9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Год написания лунной сонаты бетховена. Бетховен — Лунная соната

Лунная соната (Бетховен)

«Лунная соната» (соната для фортепиано № 14 до-диез минор, оп. 27, № 2; нем.: Klaviersonate Nr. 14 op. 27 Nr. 2 или итал. «Quasi una fantasia») — одно из самых известных произведений музыкальной классики, сочинение немецкого композитора Людвига ван Бетховена; время создания 1800—1801 гг.

На самом деле название «Лунная соната» не авторское.

Сам Бетховен определил своё творение «сонатой в духе фантазии» [1] . А Лунную сонату придумал в 1832 году, уже после кончины Бетховена, к первой части сонаты Adagio sostenuto немецкий музыкальный критик Людвиг Рельштаб (нем. Ludwig Rellstab; 1799—1860) [2] ; однако это название настолько прижилось ко всему произведению, что бетховенскую сонату № 14 опус 27 № 2 стали так называть и именно под таким названием она получила мировую известность.

И это при том, что многие музыковеды считают название Лунная соната совершенно негодным для произведения Бетховена. Так, музыкальный критик Александр Майкапар отмечает, что в сонате нет ничего «лунного» и никакого «лунного свечения» не усматривается, и как подтверждение своей правоты приводит слова Гектора Берлиоза, что первая часть сонаты рисует атмосферу не столько «лунной ночи», сколько «солнечного дня» [2] .

Но именно это — с точки зрения многих, неправильное — название стало официальным.

«Лунная соната» — четырнадцатая в ряду фортепианных сонат Бетховена (всего он написал тридцать две сонаты для фортепиано), а номер 2 означает, что при публикации Бетховен объединил две свои сонаты: 13-ая стала дополнительно № 1 в этой общей публикации, а 14-ая — соответственно получила дополнительный № 2 [2] .

История создания этого выдающегося музыкального произведения трагична и связана с неразделенной любовью композитора.

Его любовью стала 16-летняя графиня Джульетта Гвиччарди (итал. Giulietta Guicciardi; 1782—1856) [1] , прибывшая из Италии в Вену в конце 1800 года [2] и начавшая брать уроки музыки у Бетховена вместе со своими кузинами Брунсвик [3] .

20-летний молодой музыкант мечтал о женитьбе [3] . Лето 1801 года, проведенное Бетховеном в имении Брунсвик вместе с Джульеттой, было одним из самых счастливых в его жизни: он любил и был любим. Денег за свои уроки с любимой он не брал, а она в свою очередь расшивала его рубашки [2] . Всё дышало счастьем.

И он самозабвенно сочинял музыку для своей возлюбленной.

А через несколько месяцев Джульетта Гвиччарди вышла замуж за другого, ее избранником оказался музыкант граф Роберт Галленберг [3] . Бетховен тяжело переживал эту измену. Кроме того у гениального композитора в это же время все больше развивалась глухота [1] ; глухота — это страшно, но еще страшнее она для музыканта. Его мучил постоянный шум в ушах, а отдельные звуки он разбирал всё хуже и хуже. Бетховен вынужден был скрывать этот недуг — чтобы не потерять работу.

В начале 1802 года соната с посвящением графине Гвиччарди была готова [3] и опубликована в Бонне издателем Зимроком [2] .

Соната состоит из трех частей: 1. Adagio sostenuto; 2. Allegretto; 3. Presto agitato [2] .

Это произведение, полное тоски и боли, завершившими чудесные счастливые дни. Тут и страдания любви и предательства, тут и отчаяние в связи с болезнью — глухотой. Всё собрано вместе, в один музыкальный отчаянный и безысходный плач.

Выдающийся русский музыкальный критик А. Н. Серов сказал об этом произведении: «Памятник любви, который он хотел создать этою сонатою, очень естественно обратился в мавзолей. Для такого человека, как Бетховен, любовь не могла быть ничем другим, как надеждою загробною и скорбью, душевным трауром здесь на земле» [2] .

Исполнительская судьба этого произведения великая, соната звучала в исполнении самых выдающихся музыкантов мира.

Гитарист Марсель Робинсон сделал переложение произведения для гитары.

Выдающийся американский музыкант Гленн Миллер аранжировал «Лунную сонату» для джаз-оркестра (не путать с его же «Лунной серенадой»).

Скульптор Пауль Блох в 1995 году изваял мраморную скульптуру, которую назвал «Лунная соната» — так он воплотил это музыкальное произведение в мраморе.

Художник Ральф Харрис Хаустон написал картину, которую назвал «Лунная соната».

Название сонаты стало хрестоматийным и используется и в бижутерии, и в кулинарии — да и где только ни используется [2] : во всём, что не имеет никакого отношения к одному из самых великих произведений классической музыки.

Читать еще:  Происхождение фразеологизма белая ворона. "Белая ворона": значение фразеологизма

«Лунная соната» Л.Бетховена: история создания

«Лунная соната» Бетховена – произведение, которое поражает чувства человечества вот уже более двух сотен лет. В чем секрет популярности, неувядаемого интереса к этой музыкальной композиции? Возможно, в настроении, в чувствах, которые вкладывает гений в свое детище. И которые даже сквозь ноты затрагивают душу каждого слушателя.

История создания «Лунной сонаты» трагична, полна переживаний и драматизма.

Появление «Лунной сонаты»

Известнейшая композиция явилась миру в 1801 году. С одной стороны, для композитора эти времена – пора творческого рассвета: его музыкальные творения набирают все больше популярности, талант Бетховена оценен общественностью, он желаемый гость знаменитых аристократов. Но с виду жизнерадостного, счастливого человека терзали глубокие переживания. Композитор начинает терять слух. Для человека, ранее обладающего изумительно тонким и точным слухом, это стало огромным потрясением. Никакие медицинские средства не могли избавить музыкального гения от невыносимых шумов в ушах. Людвиг Ван Бетховен старается не огорчать близких, скрывает от них свою проблему, избегает общественных мероприятий.

Но в это тяжелое время жизнь композитора наполнит яркими красками юная ученица Джульетта Гвиччарди. Будучи влюбленной в музыку, девушка прекрасно играла на рояле. Бетховен не устоял перед очарованием юной красавицы, ее добродушием – его сердце наполнилось любовью. А вместе с этим великолепным чувством вернулся и вкус жизни. Композитор снова выходит в свет и снова ощущает красоту и радость окружающего мира. Будучи окрыленным любовью, Бетховен начинает работу над удивительной сонатой под названием «Соната в духе фантазии».

Но мечты композитора о супружеской, семейной жизни потерпели крах. Юная легкомысленная Джульетта заводит любовные отношения с графом Робертом Галленбергом. Соната, навеянная счастьем, была завершена Бетховеном в состоянии глубокой тоски, грусти и гнева. Жизнь гения после измены возлюбленной потеряла всякий вкус, сердце окончательно разбито.

Но несмотря на это, чувства любви, горести, тоски от расставания и отчаяния от невыносимых физических страданий, связанных с болезнью, породили незабываемое произведение искусства.

Почему «Лунная соната»?

Название «Лунная соната» эта знаменитая музыкальная композиция приобрела благодаря другу композитора Людвигу Рельштабу. Мелодия сонаты навеяла ему картину озера с тихой гладью и лодку, плывущую под томным светом луны.

«Лунная соната» (Соната №14 Cis-moll, Opus 27 №2)

Соната имеет подзаголовок «в духе фантазии» (итал. quasi una fantasia), поскольку в ней нарушена традиционная последовательность частей «быстро-медленно-[быстро]-быстро». Вместо этого, соната имеет линейную траекторию развития — от медленной первой части к бурному финалу.

В сонате 3 части:
1. Adagio sostenuto
2. Allegretto
3. Presto agitato

Соната была написана в 1801 и опубликована в 1802 году. Это период , когда Бетховен всё больше жаловался на ухудшение слуха, однако продолжал пользоваться популярностью в венском высшем обществе и имел множество учеников и учениц в аристократических кругах. 16 ноября 1801 года он писал своему другу Францу Вегелеру в Бонн: «Перемена, происшедшая во мне теперь, вызвана милой чудесной девушкой, которая любит меня и любима мною. В эти два года было несколько волшебных моментов и впервые я чувствовал, что женитьба может сделать человека счастливым».

Считается, что «чудесной девушкой» была ученица Бетховена, 17-летняя графиня Джульетта Гвиччарди, которой он посвятил вторую сонату Opus 27 или «Лунную сонату» (Mondscheinsonate).

Бетховен познакомился с Джульеттой (приехавшей из Италии) в конце 1800 года. К ноябрю 1801 года относится цитированное письмо Вегелеру, но уже в начале 1802 года Джульетта предпочла Бетховену графа Роберта Галленберга, посредственного композитора-любителя. 6 октября 1802 года Бетховен написал знаменитое «Гейлигенштадтское завещание» — траги­ческий документ , в котором отчаян­ные мысли об утрате слуха сочетаются с го­речью обманутой любви. Мечты были окончательно развеяны 3 ноября 1803 года, когда Джульетта вышла за графа Галленберга замуж.

Популярное и удивительно проч­ное название «лунной» укрепилось за сонатой по инициативе поэта Людвига Рельштаба, который (в 1832 году, уже после смерти автора) сравнил музыку первой части сонаты с пейзажем Фирвальдштетского озера в лунную ночь.

Против подобного наименования сонаты не раз возражали. Энергично протестовал, в частно­сти, Л. Рубинштейн. «Лунный свет, — писал он, требует в музыкальном изображении чего-то мечтательного, меланхолического, задумчивого, мир­ного, вообще нежно светящего. Первая же часть сонаты cis-moll трагическая с первой до послед­ней ноты (на это намекает и минорный лад) и та­ким образом представляет подернутое облаками небо — мрачное душевное настроение; последняя часть бурная, страстная и, следовательно, выра­жающая нечто совершенно противоположное крот­кому свету. Только маленькая вторая часть допускает минутное лунное сияние. ».

Это одна из самых популярных бетховенских сонат, и одно из самых популярных фортепианных произведений вообще («Лунная соната» в поп-культуре).

Читать еще:  Лотерея где реально можно выиграть. Как выиграть в лотерею крупную сумму денег

Первая часть, до диез минор, написана в форме, близкой к усеченной сонатной. Она открывается октавными аккордами в левой руке и триольными фигурациями в правой. Мелодия, которую Берлиоз назвал «плачем», проходит в основном в правой руке на фоне остинатных триолей. Часть исполняется pianissimo (очень тихо), достигая в кульминации лишь mezzo forte.

Это adagio sostenuto производило и производит огромное впечатление на слушателя; так, Берлиоз назвал его «одной из тех поэм, которые не в силах выразить человеческий язык». Произведение было очень популярно и при жизни Бетховена, что несколько раздражало самого композитора, который как-то заметил своему ученику Карлу Черни: «конечно, я написал вещи и получше».

Александр Серов находит в первой части сонаты выражение «смертельного уныния».

Эта часть состоит из трех необычайно выразительных и очень ясно различимых музыкальных элементов, как пишет А. Б. Гольденвейзер: «Спокойное движение как бы хоральных аккордов, определяемое движением басовых октав; гармоническая триольная фигурация, с неумолимостью проходящая через всю часть, — сравнительно редкий у Бетховена пример выдержанного через все сочинение однообразного ритмического движения, так часто встречающегося у Баха, и, наконец, скорбный малоподвижный мелодический голос, ритмически почти совпадающий с линией баса. Соединяясь в одно гармоническое целое, каждый из этих элементов живет самостоятельной жизнью, образуя непрерывную живую декламационную линию, а не «подыгрывая» только свою партию к ведущему голосу.»

Вторая часть представляет собой довольно обычное скерцо и трио, момент относительного спокойствия перед бурным финалом. Она написана в ре-бемоль мажоре, энгармонически равном до-диез мажору, параллельному тональности первой части (до-диез минор). Франц Лист описывал вторую часть, как «цветок между двух пропастей». Динамически здесь доминирует пиано, однако яркие сфорцандо и противопоставления форте-пиано придают музыке достаточно жизнерадостный общий характер.

Генрих Нейгауз, «Об искусстве фортепианной игры»: ««Утешительное» настроение второй части у недостаточно чутких учеников легко переходит в увеселительное скерцандо, в корне противоречащее смыслу произведения. Я слышал десятки, если не сотни раз такую трактовку. В таких случаях я обычно напоминаю ученику крылатое словцо Листа об этом аллегретто: «Это цветок между двух пропастей», и стараюсь ему доказать, что аллегория эта не случайна, что она удивительно точно передает не только дух, но и форму сочинения, ибо первые такты мелодии напоминают поневоле раскрывающуюся чашечку цветка, а последующие — свисающие на стебле листья. Прошу помнить, что я никогда не «иллюстрирую» музыку, то есть в данном случае я не говорю, что эта музыка есть цветок, — я говорю, что она может вызвать духовное, зрительное впечатление цветка, символизировать его, подсказать воображению образ цветка.»

Александр Серов: «Позабываю сказать, что в этой сонате есть еще скерцо. Нельзя не удивляться, как тут замешалось это скерцо, не имеющее никакого отношения ни к предыдущему, ни к последующему. «Это цветок между двух пропастей», сказал Лист. Пожалуй! Но такое место, я полагаю, не слишком эффектно для цветка, так что с этой стороны метафора господина Листа, может быть, и не лишена верности.»

Финал (снова в до♯ миноре) написан в сонатной форме, и это наиболее развернутая часть сонаты. Бетховен применит такой же подход — перенесение «центра тяжести» в финальную часть — в сонатах Opus 27 №1 и Opus 101.

Сочетание сложных хроматизмов и очень быстрых акцентированных арпеджио делают эту часть одной из наиболее сложных и даже виртуозных произведений для фортепиано соло, требуя от исполнителя превосходных технических навыков для соблюдения авторских указаний метронома.

Считается, что именно третья часть «Лунной сонаты» была образцом и вдохновением для Фантазии-экспромта Шопена.

Ромен Роллан: «Внезапное адажио… пиано… Человек, доведенный до крайности, умолкает, дыхание пресеклось. И когда через минуту дыхание оживает и человек поднимается, кончены тщетные усилия, рыдания, буйства. Все сказано, душа опустошена. В последних тактах остается только величественная сила, покоряющая, укрощающая, принимающая поток.»

Интенсивное использование сфорцандо в сочетании с несколькими стратегически расположенными пассажами фортиссимо создает ощущение очень мощного звучания всей части, несмотря на формальное преобладание piano.
В этом бурном сонатном аллегро две основные темы, в которых использованы разные техники варьирования.

Педаль в «Лунной сонате».

В начале сонаты стоит указание Бетховена по-итальянски: «Должно играть всю пьесу (имеется в виду первая часть) очень деликатно и без демпферов» («Si deve suonare tutto questo pezzo delicatissimamente e senza sordino»). Однако, современные инструменты имеют значительно большее время звучания открытой струны, чем рояли времен Бетховена, поэтому при выполнении этой авторской рекомендации создается очень размытое и диссонирующее звучание.

Читать еще:  Цифры по пифагору. Квадрат Пифагора: Совместимость по дате рождения

Одним из способов решения этой проблемы является использование аутентичных инструментов или их копий. Сторонники такого «исторического» подхода к исполнению находят возможным точное выполнение авторских указаний, в том числе касающихся педали. («Аутентичное» исполнение сонат Бетховена: часть I, часть II, часть III (Beethovenfest-2009).)

При исполнении на современных инструментах, большинство пианистов пытаются достичь такого же эффекта с помощью периодического снятия педали, чтобы избежать диссонансов (как правило, при смене гармонии).

Полупедаль — техника неполного нажатия правой педали — также часто используется для симулирования звучания инструментов начала 19 века. Возможно также сочетание полупедали и очень короткого снятия.

За 150 лет своего существовании «лунная» соната вызывала и вызывает восторг музыкантов и всех любящих музыку. Эту сонату, в частности, чрезвычайно ценили Шопен и Лист (последний составил себе особую славу ее гениальным исполнением). Даже Берлиоз, вообще говоря, довольно равнодушный к фортепианной музыке, находил в первой части «лунной» сонаты поэзию, невырази­мую человеческими словами.

В России «лунная» соната неизменно пользовалась и продолжает пользоваться самым горя­чим признанием и любовью. Когда Ленц, присту­пив к оценке «лунной» сонаты, отдает дань мно­жеству лирических отступлений и воспоминаний, чувствуется взволнованность критика, мешающая ему сосредоточиться на анализе предмета.

Улыбышев причисляет «лунную» сонату к произведениям, отмеченным «печатью бессмертия», обладающим «самой редкой и самой прекрасной из привилегий — привилегией равно нравиться по­священным и профанам, нравиться до тех пор, пока будут уши, чтобы слышать, и сердца, чтобы любить и страдать».

Серов назвал «лунную» сонату «одной из вдох­новеннейших сонат» Бетховена.

Характерны воспоминания В. Стасова о молодых годах, когда он и Серов восторженно вос­принимали исполнение «лунной» сонаты Листом. «Это была, — пишет Стасов в своих мемуарах «Училище правоведения сорок лет тому назад», та самая «драматическая музыка», о которой мы с Серовым в те времена больше всего мечтали и поминутно обменивались мыслями в нашей пере­писке, считая ее той формой, в которую должна окончательно обратиться вся музыка. Мне показалось, что в этой сонате есть целый ряд сцен, трагическая драма: «в первой части — мечтатель­ная кроткая любовь и состояние духа, по време­нам наполненное мрачными предчувствиями; дальше, во второй части (в scherzo) — изображе­но состояние духа более покойное, даже игри­вое — надежда возрождается; наконец, в третьей части — бушует отчаяние, ревность, и все кон­чается ударом кинжала и смертью».

Аналогичные впечатления испытал Стасов от «лунной» сонаты позднее, слушая игру А. Рубинштейна: «. понеслись вдруг тихие, важные зву­ки точно из каких-то незримых душевных глубин, издалека, издалека. Одни были печальные, пол­ные бесконечной грусти, другие задумчивые, тес­нящиеся воспоминания, предчувствия страшных ожидании. я в те минуты был беспредельно сча­стлив и только припоминал себе, как за 47 лет раньше, в 1842 году, я слышал эту самую вели­кую сонату в исполнении Листа, в III петербург­ском его концерте. и вот теперь, через столько лет я опять вижу еще нового гениального музы­канта и опять слышу эту великую сонату, эту чуд­ную драму, с любовью, ревностью и грозным уда­ром кинжала в конце — опять я счастлив и пьян от музыки и поэзии»

«Лунная» соната вошла и в русскую художественную литературу. Так, например, эту сонату иг­рает в пору сердечных отношений с мужем герои­ня «Семейного счастья» Льва Толстого (главы I и IX).

Естественно, что «лунной» сонате посвятил немало высказываний вдохновенный исследователь духовного мира и творчества Бетховена — Ромен Роллан.

Метко характеризует Ромен Роллан круг образов сонаты, связывая их с ранним разочарованием Бетховена в Джульетте: «Иллюзия длилась недолго, и уже в сонате видно больше страдания и гнева, чем любви». Называя «лунную» сонату «мрачной и пламенной», Ромен Роллан очень верно выводит ее форму из содержания, показы­вает, что свобода сочетается в сонате со строй­ностью, что «чудо искусства и сердца, — чувство проявляет себя здесь как мощный строитель. Единство, которого художник не ищет в архитек­тонических законах данного отрывка или музы­кального жанра, он обретает в законах собственной страсти»

В реалистическом психологизме «лунной» сонаты — важнейшая причина ее популярности. И прав был, конечно, Б. В. Асафьев, писавший: «Эмоциональный тон этой сонаты напоен силой и романтическим пафосом. Музыка, нервная к воз­бужденная, то вспыхивает ярким пламенем, то никнет в мучительном отчаянии. Мелодия поет, плача. Глубокая сердечность, присущая описываемой сонате, делает ее одной из любимейших и до­ступнейших. Трудно не поддаться воздействию столь искреннейшей музыки — выразительнице не­посредственного чувства»

Источники:

http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9B%D1%83%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0_(%D0%91%D0%B5%D1%82%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD)
http://fafka.ru/moonlight-sonata-beethoven/
http://www.beethoven.ru/node/260

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×