1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Федор крюков — запрещенный классик. За двести лет, что прожили с Петра

Почему Солженицын назвал Федора Крюкова настоящим автором «Тихого Дона»

Фёдор Крюков – незаслуженно забытый в советское время казачий писатель, оставивший после себя 4 тома рассказов, посвящённых истории и жизни донского казачества. Ряд современных исследователей считают, что «Тихий Дон» написал именно Фёдор Дмитриевич, а Шолохов или украл его рукописи, или был назначен автором «сверху». И версия эта небезосновательна.

Певец Тихого Дона

В дореволюционной России Фёдор Дмитриевич был достаточно известным человеком, а после прихода к власти большевиков его личность и творчество стали забываться. Родился Крюков в Усть-Медведицком округе в крупной станице Глазуновской. Отцом будущего писателя был атаман, а матерью родовитая казачья дворянка.

Входил в партию народников социалистов, работал завотделом литературы и искусства в популярном научном журнале «Русское богатство». Преподавал историю и русскую словесность в гимназии. За политическую деятельность три месяца сидел в тюрьме. Во время борьбы с коммунизмом – видный деятель Войскового круга, идеолог сопротивления большевикам на Дону. При отступлении белых сил в марте 1920 года умер от тифа, по другой версии – казнён.

Фёдор Дмитриевич написал множество рассказов и очерков, посвященных истории и жизни донских казаков. По сведениям друзей, последние годы писал роман, рукописи которого пропали после его смерти. Именно Крюкову приписывают авторство если не всего, то первых 4 томов романа-эпопеи «Тихий Дон». Впервые версию высказал Солженицын и советский литературовед Медведева-Томашевская.

В донских рассказах Крюкова и в «Тихом Доне» есть общие сравнения: «арбуз как остриженная голова», «диковинные облака» рядом с «задумавшейся курицей», «белый лопух головного убора», «зубчатая спина облаков», «лицо как голенище сапога». Сомнительно, что такие совпадения случайны, особенно «медовый запах цветов тыквы с огорода».

Полевая сумка

На XVIII съезде ВКП(б) в 1939 году уже известный писатель, но ещё не нобелевский лауреат Михаил Шолохов, выступая перед делегатами, сказал странные слова: «В частях Красной армии… будем бить врага… И смею вас уверить, товарищи делегаты съезда, что полевых сумок бросать не будем… Чужие сумки соберём… Потому что в нашем литературном хозяйстве содержимое этих сумок впоследствии пригодится. Разгромив врагов, мы ещё напишем книги о том, как мы этих врагов били».

Исследователи считают, что своё произведение Крюков хранил в полевой сумке. После смерти писателя они оказались у Петра Громославского, который в будущем стал тестем Михаила Шолохова. Впоследствии Шолоховы заявляли, что с Крюковым они были незнакомы, однако это не правда.

Фёдор Дмитриевич учился в гимназии, где его сокурсником, что является важной деталью, был Пётр Громославский. Там же получал образование будущий известный советский писатель Серафимович, который, возможно, помогал Шолохову переделывать текст и наполнять его элементами казачьего говора.

Также в английских архивах сохранилось фото, сделанное в 1919 году в Усть-Медведицкой станице. Снимок «всплыл» в 2016 году: на нём изображены британские офицеры и руководители казачьего восстания против большевиков. Рядом с сидящим Крюковым стоит его друг Александр Голубинцев и не кто иной, как Пётр Громославский. Удивительно, но на фото Крюков держит в руках кожаную походную сумку.

Черновик Шолохова

Исследователи, обвиняющие Шолохова в плагиате, приводят множество доводов. Нестыковки в датировке, исторические ошибки, ранний возраст автора, нехватка образования и многое другое. Однако их главным аргументом являются рабочие черновики писателя. При детальном рассмотрении листиков с текстом оказалось, что это не черновик, а скорее перепись.

В 1929 году для комиссии по плагиату Шолохову потребовалось срочно подготовить рукопись. Он её предъявил, но написанную тремя разными почерками (сам писатель, его супруга Мария и её сестра). Свой роман Крюков писал по старой орфографии, и в шолоховском черновике наблюдаются следы работы над удалением буквенных рудиментов.

Много в тексте и оборотов, которые могли возникнуть только при переписывании текста с непонятным почерком. Комиссия не нашла плагиата и признала Шолохова автором. В «Правде» было напечатано, что сомневавшиеся в подлинности романа – клеветники и враги большевизма.

Пролетарский писатель

Подозревать Шолохова в плагиате стали ещё в советские времена. В его авторство не верил профессор Дмитрий Лихачёв, писатели Иосиф Герасимов, Алексей Толстой и многие другие. Своё в отношении к проблеме авторства великого романа высказал и профессор Александр Логвинович Ильский, работающий в «Роман-газете», которая первой напечатала «Тихий Дон».

Читать еще:  Джазовая музыка, ее особенности и история развития. Юрий саульский, юрий чугунов

Он оставил следующее воспоминание: «Не только я, но и все в нашей редакции знали, что первые четыре части романа «Тихий Дон» Шолохов никогда не писал». По воспоминания Ильского, когда в литературной среде пошли разговоры о плагиате, то весь коллектив собрал главный редактор Анна Грудская и сказала, что вопрос с «Тихим Доном» решили «на верху» и вопрос задавать не стоит.

Партии и новой советской власти нужен был роман не хуже «Войны и мира» и таланта уровня Льва Толстого. Однако этот человек должен происходить из народа. Так и появился молодой писатель Шолохов, написавший великую эпопею, и для этого ему не понадобилось дворянское происхождение, образование и жизненный опыт.

Фёдор Крюков: кем на самом деле был автор романа «Тихий Дон»? (5 фото)

В 1929 году комиссия по плагиату запросила у Шолохова черновики его великой рукописи. Однако предъявил писатель записи, которые были сделаны тремя разными почерками: своим, рукой жены Марии и ее сестрой. Интересно, что Крюков писал все произведения при помощи старой орфографии. А в черновиках Нобелевского лауреата не вооруженным глазом была заметна борьба с непонятными ему буквенными рудиментами и оборотами. Однако газета «Правда» написала, что сомневаться в авторстве Шолохова могут только враги большевизма.

Так один из его коллег (профессор Александр Логвинович Ильский) по газете «Роман-газета» (издание первым напечатало «Тихий Дон») рассказывал следующее: «Не только я, но и все в нашей редакции знали, что первые четыре части романа «Тихий Дон» Шолохов никогда не писал». Ильский навсегда запомнит, как им объяснила эту абсурдную ситуацию редактор Анна Грудская: о «Тихом Доне» принято решение «на верху», поэтому больше не стоит задавать вопросов.

В тот момент молодой стране был необходим эпохальный роман не хуже «Войны и мира», автором которого должен был стать самый простой выходец из народа. У молодого Шолохова была отличная анкета и соответствующая родословная, но отсутствовало образование, а также жизненный опыт.

За несколько лет до своей смерти Крюков стал работать над произведением, которое стало подлинным смыслом его жизни — роман, основанный на воспоминаниях участников войны и бесценном жизненном опыте. «Большая вещь» — так называл свой труд предполагаемый автор первоначального текста «Тихого Дона». Свое детище Крюков всегда носил с собой в полевой сумке, которая пропала после его смерти от тифа в 1920 году. Однако есть сведения, что Федор Крюков был расстрелян, а его рукописью завладел старый знакомый — Громославский. Будущий тесть Шолохова ненавидел талантливого писателя из-за неприятного инцидента, в свое время Крюков разоблачил его финансовые махинации.

Фёдор Крюков (слева) со своим братом Александром

И если юный Михаил Шолохов совершенно не знал, что такое настоящий казачий быт и война, то Фёдор Крюков был знаком с этими явлениями не понаслышке. Родился Крюков (02.02.1870–04.03.1920) в станице Глазуновской в семье атамана, его матерью была потомственная донская дворянка. Он окончил с серебряной медалью Усть-Медведицкую гимназию, где его сокурсниками стали А. Попов (впоследствии – писатель А.С. Серафимович) и тот самый Петр Громославский (будущий тесть М.А. Шолохова). С 1888 года Фёдор продолжил обучение в Императорском Санкт-Петербургском историко-философском институте. Во главе своего творчества он поставил жизнь родного края, чьи обычаи знал, как никто другой. Уже к 1914 году писатель приобрел широкую известность благодаря повестям и рассказам о жизни Дона. А с 1911 года Крюков начинает работу над «Большой вещью» — романе о жизни донского казачества. Во время Первой мировой войны Крюков работает военным корреспондентом и заведующим отрядом Красного Креста Государственной думы на Кавказе, с 1915 года находился на Галицийском фронте. Сделанные в то время очерки из быта военного госпиталя перекликаются с событиями романа «Тихий Дон». О Февральской революции Крюков пишет в других своих очерках: «Обвал», «Новое» и «Новый строй. В 1918 году казачий писатель возвращается в родные места, где становится активным участником Белого движения. А уже в 1920 году Федора Крюкова не стало, считается, что его смерть стала результатом эпидемии тифа.

Рабочие черновики Шолохова оказались лишь переписью текстов Крюкова.

В 1927 году 22-летний М.А. Шолохов впервые являет миру «свой» роман «Тихий Дон», за который ему впоследствии присудят Нобелевскую премию. И сразу же на самоучку обрушивается волна обоснованной критики в литературных кругах. Уже позже Солженицын назовет его вором, подробно аргументируя свои слова в книге «Бодался теленок с дубом». Отечественные и зарубежные филологи тоже выдвигали свои версии, объясняя почему Шолохов не мог написать столь великий шедевр. В романе досконально описывается жизнь донского казачества и других слоев дореволюционного общества России. То, как автор описывает многие жизненные ситуации, взаимоотношения с женщинами и детьми не может передать «зеленый» юнец без богатого жизненного опыта, а ведь работа над романом должна была начаться задолго до 22-летия Михаила Шолохова.

Читать еще:  Знаменитые буквы HOLLYWOOD. Допустит ли Голливуд DLT до кинобюджетов

По мнению многих литературоведов, все образы в романе описаны с фотографической точностью, а значит автор должен был быть знаком и с участниками тех событий. Но это просто невозможно, ведь Шолохов тогда был еще ребенком. Нельзя не заметить и внезапно возникшие идеологические вставки в романе. Кроме того, произведение изобилует старинными казачьими песнями, которые Шолохов якобы позаимствовал (заявил об этом самолично) из сборников донских песен Пивоварова и Листопадова. Однако в этих замечательных сборниках такие тексты попросту отсутствуют…

Зато точно известно, что Крюков являлся подлинным знатоком песенного творчества своих предков, много лет он «коллекционировал» старинные казачьи песни и прекрасно их исполнял. В донских рассказах Крюкова можно встретить массу выражений, которые потом всплывут в романе Шолохова «Тихий Дон»: задумавшейся курицей», «белый лопух головного убора», «зубчатая спина облаков», «Лицо как голенище сапога», «арбуз, как остриженная голова», «диковинные облака». А вы помните, как вообще начинается сам роман?

Не сохами-то славная землюшка наша распахана.
Распахана наша землюшка лошадиными копытами,
А засеяна славная землюшка казацкими головами,
Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами,
Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами,
Наполнена волна в тихом Дону отцовскими,
материнскими слезами.
Ой ты, наш батюшка тихий Дон!
Ой, что же ты, тихий Дон, мутнехонек течешь?
Ах, как мне, тихому Дону, не мутну течи!
Со дна меня, тиха Дона, студены ключи бьют,
Посередь меня, тиха Дона, бела рыбица мутит.

Федор Крюков с учениками. В свое время писатель преподавал историю и географию в гимназии

Однако эту песню можно встретить и в очерке Федора Крюкова «Булавинский бунт», написанном задолго до «Тихого Дона».

Александр Солженицын писал: «. что не Шолохов писал «Тихий Дон» — доступно доказать основательному литературоведу, и не очень много положив труда: только сравнить стиль, язык, все художественные приемы «Тихого Дона» и «Поднятой целины. »

Со своей походной сумкой Крюков (внизу слева) не расставался никогда

Из книги Кувалдина Юрия Александровича «Тихий Дон» авторство: «Федор Крюков, донской казак. Сегодняшние читатели едва ли знают писателя Федора Крюкова. Ни в Советском энциклопедическом словаре, ни в Энциклопедическом литературном словаре мы не найдем даже упоминания о нем. Правда, сейчас это незаслуженно забытое имя начали вспоминать, но в основном в связи с так называемой проблемой авторства «Тихого Дона». Как известно, некоторыми исследователями была выдвинута версия о том, что роман о переломных событиях в судьбе донского казачества был написан или, во всяком случае, начат именно Ф. Д. Крюковым. При этом М. А. Шолохову отводится в лучшем случае роль соавтора выдающегося произведения XX века. Не будем сейчас касаться данной версии, которая имеет и своих сторонников, и своих оппонентов. Однако полемика вокруг авторства «Тихого Дона» выявила тот несомненный факт, что биография Шолохова недостаточно изучена и что еще беднее сведения о жизни и творчестве Ф. Д. Крюкова. Только недавно в нашей печати появились работы зарубежных авторов, из которых можно узнать некоторые подробности его биографии. (Ермолаев Г. (США). О книге Р. А. Медведева «Кто написал «Тихий Дон»?» — «Вопросы литературы», 1989, 8. Хьетсо Г., Густавссон С., Бекман Б., Гил С. «Кто написал «Тихий Дон»?» М., «Книга», 1989). С первых дней февральского переворота Федор Крюков с тревогой наблюдал за развитием событий: за нарастающей анархией, злобой и волной насилия, захлестывавшими русскую жизнь. Первое появление «большевиков» на Дону, в его родных местах, окончательно определило его дальнейший путь, он встал в ряды бойцов — защитников родины от той массы «просвещенных революционным сознанием», которая, как писал Крюков в 1919 г., «. обрела лик звериный. И с этим ликом быстро дошла до логического конца — и вот, мы видим воочию воскресение пещерного периода человеческой истории: люди простые, трудящиеся, мирные скрываются в пещерах, степных пустырях, лесах, на островках; цветущие степи окутаны дымом пожарищ; вернулись преступные муки, пытки, сожжения детей и женщин. Стон и вопль отчаяния оглашает знакомую ширь родного края. «

Через что пришлось пройти знаменитому артисту Николаю Крюкову

В 1960-1970-х гг. он был очень востребованным артистом, в его фильмографии более 110 работ, хотя большинство из них – роли второго плана. Зрители запомнили его по фильмам «Последний дюйм», «По тонкому льду», «Туманность Андромеды», «Петровка, 38» и др. Немногие знают о том, что актеру пришлось начинать кинокарьеру заново в 43 года из-за того, что во время войны он выступал в театре на оккупированных территориях, и что о его судьбе можно было бы снять еще один остросюжетный фильм.

Читать еще:  Золотые самолетики. Древние цивилизации, НЛО: Загадочные "самолетики" Колумбии

Театром Николай Крюков увлекся еще в юности, когда после школы устроился рабочим на ленинградский завод «Севкабель» и начал заниматься в кружке художественной самодеятельности. В 1935 г., в 20 лет он окончил театральную студию при Большом драматическом театре и был принят в труппу театра-судии под руководством С. Радлова. Его кинодебют состоялся в 1938 г. в фильме «Морской пост».

Николай Крюков в фильме *Необыкновенное лето*, 1956

В 1940 г. он начал сниматься в фильме «Политрук Колыванов», но съемки не были завершены – началась война. Позже Крюков вспоминал: «Нас разбили на фронтовые бригады. Театр перешёл на военизированное положение. Мы оставались в театре всё время … Бригады выезжали на фронт, на корабли, на сборные пункты и на рытьё противотанковых рвов». Он выходил на сцену и в блокадном Ленинграде – несмотря на все тяготы военного времени, люди продолжали ходить в театры. Это продолжалось до тех пор, пока актер не попал в больницу, потеряв силы от истощения. В феврале 1942 г. было принято решение об эвакуации театра.

Кадр из фильма *Последний дюйм*, 1958

В Пятигорске спектакли возобновились, но летом 1942 г. в город вошли немцы. Актеров не успели эвакуировать – местные власти опасались, что это может спровоцировать панику в городе, и труппа вместе с режиссером Радловым оказалась в оккупации. Крюков рассказывал: «Был приказ о работе. Мы, сколько могли, тянули: отговаривались тем, что состав труппы неполный – нужно время для восстановления спектаклей, многих исполнителей не хватало и т. п. Но и это не могло продолжаться вечно. Были приняты кое-кто из случайно оставшихся актёров, кое-кто пришёл к нам из состава оперетты. И начали работать… Население ходило к нам в театр, и спектакли – мы это видели – много значили и для зрителей, и для нас. В атмосфере спектакля мы сильнее ощущали временность оккупации, не теряли веры в нашу победу».

Николай Крюков в фильме *Идущие за горизонт*, 1972

И местное население, и ленинградские актеры не теряли надежды на освобождение – бои велись близко, но перед отступлением из Пятигорска немцы отправили актеров под конвоем в Запорожье, а затем оттуда перевезли в Берлин. Там труппа распалась, Николай Крюков и несколько его коллег перебрались на юг Франции, где продолжали давать спектакли. После освобождения Франции им наконец удалось встретиться с представителями советского командования, и в 1945 г. они вернулись на родину.

Кадр из фильма *Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона*, 1980

В СССР их ждала печальная участь: режиссера и его жену обвинили в измене родине и сотрудничестве с оккупантами и дали 10 лет лагерей. Анна Радлова скончалась в заключении в 1949 г., ее муж в 1953 г. был освобожден и реабилитирован. Николаю Крюкову удалось избежать ареста, но он был лишен права работать в московских и ленинградских театрах. В 40 лет ему пришлось начинать актерскую карьеру практически с нуля – он играл в провинциальных труппах и только после 1953 г. смог вернуться на съемочную площадку. А в 43 года он наконец переехал в Ленинград и был принят на киностудию «Ленфильм».

Кадр из фильма *Россия молодая*, 1981-1982

Популярность пришла к нему в зрелом возрасте. В 1958 г. он сыграл летчика в фильме «Последний дюйм», получив премию Всесоюзного кинофестиваля за лучшую мужскую роль года. Об этой работе киновед А. Шпагин писал: «Образ из «Последнего дюйма» потом отразился на всего его ролях. Одинокий волк с внутренней интеллигентностью, внутренним трагизмом, со сложной судьбой. Он него исходило ощущение ума, глубины и человеческой значительности. Взгляд Крюкова просвечивал человека насквозь. Коршун. Старый коршун… Все его герои суховаты, потому что понимают, что эмоции могут привести только к чему-то худшему. Этому, безусловно, самого актера научила его судьба…».

Кадр из фильма *Белые одежды*, 1992

В 1960-х гг. Крюков снялся в 30 фильмах, и после этого картины с его участием выходили ежегодно вплоть до 1990-х гг. И только в 1991 г. актер, сыгравший более 100 ролей в театре и кино, получил звание заслуженного артиста РСФСР. Свою последнюю роль он исполнил в 1992 г, а спустя год Николай Крюков скончался. На постаменте Серафимовского кладбища Санкт-Петербурга была выбита надпись: «Истинно народный».

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/592d370bd7d0a6f37914f684/5ddd7b1ec4c7be1e41080ac2
http://fishki.net/2983038-fyodor-krjukov-kem-na-samom-dele-byl-avtor-romana-tihijdon.html
http://picturehistory.livejournal.com/3551622.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×