0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Художественный мир в г короленко. Непокорный нрав и революционная направленность

Писатель Владимир Короленко: биография, творчество и интересные факты

Одним из известнейших и значительных общественных деятелей конца XIX — начала XX века был журналист, писатель и публицист Короленко Владимир Галактионович. Краткая биография, иллюстрирующая его жизненный и творческий путь, включает немало печальных и трагичных событий. Однако он всегда оставался реалистом, который искал и находил романтизм в реальной жизни, размышляя о высоком в условиях суровой действительности. Многие из его героев наделены таким духовным накалом и самосжигающей беззаветностью, которые смогли приподнять их над болотом тупой, сонной действительности. Они навсегда останутся в качестве напоминания о существовании высшей красоты человеческого духа.

Владимир Короленко. Биография: ранние годы

Писатель появился на свет в Житомире в 1853 году. Его отцом был уездный судья, который обладал замкнутым характером, неподкупностью и справедливостью. Образ отца стал чрезвычайно важным в процессе формирования мировоззрения мальчика.

Мать будущего писателя была полькой по происхождению, поэтому Владимир Короленко с детства прекрасно владел польским языком. Пансион Рыхлинского – это первое учебное заведение, в котором обучался Владимир Короленко. Биография его насчитывает еще несколько школ, так как из-за службы отца семья вынуждена была часто переезжать.

Дальнейшее образование писатель получил в Житомире, Ровно, Петербурге и Москве. Петербургский технологический университет ему окончить не довелось: потеря отца стала первым испытанием, которое пережил Владимир Галактионович Короленко. Кратко описывая дальнейшие годы, можно сказать, что тяжелое материальное состояние заставило его учиться в Петровской земледельческой академии.

Непокорный нрав и революционная направленность

Революционные взгляды Владимир Короленко разделял с юности. Через два года после поступления за активную деятельность в народническом движении его исключили из академии и сослали в Кронштадт. Там он находился под наблюдением властей, зарабатывая изготовлением чертежей.

Когда ссылка закончилась, юноша смог вернуться в Петербург и снова заняться своим образованием, однако ненадолго. Следующие шесть лет прошли для него в ссылках, арестах и переездах. Тяготы и лишения подневольного существования не только не сломили, но и закалили его дух, как сам упоминал Короленко Владимир Галактионович. Краткая биография писателя включает перечень городов и регионов, в которых он жил, будучи политическим узником: Глазов (Вятская губерния), Березовские починки (Бисеровская волость), Вятка, Вышний Волочек, Томск, Пермь, Якутия (Амгинская слобода).

Многие биографы сходятся во мнении, что именно в этот период был сформирован характер писателя. Также им был собран огромный объем материала для будущей работы.

Первые литературные шаги

Поселившись в Нижнем Новгороде по разрешению правительства, Владимир Короленко принялся за писательскую деятельность. Время с 1885 по 1895 год считается самым плодотворным в карьере литератора. Здесь в полной мере раскрылся его талант, спровоцировав интерес со стороны читающей публики всей России.

Январь 1886 года был ознаменован для Владимира Короленко женитьбой на Евдокии Ивановской. Они были знакомы задолго до свадьбы и стали счастливой семейной парой. Для писателя этот брак был единственным.

В этом же году свет увидело первое издание книги Владимира под названием «Очерки и рассказы», которое включало несколько сибирских новелл.

Затем были опубликованы «Павловские очерки», написанные в период пребывания Короленко в селе Павлово. Основной их темой стало описание тяжелого положения, в котором находились кустари-металлисты села, задавленные нищетой.

Литературный триумф

Вышедшие следом за первыми сборниками книги «Сон Макара», «Слепой музыкант», а также «В дурном обществе» проявили глубокое знание человеческой психологии и философский подход, примененные писателем при работе над произведениями. Они вызвали настоящий восторг у читателей. В качестве основного материала, использованного Владимиром, выступили его детские воспоминания и впечатления об Украине. Тяжелый период репрессий и философских раздумий обогатил прошлые наблюдения социальными выводами, придав работам зрелость и правдивость.

Владимир Короленко настаивал на том, что счастье, полнота и гармония жизни доступны исключительно через преодоление собственного эгоизма, а также путем служения народу.

Путешествуя по миру

Следующие годы писатель посвятил путешествиям. При этом им были посещены не только края обширной России, но и Америка. В начале 90-х годов Владимир посетил Всемирную выставку в Чикаго. Впечатления от поездки и собранный материал позволили ему написать рассказ «Без языка», который фактически стал романом, повествующим о жизненном пути украинского переселенца в Америке. Произведение увидело свет в 1895 году, принеся Владимиру Короленко славу не только на родине, но и за океаном. Эту и другие его книги начинают переводить на иностранные языки.

Сегодня из всех литературных произведений наиболее широко известен «Слепой музыкант», так как эта повесть входит в образовательную программу многих школ.

Публицистическая деятельность

Биография Короленко Владимира Галактионовича для 5 класса школы, наряду с фактами его писательской деятельности, включает также примеры работ в качестве журналиста.

Значительной составляющей его участия в общественной жизни стало написание статей и корреспонденций. Книга «В голодный год» объединила публикации писателя, размещенные в газете «Русские ведомости». Идеей, пронизывающей эти статьи, стало описание чудовищной картины народного бедствия, спровоцированного продолжающейся крепостной зависимостью и нищетой русской деревни.

Биография Короленко Владимира Галактионовича для 5 класса была бы неполной без упоминания о работе редактором журнала «Русское богатство».

В конце 90-х годов писатель переселился в Полтаву, в которой и остался до конца жизни. Здесь, на хуторе Хатки, у него была дача. В течение многих лет Владимир и его семья приезжали в этот дом на лето. Сегодня здесь музей.

Завершение жизненного пути

Последним произведением Владимира Короленко стала автобиографическая «История моего современника», запланированная как обобщенное и систематизированное описание всех пережитых им событий и приобретенных философских взглядов. К сожалению, писатель не успел закончить свою масштабную работу. В 1921 году, работая над четвертым томом книги, Владимир Короленко умер, не перенеся воспаление легких.

Короленко Владимир Галактионович: интересные факты

Писатель и публицист, Владимир Коваленко был чрезвычайно честным и совестливым человеком. Получив определенное влияние в качестве журналиста, он пользовался им для становления законности и справедливости. Одним из известных фактов его общественной деятельности стало участие в суде над вотяками в 1985-1986 годах.

Семеро человек были обвинены в зверском убийстве бездомного, и арестованы, и приговорены к десяти годам каторжных работ. При этом обстоятельства усугублялись характером нанесенных повреждений, которые делали убийство похожим на ритуальное жертвоприношение.

Читать еще:  Где находится номер тиража на жилищной лотереи. «Жилищная лотерея»: правила игры

Услышав о Мултанском процессе, писатель прибыл в город, чтобы установить истину как корреспондент. Собранные им факты и доказательства, а также проведенное расследование показало, что убитый был уже мертвым, когда ему наносили повреждения. Основной целью этих действий было намеренное введение следствия в заблуждение и осуждение конкретных людей.

Решающую роль в вынесении оправдательного приговора сыграло выступление писателя в зале суда и две речи, которые произнес там Владимир Короленко. Биография кратко и в общих чертах описывает содержание этих гениальных речей, ведь они не были записаны. Их эмоциональная сила была настолько велика, что стенографистки не могли выполнять свои обязанности из-за потоков слез.

Дело Бейлиса

Еще одним спасенным от несправедливого осуждения человеком стал Бейлис. Будучи евреем, он подвергся обвинению в преступлении, которого не совершал (убийство христианского мальчика). Этот процесс имел широкий резонанс, а участие Короленко привело к оправданию подсудимого и снятию всех обвинений.

Сформулированная Владимиром Короленко задача литературы как открытие значения личности на почве знания массы была в полной мере осуществлена в его деятельности и творчестве, связывая их с литературным наследием будущей эпохи.

Своеобразие реализма В.Г. Короленко в очерке «Чудная (Очерк из 80-х годов)»

Устанавливая рекомендуемое программное обеспечение вы соглашаетесь
с лицензионным соглашением Яндекс.Браузера и настольного ПО Яндекса .

Курс повышения квалификации за 340 рублей!

Эмоциональное выгорание педагогов. Профилактика и способы преодоления

Магоновой Анны, группа БП-21

Своеобразие реализма В.Г. Короленко в очерке « Чудная (Очерк из 80-х годов)»

Владимир Галактионович Короленко является одним из ярких представителей нового поколения русских писателей, начавший свою литературную деятельность в 1880-х годах. Короленко вступил на литературное поприще как участник народнического движения, «хотя и в этом движении он занял особую позицию» 1 . Не только Г.А. Бялый заметил эту «особую позицию» Короленко. Максим Горький в статье «Из воспоминаний о В.Г. Короленко» писал: «Я видел и знал почти всех больших писателей, имел высокую честь знать и колоссального Л.Н. Толстого. В.Г. Короленко стоит для меня где-то в стороне от всех, в своей особой позиции, значение которой до сего дня недостаточно оценено» 2 .

Короленко не похож на остальных писателей, творивших в русле реализма, поэтому был не до конца понят современниками. Непохожесть этого писателя заключалась «в стремлении обновить старую реалистическую систему, обогатить ее такими свойствами, которые дали бы ей возможность отразить предчувствие назревающих перемен в жизни России и всего человечества» 3 , в сильном гражданском темпераменте и активном участии в общественно-политическом движении. «Повести, рассказы и очерки Короленко реалистически изображают русскую деревню в период быстрого развития капитализма на рубеже двух веков и раскрывают многие стороны народной жизни, которые до того не отмечались в литературе».

Постараемся выделить «нововведения» Короленко в реализме на примере одного произведения писателя. Для анализа возьмем очерк « Чудная (Очерк из 80-х годов)».

«Рассказ был написан в вышневолоцкой тюрьме, тайно от надзирателей, и так же тайно передан на волю. Разумеется, он не мог появиться в русской печати того времени и распространялся нелегально. Только в 1905 году Короленко удалось напечатать рассказ под заглавием “Командировка” в “Русском богатстве”» 4 .

Очерк построен в форме «рассказа в рассказе». Господин, вынужденный ночевать из-за зимней непогоды в «жарко натопленной, темной, закопченной избе», знакомится со служивым Гаврилов ым Степаном Петровичем. Последний решается рассказать об истории, случившейся с ним, которая не дает его сердцу покоя и спустя годы.

В 1874 году Степан Петрович поступил на службу в эскадрон. Приказали ему «везти из замка, политичку, Морозову».

Барышня Морозова – хрупкая, чахоточная, плохо одетая для холодной зимы Севера, но непреклонная, гордая, умеющая защитить себя. Она не хочет принимать от «темного народа» никакой жалости и помощи: не стала пить чай с конвоирами, отказалась надеть в жуткий холод тулуп Гаврилова. Всем своим видом и поведением «чудная» «кричит» о нетерпимости к тем, кто ее арестовал.

Из-за правдивости повествования Короленко можно отнести к писателям натуральной школы. Но вопреки основному принципу натуральной школы – воплощение идеи трагической зависимости характера человека от неблагоприятных социальных обстоятельств – барышня Морозова не теряет своей стойкости под напором бедствий. «Сломать ее можно. Вы и то уж сломали. Ну, а согнуть, — сам, чай, видел: не гнутся этакие». «Во всем резко очерченном облике людей, поднявшихся до самопожертвования в своем протесте против полицейского насилия и произвола, Короленко видит первые признаки нарастающей волны будущих революционных потрясений» 5 .

В своем очерке Короленко очень тонко описывает чувства главных героев, поэтому реализм Короленко относится к психологическому течению.

Морозова видит в Гаврилове только своего врага, а не человека из народа. Жандарм Степан Гаврилов «хочет разобраться в происходящем и искренно, «по человечеству», а «не по инструкции» сочувствует героине» 6 . Его интересует, что дает барышне силы идти на верную гибель, откуда берется в ней готовность принять свою участь. Даже во время второй встречи Морозовой и Степана Гаврилова, она отказывается принимать его заботу, закипает от злости при виде своего бывшего «провожатого». Находящийся рядом с ней Рязанцев осуждает ее нетерпимость: «Нехорошо это. Ну, не прощайте и не миритесь. Об этом что говорить. Он и сам, может, не простил бы, ежели бы как следует все понял. Да ведь и враг тоже человек бывает. А вы этого-то вот и не признаете. Сектантка вы, вот что! Настоящая вы боярыня Морозова».

Здесь мы видим полную разобщенность интеллигенции в вопросах отношения к народу. Рязанцев пытается понять Гаврилова, разговаривает с ним, а Морозова Гаврилова не хочет ни видеть, ни слышать.

Также здесь видна разобщенность ученой интеллигенции и народа. Прежде всего, вина в этой разобщенности лежит на «господах». «Чудная» барышня не поняла всей искренности Степана Гаврилова и не пошла навстречу человеку из народа, сделавшему первый шаг к сближению. Ведь Степан Гаврилов лишь исполнял приговор, а не провозглашал его.

В своем очерке Короленко поднимает «вопрос о необходимости сближения с народом, во что бы то ни стало» 7 . Здесь звучит тема «провожатого». Именно в лице «провожатого», солдата, сопровождавшего в ссылку, писатель показывает человека из народа. Гаврилов является еще новым человеком на службе, он не испорчен существующими в военной среде порядками и нравами. Именно глазами конвоира, умеющего сочувствовать и пытающегося понять другого человека, дан образ «политички» Морозовой. Прототипом этой героини является революционерка, фельдшерица Эвелина Людвиговна Уланова, с которой Короленко встретился в Березовых Починках (определение жанра самим автором как «очерк» подчеркивает подлинность истории, документальность описываемого).

В противоположность конвоира, умеющего сочувствовать и пытающегося понять другого человека, введен образ жандарма Иванова. «Иванов, унтер-офицер, в старших со мною ехал, а я в подручных». Он олицетворяет реальный образ «провожатого»: «темного»; грубого представителя народных масс; пособника властей, слепо выполняющего указания. «На других кляузы наводил, выслуживался», любил выпить, не знал жалости.

Читать еще:  Место связано с жизнью балакирева мужская гимназия. Краткая биография балакирева

По речи Степана Гаврилова можно судить, что это, действительно, человек из народа. Он использует просторечные слова и выражения («закуржавело», «глаза продрал бы с похмелья»), народные фразы («море по колена», «горюшка мало», «наш же брат»). Несмотря на то, что Гаврилов «грамоте хорошо был обучен», он неправильно выговаривает некоторые слова («сиверный», «сродственники», «вопче», «сурьезный», «этакие»).

Господин, слушавший Гаврилова, судя по лексике, человек образованный («свет лучины вздрагивал», «глубокий мрак», «рыдание бури», «томил мою душу»). Он говорит так называемыми «книжными» словами.

Несмотря на разный уровень образованности, «учености» рассказ Гаврилова произвел впечатление на слушателя.

Чувствуется искренность и неподдельность слов конвоира. Это не заранее подготовленный текст, поэтому предложения отрывистые, короткие, схожих конструкций. Создается впечатление того, что мысли путаются, накладываются друг на друга. Весь рассказ основан на интонации горечи, скорби. Гаврилову больно вспоминать об этом случае с «чудной». Эмоциональность видна и на синтаксическом уровне: обилие многоточий, восклицательных и вопросительных знаков. Создается некое впечатление того, что Степан Гаврилов в какой-то степени винит себя за смерть Морозовой. Ведь он пытался помочь ей не замерзнуть; хотел помочь тем, чем мог; именно его глазами дается портрет барышни – он первым замечает ее болезненное состояние; именно он увидел, что «закашляла крепко и платок к губам поднесла, а на платке — кровь». Из комментариев Гаврилова («и сразу мне ее жалко стало», «так меня будто кто в сердце кольнул булавкой») можно понять, что это чуткий и добросердечный человек, который не может изменить сложившихся обстоятельств.

Эмоции Гаврилова передаются слушающему его историю: он не мог уснуть, «скорбный образ умершей девушки вставал в темноте под глухие рыдания бури…» На душе у него стало тяжело, мысли не давали покоя. У него появилась та же горечь на сердце…

Однако представительница интеллигенции Морозова не понимала искренних чувств человека из народа. В Степане Гаврилове она до конца жизни видела только того, кто лишил ее свободы. В адрес своих жандармов она выкрикивает только полные желчи и унижения слова («Варвары вы, холопы!»). «А она на него глядит и точно вот смеется в лицо ему, и глаза злые всё». Морозова пытается всячески противостоять, не замечает той малой помощи, которую ей хочет оказать Гаврилов: она отказывается взять его тулуп; не смотрит в окно, когда тот ей открыл его.

Для Морозовой является главной только свобода, она стремится поскорее ею овладеть, она желает избавиться от ненавистных жандармов. Для нее не важно, где быть свободной, главное, чтобы быть свободной. Осенний пейзаж, который видит из окна вагона Морозова, выполняет психологическую функцию. Она любуется этим ясным пейзажем, вся ее душа радуется этой картине. «А потом опять к окну сядет, и опять на ветру вся, — после тюрьмы-то, видно, не наглядится». Она пытается насладиться каждым мгновением своей «свободы». Но на душе у нее грустно и страшно: она понимает, что больше никогда не вернется в родные края, что ей суждено умереть на чужбине. Тяжелое внутреннее состояние подтверждается ее смертельной болезнью. Это состояние передано сразу, через портрет. «Молодая еще, как есть ребенком мне показалась. Волосы русые, в одну косу собраны, на щеках румянец. Ну, потом, увидел я — бледная совсем, белая во всю дорогу была. И сразу мне ее жалко стало. » — говорит о ней Степан Гаврилов. Несмотря на это, Морозова стремится к «своим»: «Лучше уж, коли помирать, так на воле у своих. А то, может, еще и поправлюсь, так опять же на воле, а не в больнице вашей тюремной». Для нее «свои» — это такие же политически заключенные, как и она, ее единомышленники. Подобное и удивляет Степана Гаврилова: «Подивился я — как это она чужих людей своими называет». Но как оказалось, она понимает народ по-другому, не так, как Рязанцев. Он осуждает ее «”сектантство” — нетерпимость к «темному народу» («Настоящая вы боярыня Морозова»)» 8 . Непримиримость Морозовой со сложившимися обстоятельствами выделят в ней особенное, исключительное, делает ее «чудной» в глазах простого человека Степана Гаврилова. В то же время Морозова является типичной представительницей интеллигенции, которая была далека от народа, но пыталась что-то изменить и стала политически осужденной. «Ранние рассказы Короленко — «Ненастоящий город», «Яшка» и «Чудная» — объединяет нечто общее: писательское раздумье над тем, что в жизни является «настоящим», что является залогом дальнейшей борьбы и дальнейшего развития» 9 .

Своеобразие реализма Короленко заключалось в том, что писатель стремился соединить реализм с романтизмом. Главный смысл этого стремления, — пишет Бялый, — «восстановить героизм в его законных правах» 10 . Короленко внес в литературу героический элемент, но его задача не прямое изображение героического в жизни, а изучение скрытых возможностей героизма. «Теперь уже «героизм» в литературе,— писал Короленко в письме к Н. К Михайловскому в 1888 году,— если и явится, то непременно «не из головы»; если он и вырастет, то корни его будут не в одних учебниках политической экономии и не в трактатах об общине, а в той глубокой психической почве, где формируются вообще человеческие темпераменты, характеры и где логические взгляды, убеждения, чувства, личные склонности — сливаются в одно психически неделимое целое, определяющее поступки и деятельность живого человека… И тогда из синтеза реализма с романтизмом возникнет новое направление художественной литературы…» 11

Романтические устремления Короленко определили специфику образов. Героиня Морозова несет в себе героические черты: горда, смела, непреступна. Также в ней прослеживаются черты, присущие романтическим героям: она исключительна, выделяется из толпы, ставит себя выше нее.

Из-за внесения в реализм романтизма критический реализм усложняется, но при всей усложненности реализма Короленко «реалистическое качество его творчества не подлежит сомнению».

При создании произведения писатель опирается на реальные наблюдения над жизнью.

Старый критический реализм у Короленко приобретает новые черты. Сейчас писатель не просто критикует существующий социальный порядок, отрицает общественный строй, но переносит центр тяжести «на отыскание реальных корней опоры для этого отрицания» 12 . Короленко критикует разобщенность класса интеллигенции и «темного народа», утверждая необходимость сближения столь далеких сторон.

Короленко В.Г. Повести и рассказы. – М., 1978.

Бялый Г. А. В. Г. Короленко. – М., Гослитиздат, 1949.

Владимир Короленко. Собрание сочинений в 10 томах. Том I . Рассказы и очерки // А. Котов Владимир Гала ктионович Короленко. Критико-биографический очерк . — М., Государственное издательство художественной литературы, 1953. – С. 5-22.

Жизнь и литературное творчество В.Г.Короленко. Сборник статей и речей к 65-летнему юбилею. — Пгр., 1918. — С.56.

Ермоленко С.И. История русской литературы XIX века (70-90-е годы) [Текст]: учебное пособие. – Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2012. – С. 119.

Читать еще:  Городские пейзажи в преступлении и наказании. Пейзаж в преступлении и наказании

Щенников Г.К., Щенникова Л.П. История русской литературы XIX века (70-90-е годы). – М., 2005.

1 Г. А. Бялый В. Г. Короленко. – М., Гослитиздат, 1949. – С. 5

2 Жизнь и литературное творчество В.Г.Короленко. Сборник статей и речей к 65-летнему юбилею. — Пгр., 1918. — С.56

3 Г. А. Бялый В. Г. Короленко. – М., Гослитиздат, 1949. – С. 323

4 Владимир Короленко. Собрание сочинений в 10 томах. Том I . Рассказы и очерки // А. Котов Владимир Гала ктионович Короленко. Критико-биографический очерк . — М., Государственное издательство художественной литературы, 1953. – С. 5-15

5 Владимир Короленко. Собра ние сочинений в 10 томах. Том I . Рассказы и очерки // А. Котов Владимир Гала ктионович Короленко. Критико-биографический очерк . — М., Государственное издательство художественной литературы, 1953. – С. 16

6 Ермоленко С.И. История русской литературы XIX века (70-90-е годы) [Текст]: учебное пособие. – Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2012. – С. 119

7 Г. А. Бялый . В. Г. Короленко. – М., Гослитиздат, 1949. – С. 39

8 Ермоленко С.И. История русской литературы XIX века (70-90-е годы) [Текст]: учебное пособие. – Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2012. – С. 119

9 Владимир Короленко. Собра ние сочинений в 10 томах. Том I . Рассказы и очерки // А. Котов Владимир Гала ктионович Короленко. Критико-биографический очерк . — М., Государственное издательство художественной литературы, 1953. – С. 16

10 Г. А. Бялый В. Г. Короленко. — М., Гослитиздат, 1949. – С. 332

11 Владимир Короленко. Собрание сочинений в 10 томах. Том I . Рассказы и очерки // А. Котов Владимир Галактионович Короленко. Критико-биографический очерк. — М., Государственное издательство художественной литературы, 1953. – С. 22

12 Г. А. Бялый В. Г. Короленко. – М., Гослитиздат, 1949. – С. 310

Проблема народа в творчестве Короленко и ее художественное воплощение

Более чем сорокалетний творческий путь Владимира Галактионовича Короленко (1853—1921) поровну распределяется между XIX и XX вв. Его первый рассказ («Эпизоды из жизни искателя») был написан в 1879 г., а почти за неделю до смерти он еще работал над своим главным произведением — «Историей моего современника».

Соответственно многое связывает писателя с русской классической литературой XIX в., но и век двадцатый с его настойчивыми поисками путей переустройства жизни во всех ее сферах и не менее настойчивым стремлением дать новую жизнь искусству, вдохнуть в него новое содержание оказал существенное влияние на творчество Короленко.

Когда появились первые очерки и рассказы Короленко, то критикой прежде всего была отмечена романтическая направленность его произведений, сочетающаяся с очень конкретными бытовыми и даже этнографическими описаниями. Тема «вольной волюшки», к которой всегда стремится его герой, каким бы маленьким ни казался он самому себе и окружающим и сколь бы суровыми и бесчеловечными ни были обстоятельства его жизни, быстро выявила своеобразие творчества молодого писателя.

В 80-х гг. для большинства свободомыслящей русской интеллигенции стала очевидной несостоятельность практических форм и методов борьбы за социальную справедливость, выдвинутых народниками. Но была и другая сторона теории народников — этическая. И если процесс осмысления ряда народнических догм довольно быстро закончился отказом от них, то этика народников еще долгое время питала русское общество. Идея долга и совести, жажда принести себя в жертву ради простого народа, чувство праведного гнева за несправедливое общественное устройство — все это сохранялось в сознании русской интеллигенции как ценности, которыми не может и не имеет права поступиться человек, жаждущий добра и справедливости. Этическое богатство народнической теории, героическая жертвенность и высота духа народнической интеллигенции не могли быть безоговорочно отвергнуты радикально настроенными представителями рубежа веков, так как новой этики, равной по значению народнической, в это время по существу еще не было создано. Вот почему для многих представителей поколения Короленко полный отказ от нравственных норм и критериев народничества обозначил бы отказ от демократических идей, от поисков путей преобразования общества.

Появление нового взгляда на жизнь, опирающегося как на открытия социологии и естественных наук, так и на сочетание трезвого исследования действительности с построением «социальных утопий», в которых предугадывается «действительность завтрашнего дня», Короленко связывает именно с поражением народнических методов борьбы. Когда многочисленные представители народнического движения пошли «в народ» и предъявили ему «таблицу несправедливой социальной арифметики», то крестьяне не только не вступили на путь революционной борьбы, а наоборот, чаще всего отдавали своих искренних благожелателей в руки тех, кто заботился о сохранении существующего порядка.

Как и в других произведениях Короленко, в рассказе «Река играет» интерес к чужим взглядам, обычаям и правилам, желание понять и оправдать их предполагают возможность и на самого себя взглянуть с этой чужой и непривычной точки зрения, а следовательно, и задать вопрос, так ли уж истинны и справедливы собственные обычаи и взгляды.

В начале рассказа повествователь говорил о том, что бесплодные схоластические споры уверенных в своей непогрешимости раскольников и церковников создали у него впечатление, что народная мысль «заснула навеки» (3, 210).

В предпоследней главе повествователь вновь обращается к впечатлениям от религиозных собраний на Светлояре, и оказывается, что он все-таки слышал там «живое слово».

Образ Тюлина (рассказ «Река играет») и есть результат этого столкновения веры в то, что народные силы дремлют только до времени, с трезвой оценкой реального положения крестьянства.

Публицистические статьи Короленко (он выступал не только в центральной, но и в провинциальной печати) нередко становились крупными явлениями общественной жизни. Именно Короленко и Л. Толстой привлекли внимание всей читающей России к голоду 1891—1892 гг. и многим способствовали борьбе с ним. Короленко спас целый народ (вотяков) от огульного и ложного обвинения в свершении убийства с ритуальной целью, опубликовав серию статей о Мултанском деле (1893—1896). В ряде статей им был остро поставлен вопрос о жгучей для царской России проблеме антисемитизма («Дом № 13», 1903; «Дело Бейлиса», 1913). Короленко раскрыл все бездушие и бесчеловечность военной судебной машины в годы реакции («Бытовое явление», «Черты правосудия», 1910). По существу первым в русской печати выступил Короленко с правдивыми и яркими картинами того, как усмиряются крестьянские волнения («Сорочинская трагедия», 1907; «Успокоенная деревня» и «Истязательная оргия», 1911).

После Октябрьской социалистической революции Короленко прожил четыре года в Полтаве, где стал свидетелем бурных событий гражданской войны. Отношение его к революции было сложным.Будучи человеком, «который страстно любил красоту-справедливость, искал слияния их во единое целое», Короленко понимал, что революция несет то, к чему он стремился, — реализацию народных надежд; но задачи диктатуры пролетариата не были ему близки. Короленко хотел остаться социалистом, стоящим вне напряженнейшей политической борьбы этих лет

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

Источники:

http://fb.ru/article/248586/pisatel-vladimir-korolenko-biografiya-tvorchestvo-i-interesnyie-faktyi
http://infourok.ru/svoeobrazie-realizma-vg-korolenko-v-ocherke-chudnaya-ocherk-iz-h-godov-2958663.html
http://studopedia.org/8-58840.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector