0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как выполнить иллюстрацию для мастера и маргариты. Иллюстрации Николая Королёва

«Мастер и Маргарита»: Иллюстрации Николая Королёва

Здесь собраны иллюстрации Николая Королёва, выпускника Куйбышевского художественого училища.

Пилат объявляет приговор:

Довольный Коровьев взирает на удивленную голову Берлиоза:

Иванушка в «Грибоедове»:

«– Братья во литературе! (осипший голос его окреп и стал горячей) Слушайте меня все! Он появился! Ловите же его немедленно, иначе он натворит неописуемых бед!»

Шайка Воланда поселяется на квартире Степы Лиходеева. Сам Степа отправляется в Ялту:

Беседа Мастера и Ивана:

«Гость долго грустил и дергался, но наконец заговорил:

К Римскому в гости приходит Гелла:

Нехорошая квартира глазами буфетчика Варьете:

Маргарита с у зеркала:

Маргарита перед полетом на бал:

Наташа на борове:

Вино в чаше из черепа Берлиоза:

«Воланд оказался в какой-то черной хламиде со стальной шпагой на бедре. Он быстро приблизился к Маргарите, поднес ей чашу и повелительно сказал:
– Пей!

Чекисты арестовывают Бегемота:

Последний приют для мастера и лунная дорога для Пилата:

«От постели к окну протягивается широкая лунная дорога, и на эту дорогу поднимается человек в белом плаще с кровавым подбоем и начинает идти к луне. Рядом с ним идет какой-то молодой человек в разорванном хитоне и с обезображенным лицом. Идущие о чем-то разговаривают с жаром, спорят, хотят о чем-то договориться.»

Как разные иллюстраторы видят «Мастера и Маргариту»

15 мая 1891 года родился Михаил Афанасьевич Булгаков, замечательный русский писатель и драматург.

Наша редакция, полная трепетного почтения к гению Булгакова, собрала для вас самые интересные и точные иллюстрации к роману «Мастер и Маргарита». Здесь есть и именитые художники-иллюстраторы, и не очень известные широким массам, но не менее достойные внимания авторы. И все это великолепие приправлено бессмертными цитатами волшебного романа. Наслаждайтесь!

© Иван Кулик / © Джейсон Мервин Хиббс

— Извините меня, пожалуйста, — заговорил подошедший с иностранным акцентом, но не коверкая слов, — что я, не будучи знаком, позволяю себе… но предмет вашей ученой беседы настолько интересен, что…

Тут он вежливо снял берет, и друзьям ничего не оставалось, как приподняться и раскланяться.

«Нет, скорее француз…» — подумал Берлиоз.

«Поляк. » — подумал Бездомный.

Иностранный консультант, профессор черной магии

© Николай Королев / © Иван Кулик

Он был в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма, туфлях. Серый берет он лихо заломил на ухо, под мышкой нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя. По виду — лет сорока с лишним. Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему-то зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Словом — иностранец.

© Алексей Державин / © В. Глушенко, И. Воронин, В. Румянцев, А. Саморезов

Необходимо добавить, что на поэта иностранец с первых же слов произвел отвратительное впечатление, а Берлиозу скорее понравился, то есть не то чтобы понравился, а… как бы выразиться… заинтересовал, что ли.

Погоня

Иван ахнул, глянул вдаль и увидел ненавистного неизвестного. Тот был уже у выхода в Патриарший переулок, и притом не один. Более чем сомнительный регент успел присоединиться к нему. Но это еще не все: третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами. Тройка двинулась в Патриарший, причем кот тронулся на задних лапах.

© Алексей Державин / © Иван Кулик

Никогда не разговаривайте с неизвестными

Жизнь Берлиоза складывалась так, что к необыкновенным явлениям он не привык. Еще более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: «Этого не может быть. » Но это, увы, было, и длинный, сквозь которого видно, гражданин, не касаясь земли, качался перед ним и влево и вправо.

Нехорошая квартира

© Николай Королев / © Алексей Державин

— Я, — вступил в разговор этот новый, — вообще не понимаю, как он попал в директора, — рыжий гнусавил все больше и больше, — он такой же директор, как я архиерей!

— Ты не похож на архиерея, Азазелло, — заметил кот, накладывая себе сосисек на тарелку.

— Я это и говорю, — прогнусил рыжий и, повернувшись к Воланду, добавил почтительно: — Разрешите, мессир, его выкинуть ко всем чертям из Москвы?

© Алексей Державин / © Геннадий Калиновский

— Каким отделением выдан документ? — спросил кот, всматриваясь в страницу. Ответа не последовало.

— Четыреста двенадцатым, — сам себе сказал кот, водя лапой по паспорту, который он держал кверху ногами, — ну да, конечно! Мне это отделение известно! Там кому попало выдают паспорта! А я б, например, не выдал такому, как вы! Глянул бы только раз в лицо и моментально отказал бы! — кот до того рассердился, что швырнул паспорт на пол.

Читать еще:  Рисунки на тему драконы для начинающих. Сделаем начальные контуры

— Ваше присутствие на похоронах отменяется, — продолжал кот официальным голосом. — Потрудитесь уехать к месту жительства. — И рявкнул в дверь: — Азазелло!

© Геннадий Новожилов / © Алексей Державин

Ночной гость Ивана Бездомного

© Виктор Ефименко / © Николай Королев

— Ну, что ж тут такого, — ответил гость, — как будто я других не читал? Впрочем… разве что чудо? Хорошо, я готов принять на веру. Хороши ваши стихи, скажите сами?

— Чудовищны! — вдруг смело и откровенно произнес Иван.

— Не пишите больше! — попросил пришедший умоляюще.

— Обещаю и клянусь! — торжественно произнес Иван.

Тревожные желтые цветы

© Павел Оринянский / © Иван Кулик

Я мучился, потому что мне показалось, что с нею необходимо говорить, и тревожился, что я не вымолвлю ни одного слова, а она уйдет, и я никогда ее более не увижу… И, вообразите, внезапно заговорила она:

— Нравятся ли вам мои цветы?

Мастер и Маргарита

© Виктор Ефименко / © Николай Королев

Она сулила славу, она подгоняла его и вот тут-то стала называть мастером. Она дожидалась этих обещанных уже последних слов о пятом прокураторе Иудеи, нараспев и громко повторяла отдельные фразы, которые ей нравились, и говорила, что в этом романе ее жизнь.

© Иван Кулик / © В. Глушенко, И. Воронин, В. Румянцев, А. Саморезов

Сеанс черной магии с разоблачением

© Павел Оринянский / © Иван Кулик

Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…

— Разве я выразил восхищение? — спросил маг у Фагота.

— Никак нет, мессир, вы никакого восхищения не выражали, — ответил тот.

— Так что же говорит этот человек?

— А он попросту соврал! — звучно, на весь театр сообщил клетчатый помощник и, обратясь к Бенгальскому, прибавил:

— Поздравляю вас, гражданин, соврамши!

Свита Воланда

© Виктор Ефименко / © Николай Королев

Ему открыли немедленно, но буфетчик вздрогнул, попятился и вошел не сразу. Это было понятно. Открыла дверь девица, на которой ничего не было, кроме кокетливого кружевного фартучка и белой наколки на голове.

© Алексей Державин / © В. Глушенко, И. Воронин, В. Румянцев, А. Саморезов

Но оказались в спальне вещи и похуже: на ювелиршином пуфе в развязной позе развалился некто третий, именно — жутких размеров черный кот со стопкой водки в одной лапе и вилкой, на которую он успел поддеть маринованный гриб, в другой.

© В. Глушенко, И. Воронин, В. Румянцев, А. Саморезов / © Джейсон Мервин Хиббс

— Я вижу, вы немного удивлены, дражайший Степан Богданович? — осведомился Воланд у лязгающего зубами Степы, — а между тем удивляться нечему. Это моя свита.

Невидима и свободна

© Николай Королев / © Павел Оринянский

Луна ярко заливала Николая Ивановича. Он сидел на скамейке, и по всему было видно, что он опустился на нее внезапно. Пенсне на его лице как-то перекосилось, а свой портфель он сжимал в руках.

Теперь в ней во всей, в каждой частице тела, вскипала радость, которую она ощутила, как пузырьки, колющие все ее тело. Маргарита ощутила себя свободной, свободной от всего. Кроме того, она поняла со всей ясностью, что именно случилось то, о чем утром говорило предчувствие, и что она покидает особняк и прежнюю свою жизнь навсегда.

© Виктор Ефименко / © Николай Королев

Великий бал у Сатаны

© Павел Оринянский / © Алексей Державин

— Где же гости? — спросила Маргарита у Коровьева.

— Будут, королева, сейчас будут. В них недостатка не будет. И, право, я предпочел бы рубить дрова, вместо того чтобы принимать их здесь на площадке.

— Что рубить дрова, — подхватил словоохотливый кот, — я хотел бы служить кондуктором в трамвае, а уж хуже этой работы нет ничего на свете.

Разрешите, королева, вам дать последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-нибудь и не понравится… Я понимаю, что вы, конечно, не выразите этого на своем лице… Нет, нет, нельзя подумать об этом! Заметит, заметит в то же мгновение. Нужно полюбить его, полюбить, королева.

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус

© Геннадий Новожилов / © Алексей Державин

— Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, — недружелюбно насупившись, проговорил кот, — и еще считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное.

Читать еще:  Происхождение тельняшки. Полосатая, как жизнь: история тельняшки

— Вызываю на дуэль! — проорал кот, пролетая над головами на качающейся люстре, и тут опять в лапах у него оказался браунинг, а примус он пристроил между ветвями люстры. Кот прицелился и, летая, как маятник, над головами пришедших, открыл по ним стрельбу.

© Николай Королев / © Иван Кулик

Взяли не того кота

© Иван Кулик / © В. Глушенко, И. Воронин, В. Румянцев, А. Саморезов

Черный кот только заводил мученические глаза. Лишенный природой дара слова, он ни в чем не мог оправдаться. Спасением своим бедный зверь обязан в первую очередь милиции, а кроме того, своей хозяйке, почтенной старушке-вдове. Она дала самые лестные рекомендации коту, объяснила, что знает его пять лет с тех пор, как он был котенком, ручается за него, как за самое себя, доказала, что он ни в чем плохом не замечен и никогда не ездил в Москву. Как он родился в Армавире, так в нем и вырос и учился ловить мышей. Кот был развязан и возвращен владелице, хлебнув, правда, горя, узнав на практике, что такое ошибка и клевета.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Иллюстрации Николая Королева и фотоиллюстрации Елены Мартынюк к роману «Мастер и Маргарита»

Мастер и Маргарита. Аудиокнига — часть 2.

иллюстрации самарского художника Николая Королева

«Мастер и Маргарита». Фотоиллюстрации Елены Мартынюк

«Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!».


© Фото: музей-театр «Булгаковский Дом»

Елена Мартынюк – первая и пока единственная женщина-фотограф из Восточной Европы, которая получила фотографический «Оскар» за победу на международном конкурсе «Су-перкруг-Хассельблад» в Австрии. В 2000 году Лондонский фотографический ежегодник Yearbook признал Елену одним из пяти самых интересных фотохудожников мира. А в 2006 году Гильдией фотохудожников России ей было присвоено звание академика с вручением приза «Золотой глаз России» за оригинальность стиля. Вцелом же Елена является обладателем более чем 150 золотых, серебряных и бронзовых медалей, Гран-при и других наград, полученных на крупнейших международных фотовыставках в Англии, Франции, Италии, Испании, Австрии, Германии, Шотландии, Португалии, Корее и Бельгии.

Елена Мартынюк сделал серию фотоиллюстраций к «Мастеру и Маргарите » в сотрудничестве с Домом Булгакова в Москве. По моему, получилось просто волшебно. Проект, который стартовал в 2008 году, очень масштабен: организованы 70 фотосессий и более 1000 фотографий сделаны. Фотографии были сделаны в местах, описанных в романе, таких, как крыша Дома Пашкова и, конечно, в Доме Булгакова на Садовой . Сцены в Театре Эстрады сфотографированы в Московском Художественном Театре МХАТ, где были поставлены пьесы Булгакова и где он также работал сам.

. так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.

В роли Воланда – Юрий Васильев, в роли Коровьеа – Денис Курочка

А здесь в роли Воланда – Александр Ширвиндт:

Все было кончено, и говорить более было не о чем. Га-Ноцри уходил навсегда, и страшные, злые боли прокуратора некому излечить; от них нет средства, кроме смерти. Но не эта мысль поразила сейчас Пилата. Все та же непонятная тоска, что уже приходила на балконе, пронизала все его существо. Он тотчас постарался ее объяснить, и объяснение было странное: показалось смутно прокуратору, что он чего-то не договорил с осужденным, а может быть, чего-то не дослушал.

– Я ошибался! – кричал совсем охрипший Левий, – ты бог зла! Или твои глаза совсем закрыл дым из курильниц храма, а уши твои перестали что-либо слышать, кроме трубных звуков священников? Ты не всемогущий бог. Проклинаю тебя, бог разбойников, их покровитель и душа!

Женщина повернулась, прищурилась, причем на лице ее выразилась холодная досада, и сухо ответила по-гречески:
– Ах, это ты, Иуда? А я тебя не узнала сразу.

Тут все увидели, что это – никакое не привидение, а Иван Николаевич Бездомный – известнейший поэт. Он был бос, в разодранной беловатой толстовке, к коей на груди английской булавкой была приколота бумажная иконка со стершимся изображением неизвестного святого, и в полосатых белых кальсонах. В руке Иван Николаевич нес зажженную венчальную свечу.

В зеркале прошел здоровеннейший черный кот и также пропал.

На ювелиршином пуфе в развязной позе развалился некто третий, именно – жутких размеров черный кот со стопкой водки.

Контрамарочку переводчик левой рукой ловко всучил Никанору Ивановичу, а правой вложил в другую руку председателя толстую хрустнувшую пачку. Метнув на нее взгляд, Никанор Иванович густо покраснел и стал ее отпихивать от себя.

Читать еще:  Ингуши какой веры исповедания. Ингушский народ: годы испытаний и бесправия

– Этого не полагается. – бормотал он.

– И слушать не стану, – зашипел в самое ухо его Коровьев.

И тут случилось, как утверждал впоследствии председатель, чудо: пачка сама вползла к нему в портфель.

Cейчас же проклятый переводчик оказался в передней, навертел там номер и начал почему-то очень плаксиво говорить в трубку:

– Алло! Считаю долгом сообщить, что наш председатель жилтоварищества дома номер триста два-бис по Садовой, Никанор Иванович Босой, спекулирует валютой.

Фагот – Денис Курочка, Гелла – Эвелина Бледанс, Азазелло – Олег Кассин.

Фагот щелкнул пальцами, залихватски крикнул:

– Три, четыре! — поймал из воздуха колоду карт, стасовал ее и лентой пустил коту. Кот ленту перехватил и пустил ее обратно. Атласная змея фыркнула, Фагот раскрыл рот, как птенец, и всю ее, карту за картой, заглотал.

Крики и ревущий хохот донеслись и из другого места – именно от левого подъезда, и, повернув туда голову, Григорий Данилович увидал вторую даму, в розовом белье. Та прыгнула с мостовой на тротуар, стремясь скрыться в подъезде, но вытекавшая публика преграждала ей путь, и бедная жертва своего легкомыслия и страсти к нарядам, обманутая фирмой проклятого Фагота, мечтала только об одном – провалиться сквозь землю.

Бесстыжая горничная, поставив одну ногу на стул, сняла трубку с рычажка и сказала в нее:

Буфетчик не знал, куда девать глаза, переминался с ноги на ногу и думал: «Ай да горничная у иностранца! Тьфу ты, пакость какая!»

Она, совершенно нагая, с летящими по воздуху растрепанными волосами, летела верхом на толстом борове, зажимавшем в передних копытцах портфель, а задними ожесточенно молотящем воздух.

(Кстати, все узнали Наташу Королеву?)


– Первые! – воскликнул Коровьев, – господин Жак с супругой. Рекомендую вам, королева, один из интересных мужчин! Убежденный фальшивомонетчик, государственный изменник, но очень недурной алхимик. Прославился тем, – шепнул на ухо Маргарите Коровьев, – что отравил королевскую любовницу. А ведь это не с каждым случается! Посмотрите, как красив!

Супруга господина Жака уже становилась перед Маргаритою на одно колено и, бледная от волнения, целовала колено Маргариты.

– Королева, – бормотала супруга господина Жака.

– Королева в восхищении, – кричал Коровьев.

– Королева. – тихо сказал красавец, господин Жак.

– Мы в восхищении, – завывал кот.

Уже без всяких признаков хмеля женщина с исступленными глазами вбежала в комнату и простерла руки к Маргарите, а та сказала величественно:

– Тебя прощают. Не будут больше подавать платок.

– Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, – недружелюбно насупившись, проговорил кот, – и еще считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное.

– Все кусается, – вздохнув, заметил Коровьев, – эх, эх. – Он немного еще подумал и пригласил своего спутника: – Кушай, Бегемот.

Толстяк взял свой примус под мышку, овладел верхним мандарином в пирамиде и, тут же со шкурой сожравши его, принялся за второй.

На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло. Они не были видны снизу, с улицы, так как их закрывала от ненужных взоров балюстрада с гипсовыми вазами и гипсовыми цветами. Но им город был виден почти до самых краев.

Здесь в роли Воланда – Александр Ширвиндт. А фотография сделана именно там, где и сидел Воланд: на крыше дома Пашкова. Разрешение на съемку получить было трудно, но все же удалось.

Маргарита скоро разглядела в пустынной местности кресло и в нем белую фигуру сидящего человека. Рядом с тяжелым каменным креслом лежит темная, громадная остроухая собака. У ног сидящего валяются черепки разбитого кувшина и простирается невысыхающая черно-красная лужа.
В роли Пилата снялся Федор Добронравов

Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся за много тысяч этих лун садом. Прямо к этому саду протянулась долгожданная прокуратором лунная дорога, и первым по ней кинулся бежать остроухий пес.

Культурные люди стали на точку зрения следствия: работала шайка гипнотизеров и чревовещателей, великолепно владеющая своим искусством.

Ну и напоследок:



Возвращение Мастера


Воланд


Пилат и луна


Азазелло и голова


Встреча


Гелла


Невидима


Интересная история


Казнь


Прощание с Москвой


Финал

вам будет интересно:

Иллюстрации к «Мастеру и Маргарите»: Графика Павла Оринянского

Источники:

http://s30556719953.mirtesen.ru/blog/43245300236
http://bigpicture.ru/?p=767702
http://bayanay.info/index.php?newsid=10415

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector