24 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Диалог о мертвых душах с маниловым. Сравнение речи Чичикова в произведении Н

Сочинение: Диалог Чичикова с Иваном Антоновичем в гражданской палате: тема чиновничества. (По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

Вопрос 9 экзаменационного билета (билет № 17, вопрос 2)

Диалог Чичикова с Иваном Антоновичем в гражданской палате: тема чиновничества.

(По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

Диалог Чичикова с Иваном Антоновичем в гражданской палате описан в седьмой главе поэмы Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души».

Удачно завершив деловую поездку к окрестным помещи­кам, Чичиков в приподнятом настроении приступает к оформлению документов на совершенную покупку. Отпра­вившись в гражданскую палату для совершения купчих кре­постей — так назывались документы, подтверждающие покуп­ку крестьян, — Чичиков прежде всего встречается с Манило­вым. Так вместе, поддерживая друг друга, они и отправляются в палату.

Там Чичиков сталкивается с так хорошо, как выяснилось, знакомой ему волокитой, цель которой в том, чтобы выудить у посетителя за любую полагающуюся ему услугу некую денеж­ную мзду, то есть взятку. После долгих расспросов Чичиков узнаёт, что делами «по крепостям» занимается некий Иван Антонович.

«Чичиков и Манилов отправились к Ивану Антоновичу. Иван Антонович уже запустил один глаз назад и оглянул их ис­коса, но в ту же минуту погрузился еще внимательнее в писание.

— Позвольте узнать, — сказал Чичиков с поклоном, — здесь крепостной стол?

Иван Антонович как будто бы и не слыхал и углубился со­вершенно в бумаги, не отвечая ничего. Видно было вдруг, что это был уже человек благоразумных лет, не то что молодой бол­тун и вертопляс. Иван Антонович, казалось, имел уже далеко за сорок лет; волос на нем был черный, густой; вся середина лица выступала у него вперед и пошла в нос, — словом, это было то лицо, которое называют в общежитье кувшинным рылом.

— Позвольте узнать, здесь крепостная экспедиция? — ска­зал Чичиков.

— Здесь, — сказал Иван Антонович, поворотил свое кув­шинное рыло и приложился опять писать.

— А у меня дело вот какое: куплены мною у разных вла­дельцев здешнего уезда крестьяне на вывод: купчая есть, оста­ется совершить.

— А продавцы налицо?

— Некоторые здесь, а от других доверенность.

— А просьбу принесли?

— Принес и просьбу. Я бы хотел… мне нужно поторопить­ся… так нельзя ли, например, кончить дело сегодня!

— Да, сегодня! сегодня нельзя, — сказал Иван Антонович. — Нужно навести еще справки, нет ли еще запрещений…»

Почувствовав, что волокита усиливается, Чичиков надеется ускорить дело и избежать лишних расходов ссылкой на доброе знакомство с председателем палаты: «…Иван Григорьевич, председатель, мне большой друг…»

«- Да ведь Иван Григорьевич не один; бывают и другие, — сказал сурово Иван Антонович.

Чичиков понял закавыку, которую завернул Иван Антоно­вич, и сказал:

— Другие тоже не будут в обиде, я сам служил, дело знаю…

— Идите к Ивану Григорьевичу, — сказал Иван Антонович голосом несколько поласковее, — пусть он даст приказ, кому следует, а за нами дело не постоит.

Чичиков, вынув из кармана бумажку, положил ее перед Иваном Антоновичем, которую тот совершенно не заметил и накрыл тотчас ее книгою. Чичиков хотел было указать ему ее, но Иван Антонович движением головы дал знать, что не нуж­но показывать.

— Вот он вас проведет в присутствие! — сказал Иван Ан­тонович, кивнув головою, и один из священнодействующих, тут же находившихся, приносивший с таким усердием жерт­вы Фемиде, что оба рукава лопнули на локтях и давно лезла оттуда подкладка, за что и получил в свое время коллежско­го регистратора, прислужился нашим приятелям, как неког­да Вергилий прислужился Данту, и провел их в комнату при­сутствия, где стояли одни только широкие кресла и в них пе­ред столом, за зерцалом и двумя толстыми книгами, сидел один, как солнце, председатель. В этом месте новый Вергилий почувствовал такое благоговение, что никак не осмелился занести туда ногу и поворотил назад, показав свою спину, вытертую, как рогожка, с прилипнувшим где-то куриным пером».

В кабинете у председателя оказывается и Собакевич, кото­рым Иван Григорьевич уже уведомлен о приходе Чичикова. «Председатель принял Чичикова в объятья», и дело пошло как по маслу. Поздравив его с покупкой, председатель обещает оформить всё в один день. Купчие крепости совершаются очень быстро и с минимальными для Чичикова расходами. «Даже председатель дал приказание из пошлинных денег взять с него только половину, а другая, неизвестно каким образом, отнесена была на счет какого-то другого просителя».

Так знание канцелярских порядков помогло Чичикову без особых хлопот устроить свои дела.

Беседа Чичикова с Маниловым (Анализ эпизода II главы первого тома поэмы Н. В. Гоголя “Мертвые души”)

Приступая к работе над поэмой “Мертвые души”, Гоголь ставил перед собой цель “показать хотя с одного боку всю Русь”. Поэма построена на основе сюжета о похождениях Чичикова – чиновника, скупающего “мертвые души”. Такая композиция позволила автору рассказать о разных помещиках и их деревнях, которые посещает Чичиков с целью совершить свою сделку.

По словам Гоголя, перед нами следуют герои, “один пошлее другого”. С каждым из помещиков мы знакомимся только в течение того времени (как правило, не более одного дня), которое

В каждом случае они будут разными, поскольку различны люди, с которыми Чичикову приходится иметь дело. И в каждой главе сам Чичиков несколько меняется, стараясь чем-то походить на данного помещика: по манере поведения, речи, высказываемым представлениям. Это верный способ расположить к себе человека, заставить пойти его не только на странную, но, по сути, преступную сделку, а значит, стать соучастником преступления.

Вот почему так старается Чичиков скрыть свои истинные мотивы, предоставив каждому из помещиков в качестве объяснения причин своего интереса к “мертвым душам” то, что именно этому человеку может быть понятнее всего.
Таким образом, Чичиков в поэме не просто аферист, его роль важнее: он необходим автору как мощный инструмент для того, чтобы испытать других персонажей, показать их скрытую от посторонних глаз сущность, раскрыть их главные черты. Именно это мы видим в главе 2, посвященной посещению Чичиковым деревни Манилова. В основе изображения всех помещиков – один и тот же микросюжет.

Читать еще:  Симфония 5 бетховен анализ произведения. Пятая симфония бетховена

Его “пружина” – действия Чичикова, покупателя “мертвых душ”. Непременными участниками каждого из пяти таких микросюжетов являются два персонажа: Чичиков и помещик, к которому он приезжает, в данном случае это Чичиков и Манилов.
В каждой из пяти глав, посвященных помещикам, автор строит рассказ как последовательную смену эпизодов: въезд в усадьбу, встреча, угощение, предложение Чичикова продать ему “мертвые души”, отъезд. Это не обычные сюжетные эпизоды: не сами события представляют интерес для автора, а возможность показать тот предметный мир, окружающий помещиков, в котором наиболее полно отражается личность каждого из них; не только дать сведения о содержании разговора Чичикова и помещика, а показать в манере общения каждого из героев то, что несет в себе черты как типические, так и индивидуальные.
Сцена купли-продажи “мертвых душ”, которую я буду анализировать, в главах о каждом из помещиков занимает центральное место. До нее читатель уже может вместе с Чичиковым составить определенное представление о том помещике, с которым ведет беседу мошенник. Именно на основе этого впечатления Чичиков и строит разговор о “мертвых душах”.

А потому успех его целиком зависит о того, насколько верно и полно ему, а значит, и читателям, удалось понять этот человеческий тип с его индивидуальными особенностями.
Что же нам удается узнать о Манилове до того, как Чичиков приступает к самому для него главному – беседе о “мертвых душах”?
Глава о Манилове начинается с описания его усадьбы. Пейзаж выдержан в сероголубых тонах и все, даже серый денек, когда Чичиков посещает Манилова, настраивает нас на встречу с очень скучным – “серым” – человеком: “деревня Манилова немногих могла заманить”. О самом Манилове Гоголь пишет так: “Он был человек так себе, ни то ни се; ни в городе Богдан, ни в селе Селифан”.

Здесь использован целый ряд фразеологизмов, как бы нанизанных друг на друга, которые все вместе позволяют нам сделать вывод о том, насколько в действительности пуст внутренний мир Манилова, лишенного, как говорит автор, какого-то внутреннего “задора”.
Об этом же свидетельствует и портрет помещика. Манилов поначалу кажется приятнейшим человеком: любезным, гостеприимным и в меру бескорыстным. “Он улыбался заманчиво, был белокур, с голубыми глазами”. Но автор не зря замечает, что в “приятность” Манилова “чересчур было передано сахару; в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства”.

Такая слащавость проскальзывает и в его семейных отношениях с женой и детьми. Недаром чуткий Чичиков сразу, настроившись на волну Манилова, начинает восхищаться его миловидной женой и вполне заурядными детьми, “отчасти греческие” имена которых явно выдают претензию отца и его постоянное стремление “работать на зрителя”.
Это же проявляется и во всем остальном. Так, претензия Манилова на изящность и просвещенность и полная ее несостоятельность показана через детали интерьера его комнаты. Здесь стоит прекрасная мебель – и тут же два недоделанных кресла, обтянутых рогожей; щегольской подсвечник – а рядом “какой-то просто медный инвалид, хромой, свернувшийся на сторону и весь в сале”.

Всем читателям “Мертвых душ”, конечно же, памятна и книжка в кабинете Манилова, “заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он читал уже два года”.
Знаменитая вежливость Манилова оказывается тоже только пустой формой без содержания: ведь это качество, которое должно облегчать и делать приятным общение людей, у Манилова перерастает в свою противоположность. Чего только стоит сцена, когда Чичиков несколько минут вынужден стоять перед дверями в гостиную, поскольку он стремится перещеголять хозяина в вежливом обхождении, пропуская вперед, а в результате они оба “вошли в дверь боком и несколько притиснули друг друга”. Так в частном случае реализуется авторское замечание о том, что в первую минуту о Манилове можно только сказать: “Какой приятный и добрый человек!”, затем уже “ничего не скажешь, а в третью скажешь: “Черт знает что такое!” – и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную”.
Зато сам Манилов считает себя человеком культурным, образованным, хорошо воспитанным. Таким представляется ему не только Чичиков, явно всеми силами старающийся угодить вкусам хозяина, но и все окружающие люди. Это очень хорошо видно из разговора с Чичиковым о городских чиновниках.

Оба они наперебой расхваливают их, называя всех прекрасными, “милыми”, “прелюбезными” людьми, нисколько не заботясь о том, соответствует ли это истине. Для Чичикова – это хитрый ход, помогающий расположить к себе Манилова (в главе о Собакевиче он тем же чиновникам будет давать весьма нелестные характеристики, потакая вкусу хозяина). Манилов же вообще представляет отношения между людьми в духе идиллических пасторалей.

Ведь жизнь в его восприятии – полная, совершенная гармония. Вот на этом-то и хочет “сыграть” Чичиков, собираясь заключить с Маниловым свою странную сделку.
Но есть и другие козыри в его колоде, позволяющие с легкостью “обыграть” прекраснодушного помещика. Манилов не просто живет в иллюзорном мире: сам процесс фантазирования доставляет ему истинное удовольствие. Отсюда и его любовь к красивой фразе и вообще к любому роду позирования – именно так, как показано в сцене купли-продажи “мертвых душ”, он и реагирует на предложение Чичикова. Но самое главное то, что кроме пустых мечтаний Манилов ничем заниматься просто не может – ведь нельзя же, в самом деле, считать, что выбивание трубки и выстраивание “красивыми рядками” грудок пепла и есть достойное занятие просвещенного помещика.

Он является сентиментальным фантазером, совершенно не способным при этом к действию. Недаром его фамилия стала нарицательным словом, выражающим соответствующее понятие, – “маниловщина”.
Праздность и безделье вошли в плоть и кровь этого героя и стали неотъемлемой частью его натуры. Сентиментально-идиллические представления о мире, мечты, в которые он погружен большую часть своего времени, приводят к тому, что хозяйство его идет “как-то само собой”, без особого с его стороны участия, и постепенно разваливается. Всем в имении заправляет мошенник-приказчик, а хозяин даже не знает, сколько у него умерло крестьян со времени последней переписи.

Для ответа на этот вопрос Чичикова хозяину имения приходится обратиться к приказчику, но выясняется, что умерших много, но “их никто не считал”. И только по настоятельной просьбе Чичикова приказчику дается распоряжение их перечесть и составить “подробный реестрик”.
Но дальнейший ход приятной беседы повергает Манилова в полное изумление. На вполне закономерный вопрос, зачем посторонний человек так интересуется делами его имения, Манилов получает шокирующий ответ: Чичиков готов купить крестьян, но “не то чтобы совершенно крестьян”, а мертвых! Надо признать, что не только такого непрактичного человека, как Манилова, но и любого другого подобное предложение может обескуражить.

Читать еще:  Как из фотографии сделать картину. Картины для интерьера своими руками

Впрочем, Чичиков, справившись с волнением, тут же уточняет:”Я полагаю приобресть мертвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии как живые”.
Это уточнение уже о многом позволяет догадаться. Собакевичу, например, и вовсе не потребовалось никаких объяснений – он сразу схватил суть противозаконной сделки. Но Манилову, ничего не понимающему и в обычных для помещика делах, это ни о чем не говорит, а изумление его переходит все границы:
“Манилов выронил тут же чубук с трубкою на пол и как разинул рот, так и остался с разинутым ртом в продолжение нескольких минут”.
Чичиков выдерживает паузу и начинает наступление. Расчет его точен: хорошо уже поняв, с кем он имеет дело, мошенник знает, что Манилов не допустит, чтобы кто-то подумал, будто он, просвещенный, образованный помещик, не способен уловить суть разговора. Убедившись, что перед ним не сумасшедший, а все тот же “блестяще образованный” человек, каким он почитает Чичикова, хозяин дома хочет “не упасть лицом в грязь”, как говориться.

Но что же можно ответить на такое действительно сумасшедшее предложение?
“Манилов совершенно растерялся. Он чувствовал, что ему нужно что-то сделать, предложить вопрос, а какой вопрос – черт его знает”. В конце концов он остается “в своем репертуаре”: “Не будет ли эта негоция не соответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России?”- спрашивает он, проявляя показной интерес к государственным делам.

Впрочем, надо сказать, что он вообще единственный из помещиков, который в разговоре с Чичиковым о “мертвых душах” вспоминает о законе и интересах страны. Правда, в его устах эти рассуждения принимают нелепый характер, тем более, что, услышав ответ Чичикова: “О! помилуйте, ничуть”, – Манилов совершенно успокаивается.
Но хитрый расчет Чичикова, основанный на тонком понимании внутренних импульсов поступков собеседника, даже превзошел все ожидания. Манилов, считающий, что единственной формой человеческой связи является чуткая, нежная дружба и сердечная привязанность, не может упустить возможность проявить великодушие и бескорыстие по отношению к новому другу Чичикову. Он готов не продать, а подарить ему столь необычный, но почему-то нужный другу “предмет”.
Такой поворот событий даже для Чичикова оказался неожиданным, и первый раз в течение всей сцены он чуть приоткрыл свое истинное лицо:
“Как он ни был степенен и рассудителен, но тут чуть не произвел даже скачок по образцу козла, что, как известно, производится только в самых сильных порывах радости”.
Даже Манилов заметил этот порыв и “посмотрел на него в некотором недоумении”. Но Чичиков, тут же спохватываясь, вновь все берет в свои руки: надо всего-навсего выразить как следует свою признательность и благодарность, и хозяин уже “весь смешался, покраснел”, в свою очередь уверяя, что “хотел бы доказать чем-нибудь сердечное влечение, магнетизм души”. .Но тут в длинный ряд любезностей врывается диссонирующая нота: оказывается, для него “умершие души в некотором роде совершенная дрянь”.
Недаром Гоголь, человек глубоко и искренне верующий, вкладывает в уста Манилова эту кощунственную фразу. Ведь в лице Манилова мы видим пародию на просвещенного русского помещика, в сознании которого опошляются явления культуры и общечеловеческие ценности. Некоторая внешняя привлекательность его по сравнению с другими помещиками – лишь видимость, мираж.

В душе он так же мертв, как и они.
“Очень не дрянь”, – живо парирует Чичиков, нисколько не смущающийся тем, что собирается нажиться на смерти людей, человеческих бедах и страданиях. Более того, он уже готов расписывать свои беды и страдания, которые якобы претерпел за то, “что соблюдал правду, что был чист на своей совести, что подавал руку и вдовице беспомощной, и сироте-горемыке!” Ну, тут и Чичикова явно занесло, почти как Манилова. О том, за что он действительно испытал “преследования” и как помогал другим, читатель узнает только в последней главе, но уж о совести ему, организатору этой аморальной аферы, говорить явно не пристало.
Но все это нисколько не волнует Манилова. Проводив Чичикова, он вновь предается своему любимому и единственному “делу”: размышлению о “благополучии дружеской жизни”, о том, как “хорошо было бы жить с другом на берегу какой-нибудь реки”. Мечты уносят его все далее и далее от реальной действительности, где свободно разгуливает по России мошенник, который, пользуясь доверчивостью и неразборчивостью в людях, отсутствием желания и способности заниматься делами таких людей, как Манилов, готов обмануть не только их, но и “надуть” государственную казну.
Вся сцена выглядит очень комичной, но это “смех сквозь слезы”. Недаром Гоголь сравнивает Манилова со слишком умным министром:
“…Манилов, сделавши некоторое движение головою, посмотрел очень значительно в лицо Чичикова, показав во всех чертах лица своего и в сжатых губах такое глубокое выражение, какого, может быть, и не видано было на человеческом лице, разве только у какого-нибудь слишком умного министра, да и то в минуту самого головоломного дела”.
Здесь авторская ирония вторгается в запретную сферу – высшие эшелоны власти. Это могло означать лишь то, что иной министр – олицетворение высшей государственной власти – не так уж и отличается от Манилова и что “маниловщина” – типичное свойство этого мира. Страшно, если разоряющееся под властью нерадивых помещиков сельское хозяйство, основу экономики России XIX века, могут захватить такие нечистые на руку, аморальные дельцы новой эпохи, как “подлец-приобретатель” Чичиков. Но еще хуже, если при попустительстве власти, волнующейся только о внешней форме, о своем реноме, вся власть в стране перейдет к людям, подобным Чичикову.

И это грозное предупреждение Гоголь адресует не только своим современникам, но и нам, людям XXI века. Будем же внимательны к слову писателя и постараемся, не впадая в маниловщину, вовремя заметить и убрать подальше от дел наших сегодняшних Чичиковых

Отношение Чичикова к Манилову. Поэма Н.В. Гоголя «Мёртвые души»

Николай Васильевич Гоголь — признанный классик русской литературы. А величайшие имена в ней так или иначе связаны с новаторством. В этом смысле Николай Васильевич не исключение. Например, произведение «Мертвые души» он назвал поэмой, хотя оно написано прозой, а не стихами. Этим он подчеркнул особую значимость своего творения. Поэма, напомним, — это лироэпическое объемное произведение, которое отличается широким охватом представленных событий, а также глубиной содержания. Однако этим не ограничивается новаторство Гоголя.

Критический реализм Гоголя

В русской литературе с появлением сатирических произведений, созданных этим автором, укрепляется в то время в реалистической литературе критическое направление. Гоголевский реализм насыщен бичующей, обличительной силой — в этом его главное отличие от современников и предшественников. Художественный метод писателя получил соответствующее название. Он именуется критическим реализмом. У Гоголя новым является заострение основных черт характера персонажей. Гипербола становится его излюбленным приемом. Это усиливающее впечатление преувеличенное изображение основных черт.

Читать еще:  Инстаграмм натальи варвиной. Наталья варвина и ее страницы в социальных сетях

Глава о Манилове в ряду других глав о помещиках

Прежде чем рассмотреть отношение Чичикова к Манилову, кратко опишем структуру произведения, роль в нем этих двух персонажей. Главы о помещиках — важная составная часть поэмы. Им уделено более половины объема первого тома. Гоголь расположил их в порядке, который является строго продуманным: сначала — Манилов, расточительный мечтатель, которого сменяет бережливая хозяйка Коробочка; последней противопоставлен Ноздрев, пройдоха, разорившийся помещик; после этого снова следует поворот к помещику-кулаку — хозяйственному Собакевичу. Замыкает галерею Плюшкин — скряга, воплощающий собой крайнюю степень вырождения этого класса.

Приемы, которые использует автор

Мы замечаем, читая произведение, что автор повторяет приемы в изображении каждого из помещиков. Сначала идет описание деревни, дома, внешнего вида того или иного героя. После этого следует рассказ о том, как отнесся он к предложению Чичикова. Затем идет изображение отношения этого героя к каждому из помещиков и, наконец, сцена купли-продажи. И это не случайно. Замкнутый круг приемов создан автором для того, чтобы показать отсталость, консерватизм провинциальной жизни, ограниченность и замкнутость помещиков. Он подчеркивает умирание и застой.

Характеристика Чичикова, его отношение к Манилову

Чичиков чуть ли не до последней главы произведения остается для читателя незнакомцем. Главный герой на протяжении книги о себе ничего не говорит. Деятельность этого человека разворачивается только вокруг покупки мертвых душ. Создается ощущение, что и его самого можно причислить к ним. Другие персонажи тоже пополняют этот ряд. Человеческую природу по-своему искажает каждый из них, что отражается в поэме «Мертвые души».

Образ Чичикова принадлежит к типу «среднего человека». Страсть к наживе заменяет ему все остальное. К помещикам он относится соответственно их поведению по отношению к сделке. Главное для него — заполучить мертвые души. К тем, кто без труда предоставляет ему такую возможность, он относится с благодарностью. Это мы увидим на примере Манилова («Мертвые души»). Образ Чичикова в соответствии с гоголевской традицией гиперболически изображает одну главную черту. В его случае это страсть к наживе. Совершая преступление, Чичиков должен быть тонким психологом и физиономистом. Однако он видит в героях лишь частное, которое Гоголь стремится возвести к общему, родовому. То, что обобщает образы, — это уже авторская характеристика. Отношение Чичикова к Манилову, как и к другим помещикам, целиком строится на степени удачности деловых отношений.

Образ Манилова

О Манилове, учтивом и «весьма обходительном» помещике, мы узнаем из первой главы «Мертвых душ». В ней автор изображает внешность этого героя, подчеркивая его глаза, «сладкие, как сахар». Проявляется характер Манилова в особой манере разговора, в использовании деликатнейших речевых оборотов. Незнание этим героем людей, его прекраснодушие выявляются, когда он дает оценку городским чиновникам как «прелюбезнейшим» и «препочтеннейшим» людям. Такова характеристика Манилова.

Гоголь шаг за шагом неумолимо обличает пошлость этого человека. Сатира сменяет иронию. Дети этого помещика (Фемистоклюс и Алкид) названы в честь древнегреческих полководцев для того, чтобы показать, что их родители образованны. Манилов слезливо благодушен, лишен настоящих чувств и живой мысли. Сам этот помещик является мертвой душой, обреченной на уничтожение подобно всему самодержавно-крепостническому строю нашей страны того времени. Социально опасны, вредны «маниловы». От их хозяйствования можно ожидать самых печальных экономических последствий.

Два облика Манилова

Каково же отношение Чичикова к Манилову? Он знакомится с этим на первый взгляд приятным человеком на губернаторском балу. Главный герой сразу же получает от него приглашение посетить его имение — Маниловку. После этого происходит встреча Чичикова с Маниловым в деревне.

Первое впечатление главного героя: это славный малый. Однако впоследствии характеристика помещика меняется. Мы смотрим на него уже глазами Гоголя, который говорит, что он «ни в городе Богдан, ни в селе Селифан». Скрываются за внешней слащавостью этого человека, как мы видим, эгоизм и черствость, что выявляет авторская характеристика Манилова. Помещик занят лишь своей собственной персоной. Он совсем не следит за хозяйством. Делами заведуют ключница и приказчик, в хозяйстве его процветает воровство. Ничем особенно не интересуется этот персонаж. Досуг его полностью занят несбыточными мечтами и пустыми размышлениями. Он говорит очень мало, и непонятно, что у него на уме. Всегда на столе этого помещика находилась книжка, которая была заложена на одной странице. Незавершенность царила даже в обстановке его дома. В течение многих лет часть кресел стояла, обитая рогожей, недоставало мебели в некоторых комнатах. Это раскрывает характер помещика как нельзя лучше. Манилов — скорее собирательный образ, а не конкретное лицо. Он представляет собой помещиков, принадлежащих к николаевской эпохе.

Кабинет Манилова

Продолжим анализ эпизода «Чичиков у Манилова». После долгого обеда с многочисленными комплиментами в адрес посетителя и хозяев общение переходит в следующую стадию. Чичиков приступает к деловому предложению. Описание кабинета Манилова показывает, насколько тот на самом деле не расположен к какой бы то ни было трудовой деятельности. Кресло, четыре стула, стены выкрашены серой или голубой краской. Но всего больше табака. Он располагается в разных углах кабинета в различных видах. Всюду царят запустение и беспорядок.

Мечты Манилова

Выясняется в ходе разговора, что помещик этот даже не имеет представления о количестве умерших у него крестьян. Для него есть более важные дела, чем ведение хозяйства. Он мечтает о строительстве через речку большого моста, на котором будут продавать для крестьян всякую мелочь купцы. У Манилова есть желание облегчить участь крепостного, но забота о нем на практике никак не реализовывается. Чичикову поэтому так и не удалось выяснить количество мертвых душ у этого человека. Но это его не останавливает.

Как отреагировал Манилов на предложение Чичикова

Интересна реакция Манилова на предложение Чичикова. Этот герой тут же уронил на пол трубку и разинул рот, так и оставшись в этой позе в течение нескольких минут. Совсем растерялся помещик. Лишь заверения о законности подобной операции привели его немного в чувство. Манилов слишком глуп, чтобы уличить Чичикова в мошенничестве, но соглашается, тем не менее, «безынтересно» передать мертвые души. Конечно же, это заявление весьма порадовало гостя. Чичиков наговорил помещику множество благодарностей, «побужденный признательностью». Тотчас же Манилов забывает о смятении.

Его уже по большому счету не интересует, для чего гостю нужны мертвые души. Он рад, что оказал приятному человеку услугу. Таков помещик Манилов. Завершая сцену визита, Гоголь пишет о том, что долго жали руки друг другу оба приятеля и смотрели один другому в глаза, на которые наворачивались слезы. Интересная деталь, которая ярко характеризует и того, и другого. Отношение Чичикова к Манилову в этой финальной сцене раскрывается полностью. Сделка ему далась очень легко.

Источники:

http://vsesochineniya.ru/sochinenie-dialog-chichikova-s-ivanom-antonovichem-v-grazhdanskoj-palate-tema-chinovnichestva-po-poeme-n-v-gogolya-mertvye-dushi.html
http://lit.ukrtvory.ru/beseda-chichikova-s-manilovym-analiz-epizoda-ii-glavy-pervogo-toma-poemy-n-v-gogolya-mertvye-dushi/
http://fb.ru/article/174728/otnoshenie-chichikova-k-manilovu-poema-n-v-gogolya-m-rtvyie-dushi

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector