0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Еврипид вакханки краткое содержание. Семейные отношения Еврипида

Еврипид — Вакханки

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Вакханки»

Описание и краткое содержание «Вакханки» читать бесплатно онлайн.

Перевод Ф. Ф. Зелинского

Действие происходит на площади перед царским дворцом в фиванском кремле. Фасад дворца виден под косым углом с левой стороны сцены; он состоит из центральной колоннады, посередине которой находятся большие ворота, ведущие во двор, и выступающей пристройки с левой стороны, в которой предполагается терем Агавы. Соответствовавшая ей некогда пристройка с правой стороны представляет собой груду развалин, окруженную изгородью; камни обросли зеленью, но через промежутки заметно багровое пламя тлеющих балок, от которого подымаются густые облака дыма; это — бывший терем Семелы. Над ним открывается вид на равнину Исмена; вдали виднеются строгие контуры

Киферона. Время предрассветное, ворота и двери глухо заперты. Перед развалинами терема стоит, опершись на свой тирс и погруженный в раздумье, Дионис. Он является юношей с румяным лицом и томными глазами, одетым в длиннополый плащ восточного покроя и украшенным митрой поверх распущенных роскошных кудрей; кроме плаща он носит в виде накидки небриду, т. е. пятнистую шкуру чубарного оленя. Свою речь он произносит отчасти как монолог, отчасти обращаясь к

Я пришел сюда, в фиванскую страну — я, Дионис, сын Зевса, которого родила некогда Кадмова дочь Семела, пламенем молнии освобожденная от бремени; променяв свой божественный образ на вид человека, я пришел к струям Дирки и к волнам Исмена. И вот передо мною, вблизи дворца, могила моей пораженной перуном матери, дымящиеся развалины ее терема, живое еще пламя Зевсова огня — это вечное клеймо позора, наложенное Герой на память моей матери. Я благодарен Кадму за то, что он объявил недоступным это место, сделав его святыней [10] своей дочери; сам же я отовсюду окружил его плодоносной зеленью виноградной лозы.

Оставив золотые земли лидийцев и фригийцев, облитые лучами солнца плоскогорья персов, твердыни Бактрии, проследовав через суровую страну мидян, через счастливую Аравию и всю Азию, омываемую солеными волнами моря, в укрепленных городах которой ютится смешанное, полуэллинское-полуварварское племя, я этот город навестил первым [20] между эллинскими, установив там свои хороводы и учредив свои таинства, чтобы засвидетельствовать перед смертными свою божественность.

А потому огласил я Фивы раньше прочей Эллады звуками моих песен, облачив жителей в небриды и дав им в руки тирс, обвитое плющом оружие — что сестры моей матери, которым это менее всех приличествовало, не признавали меня, Диониса, сыном Зевса, утверждая, что Семела, отдавшись смертному, прикрывала именем Зевса свою грешную любовь, согласно придуманной Кадмом уловке; вследствие этого, клеветали [30] они, Зевс и убил ее — в наказание за лживую похвальбу о браке с ним. За это я их самих изгнал жалом бешенства из дворца — они обитают в горах, лишенные разума, — и заставил их носить символы моих таинств. С ними изгнал я из домов все женское племя, сколько было у кадмейцев жен и дев; теперь они вместе с дочерьми Кадма сидят без крова на скалах, под сенью зеленых елей. Нужно, чтобы этот город даже против своей воли узнал, каково быть не посвященным в мои таинства; нужно также, чтобы я восстановил честь своей [40] матери Семелы, явившись перед смертными тем богом, которого она родила Зевсу.

Правда, Кадм. но Кадм передал свой сан и свою власть сыну своей дочери Пенфею; а Пенфей богоборствует в отношении меня, отказывая мне в возлияниях и нигде не упоминая меня в своих молитвах. За это я докажу и ему, и всем кадмейцам, что я бог; а затем, если мне удастся устроить к лучшему здешние дела, отправлюсь в другую страну, открывая людям, кто я; если же фиванский народ дерзнет, [50] в своем раздражении, с оружием в руках уводить вакханок с гор, — тогда я, став во главе менад, поведу их на бой. Ради всего этого я и принял смертный вид, превратившись в человека. (Первые лучи солнца освещают дворец; внутри слышатся шаги и говор людей. Дионис, оставив могилу Семелы, подходит к правому краю сцены и, возвышая голос, обращается к скрытому за сценой хору.)

Внимайте вы, дружина моя — вы, покинувшие Тмол, оплот Лидии, женщины, которых я привел из варварской страны, чтобы иметь в вас участниц во власти и спутниц: подымите родные для обитателей Фригии тимпаны, изобретение мое и Матери-Реи, и, окружив царские хоромы Пенфея, шумите перед всем народом Кадма; а я, удалившись в ущелья [60] Киферона, к вакханкам, приму участие в их хороводах. (Уходит направо.)

Лидийские вакханки вступают на сцену. Все они, поверх своей длиннополой одежды, наряжены в небриды: некоторые несут в руках тирсы, остальные тимпаны, т. е. тамбурины, игрой на которых сопровождаются их песни, начиная с третьей строфы. В то же время двери дворца раскрываются, выходит стража, с левой стороны начинают появляться группы любопытных; но после первой

антистрофы все посторонние снова удаляются.

Пришедши с азиатской земли, покинув святой Тмол, мы несем приятное бремя в честь бога Бромия, служим сладкую службу, провозглашая Вакха.

Кто на улице? Кто на улице? Кто в хоромах? Пусть он удалится; а присутствующие пусть соблюдают чистыми свои благоговейные уста: мы вещаем слова установленной на века веры, прославляя Диониса. [70]

Блажен, кто, милостью богов удостоенный их таинств, соблюдает чистоту в жизни и душой приобщается к сонму посвященных, справляя в горах вакхические празднества среди благочестивых очищений; блажен, кто, подымая символы великой Матери-Кибелы, потрясая тирсом и увенчанный плющом, служит Дионису. — Вперед, вакханки! Вперед, [80] вакханки! Сопровождайте Бромия, богом рожденного бога Диониса, возвращающегося с фригийских гор к просторным и веселым улицам Эллады, — сопровождайте Бромия!

Его, которого некогда беременная им мать, в муках родильных потуг, вызванных окрыленной молнией Зевса, преждевременно произвела [90] на свет, расставаясь с жизнью под ударом перуна. И тотчас Зевс-Кронид принял его в родильную полость, уложив его в своем бедре; он застегнул покровы золотыми пряжками тайно от Геры. И он родил его, когда волею Мойр исполнилось время, его, рогоносного бога, и увенчал его венками из змей, — вследствие чего и ныне вакханки [100] вплетают себе в кудри эту дикую добычу.

После этой строфы движения вакханок становятся все оживленнее, достигая крайних пределов страстности в эподе; все чаще и чаще раздаются удары в тимпаны. Площадь снова наполняется народом — стражей, челядью и гражданами.

О Фивы, вскормившие Семелу, венчайтесь плющом, украшайтесь зеленью плодоносного тиса, посвящайте себя Вакху ветвями дубов или елей! покрывая грудь пестрыми небридами, обвязывайте их клочьями белой [НО] шерсти и с шаловливыми тирсами в руках чествуйте бога! Скоро вся земля огласится хороводами, когда Бромий поведет свои дружины в горы, да, в горы! где его ждет толпа женщин, в неистовстве покинувшая кросна и челноки по воле Диониса.

Читать еще:  Какой город знаменит своими казино. Самые большие и шикарные казино в мире

О терем Куретов! о божественное ущелье Крита, давшее жизнь [120] Зевсу! В твоих пещерах трехшлемные Корибанты нашли для нас этот кожей обтянутый обруч, присоединили его строгий звук к сладким напевам фригийских флейт и дали его в руки Матери-Pee, чтобы некогда его шум сопровождал славословия вакханок. А бешеные сатиры выпросили его у Матери-богини и приобщили его к хороводам триетерид, [130] любимых Дионисом.

Любо нам в святой поляне, когда бежишь со всей дружиной, стремясь во фригийские или лидийские горы, и вдруг — погнавшись за козленком, [140] чтобы отведать его крови и испытать сладость сырой пищи — упадешь наземь, защищенная святым покровом небриды. А вождь наш взывает: «Благословен будь, Бромий!» И из земли льется молоко, льется вино, льется пчелиный нектар, эвое! И вот сам Вакх, подымая на своем тирсе горящий багровый пламенем светоч, дымящийся подобно сирийскому ладану, стремится к нам, побуждая нас, изумленных, к бегу и пляске, подстрекая нас к восторженным кликам, закидывая к эфиру роскошные кудри — и среди наших ликований восклицает: «Вперед, [150] вакханки! вперед, вакханки, краса золотого Тмола! Под звуки гудящих тимпанов пойте Диониса, чествуя славословиями благословенного бога и фригийскими возгласами и кликами!» — Любо нам, когда сладкозвучная священная флейта поет святые напевы, сопровождающие наш бег [160] в горы, да, в горы! — и веселая, подобно жеребице, оставленной при пасущейся матке, резвится быстроногая вакханка.

Песня замолкает; вакханки с тревожным ожиданием всматриваются в присутствующих, приглашая их присоединиться к ним; те стоят в смущении или удаляются, никто не следует их призыву. Тогда они, грустно понурив голову, направляются к правому краю сцены, где и располагаются группами вокруг своей

Древнегреческая трагедия «Вакханки», Еврипид: краткое содержание, действующие лица, отзывы читателей

Основу культурного наследия человека составляют мифы Древней Греции и Древнего Рима. Как часто люди в своей речи упоминают о сизифовом труде, титанических усилиях или паническом ужасе. Все эти выражения пришли в современный мир из древнегреческой мифологии. Именно поэтому очень важно изучать литературу, созданную поэтами и мыслителями древнего мира. Одним из известных драматургов того времени является Еврипид. Среди его произведений есть древнегреческая трагедия, посвященная Дионису (так звали бога виноделия). В своем произведении драматург показывает жизнь греков в городе Фивых и их отношения с богами. Пьеса Еврипида «Вакханки» будет интересна всем тем, кто интересуется историей.

Жизнеописание Еврипида

Драматург родился в 480 году до нашей эры на острове Саламин. Его рождение совпало со знаменательной победой греков в морском сражении против персидского царя Ксеркса, которое произошло 23 сентября. Однако многие историки считают, что дата рождения Еврипида была привязана к победе над персами для красоты, что часто делали античные авторы при жизнеописании великих людей.

Будущий драматург жил в богатой семье, занимался спортом и рисованием, но не смог попасть на Олимпийские игры, так как не подошел по возрасту. Занятия рисованием также не принесли ему особого успеха. Молодой человек получил хорошее образование. Его учителями были Сократ, Анаксагор, Продик и Протагор.

Первоначально драматург собирал библиотеку из книг, а впоследствии начал писать пьесы сам. Одна из первых трагедий Еврипида называется «Пелиад». Она была показана на сцене в 455 году до нашей эры. Семейная жизнь драматурга сложилась неудачно. Он был женат дважды, но обе его жены оказались неверными в супружеской жизни. Благодаря этому Еврипид стал женоненавистником. Комедиограф Аристофан зачастую подшучивал на эту тему над несчастным драматургом. Трагедия Еврипида «Вакханки», была написана незадолго до смерти писателя. Умер Еврипид в 406 году до нашей эры.

Кто такие вакханки

В основу произведения «Вакханки» лег миф о Дионисе. В древнеримской мифологии Дионис именуется Вакхом, а его служительницы, менады (в переводе «безумствующие»), соответственно, называются вакханками. Написанная в Македонии трагедия «Вакханки» Еврипида была одним из последних произведений драматурга. Затем в Афинах ее представил сын Еврипида. Она стала последней пьесой золотого века афинской трагедии.

Греческий город Фивы

Действие трагедии Еврипида происходит в Фивах. Это был главный город в центральной части Греции. Он был обнесен стеной с семью воротами. Основателем Фив считается мифологический царь Кадм, который приходился внуком богу Посейдону (по отцу). Женой Кадма стала Гармония. Это дочь Ареса и богини любви Афродиты. Их свадьба была великолепна. На ней присутствовали все Олимпийские боги. Одной из дочерей Кадма и Гармонии была Семела, которая стала матерью бога Диониса. Однако некоторые его таковым не считали. Рассмотрим, каким был этот бог.

Происхождение Диониса

Дионис был сыном Зевса и Семелы. Зевс полюбил юную дочь Кадма и пообещал, поклявшись водами Стикса, что выполнит любое ее желание. Жена Зевса Гера возненавидела возлюбленную мужа и решила избавиться от нее. Она посоветовала Семеле испытать любовь Зевса и попросить его предстать перед ней во всем великолепии бога-ромовержца. Повязанный клятвой, Зевс обязан был исполнить это желание Семелы. Несчастная женщина не смогла вынести божественного огня и погибла в нем, но умирая, она успела родить сына.

Маленький Дионис едва не погиб в огне, как и его мать, но Зевс успел защитить своего сына от пламени, окутав мальчика зеленым плющом. Ребенок был очень слабый. Чтобы сохранить его жизнь, Зевс зашил сына в свое бедро. Когда мальчик окреп, он родился второй раз из бедра отца.

Воспитание юного бога

После второго рождения сына Зевс решает отправить его на воспитание к Ино. Это родная сестра Семелы. Он призывает Гермеса, и приказывает отнести маленького Диониса в семью Ино и ее мужа Атаманта. Но разгневанная Гера помешала этому плану Зевса. Наслав безумие на Атаманта, она уничтожает всю его семью. Гермес успевает спасти маленького бога и передает его на воспитание нимфам. Они заботились о мальчике и вырастили его прекрасным и могучим богом, который дарит людям радость, веселье и плодородие.

Праздники Диониса

Повзрослевший бог Дионис стал настоящим красавцем. Он любил гулять в окружении своей свиты по всему миру. О нем известно такое повествование: Дионис возглавляет праздничное шествие, на голове у него венок из виноградной лозы, а в руке тирс (деревянный жезл), украшенный плющом. Его сопровождают менады и сатиры, поющие песни и кружащиеся в хороводах. Позади всех на осле везут учителя Диониса, старого Силена. Он охмелел настолько, что вот-вот упадет с осла. Под музыку флейт и тимпанов идет шумная толпа по горам и полям, подчиняя своей власти всех, кого встретят на пути.

Но не все так просто попадают под власть бога виноделия. Многие пытаются сопротивляться. Однажды на пир Диониса напал царь Ликург, за что поплатился зрением. Так наказал его Зевс, отомстив за сына. В другой раз в городе Орхомене жрец бога виноделия созывал всех девушек на праздник, посвященный Дионису. Дочери царя Миния не признавали Диониса богом и отказались принимать участие в гуляньях. Они в своем доме и занимались рукоделием. После заката солнца во дворце Миния разлились по залам звуки флейт и свирелей. Пряжа, из которой девушки ткали, превратилась в виноградную лозу, а ткацкие станки проросли зеленым плющом. Залы наполнился дикими животными. Царевны были превращены в летучих мышей, которые в страхе вылетели из дворца.

Царь Мидас и Дионис

Однажды во время очередных гуляний по лесам старик Силен отстал от шумной свиты Диониса и заблудился. Его нашли местные жители и отвели к царю Мидасу. Тот сразу узнал в старике учителя бога виноделия. Царь оставил его в своем дворце и девять дней развлекал богатыми пирами. Затем Мидас сам отвел старика к Дионису. За почести, оказанные учителю, молодой бог пообещал любую награду, которую захочет получить Мидас. Царь попросил одарить его способностью превращать в золото любой предмет, которого он коснется. Дионис выполнил свое обещание.

Читать еще:  Гринев долг. Как раскрывает пушкин понятия чести и долга в капитанской дочке

Довольный Мидас вернулся во дворец. Сначала он радовался полученному дару и превращал в золото все, что видел. Утомившись и проголодавшись, Мидас решил выпить вина и поесть фруктов. Но вино и плоды превращались в золото у него во рту. Понял тогда царь, какой страшный дар он получил от Диониса. В ужасе он стал молить бога забрать свой подарок. Дионис сжалился над неразумным царем и велел искупаться в водах Пактола, чтобы смыть свой дар, а также омыть все, что Мидас по неосторожности превратил в золото. С тех пор Пактол стал приносить золотой песок.

Трагедия «Вакханки»

Интересно рассказывать о похождениях Диониса, но вернемся к произведению «Вакханки». Действующие лица в нем следующие:

  • Кадм – основатель города Фивы, бывший фиванский царь.
  • Пенфей – молодой фиванский царь, внук Кадма.
  • Агава – мать Пенфея, дочь Кадма.
  • Дионис – бог виноделия.
  • Тиресий – прорицатель.
  • Слуга Пенфея.
  • Пастух.
  • Слуга – вестник.
  • Хор лидийских вакханок.

Многим будет интересно читать трагедию Еврипида «Вакханки». Сюжет произведения в нескольких словах:

Молодой Дионис возвращается после странствий в родной город Фивы. Он желает установить здесь свой культ. Царь Пенфей считает новый культ безнравственным и не хочет признавать Диониса богом. Результатом этой борьбы становится гибель Пенфея.

Краткое содержание «Вакханок» Еврипида приведено ниже.

В прологе произведения описывается происхождение и рождение Диониса. Его возвращение в Фивы и воспоминания молодого бога о том, как несправедливо богиня Гера обошлась с его матерью, заставив Зевса предстать перед ней богом-громовержцем. Дионис видит могилу матери, которая все еще дымится от небесного огня, и благодарит Кадма, что сохранил святилище Семелы. Он опутывает могилу виноградом.

Далее он вспоминает о своих путешествиях по разным странам (по Персии, Фригии, Азии и другим землям), где установил свой культ. Вернувшись в Фивы, молодой бог лишает женщин города рассудка, склоняет их бросить свои семьи и отправиться на Киферон (горный хребет в Греции) для участия в оргиях. Царь Пенфей не желает принять культ нового бога в Фивах. Он не признает божественное происхождение Диониса, за что тот грозится дать царю бой, возглавив армию вакханок. Хор лидийских вакханок восхваляет молодого Диониса и советует простым смертным принять участие в его праздниках.

Действие первое

На сцене появляется слепой прорицатель Тиресий, затем выходит престарелый Кадм. На обоих старцах надета вакхическая одежда и украшения из зеленого плюща. Они обсуждают праздники Диониса. Кадм признает молодого бога своим внуком и собирается возвеличить его пляской в вакхическом хороводе. Тиресий поддерживает Кадма. Они оба приходят к выводу, что веселье их омолодило, придало свежих сил.

Пока Кадм и Тиресий решают, как им быстрее попасть на Киферон, на сцену выходит Пенфей, но не замечает стариков. Он озабочен поведением фиванок, которые оставили дома детей и отправились гулять, находясь в вакхическом безумии. Часть сбежавших женщин Пенфей успел поймать и заточить в тюрьму. За остальными он собирается на Киферон, чтобы поймать их и заковать в железо. Диониса молодой царь считает чародеем и обманщиком.

Увидев Кадма и Тиресия в вакхическом одеянии, Пенфей сначала насмехается над ними, а затем угрожает Тиресию. Он говорит, что от тюрьмы за участие в оргиях его спасла только старость. Прорицатель считает, что царю не хватает ума, коль он не хочет чтить нового бога. Он уверен, что Дионис дал простым людям средство от всех скорбей – напиток из плодов винограда. Он советует Пенфею смириться, признать бога и присоединиться к пляске. Кадм поддерживает слова Тиресия и тоже уговаривает Пенфея. Он напоминает ему, что спорить с богами опасно. Но царь не соглашается со стариками и гонит их от себя прочь. Он приказывает слугам поймать Диониса и привести к нему. Хор вакханок предвещает злой конец глупцам.

Действие второе

Слуги приводят к Пенфею Диониса. Они утверждают, что юноша не сопротивлялся и дал себя связать, но пойманные вакханки чудесным образом освободились из темницы и сбежали. Пенфей устраивает юноше допрос, пытаясь выяснить, кто он такой, откуда явился в Фивы. Дионис рассказывает свою историю и описывает царю, как проходят его оргии. При этом он выдает себя за служителя культа бога виноделия, а не представляется самим богом. Пенфей приказывает слугам бросить дерзкого юношу в темницу. Хор вакханок прославляет Диониса и проклинает Пенфея.

Действие третье

На сцене никого нет. Слышны подземные удары. На могиле Семелы загорается огонь. Затем из дворца выходит Дионис. Он объясняет хору вакханок, что посмеялся над Пенфеем, так как царские слуги связали быка, а не его. Пенфей растерян, но пытается снова поймать Диониса. В это время с Киферона приходит пастух. Он рассказывает Пенфею о плясках вакханок на горе. Также он упоминает о том, как пастухи попытались поймать их, но вакханки бросились на пастухов, а когда те спаслись бегством, женщины разорвали стадо на куски голыми руками. Пастух видит в этом божественную помощь и просит царя признать нового бога.

Пенфей выгоняет вестника, а Дионис предлагает царю самому посмотреть на вакханок. Он уговаривает его надеть женскую одежду и идти на Киферон. Когда царь соглашается, Дионис радуется. Он представляет, какая кара настигнет Пенфея у вакханок.

Действия четвертое и пятое

Дионис ведет царя в женском одеянии на Киферон через Фивы. Он предвкушает расправу над Пенфеем. Среди вакханок присутствует мать царя — дочь Кадма Агава. Хор поет о том, что именно она первая заметит Пенфея и примет его за сына львицы. Так все и случилось.

С Киферона приходит вестник и сообщает о том, какой страшной смертью погиб Пенфей. Его мать, рассудок которой помутнен Дионисом, принимает сына за льва и вместе с подругами разрывает его на части. Агава насаживает голову несчастного на тирс, находясь в полной уверенности, что это голова льва. Со своей добычей она направляется во дворец Пенфея.

На сцене появляется Агава со своим трофеем, чуть позже на сцену выходит Кадм, который принес во дворец останки Пенфея. Агава демонстрирует отцу свою добычу, от которой Кадм приходит в ужас. Он объясняет дочери, кто это на самом деле. С Агавы спадает пелена безумия, она ничего не помнит. Понимая, что убила сына, она рыдает и пытается обнять останки.

Кадм сокрушается о беде, постигшей его семью из-за нежелания Пенфея признать Диониса богом. Агава просит бога сжалиться над ними, но уже поздно сокрушаться. Кадм и Агава уходят в изгнание.

Мнения читателей

О трагедии Еврипида «Вакханки» отзывы читателей весьма неоднозначны. Одни считают это произведение познавательным и интересным, других сюжет трагедии приводит в ужас.

Каждому, кто интересуется греческой мифологией, прочитать произведение Еврипида «Вакханки» нужно обязательно. Многие читатели в отзывах пишут, что это произведение актуально в наши дни. В нем необычайно ярко показано, к каким страшным последствиям приводит пьянство.

Практически все читатели отмечают, что произведение написано красивым слогом, что в нем есть четкая сюжетная линия, еще раз подтверждающая, насколько талантливым был Еврипид.

Читать еще:  Скупой рыцарь сюжет кратко. Александр Пушкин — Скупой рыцарь (Трагедия): Стих

Еврипид — Вакханки

Еврипид — Вакханки краткое содержание

Трагедия написана в Македонии и поставлена в Афинах после смерти поэта вместе с «Ифигенией в Авлиде». Хотя трагедии приурочивались к празднествам Диониса, сюжеты, связанные с этим богом, в них разрабатывались довольно редко (около 20 названий из 600 сохранившихся). Вероятный предшественник Еврипида – Эсхил, написавший не дошедшую до нас драму «Пенфей».

Фиванская царевна Семела, дочь Кадма, была возлюбленной Зевса. По неразумию она попросила громовержца явиться во славе и погибла от его молний. Зевс спас недоношенного младенца (по одной из версий – зашил его в бедро и, когда пришел срок, «родил»). Как рожденный Зевсом, Дионис, в отличие от всех земных детей бога, является божеством. Его «эпифания» – прославление как бога – началась на Востоке, и оттуда он явился в Грецию и увлекает женщин (вакханок, менад) в свои оргиастические празднества. Мужчины препятствуют «непристойному» культу, главные противники – Пенфей, царь Фив и двоюродный брат Диониса, а также тетки, уверенные, что сестра согрешила со смертным, а не с богом («свои не признали»). В наказание Дионис ослепляет ум царя и отводит глаза его матери и теткам…

С античности и по нынешний день продолжаются споры, считать ли эту трагедию религиозным произведением, прославляющим всемогущество бога, или очередным выпадом Еврипида против богов, которые забавляются страданиями людей.

Вакханки — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Хор лидийских вакханок

Действие происходит в Фивах перед дворцом Кадма.

Сын Зевса, Дионис, я – у фиванцев.
Здесь некогда Семела, Кадма дочь,
Меня на свет безвременно явила,
Поражена Зевесовым огнем.
Из бога став по виду человеком[1],
Я подхожу к струям родимых рек.
Вот матери-перунницы[2] могила:
У самого дворца обломки дома
Еще курятся[3], – в них еще живет
Огонь небесный, Геры горделивой
На мать мою неугасимый гнев…
Спасибо Кадму: сделал неприступным
Он дочери святилище; его
Со всех сторон я скрыл и винограда
Кистями нежной зелени обвил.
Покинув пашни Лидии златой,
И Фригию, и Персии поля,
Сожженные полдневными лучами,
И стены Бактрии, и у мидя́н
Изведав холод зимний, я арабов
Счастливых посетил и обошел
Всю Азию, что по прибрежью моря
Соленого простерлась: в городах
Красиво высятся стенные башни,
И вместе грек там с варваром живет.
Всех закружил я в пляске вдохновенной
И в таинства их посвятил свои,
Чтоб быть мне явным божеством для смертных.
А потому из городов Эллады
Вас первыми я, Фивы, огласил
Восторга песнью, нарядил в небриды[4]
И в руки дал плющом увитый тирс,
Что сестры матери – кто б мог подумать? —
Во мне Зевеса сына не признали
И утверждали, будто, согрешив
Со смертным, мать Завесу приписала
Свой женский грех; что ловко сочинил
Ту басню Кадм и что Зевес Семелу
Убил за дерзко выдуманный брак.
За это их я в бешенстве дома́
Заставил бросить: потеряв рассудок,
Они теперь ушли на Киферон
В вакхических одеждах, с жаждой оргий
В груди, и сколько в царстве Кадма есть
Народу женского, – всех с ними вместе
Заставил я покинуть очаги,
Теперь под сенью елей в исступленье
Бездомные блуждают по скалам.
Да, город, ты почувствуешь теперь,
Что значит таинств Бромия[5] чуждаться.
И матери я память освящу,
Явившись людям тем могучим богом,
Который ею Зевсу был рожден.
Почет и власть царя здесь отдал Кадм
Пенфею, сыну дочери Агавы.
Он – богоборец, и ни разу мне
Не сделал возлиянья, и в молитвах
Упоминать не хочет. Пусть же царь
И прочие фиванцы убедятся,
Что точно бог я. А когда дела
Устрою здесь, – пойду в другие земли.
Но если с войском двинутся фиванцы,
Чтоб женщин с Киферона возвратить,
Я дам им бой, став во главе вакханок.
Так вот зачем, обличье изменив,
Из бога стал я с виду человеком.
А вы, со мной покинувшие Тмол,
Вы, Лидии питомицы, подруги
В пути и власти, – вы теперь, тимпан
Над головой фригийский поднимая,
Подарок Реи-матери и мой,
Столпитесь около дворца Пенфея:
Пусть громкие удары соберут
Сюда фиванцев. Я ж на Киферон
Пойду теперь, к моим вакханкам новым,
И в хороводы легкие вплетусь.

Во время последних слов Диониса вступает на орхестру хор лидийских вакханок.

Хор

Земли Азии, где вы?
Тмол священный, ты покинут! Сладок труд мой.
Я истому в славу Бромия подъемлю,
К богу Вакху я взываю: эвоэ!
Прочь с дороги, с дороги!
Скройтесь в домы, и уста благоговейно
Пусть сомкнутся: Диониса петь я буду,
Как его везде я славлю и всегда.

О, как ты счастлив, смертный,
Если, в мире с богами,
Таинства их познаешь ты;
Если, на высях ликуя,
Вакха восторгов чистых
Душу исполнишь робкую.
Счастлив, если приобщен ты
Оргий матери Кибелы;
Если, тирсом потрясая,
Плюща зеленью увенчан,
В мире служишь Дионису.
Вперед, вакханки, вперед!
Вы, бога и божьего сына,
Домой Диониса ведите!
С гор фригийских на стогны Эллады
Отведите вы Вакха домой.

Грянули громы Зевса —
Муки родов приспели:
Не доносив, извергнула
Бромия мать из чрева
И под ударом молний
Кончила жизнь безвременно.
Но извергнутого принял
Зевс в свое немедля лоно,
И, тая от Геры сына,
Он его в бедре искусно
Пряжкой застегнул златою.
Когда же приспел ему срок,
Рогоносного бога[6] родил он,
Из змей он венок ему сделал:
С той поры этой дикой добычей
Обвивает менада чело.

Вы, колыбель Семелы,
Фивы, плющом венчайтесь!
Нежной листвой оденьтесь,
Пурпуром ягод тиса!
Вакха исполнись, город,
С зеленью дуба и ели!
И белорунных кистей
Больше на пестрой небриде нашей!
Игривый тирс тебя сподобит Вакху, —
И вся страна запляшет за тобою,
Где свои лики промчит Дионис…
В гору он мчится, а женщин толпа
Ждет его там не дождется.
От станков и от ткацкой работы
Их в восторге отбил Дионис.

Крита юдоль святая,
Мрачный приют куретов,
Зрел ты рожденье Зевса.
С гребнем тройным на шлеме
Там корибанты обруч
Кожей нашли одетый.
Дико тимпан загудел:
С сладкими звуками слиться хотел
Фригийских флейт; тимпан вручили Рее,
Но стали петь под гул его вакханки.
Сатирам Рея его отдала:
Звонкая кожа с ума их свела.
В триетериды[7] святые
Его звон веселит хороводы,
Их же любит наш царь Дионис.

О, как мне любо в полянах,
Когда я в неистовом беге,
От легкой дружины отставши,
В истоме на землю паду,
Священной небридой одета.
Стремясь ко фригийским горам,
Я хищника жаждала снеди:
За свежей козлиною кровью
Гонялась по склону холма…
Но, чу! Прозвучало: “О Вакх, эвоэ!”
Млеком струится земля[8], и вином, и нектаром пчелиным,
Смол благовонных дымом курится.
Прянет тогда Дионис…
И вот уже носится вихрем:
Он нежные кудри
По ветру распустит.
Вот факел горящий в горах замелькал
На тирсе священном,
И с вакхической песнью слились
Призывные клики:
“Ко мне, мои вакханки,
Ко мне, мои вакханки,
Краса горы Пактола!
Злаченые тимпаны
Пусть тяжко загудят!
Воспойте Диониса,
Ликующего бога,
На свой, фригийский лад!
Нежной флейты священные звуки
Пусть нагорный вам путь усладят!”
И призыв еще не смолкнул,
А вакханка в быстром беге
Рядом с Вакхом уж несется:
Точно в стаде жеребенок
Подле матки скачет резвый.

Источники:

http://www.libfox.ru/16005-evripid-vakhanki.html
http://fb.ru/article/394200/drevnegrecheskaya-tragediya-vakhanki-evripid-kratkoe-soderjanie-deystvuyuschie-litsa-otzyivyi-chitateley
http://libking.ru/books/poetry-/dramaturgy/587045-evripid-vakhanki.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector