу: вносят в синтагмы такую же последовательность ударений, как в силлабо-тонических стихах, но не делят текст на стихотворные строки, границы между синтагмами остаются непредсказуемыми. Андрей Белый пытался сделать метризованную прозу чуть ли не универсальной формой, применял ее не только в романах, но и в статьях и мемуарах, чем сильно раздражал многих читателей. В современной литературе метризованная проза используется в некоторых лирических миниатюрах и как отдельные вставки в более крупных произведениях. Когда же в сплошном тексте ритмические паузы постоянны и метризованные отрезки равны по длине, в звучании такой текст неотличим от стихотворного, как “Песни” Горького о Соколе и Буревестнике.

Читать еще:  Сколько глав жан поль сартр тошнота. Главные герои и их характеристика

Происхождение

Несмотря на кажущуюся очевидность, чёткого разграничения понятий проза и поэзия не существует. Существуют произведения, не имеющие ритма, однако разбитые на строчки и относящиеся к стихам, и наоборот, написанные в рифму и с ритмом, однако относящиеся к прозе (см. Ритмическая проза).

История

В число литературных жанров, традиционно относимых к прозе, входят:

Что такое прозаическая речь в литературе определение. Что такое проза

Литература способна влиять на мировоззрение человека, характер и духовность. Прозаические произведения учат читателя приспосабливаться к жизни в социуме, поднимают нравственность общества и раскрывают проблемы современного мира. Любовная литература , повести, поэмы строятся на драматизме и реализме сегодняшнего времени, обрамляются изысканными эпитетами, метафорическими оборотами и красочными аллегориями. В современных рассказах и романах можно встретить размышления на тему общечеловеческих ценностей и жизненных проблем. В каталоге нашего портала представлены различные жанры: исторические романы, сказки, виды устного народного творчества (былины, быль), рассказы-приключения, детективы и многое многое другое. В каждое произведение автор вкладывает свою душу, пытается достучаться до разума и сердца читателя, старается изменить привычные стереотипы о литературе в целом.

Антиутопия — оригинальный жанр прозаической литературы, который является своеобразным отзывом автора на давление нового порядка. Как правило, антиутопия становится популярной в момент политического или гражданского переворота, во время войны, революции, митингов и других событий, которые переворачивают привычную жизнь народа. Здесь общее представление о мире передается через жизнь одного человека. Читатель наблюдает конфликт личности и государства. Как правило, главный герой старается сломать привычные стереотипы и идет наперекор законам.

Детская литература занимает особое место среди современных творцов. Как правило, детские произведения ведут читателя в таинственный волшебный мир и окутывают невероятными сказочными событиями. Часто, незамысловатое произведение для детей скрывает не только проблемы добра и зла, но и актуальные вопросы современного общества. Таким образом автор пытается подготовить будущих подростков к суровой действительности. Такая книга кроме развлекательной, несет и образовательную функцию. Написание детских произведений требует особой ответственности, мастерства и таланта.

Популярностью среди авторов и читателей пользуется эзотерика — литература, которая способна изменить восприятие реального мира. Основными направлениями эзотерики являются книги о способах гадания, нумерология, астрология и многое другое. Наиболее востребованной среди читателей остается фантастика. Такие произведения затрагивают множество философских вопросов и раскрывают глаза читателей на различные несовершенства мира. Иногда, современная фантастика — это оригинальная подборка развлекательных сюжетов, которые позволяют отвлечься от повседневной суеты и погрузиться в мир неизведанного.

Проза это антоним стиха и поэзии, формально — обычная речь, не разделенная на обособленные соизмеримые ритмические отрезки — стихи, в эмоционально-смысловом плане — нечто приземленное, обыкновенное, заурядное; фактически же доминирующая форма в европейских литературах начиная с 18 века (в отношении распространенности беллетристики даже с 17 века); в русской — со второй трети 19 века, хотя на протяжении всего 19 века художественную словесность, включая прозаическую, продолжали называть поэзией. В 19-20 веках проза — безусловно преобладающая форма эпоса и драматургии, гораздо реже встречаются прозаические лирические произведения («стихотворения в прозе»). В разговорной речи 20 века, проникшей и в нестрогий язык истории литературы и критики, теоретически четкая триада «эпос — лирика — драма» практически вытеснена триадой «проза — поэзия — драматургия». В литературном смысле прозаическим формам предшествует поэзия.

Проза в античности

В античности проза, в отличие от поэзии, регулировавшейся правилами поэтики, регулировалась правилами риторики. Как и поэтическая стихотворная речь, она определенным образом украшалась, но приемы этого украшения были иными, чем в поэзии. Западноевропейское Средневековье продолжало относить к поэзии только стихи, но расширение читательской аудитории повлекло за собой распространение более безыскусственной прозы: с середины 13 века начинается прозаическая обработка стихотворных романов, поющиеся стихи перемежаются с прозой в повести первой трети 13 века «Окассен и Николет», затем в «Новой жизни» (1292) Данте прозаическая автобиография включает в себя созданную автором в 1283-90 стихотворную лирику с комментарием. Эпоха Возрождения ознаменована расцветом новеллы, прежде всего это — «Декамерон» (1350-53) Дж.Боккаччо. Среди наиболее выдающихся произведений ренессансной литературы — смеховая эпопея Ф.Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» (1533-64), но она близка к неофициальной народной карнавальной культуре, не входит в иерархию традиционных жанров и лишь условно именуется романом. Далеким предвестием будущего торжества романного жанра явился «Дон Кихот» (1605-1615) М.Сервантеса. В главе XIVII ч.1 священник, порицая рыцарские романы, все же высоко оценивает возможности их формы (здесь в косвенной речи Сервантес фактически утверждает форму своего собственного произведения как достойную признания современной ему теорией литературы).

Проза постепенно отвоевывала позиции у стиха . В шекспировской трагедии, тем более комедии, их смешение было нормой, хотя проза использовалась преимущественно в «низких» эпизодах. В 17 веке активно создавался испанский плутовской , аналоги которого появлялись и в других странах. Несмотря на то, что классицизм попрежнему числил прозу по ведомству риторики и признавал ее лишь в философском диалоге, историческом повествовании или описании, публицистике, исповеди, роман же допускал как жанр периферийный, развлекательный, лишенный моральной цели и адресованный неискушенному читателю — даже во Франции, законодательнице классицистических норм и вкусов, проза проникала в различные жанры. Еще в 16 веке появились первая французская оригинальная комедия в прозе («Соперники» Ж.де Ла Тайя, 1573), трагикомедия («Люсель» Л.Лежара, 1676). На рубеже 16-17 веков девять прозаических комедий написал П.де Лариве. Строгий теоретик классицизма Ж.Шаплен высказался за «свободную» речь в драме и считал абсурдным рифмованный текст на сцене, ссылаясь на образцы итальянских пьес в прозе. Мольер создал в прозе несколько лучших своих комедий, включая «Дон Жуана» (1665), «Скупого» (1668), «Мещанина во дворянстве» (1670), что было высоко оценено некоторыми современниками, однако на практике долгое время не получало продолжения. В споре о «древних» и «новых», начавшемся в 1684, последние защищали права прозы. Английскую прозу конца 17 — начала 18 века представляли переводной «героический» и краткий новеллистический (А.Бен, У. Конгрив) роман, историко-легендарное повествование (Р.Бойль), в Германии 17 века господствовал поверхностный галантно-приключенческий роман о любовных историях в придворной среде, обращенный к читателям, которые к ней не принадлежали.

18 век — время утверждения прозы в развитых европейских литературах. В Англии это сатира Дж.Свифта, «комические эпопеи» Г.Фиддинга и других писателей, сентиментальный и готический романы, в Германии — произведения И.В. Гёте, во Франции — творчество Ш.Л.Монтескье, А.Ф.Прево д’Экзиль, Вольтера, Ж.Ж.Руссо и др. Иногда жанровые границы поэзии и прозы намеренно стирались: Монтескье, объявив в «Персидских письмах» (1721) стихотворца смешной и гротескной фигурой, создал две поэмы в прозе, А.де Ла Мотт Удар написал оду в прозе Аббат Прево в 1735 заявил, что рифма порочит саму идею поэзии, разрушает поэтический дар. Но защитники стиха были сильнее. Самым значительным из них оказался прозаик Вольтер, явно относивший свои философские повести более к философии, чем к литературе. В «Храме вкуса» (1731) он высмеял теорию поэмы в прозе, на что Ламотт-Удар безуспешно возражал. Вплоть до начала 19 века господствовавшие теории не признавали прозу. Даже И.Ф.Шиллер в 1797 не одобрил «Года учения Вильгельма Мейстера» (1795-96) Гёте; последний согласился с ним и в «Максимах и рефлек сиях» назвал роман «субъективной эпопеей, в которой автор испрашивает дозволения на свой лад перетолковывать мир» (Собрание сочинений: В 10 томах), что имело у Гёте четкую антиромантическую направленность.

Читать еще:  Лото 6 из 45 генератор. Генератор НеСлучайных чисел - vseloterei

Тем не менее 18 век — век решительного наступления прозы и более снисходительного отношения теории к роману. Для своего времени принципиальное значение имел аллегорический философско-политический роман Ф.Фенелона «Приключения Телемака» (1693-94), а также произведение шотландского автора 17 века, писавшего по-латыни, Дж.Барклая (Баркли) «Аргенида» (1621). В послепетровской России, где еще долго предстояло совершенствовать стих в ущерб художественной прозе, то и другое привлекло внимание В.К.Тредиаковского. Роман Фенелона он переложил гекзаметрами, но «Аргениду» перевел в 1751 прозу, а ранее в «Новом и кратком способе к сложению российских стихов…» (1735) сообщал: «Эпических остроумных, удивительных, а иногда Гомера и Вергилия превосходящих вымышлений прозою написанных, не надеюсь, чтоб больше было на другом каком языке, нежели сколько их есть на французском, которые у них романами называются. Однако все таковые романы насилу могут ли перевесить хорошеством одну Барклаиеву Аргениду». Наличие подобных образцов сделало возможным появление в России таких ориентированных явно не на «низового читателя» произведений, как масонские романы М.М.Хераскова (60-90-е 18 века). Но высшие достижения русской прозы 18 столетия до Н.М.Карамзина принадлежат к области сатиры в разных родах (комедии Д.И.Фонвизина, повесть И. А.Крылова «Каиб», 1792, и беллетризированная публицистика «Путешествие из Петербурга в Москву», 1790, А.Н.Радищева). Карамзин своими сентиментальными повестями 1790-х впервые ввел прозу в высокую литературу. Ранее проза считалась несопоставимой с поэзией , хотя читателей у нее было больше (особой популярностью пользовались переводные, а с 1763, когда появились первые произведения Ф. А.Эмина, и отечественные романы); карамзинская проза была признана наиболее образованным и искушенным, а в то же время довольно широким читателем.

Западноевропейский романтизм принес известное равновесие стихов и прозы: хотя сильнейшее эмоциональное воздействие оказывала поэзия, самым популярным в Европе и России писателем был В.Скотт как исторический романист. Впоследствии авторитет прозы поддерживали позднеромантические произведения В.Гюго, Ж.Санд. Среди русских романтиков сравнительно недолгой славой пользовался беллетрист А.А.Бестужев (Марлинский), однако высшие достижения романтизма в России — поэтические. В 1830-е, несколько позже чем на Западе, происходит эпохальный перелом: А.С.Пушкин пишет больше прозы, чем стихов, появляется проза Н.В.Гоголя, в 1840 — первый русский социально-психологический и философский роман «Герой нашего времени» М.Ю.Лермонтова. В дальнейшем возникает плеяда великих прозаиков, среди которых Л.Н.Толстой и Ф.М.Достоевский. Как и на Западе, господство прозы в России стало безоговорочным, за исключением начала 20 века, когда достижения поэзии в целом были выше, хотя и проза, особенно модернистская, принципиально обновилась. В конце 20 века поэзия практически во всем мире уходит на периферию литературы, становится достоянием сравнительно немногих любителей и даже внешне подражает прозе: во многих странах почти вся она создается свободным стихом.

У прозы есть свои структурные преимущества . Гораздо менее способная, чем стих, воздействовать на читателя с помощью специфических ритмико-мелодических приемов, функции которых раскрыл Ю.Н.Тынянов в книге «Проблема стихотворного языка» (1924), проза более свободна в выборе смысловых нюансов, оттенков речи, в передаче «голосов» разных людей. «Разноречие», по М.М.Бахтину, присуще прозе гораздо больше, чем стихам. Ученый выделял следующие «типы прозаического слова» (точнее, всякого повествовательного, но преимущественно прозаического). Первый — прямое непосредственно направленное на свой предмет слово, обычное обозначение, называние чего-либо. Второй тип — объектное слово, слово изображенного лица, отличное от авторского, передающее социальную, национальную, культурную, возрастную и прочую специфику речи персонажей, которая в традиционалистских литературах была представлена мало или вовсе не представлена. Третий тип, по Бахтину, — слово «двуголосое», с установкой на чужое слово; «двуголосое» слово бывает и авторским, и словом персонажа. Здесь три разновидности. Первая — оценочно «однонаправленное» двуголосое слово: стилизация, рассказ рассказчика, необъектное слово героя — носителя авторских замыслов, повествование от первого лица. «Слово» говорящего, персонажа, не отрицательного для автора, более или менее сливается с авторским «словом». Если же говорящий (пишущий) не одобряется или высмеивается посредством якобы его же собственной речи, возникает «разнонаправленное», преимущественно пародийное, двуголосое слово. Третья разновидность двуголосого слова определяется Бахтиным как «активный тип», или отраженное чужое слово. По репликам одного участника диалога можно догадываться о содержании и эмоциональной окраске реплик другого. В том же ряду — скрытая внутренняя полемика (персонаж чтото себе доказывает, споря с самим собой), полемически окрашенная автобиография и исповедь, скрытый диалог и вообще всякое слово с «оглядкой» на чужое слово (с разными собеседниками разговор ведется неодинаково). «Активный тип» более всего характерен Для Достоевского, которого объектное слово (второй тип) интересует меньше: индивидуальные или социальные признаки речи не так значимы, как смысловая полемика персонажей с собой и другими; по Бахтину, автор участвует в борьбе точек зрения — в плане организации повествования, а не общей идеи произведения — на равных с персонажами, ничего им догматически не навязывая. Проза имеет собственный ритм, отличный от стихотворного, а иногда и метр, превращаясь в метризованную прозу.

Слово проза произошло от латинского prosa, от prosa oratio, что в переводе означает — прямо направленная, простая речь.

Происхождение

Несмотря на кажущуюся очевидность, чёткого разграничения понятий проза и поэзия не существует. Существуют произведения, не имеющие ритма, однако разбитые на строчки и относящиеся к стихам, и наоборот, написанные в рифму и с ритмом, однако относящиеся к прозе (см. Ритмическая проза).

История

В число литературных жанров, традиционно относимых к прозе, входят:

Источники:

http://obrazovaka.ru/literatura/prozaicheskoe-proizvedenie.html
http://dvoris.ru/golovnye-ubory/chto-takoe-prozaicheskaya-rech-v-literature-opredelenie/
http://mitsucam.ru/chto-takoe-prozaicheskaya-rech-v-literature-opredelenie-chto-takoe-proza/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector