6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как назывался первый сборник рассказов грина. Творчество и личная позиция

Как назывался первый сборник рассказов грина. Творчество и личная позиция





















В. Калицкая — Воспоминания об Александре Грине
назад :: дальше :: содержание

Зимой 1914/15 года, когда мы уже не жили вместе, а только, оставаясь друзьями, часто виделись, вышла в издательстве журнала «Отечество» книга Грина «Загадочные истории» К этому сборнику Александр Степанович написал посвящение(14), которое незачем пересказывать, так как оно напечатано. Но вокруг текста посвящения набросаны рукой Александра Степановича рисунки. Они вызывают вопросы читателей и некоторое недоумение. Два из них объяснимы просто роза — любовь, перо — символ писательского искусства, но зачем птицы, улетающие далеко? Зачем плетка? Для кого она? Птицы, улетавшие далеко, — мы с Александром Степановичем в ссылке. А вот плетка, по мнению Грина, была, оказывается, необходима для него. Как-то, много лет спустя после того как мы разошлись, Александр Степанович пришел ко мне. Сидели за чаем. И говорилось, и молчалось легко. После одной из пауз Грин мягко сказал:

— А ведь ты, Верушка, не глупый человек!

Это было сказано с таким искренним удивлением, что обидеться было невозможно, и я только спросила:

— А почему ты раньше считал меня дурой?

Александр Степанович горячо ответил:

— Как ты могла спускать мне всё, что я вытворял! Ведь меня бить было надо или ну хоть щипать! А ты всё молчишь или плачешь. А я ведь толстокожий, это до меня не доходило. Ты неправильно вела себя, Верушка!

И я согласилась с ним. Грину нужна была очень сильная рука, а у меня такой руки не было.

Первый рассказ. Первая книга. «Остров Рено»

Первый рассказ был написан Александром Степановичем осенью 1906 года и напечатан в утреннем выпуске «Биржевый ведомостей» в декабре того же года(15). Он назывался «В Италию» и был подписан «А. А. М—въ». Но такая подпись не удовлетворяла Александра Степановича. Ведь Мальгинов — это была чужая, временная фамилия. Надо было придумать псевдоним. Толковали целый вечер и остановились на «А. С. Грине».

Сначала этот псевдоним нравился Александру Степановичу, но потом он испытал в нем разочарование. Оказалось, что изданы несколько переводных романов анличанки Грин, и первые годы, когда Александра Степановича еще мало знали, его путали с этой писательницей. Не помню, какие у нее были инициалы(16), но иные, чем у Александра Степановича. Чтобы подчеркнуть эту разницу, Александр Степанович представляся «А. эС. Грин», чем, вероятно, немало удивлял тем, кому представлялся.

За год литературной работы у Грина набрался целый сборник рассказов. В конце 1907 года он познакомился с издателем Котельниковым, владельцем книжной лавки «Наша жизнь». Котельников согласился выпустить книгу.

Книга под названием «Шапка невидимка» вышла в начале 1908 года. Конечно, сборник можно было бы назвать по заглавию одного из рассказов, в него входивших, но Александр Степанович этого не захотел. Тогда я предложила.

— Ты — таинственная личность. Как автор — ты А. С. Грин, по паспорту Алексей Мальгинов, а на самом деле Александр Гриневский. Даже я не рискую называть тебя Сашей, а зову вымышленным именем.

Сама я тоже должна скрываться, вот и посвящение твое «Другу моему Вере», а не жене. Оба мы как будто под шапкой-невидимкой. Назовем так книгу.

Александр Степанович принял эту наивную выдумку без малейшего возражения.

Издатель Котельников скупился, не хотел тратиться на художника и предложил Грину нарисовать обложку самому.

У Александра Степановича в то время лежала дома какая-то толстенная книжища в черном переплете с золотым тиснением Он перерисовал вытисненный на книге рисунок и отнес издателю. Рамку на обложке «Шапки-невидимки» издатель сделал темно-зеленой на бумаге светло-зеленого грязноватого цвета.

Вскоре после выхода книги Александр Степанович вернулся домой расстроенный и сказал с досадой:

— Говорят, что обложка «Шапки-невидимки» похожа на обертку для мыла.

И действительно, рисунок, вытисненный на переплете тонкими золотыми линиями, расплылся и погрубел, а тон обложки был неприятен. И всё-таки выход первой книги нас очень радовал.

Александр Грин: биография и творчество писателя

Русский писатель, автор приблизительно четырех сотен произведений. Его работы в жанре неоромантизма, философско-психологические, перемешанные с фантастикой. Его творения знамениты на всю страну, их любят взрослые и дети, а биография писателя Александра Грина очень насыщенна и интересна.

Ранний возраст

Подлинная фамилия писателя – Гриневский. Александр – первый ребенок в своей семье, где всего было четверо детей. Он рожден 23 августа 1880 года, в Вятской губернии, в городе Слободском. Отец – Стефан – поляк и воин-аристократ. Мать – Анна Лепкова – работала медсестрой.

Будучи мальчиком, Александр обожал чтение. Он рано обучился этому, и первое, что он прочитал, была книга о «Путешествиях Гулливера». Мальчику нравились книги о странствиях по миру и моряках. Он неоднократно сбегал из дома, чтобы стать мореплавателем.

В 9 лет маленький Саша начал учиться. Он был очень проблемным учеником и доставлял много хлопот: плохо себя вел, дрался. Однажды написал оскорбительные стихи всем учителям, из-за этого его отчислили из училища. Ребята, которые учились с ним, прозвали его Грин. Прозвище нравилось мальчику, потом он использовал его как писательский псевдоним. В 1892 году Александр был успешно зачислен в другое учебное учреждение, с помощью отца.

В 15-летнем возрасте будущий писатель потерял мать. Она умерла от туберкулеза. Не прошло и полгода, как отец женился снова. Грин не ладил с новой женой папы. Он ушел из дома и жил отдельно. Подрабатывал плетением и склеиванием книжных переплетов и переписывал документы. Плотно увлекался чтением и писал стихи.

Молодость

Краткая биография Александра Грина содержит информацию, что он очень хотел быть моряком. В 16 лет юноша окончил 4 класса училища, и с помощью отца он смог уехать в Одессу. Тот дал сыну небольшую сумму денег в дорогу и адрес своего друга, который мог бы приютить его на первое время. По приезде Грин не спешил искать отцовского друга. Не хотел стать обузой незнакомому человеку, думал, сможет добиться всего самостоятельно. Но увы, работу найти было очень тяжело, а деньги закончились быстро. Побродяжничев и оголодав, юноша все-таки разыскал отцовского товарища и обратился за помощью. Мужчина приютил его и устроил на пароход «Платон» матросом. Грин не прослужил на палубе долго. Матросский рутинный и тяжелый труд оказался для Александра чуждым, он покинул пароход, напоследок разругавшись с капитаном.

Как рассказывает краткая биография, Александр Степанович Грин в 1897 вернулся в Вятку, где прожил два года, а потом уехал в Баку «попытать счастья». Там он работал в разных отраслях. Занимался рыбацким делом, потом устроился чернорабочим, а после стал железнодорожником, но и тут не задержался надолго. Жил на Урале, работал золотарем и лесорубом, потом шахтером.

Весной 1902, устав от странствий, Александр заступил на службу в 213-м Оровайском резервном пехотном батальоне. Через полгода он дезертировал из армии. Половину срока службы Грин сидел в карцере за свои революционные настроения. В Камышине его поймали, но юноша опять умудрился убежать, на этот раз в Симбирск. В этом ему помогли эсеровские пропагандисты. С ними он общался в армии.

Читать еще:  Рисовать розы поэтапно карандашом красиво. Учимся рисовать розы

С тех пор Грин бунтовал против общественного строя и увлеченно разглашал революционные идеи. Через год за такую деятельность его арестовали, а позднее уличили в попытке бегства и отправили в тюрьму строгого режима. Суд состоялся в 1905 году, ему хотели дать 20 лет заключения в камере, но адвокат настоял на смягчении приговора, и Грина отправили в Сибирь на половину срока. Совсем скоро, осенью, Александра освободили досрочно и вторично арестовали через полгода в Петербурге. Во время отбывания наказания ему наносила визиты невеста, Вера Абрамова – дочь большого чиновника, втайне поддерживающая революционеров. Весной Грина отправили в Тобольскую губернию на четыре года, но благодаря отцу он достал чужой паспорт и под фамилией Мальгинов сбежал через три дня.

Зрелые годы

Вскоре Александр Грин перестал числиться эсером. Они сыграли свадьбу с Верой Абрамовой. В 1910 году он уже был довольно известным писателем, и тогда до властей дошло, что беглец Гриневский и Грин – один и тот же человек. Писателя опять нашли и взяли под арест. Заслали в Архангельскую область.

Когда прошла революция, Грин был еще больше недоволен общественными устоями. Стали разрешены разводы, чем и воспользовалась Вера, его жена. Причинами развода стали отсутствие взаимопонимания и строптивый вспыльчивый характер Александра. Он пытался пойти на примирение с ней не один раз, но тщетно.

Через пять лет Грин встретил Марию Долидзе. Их союз был совсем недолгим, всего несколько месяцев, и писатель снова остался один.

В 1919 Александра призвали на службу, где Грин был связистом. Очень скоро он заразился тифом и долго находился на лечении.

В 1921 Александр вступил в брак с Ниной Мироновой. Они очень полюбили друг друга и считали свою встречу волшебным подарком судьбы. Нина тогда была вдовой.

Последние годы жизни

В 1930 году Александр с Ниной перебрались в Старый Крым. Тогда советская цензура мотивировала отказы в переиздании Грина фразой: «Вы не сливаетесь с эпохой». Для свежих книг поставили лимит: выпускать не больше одной в год. Тогда Гриневские «упали на дно нищеты» и жутко голодали. Александр пытался охотиться, чтобы добыть пропитание, но все впустую.

Через два года писатель умер от опухоли в желудке. Похоронили его на кладбище Старого Крыма.

Творчество Грина

Самый первый рассказ, под названием «Заслуга рядового Пантелеева», создавался в нелегкое для Александра время, летом 1906 года. Произведение стали публиковать спустя месяцы в виде агитационной брошюры для карателей. Говорилось в нем о служебных, воинских беспорядках. Грин был вознагражден, но рассказ изъяли из печати и уничтожили. Повесть «Слон и Моська» настигла такая же участь. Случайным образом были сохранены несколько экземпляров. Первое, что смогли прочитать люди, было произведение «В Италию». Эти рассказы писатель публиковал под фамилией Мальгинов.

С 1907 года он уже подписывался как Грин. Спустя один год в публикацию пошли сборники, по 25 рассказов за год. И Александру начали платить хорошие гонорары. Некоторые из своих творений Грин создал находясь в ссылке. Сначала он печатался только в газетах, а первые три тома с произведениями были напечатаны в 1913 году. Через год Грин уже стал подходить мастерски к писательству. Книги стали более глубокими, интересными и раскупались еще больше.

В 1950-х годах рассказы все так же печатались. Но стали выходить и романы: «Блистающий мир», «Золотая цепь» и другие. «Алые паруса» Александр Грин (биография это подтверждает) посвятил своей третьей жене — Нине. Роман «Недотрога» так и остался незаконченным.

После кончины

Когда не стало Александра Степановича Грина, то опубликовали сборник его произведений. Нина, его жена, осталась жить там же, но находилась в оккупации. Была заслана в Германию, в лагеря. Когда кончилась война, по возвращении домой ее обвинили в измене Родине и приговорили к десяти годам исправительно-трудовых лагерей. Все работы Грина запретили, а реабилитировали их после того, как скончался Сталин. Тогда стали снова выпускать новые книги. Пока Нина находилась в лагерях, их с Александром дом перешел к другим людям. Женщина долго судилась с ними, в итоге «отвоевала» его. Сделала музей, посвященный мужу-писателю, которому посвятила всю оставшуюся жизнь.

Характерные черты прозы Александра Грина

Автор признан романтиком. Он всегда говорил, что является проводником между миром мечты и человеческой насущней реальностью. Он считал, что миром правит хорошее, светлое и доброе. В своих романах и повестях он показал, как отражаются на людях хорошие поступки и дурные. Он призывал делать добро людям. Например, в «Алых парусах» через героя он передавал такое послание во фразе: «Новая душа будет у него и новая у тебя, только сотвори чудо для человека». Одной из самых высоких тем у Грина был выбор между добром и высокими ценностями и низкими желаниями и искушением сотворить зло.

Александр умел вознести простую притчу так, чтобы в ней открылся глубокий смысл, объясняя все простыми, понятными словами. Критики всегда отмечали яркость сюжетов и «кинемотагрофичность» его произведений. Он освобождал своих персонажей от бремени стереотипов. От принадлежности их к религиям, к национальности и прочему. Показывал сущность самого человека, его личность.

Стихи

Написанием стихов Александр Степанович Грин увлекался еще со времен училища, но печатать их стали только в 1907 году. В автобиографии Александр рассказывал, как послал в разные газеты стихи. Они были об одиночестве, отчаянье и разбитости. «Словно писал сорокалетний Чеховский герой, а не маленький мальчик», — говорил он о себе. Печатать стали его поздние и более серьезные стихи, в жанре реализма. У него были лирические стихи, которые посвящались его первой, а после — последней жене. В начале 60-х публикация его сборников стихов потерпела неудачу. Пока не вмешался поэт Леонид Мартынов, который сказал, что стихи Грина печатать нужно, ибо это истинное наследие.

Место в литературе

У Александра Степановича Грина не было ни последователей, ни предшественников. Критики сравнивали его со многими писателями, но сходства с кем-либо все-таки было очень и очень мало. Он вроде бы и был представителем классической литературы, но, с другой стороны, особенным, уникальным, и неизвестно, как точно определить его творческое направление.

Своеобразность творчества заключалась в различиях жанра. Где-то была фантастика, а где-то реализм. Но ориентация на человеческие моральные ценности все же относит произведения Грина больше к классике.

Критика

До революции творчество Александра Степановича Грина критиковалось, многие к нему относились весьма пренебрежительно. Его осуждали за чрезмерный показ насилия, за экзотические имена персонажей, обвиняли в подражании зарубежным авторам. Со временем негатив критиканов ослабел. Стали часто говорить о том, что хочет сказать автор. Как он показывает жизнь в ее реальном отражении и как хочет донести до читателей веру в чудо, призыв к добру и правильным действиям. После 1930-х годов о произведениях Александра стали говорить иначе. Начали приравнивать его к классикам и называть мастером жанра.

Взгляды на религию

В молодости Александр нейтрально относился к религии, хотя был крещеным по православным обычаям еще в детстве. Его мнение о религии изменялось в течение жизни. Заметно это было по его произведениям. Например, в «Блистающем мире» он демонстрировал более христианские идеалы. Сцена, где Руна просила Бога сделать веру сильнее, была вырезана из-за цензуры.

С женой Ниной они нередко ходили в церковь. Александр Грин, биография которого представлена вашему вниманию в статье, любил праздник Святой Пасхи. Он писал в письмах своей первой жене, что они с Ниной боговерующие. Перед своей смертью Грин прошел причащение и исповедание у приглашенного в дом священника.

Читать еще:  Значение слова кумар в словаре значений древних индийских имен.

Интересные факты

Биография Александра Грина вам теперь известна. Напоследок хотелось бы рассказать некоторые интересные факты:

  • У Грина было множество псевдонимов, помимо известных двух, были еще такие: Один, Виктория Клемм, Эльза Моравская, Степанов.
  • На груди у Александра была большая татуировка с изображением корабля. Она была символом его любви к морю.
  • Интересным фактом в биографии Александра Степановича Грина является то, что всю жизнь он считал свою первую жену самым близким другом и не переставал переписываться с ней.
  • Именем Александра Грина назвали множество улиц, музеев и даже одну крохотную планету, обнаруженную в 80-х годах (Гриневия).
  • В Риге есть также улица Александра Грина, но ее назвали в честь его латышского тезки и коллеги.
  • К. Зелинский назвал выдуманную страну, где происходят действия нескольких романов писателя, «Гринландия».

Как назывался первый сборник рассказов грина. Творчество и личная позиция

Характерные особенности творчества Г. Грина

Несмотря на жанровое разнообразие творчества Грина, настоящую и заслуженную славу принесли ему романы. Первый роман «Человек внутри» вышел в 1929 году. Это книга молодого писателя. В ней нет той сдержанности и одновременно тонкости, прозрачности стиля, которые составляют одно из непреходящих достоинств любого зрелого произведения Грина. Но уже в самом первом романе он задаётся теми вопросами, которые предстанут перед нами гранями в его дальнейшем творчестве. Уже в самом первом историческом романе, действие которого происходит в начале XX века, звучат мотивы, остающиеся излюбленными и в зрелых, завоевавших славу книгах: мотив предательства, иногда невольного, и преступления и наказания, физического поражения и морального очищения и победы.

Для творчества Грина характерны следующие особенности:

Разнообразие географии в его произведениях: его герои по преимуществу англичане, реже всего жили на Родине. Судьба забрасывала их в Швецию, во Вьетнам, на Кубу. Литературоведами высказывалось мнение, что, в каком бы месте земного шара ни происходило действие книг, оно всё равно происходит в «Гринландии» — стране, рождённой воображением и талантом писателя. Однако «Гринлэнд» — отнюдь не вымышленная страна. Романы — «путеводители» по ней изобилуют точными приметами реального времени и места, что придаёт особый, не только этнографический, но главное социально — политический колорит конфликтам, которые исследуются писателем. Грин намеренно выбирает местом действия своих романов «горячие» точки планеты — борющийся с французскими колонизаторами Вьетнам («Тихий американец»), Кубу, где правил жестокий режим Баллисты («Наш человек в Тайване»). Выбор географической местности обусловлен особенностями организации писателем сюжета. Грин отличается тем, что во многих своих произведениях он создаёт критические ситуации, помогающие раскрыть всю сложность человеческих характеров. Персонажи романов Грина попадают в экстремальные условия, способствующие раскрытию их нравственной сущности, заставляющие делать выбор между порядочностью и предательством, за верность своим принципам им приходится расплачиваться свободой, а то и жизнью.

Грина всегда волновали моральные категории. Его занимала природа и сущность добра (для Грина это, прежде всего человечность, сострадание) и зла (догмы, чёрствости, лицемерия).

Говоря о проблеме следования догме, следует отметить, что Грин — католик охотно прощает своим героям и отсутствие веры, и сознательный атеизм. Пожалуй, единственное, что для него неприемлемо ни при каких условиях, — слепое следование абстрактной догме.

Одним из ключевых вопросов для писателя был вопрос о праве личности быть активной. Проблема выбора между активной и пассивной жизненной позицией — ключевая для большинства романов писателя, но её конкретное решение существенно менялось на протяжении долгого творческого пути. В ранних книгах он склоняется к осуждению активных действий, считая их бессмысленными, а иногда губительными. В более поздних произведениях его точка зрения радикально меняется.

Для его произведений бал характерен постоянный мотив одиночества и отчаяния, а также мотив преследования и предопределения. Его герои одержимы мыслью о преследующей их силе (которая никогда не бывает мистической), но перед нею человек всегда беззащитен. Герои, в конце концов, либо кончают жизнь самоубийством, либо, так или иначе, становятся жертвами преследующей силы.

С начала своей литературной деятельности Грин выступал в двух разнородных жанрах — «развлекательного» романа с детективным уклоном и романа «серьёзного», исследующего глубины человеческой психологии и окрашенного философскими раздумьями о природе человека.

Однако истинная суть Грина, делающая его подлинным классиком английской литературы ХХ века, продолжателем традиций Ф.М. Форда, Г.К. Честертона и Дж. Конрада, которых он почитал своими учителями и которым посвятил лучшие из написанных им эссе, сказалась в иных его произведениях, лишенных суетности, “сиюминутности”, обращенных к внутреннему миру человека, к Вечности: романах “Сила и слава”, “Монсеньор Кихот” и особенно обостренно — в последнем романе “Капитан и враг”.

Классик английской литературы свои романы делил на «развлекательные истории», основанные на детективной интриге, и «серьезные романы» с мощным социальным подтекстом, хотя граница между ними зачастую условна, так как несерьезных произведений Грэм Грин писать не умел. Однако художественные решения, обычно предполагающие присутствие парадокса, который может приобретать и трагический характер, по существу, совпадают в книгах, относимых автором к разным категориям.

Идентична и основная проблематика прозы Грина, которая независимо от особенностей жанра (комический роман нравов, как «Путешествия с тетушкой», 1969, притча с элементами травести и классического сюжета, как «Монсеньор Кихот», 1982, и др.) остается повествованием с резко выделенной моральной проблематикой, определяющейся поисками смысла и оправдания жизни в век этической апатии и прогрессирующей дегуманизации.

Такое разделение на серьезные и развлекательные романы произошло после выхода «Экспресса в Стамбул» в 1932 году. В это время Грин работал обозревателем в «Зрителе» и в журнале «День и ночь». Одна из его статей повлекла судебное преследование со стороны кинокомпании «20-й Век. Фокс», и Грин был приговорен к крупному денежному штрафу (не забывший обиды, Грин нанесет позже удар по США романом «Тихий американец, но и те не остались в долгу, объявив его «самым антиамериканским писателем»).

Действие романов Грэма Грина нередко происходит в краях, далеких от его родины. Это объясняется не просто тем, что писатель много путешествовал, или его любовью к экзотике. Грина притягивают те районы земли, где героев легче всего поставить в экстремальную ситуацию, где особенно бросаются в глаза язвы нашего столетия: произвол и цинизм политиков, бесправие, нищета, невежество. Когда же он обращается к Европе, то обычно выбирает напряженные, кризисные моменты ее истории («Ведомство страха», «Десятый» и др.). При этом он далек от мысли, что драматизм жизни обусловлен исключительно внешними, политическими и общественными, факторами. С какой бы страной он ни связывал судьбу своих героев — с Англией или Францией, Мексикой или Вьетнамом, — на первом месте у него стоят вечные вопросы о добре и зле, долге и компромиссе, мужестве и избрании жизненного пути. Он всегда готов срывать маски с фальшивых авторитетов и умеет находить героизм там, где его меньше всего ожидаешь найти.

Писатель ставит своих персонажей в экстремальные обстоятельства, способствующие раскрытию их нравственной сущности, заставляющие делать выбор между верностью и предательством. Грина волновало, как те или иные моральные категории и принципы реально преломляются и воплощаются в конкретных взаимоотношениях между людьми. Его занимала сущность и природа добра (для Грина это прежде всего человечность, сострадание) и зла (догмы, черствости, лицемерия). Одним из ключевых для писателя был вопрос о праве личности активно вмешиваться в судьбу других людей даже из самых лучших и благородных побуждений.

Читать еще:  За что был наказан понтий пилат. За что и как наказан понтий пилат

Проблемы морали всегда были для Грина важнейшими, всегда стояли в центре его творчества. Они остаются определяющими и в его последних книгах. Однако здесь автор стал лицом к лицу с моралью социальной: что вправе и что не вправе делать отдельный человек, ответственный не только перед собой и своей совестью (или богом, который в романах Грина то же, что совесть), но перед людьми вообще, перед целым народом. Эти проблемы должны были толкнуть Грина, писателя, живущего в бурную эпоху исторических перемен, на решение проблем социальных и политических.

Сама фигура писателя далеко неоднозначна. При более углубленном знакомстве с предложенными биографами (Давид Лодж) материалами от привычного нам образа — респектабельного, бесстрастно-ироничного английского джентльмена, сосредоточенного на литературе и путешествиях, примерного католика, аристократа, для которого короткий эпизод сотрудничества с разведкой был чем-то вроде дани некой специфически английской (Моэм, Даррелл и др.) писательской традиции, и, разумеется, материалом для романов, — не осталось ничего.

Грин на удивление непоследователен, страстен, можно сказать, несдержан. Не в силах справиться с самим собой, Грин пытается удержать равновесие с помощью теологических парадоксов: «Никто так не понимает христианства, как грешник. Разве что святой» (это высказывание Шарля Пеги Грин поставил эпиграфом к роману «Суть дела»).

Ну а работа в разведке отнюдь не была кратковременна, как принято считать (1941 — 1944), — деликатные поручения Грин, похоже, выполнял еще очень долго. И в работе этой не был он лоялен не только к странам, где представлял интересы английской разведки, но и к собственному ведомству — очень странной выглядит, например, ситуация его взаимоотношений с Филби, бывшим его другом. Вероятнее всего, Грин был осведомлен о работе Филби на СССР и, что называется, умыл руки, отойдя в сторону.

Кроме того, биографы обнаружили еще массу странных и двусмысленных эпизодов из биографии Грина что несколько пошатнуло уже канонизированный образ одного из патриархов европейской литературы ХХ века.

Пессимизм, характерный для большинства книг Грина, вытекал из убеждения автора, что зло, существующее в мире, неисправимо, а одиночество, на которое обречен человек, — непреодолимое следствие установленного порядка. В то же время во всех книгах неизменно стоял мучительный вопрос об ответственности за судьбу человека. Именно этот вопрос отличает Грина от певцов отчаяния, которых так много в литературе буржуазного Запада. Этот вопрос приводит его к социальной проблематике, с одной стороны, и к противоречиям — с другой.

Имеет ли право человек стоять в стороне от страданий других людей, не должен ли он активно вмешаться в их жизнь, бороться с их горем и болью? И может ли он, даже прийдя к убеждению о невозможности что-либо изменить и исправить, отстраниться и отойти в сторону и равнодушно взирать на окружающие его зло и страдания?

Эти вопросы назревали в книгах Грина постепенно. Особенно напряженно они прозвучали в романе «Суть дела». В «Тихом американце» и «Комедиантах» они потеряли свою абстрактность и поставлены в связи с изображением острого социально-политического конфликта. В своих последних книгах Грин опять отошел к абстрактному гуманизму.

Политическая позиция Грина была и осталась противоречивой. Неверие в возможность что-либо реально изменить и исправить в жизни людей мешало Грину найти путь к тем, кто боролся за осуществление своих идеалов на земле, за лучшую участь для человека, а когда он находил эти пути, то начинал сомневаться и пугаться «крайностей».

Одним из ключевых вопросов для писателя был вопрос о праве личности быть активной. Проблема выбора между активной и пассивной жизненной позицией — ключевая для большинства романов писателя, но её конкретное решение существенно менялось на протяжении долгого творческого пути. В ранних книгах он склоняется к осуждению активных действий, считая их бессмысленными, а иногда губительными. В более поздних произведениях его точка зрения радикально меняется.

Для его произведений бал характерен постоянный мотив одиночества и отчаяния, а также мотив преследования и предопределения. Его герои одержимы мыслью о преследующей их силе (которая никогда не бывает мистической), но перед нею человек всегда беззащитен. Герои, в конце концов, либо кончают жизнь самоубийством, либо, так или иначе, становятся жертвами преследующей силы. [9]

Одним из излюбленных гриновских средств раскрытия жизненных явлений и людских судеб является парадокс. Уже в романах 30-х годов это средство органически связано, более того, прямо вытекает из парадоксальности жизневосприятия самого писателя: его огромной жалости к человеку, усиленной собственной философской концепцией («возлюби человека подобно богу, зная о нём худшее»), пониманием глубин падения человека, пониманием величайших противоречий, которые могут уживаться в его сознании. На этой основе возникают сначала образы Пинки и Феррешта, а потом Пайла, погубившего тысячи людей и побелевшего при виде крови на своём сапоге.

Грин — писатель большого мира, который чувствовал политическую ситуацию во многих случаях лучше, чем профессиональные политики. Его роман “Комедианты” предсказал крах диктатуры Дювалье, а роман “Тихий американец” — крах американской политики во Вьетнаме. Политический фон просматривается даже в книгах с откровенно детективным сюжетом (“Наемный убийца”).[9]

И когда мы берем в руки сборник рассказов с эпатирующим названием “Можете вы одолжить нам своего мужа? (и другие комедии сексуальной жизни)”, первое ощущение — а не однофамилец ли это знаменитого писателя? Однако уже начальные строки текста убеждают: нет, это все тот же Грэм Грин, лишний раз подтвердивший простую истину — для настоящей литературы нет низких тем. Драматическая история молодой девушки, вышедшей замуж за юношу, как это принято теперь говорить, другой сексуальной ориентации, которого совращают во время их медового месяца два хищных субъекта, может быть написана с не меньшим мастерством и с не меньшей страстью (первый рассказ, давший название всему сборнику), чем история американской военной экспансии в Юго-Восточной Азии и вытеснения оттуда французских колонизаторов. [9]

Конечно, ничего удивительного в этом нет. Симпатии Грэма Грина — писателя большого мира — всегда на стороне маленького человека с его “малыми” проблемами. Хороший тому пример — роман “Наш человек в Гаване”, герой которого — продавец пылесосов, а предметом насмешки является британская Интеллидженс Сервис, столь хорошо знакомая автору.

И все-таки эти двенадцать рассказов несколько выделяются из творчества Грэма Грина. Они представляют собою своего рода единый роман, в котором сконцентрированы наблюдения автора за самыми скрытыми сторонами человеческой жизни. Рассказы пронизаны юмором, иронией и грустью.

К сожалению, наш читатель до сих пор не знаком со всеми рассказами сборника, изданного в Лондоне издательской фирмой “Бодли Хед” в 1967 г.[Graham Greene. May we borrow your husband? (and other comedies of the sexual life). London, Bodley Head, 1967]. За более чем тридцатилетний период жизни сборника на русский язык с большим разбросом во времени были переведены шесть рассказов: “Невидимые японцы” и “Корень зла” (1967 г.), “Мертвая хватка” (1963 и 1986 гг.), “Двое” и “Дешевый сезон” (1991 г.), “Доктор Кромби” (1998 г.). Остальные шесть рассказов (в том числе и первый, давший название сборнику) так и не увидели свет. Вероятно, тогдашним цензорам содержание их казалось шокирующим. Ханжеский взгляд на “моральные устои” вынуждал забыть о литературном мастерстве автора, который мог затронуть любую тему и сделать это с блеском. Надеемся, что времена изменились, и это подтверждается дважды прошедшим по Центральному телевидению показом английской экранизации первого рассказа сборника с Дирком Боггардом в главной роли (он знаком зрителям по картине “Ночной портье”).[9]

Источники:

http://grinworld.org/memories/memories_02_07.htm
http://www.syl.ru/article/388154/aleksandr-grin-biografiya-i-tvorchestvo-pisatelya
http://studbooks.net/593717/literatura/harakternye_osobennosti_tvorchestva_grina

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector