145 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как живет обломов на гороховой улице. Офисная мебель и всё вокруг неё

Дом в романе И.А. Гончарова «Обломов»

Теме Дома (“Дома” — с большой буквы!) уделяется много внимания в произведениях русских писателей: А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя (например, в поэме «Мёртвые души»), в романе И.А. Гончарова «Обломов» и других. Благодаря наличию в произведении подробного описания жилища героев мы понимаем их характер. Как сказал Д.С. Мережковский в статье «Мелкие подробности быта»: “…Гончаров показывает нам не только влияние характера на среду, на все мелочи бытовой обстановки, но и обратно — влияние среды на характер”.

Но Дом — это, конечно же, не только внешний облик здания и внутреннее убранство, но и определённая атмосфера, царящие в семье нравы и уклад жизни.

Уже с первых страниц романа Гончарова читатель узнаёт, что на Гороховой улице в большом доме живёт Илья Ильич Обломов. Эта улица была одной из главных в Петербурге, на ней жили представители высших слоёв общества. Мы знакомимся с Обломовым с помощью описания мельчайших подробностей обстановки: по паутине, фестонами лепящейся около картин, по пыльным зеркалам, по пятнам на коврах, по полотенцу, забытому на диване, по не убранной от вчерашнего ужина тарелке на столе, с солонкой и обглоданной косточкой, по номеру прошлогодней газеты, по чернильнице, из которой, “если обмакнуть в неё перо, вырвалась бы разве только с жужжанием испуганная муха”, по пожелтевшим страницам давно развёрнутой и давно не читаной книги. (Последняя деталь напоминает книгу гоголевского Манилова, второй год раскрытую на четырнадцатой странице.) Такое яркое изображение комнаты героя бросает отблеск на него самого. Первая мысль, приходящая читателям на ум: автор хочет ввести нас в заблуждение, подчеркнув название улицы, доходный дом, где живёт Обломов. Но это не так. Гончаров не ставит перед собой цели запутать читателей, а напротив, хочет показать, что герой всё же мог быть иным, чем он является на первых страницах романа, что в нём есть задатки человека, способного проложить себе дорогу в жизни. Поэтому живёт Обломов не где-нибудь, а на Гороховой улице.

Одно помещение служит Обломову и спальней, и кабинетом, и приёмной.

Все остальные комнаты для читателей и для героев заперты, мебель в них затянута парчой. Они просто не нужны нашему герою. В дом к нему часто приходят знакомые люди, являющиеся частью жилища. Окружение Обломова — это его верный слуга Захар, ещё одна неотделимая частичка Дома.

Но в мечтах Дом кажется Обломову совсем другим. Читая сон героя, мы узнаём о деревне Обломовке, где он провёл своё детство. Этот “чудный край” — идеал Дома (в полном смысле этого слова) для Обломова. Это место Гончаров изображает как маленькую модель мира: здесь природа гармонирует с жизнью людей, которые ничем не обездолены, это идиллическая картина существования человека в единстве с природой. Здесь царит атмосфера умиротворённости и спокойствия. Течение времени в этих местах циклично, оно измеряется сменой времён года, строго по месяцам, благодаря праздникам и явлениям природы. Создаётся впечатление, что время неизменно. Смерть в Обломовке — событие редкое, вселяющее в души людей ужас. Деревня изолирована от окружающего мира, а обитатели этих мест даже и не стремятся покинуть родные края. Единственной границей с внешним пространством является овраг, а связь осуществляется с помощью дороги. Такой Дом Обломов видит во сне, он близок сердцу героя.

В конце романа Обломов обретает Дом, который становится для него идеальным, олицетворяет пример идиллического существования. Он находится в Петербурге, на Выборгской стороне. Об этом Доме мы узнаём из четвёртой части романа. Глава, повествующая о нём, располагается симметрично относительно главы об Обломовке, у эпизодов сходная композиция. Гончаров делает это не случайно. Он сам даёт нам все основания для сравнения этих глав. Хотя два разных места очень похожи, описываются одинаковыми словами, они существенно различаются. В итоге идеал Обломов находит на Выборгской стороне, там же его настигает смерть. А Обломовка — это потерянный рай, который привиделся герою во сне. В отличие от неё Выборгская сторона не изолирована от остального мира, несмотря на то, что расположена она на окраине Петербурга. (Автор отдаляет её от центра города, дабы показать разницу между этим Домом и Домом на Гороховой улице.) Дворник на Выборгской стороне символизирует отъединённость этого места, а лай собак, возвещающий о приезде гостей, означает вторжение извне.

Дом на окраине Петербурга — это Дом Агафьи Матвеевны Пшеницыной, непревзойдённой хозяйки. Она всячески заботилась об Обломове и искренне любила его. В деревне родителей маленький Илюша также был окружён лаской и вниманием. То есть в конце произведения герой приходит к тому, с чего начиналась его жизнь. Поэтому Дом для Обломова (“Дом” — с большой буквы!) — это, прежде всего, то место, которое наполнено любовью и нежностью, лаской и добротой, заботой и теплотой, родственностью и семейственностью; которое порождает в душе порывы к мечтательности, поэзии, утончённости. Любовь в романе Гончарова — любовь, преображающая не только того, на кого она направлена, но прежде всего того, от кого исходит. Справедливо отметил критик Ю.Лощиц в статье «Женские образы в романе “Обломов”»: “Любовь Агафьи Матвеевны, почти безмолвная, неловкая, не умеющая выразиться в красивых, нежных словах и впечатляющих жестах, любовь, как-то вечно присыпанная сдобной мукой, но когда надо, то и жертвенная, целиком устремлённая на свой объект, а не на саму себя, — эта любовь незаметно преображает простую, заурядную женщину, становится содержанием всей её жизни”.

Нельзя в контексте данной темы не сказать об Андрее Штольце. Это человек, для которого не существует слова “Дом” в полном его значении. Мы знаем, что “он беспрестанно в движении: понадобится обществу послать в Бельгию или Англию агента — посылают его; нужно написать какой-нибудь проект или приспособить новую идею к делу — выбирают его. Между тем он ездит и в свет и читает: когда успевает — бог весть”. Штольц — полный антипод Обломова, изъездивший пол-Европы, человек со связями и деловой опытностью. Он жил в Париже, в Верхлёво, на Женевском озере.

Дом этот герой всё же обретает, когда женится на Ольге: они селятся в Крыму, в скромном домике, убранство которого “носило печать мысли и личного вкуса хозяев”, что немаловажно. Мебель в Доме Ольги и Андрея не была удобной, но было там множество статуй, гравюр, пожелтевших от времени книг, что говорит о высокой культуре и образованности хозяев. (В монетах, гравюрах, старых книгах они постоянно находят что-то новое для себя.)

Для всех героев романа И.А. Гончарова «Обломов» понятие Дома различно, каждый понимает его по-своему. Для слуги Захара Дом там, где барин, где его всё устраивает. Для Ольги Ильинской Дом — это мирная жизнь в деревне. Агафья Матвеевна в это понятие вкладывает семейную жизнь, наполненную любовью и хлопотами по хозяйству. Андрей Штольц, как мне кажется, всё-таки не находит настоящего Дома, а в Крыму обретает пристанище. Для Ильи Ильича Обломова жизнью в Доме были те семь лет, которые он провёл на Выборгской стороне, благодаря заботам Агафьи Матвеевны. Но, увы, и она не смогла совершить чуда: “Как зорко ни сторожило каждое мгновенье его жизни любящее око жены, но вечный покой, вечная тишина и ленивое переползание изо дня в день тихо остановило машину жизни…” А вечный покой жизни неизбежно ведёт к вечному покою смерти. Но последние годы Обломов всё-таки провёл, “торжествуя внутренно”, что “ушёл от суеты и треволнений”; он сумел убедить себя в том, что “жизнь его не только сложилась, но и создана, даже предназначена была так просто, немудрённо, чтоб выразить возможность идеально покойной стороны человеческого бытия”.

Читать еще:  "повесть о разорении рязани батыем". «Повесть о разорении Рязани Батыем»

Множество домов, мест описано в произведении. Но не каждый из них — тот самый Дом с большой буквы! Основные события романа происходят в Петербурге: на Гороховой улице, одной из центральных в городе, выходящей к Дворцовой площади и Адмиралтейству; на тихой улочке Выборгской стороны. Детство Обломова прошло в Обломовке, которая как бы объединяла две соседние деревни, принадлежавшие семье Обломовых, — Сосновку и Вавиловку. Верстах в пяти лежало Верхлёво, управляющим которого был отец Андрея Штольца. (Будучи подростком, Обломов ездил туда учиться.) Эти деревни находились недалеко от Волги: обломовские мужики возили хлеб на волжскую пристань, однако уездный город, неведомо какой, был не ближе тридцати вёрст, а губернский — не ближе восьмидесяти, и можно только предполагать, что это Симбирск. Обломов учился в Москве около пяти лет, примерно до двадцатилетнего возраста, в каком-то учебном заведении — то ли в гимназии, то ли в училище. Описание Обломовки изобилует многими подробностями быта, в то время как жизнь в Москве не показана вообще. Да и столичный город Петербург не изображён детально, только квартира на Гороховой улице и дом на Выборгской стороне представлены обстоятельно. Но и это “убежище” Обломова, по его мнению, тоже “яма”, к которой он прирос “больным местом”, не то, что родная, блаженная Обломовка.

Необыкновенная история Маркиза де Лень

18 июня читающая Россия отметит 200 лет со дня рождения знаменитого русского писателя Ивана Александровича Гончарова

Близкие люди порой называли его Маркизом де Лень. Герцен написал фельетон «Необыкновенная история о ценсоре Гон-ча-ро из Ши-Пан-Ху» (1857), не простив ему службу на этом непрестижном в России поприще.

Достоевский отозвался о нем тоже не слишком лестно: «Джентльмен. с душою чиновника, без идей и с глазами вареной рыбы, которого Бог, будто на смех, одарил блестящим талантом».

Тургенев, по воспоминаниям Авдотьи Панаевой, даже и таланта в своем коллеге признавать не желал, объявив, что «он в душе чиновник», что «его кругозор ограничивается мелкими интересами», что «в его натуре нет никаких порывов, он совершенно доволен своим мизерным миром и его не интересуют никакие общественные вопросы», «он даже как-то боится разговаривать о них, чтоб не потерять благонамеренность чиновника. Такой человек далеко не пойдет! Посмотрите, что он застрянет на первом своем произведении».

Это все сказано об Иване Александровиче Гончарове, и все это несправедливо.

Именно этот Маркиз де Лень не только исправно служил почти двадцать лет в Министерстве финансов, а потом еще в цензуре, совершил почти трехгодичное путешествие по свету в составе дипломатической миссии на фрегате «Паллада», но и, между делом, написал три своих знаменитых романа, названия которых начинаются на «об»: «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв». Последний роман он писал двадцать лет. Несколько раз думал оставить его недописанным из-за плохого самочувствия. Тем не менее дописал до конца!

Что касается «цензора Гон-ча-ро», то писатель продержался на этом месте недолго: работа была хлопотной, отнимала много времени и к тому же ставила его в двусмысленное положение перед друзьями-литераторами. Он вышел в отставку в 1867 году.

«Джентльмен с душой чиновника» никогда не был женат, но в немолодом уже возрасте, когда умер его верный слуга, счел своим долгом взять на себя заботу о его вдове и детях. Им он завещал и свою литературную собственность.

Гороховая, где жил Илья Ильич Обломов, была и остается одной из престижных улиц города.

Гороховая улица

Начать прогулку по гончаровским адресам мы решили с Гороховой улицы, где в одном из домов лежал на диване в драном халате, мучился и ничего не мог поделать со своей мукой, неспособностью жить и быть счастливым Илья Ильич Обломов — герой самого знаменитого романа Гончарова, в честь которого даже в нынешние, не лучшие для классиков времена называют гламурные рестораны в столице.

К сожалению, Гончаров нигде не упомянул номер обломовского дома. Мы знаем лишь, что это был один из «больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город…».

Гороховая улица и сейчас, и тогда была одной из самых престижных в Петербурге. Вместе с Вознесенским и Невским проспектами она образует в леблоновском плане тот самый знаменитый «трезубец», лучи которого сходятся в единую точку у шпиля Адмиралтейства. На Гороховой обитало немало аристократов и высшего чиновничества. Выбрав этот адрес для своего героя, Гончаров намекал на скрытые возможности, которые таились в Обломове и могли бы привести его к успеху. Увы.

Ну а теперь вернемся к самому Гончарову. Родившийся и выросший в Симбирске, получивший образование в Москве, в Петербург Гончаров приехал в 1835 году.

В этом холодном во всех смыслах городе Гончарову, вероятно, пришлось поначалу нелегко. Почему-то кажется, что Сашеньку Адуева из «Обыкновенной истории», маменькиного сынка, витающего в облаках и столкнувшегося в столице с множеством разочарований, он отчасти списал с себя. Молодой человек с нежным сердцем и восторженной душой постепенно, одну за другой, утрачивает все иллюзии и, чтобы выжить, начинает превращаться в подобие своего дяди-циника. Сашенька мечтал о любви, карьере, фортуне. Гончаров страстно желал стать писателем. Но в отличие, скажем, от Тургенева у него не было состояния, и он вынужден был поступить на государственную службу. Надо было на что-то жить. А жизнь в столице была недешевой.

Когда-то Иван Гончаров служил в Департаменте внешней торговли.

Главный штаб

И первый наш гончаровский адрес — «казенный» дом, Главный штаб, выстроенный гениальным Карлом Росси. Собственно, Главным штабом здание называют для краткости. Левое (Восточное) крыло Главному штабу никогда не принадлежало, здесь располагались два важнейших министерства Российской империи — финансов и иностранных дел. Сейчас в Восточном крыле Главного штаба, переданном Эрмитажу, идет реконструкция, запутанных «коридоров власти» и кабинетов, где вершились судьбы России и мира, и дух простыл. Здесь появились атриумы, перекрытые стеклянными крышами, анфилады выставочных залов со световыми фонарями, в которые видно петербургское небо, огромная лестница, легко трансформирующаяся в амфитеатр.

И трудно представить, что когда-то за письменными столами корпели сотни чиновников, в том числе и Иван Гончаров, поступивший на службу в Департамент внешней торговли Министерства финансов. В его обязанности входили переводы иностранной почты. Как он умудрился при этом все-таки написать свой первый роман «Обыкновенная история», уму непостижимо. Но в номерах 3 и 4 журнала «Современник» за 1847 год роман вышел, и Гончаров сразу занял в русской литературе подобающее его таланту место. Лев Толстой так отозвался о гончаровской «Обыкновенной истории»: «Прочтите эту прелесть. Вот где учишься жить…»

Читать еще:  Проблема памяти вов аргументы из литературы. Память о ВОВ (Аргументы ЕГЭ)

Моховая улица, 3. Здесь Иван Александрович провел последние годы жизни.

Домосед Гончаров

Литейный, 52; Невский, 51; Моховая, 3.

Гончаров не был, как сказали бы сейчас, тусовщиком. Не любил он и менять жилье. Иной раз, готовя материал для нашей фирменной рубрики «Литературные адреса», замучаешься бегать по городу, осматривая все дома, где жил тот или иной писатель. А милый домосед Гончаров сменил лишь три квартиры.

Все 17 лет, пока служил в Министерстве финансов (1835 — 1852), писатель жил на Литейном проспекте, 52.

Дом этот когда-то принадлежал Ивану Шамшеву, военному, который, уйдя в отставку, стал владельцем нескольких доходных домов. Этот четырех­этажный дом, выкрашенный в грязно-розовый цвет, по сей день остается жилым. Хотя число располагающихся здесь фирм и фирмочек зашкаливает. Тут тебе и продуктовый магазин, работающий круглые сутки, и стоматологическая клиника, и салон свадебной одежды, и магазин горнолыжного снаряжения, и бутик, и клиника.

Судя по письмам Гончарова к друзьям, он мало обращал внимания на уют. Квартира была не слишком роскошной и даже холодной: в одном из писем он жалуется адресату на то, что в его квартире 10 градусов тепла при двадцати мороза на улице. Но ведь терпел, квартиру не менял. Может, занят был, а может, и правда лень мешала.

Отсюда домосед Гончаров, назначенный на службе секретарем вице-адмирала Путятина, отправился в 1852 году на фрегате «Паллада» с дипломатической миссией — проинспектировать Аляску, тогда еще принадлежавшую Российской империи, и установить политические и торговые отношения с Японией.

Литейный, 52. В этом доме писатель прожил 17 лет.

Обойдя полмира, вернулся в Петербург 13 февраля 1855 года.

Поначалу он поселился в доме Кожевникова на Невском пр., 51, но прожил там недолго — до 1856 года. Однако этот самый обычный для Петербурга второй половины XIX века доходный дом, выстроенный в 1835 году, вошел в историю русской литературы. Здесь, в одной из квартир, выходящих окнами во двор, писатель работал над романом «Обломов». Сейчас дом легко узнать по витрине Модного дома Татьяны Парфеновой. Однажды Татьяна рассказала автору этих строк о том, что Обломов — один из любимейших ее литературных героев. И процитировала несколько строк из знаменитого романа — о тапочках Обломова, которые тот ставил так, чтобы, вставая с дивана, сразу попадать в них, не делая лишних движений.

Главная петербургская квартира писателя располагалась по адресу: Моховая улица, 3. Здесь, в особняке Устинова, украшенном гербом и вензелем, Гончаров прожил больше тридцати лет: с 1857 года до самой смерти, последовавшей 15 сентября 1891 года. Этому огромному красивому дому, который, как и дом Обломова, мог бы вместить народонаселение приличной губернии, Гончаров посвятил очерк «Май месяц в Петербурге» (опубликован в 1892-м).

Однако и эта его последняя квартира была нехороша. Как вспоминают современники, она была «малоуютной и темноватой», «похожей на монашескую келью». Очевидно, что холостяк Гончаров был равнодушен к комфорту. А возможно, в нем все-таки было что-то от Обломова и ему просто было лень заниматься поисками квартиры и переездами.

Невский, 68. Знаменитый Литераторский дом. Больше не виден.

Невский пр., 68.

С жизнью Гончарова связан еще один знаменитый дом, ныне не существующий. Речь о знаменитом Доме Лопатина, называемом впоследствии Литературным домом и располагавшемся по адресу: Невский, 68. Здесь обитало много литераторов. В разных квартирах этого дома (№ 55, 48, 47, 43) несколько лет прожил литературный критик Виссарион Белинский. Именно в его квартире несколько вечеров подряд Гончаров читал свой роман «Обыкновенная история». Несмотря на то что еще в 1999 году дом был объявлен памятником истории и культуры местного значения, несмотря на усилия депутата Алексея Ковалева, неоднократные публикации в СМИ и возмущение общественности, Литературный дом был снесен, став жертвой чиновничьего произвола и алчности. Почему-то думается, что автор «Обыкновенной истории», не понаслышке знавший чиновничью породу, не удивился бы такому исходу.

Литераторские мостки

Последний приют Иван Гончаров обрел на кладбище Александро-Невской лавры.

Вот как вспоминает о последних днях писателя один из близких друзей — Анатолий Федорович Кони, знаменитый русский юрист, адвокат:

«В 1889 году с ним произошел легкий удар, от которого, однако, он оправлялся с трудом, а в ночь на 15 сентября 1891 г. он тихо угас, не перенеся воспаления легких. Глубокая вера в иную жизнь сопровождала его до конца. Я посетил его за два дня до смерти, и, при выражении мною надежды, что он еще поправится, он посмотрел на меня уцелевшим глазом, в котором еще мерцала и вспыхивала жизнь, и сказал твердым голосом: «Нет! Я умру! Сегодня ночью я видел Христа, и он меня простил».

На новом кладбище Александро-Невской лавры течет речка, один из берегов которой круто подымается вверх. Когда почил Иван Александрович Гончаров, когда с ним произошла всем нам неизбежная «обыкновенная история», его друзья — Стасюлевич и я — выбрали место на краю этого крутого берега, и там покоится теперь автор «Обломова». на краю «обрыва».

Увы, Анатолий Федорович, не там. В 1956 году прах Гончарова по воле какого-то советского чиновника перенесли на Литераторские мостки Волкова кладбища.

Офисная мебель и всё вокруг неё

Офисы в художественной литературе

Немного коснувшись описаний офисов в нашем и зарубежном кино, мы решили продолжить эту тему, на этот раз обратившись к классической литературе. А чтобы было интереснее возьмем произведения, написанные в разных жанрах.

Наряду с такими комнатами как кухня и спальня, рабочий кабинет занимает важное место в жизни человека. Офисы, рабочие комнаты, кабинеты – их всегда любят обставлять с уютом и комфортом. В жизни люди обустраивают комнату сами или пользуются услугами дизайнеров интерьера, а в фильмах сценаристы и режиссеры продумывают красивую картинку, куда они впишут своего героя – и обычно сочетают цвета мебели и одежды. Что касается авторов литературных произведений, то они вкладывают всю силу в текст, с помощью которого они играют воображением читателя – чем красочнее и точнее описание, тем живее он представляет себе обстановку комнаты в которой обитает герой.

Итак, как же авторы описывают комнаты и рабочие кабинеты своих героев.

Кабинет Евгения Онегина из одноименного романа

Уединенный кабинет светского человека Евгения Онегина

Начнем мы, пожалуй, с одного из великих произведений Александра Сергеевича Пушкина – с романа в стихах «Евгений Онегин». Думаю, очень многие с ним знакомы (ведь каждый второй школьник писал сочинение на тему Онегина, а письмо Татьяны приходилось учить наизусть). В романе идет речь о молодом дворянине Евгении Онегине, живущем в начале XIX века, типичном представителе светской петербургской молодежи. Двадцатичетырехлетний Евгений получил домашнее образование, хорошо изъясняется по-французски, танцует, знает латынь и отлично держит себя в обществе. И, как и у всех светских людей, у него есть дома место, где он пишет стихи, читает, приводит себя в порядок. Его «уединенный кабинет». В нем собраны созданные мастерами Лондона и Парижа вещи, предназначенные «для роскоши, для неги модной» предметы туалета, изящные украшения и приспособления.

Читать еще:  Что такое роль? Типы ролей. Смотреть что такое "роль" в других словарях

«Янтарь на трубках Цареграда,
Фарфор и бронза на столе,
И, чувств изнеженных отрада,
Духи в граненом хрустале;
Гребенки, пилочки стальные,
Прямые ножницы, кривые,
И щетки тридцати родов
И для ногтей и для зубов.»

Во времена Пушкина очень большое внимание уделялось внешности и одежде, уходу за волосами, кожей рук и маникюру. Все мужчины и женщины, вхожие в свет, половину своего времени проводили в своих уединенных кабинетах, приводя себя в порядок.

«Быть можно дельным человеком
И думать о красе ногтей:
К чему бесплодно спорить с веком?
Обычай деспот меж людей.»

Итак, кабинет Онегина – это скорее туалетная комната, чем рабочий кабинет.

Комната Ильи Ильича Обломова

Диван — самая важная часть комнаты Обломова

А теперь заглянем в комнату-кабинет к другому представителю петербургского общества, Илье Ильичу Обломову, живущему в середине XIX века. Роман Ивана Александровича Гончарова написан очень интересно, обильно украшен образами и историями о русских людях, их быте и жизни.
Роман рассказывает о жизни Обломова, человека дворянского рода. Он живет в Петербурге в двух комнатах, предоставленных ему родителями. Гончаров очень подробно описал комнату Обломова, которая является и спальней, и кабинетом, и приемной.

«Комната, где лежал Илья Ильич, с первого взгляда казалась прекрасно убранною. Там стояло бюро красного дерева, два дивана, обитые шелковою материею, красивые ширмы с вышитыми небывалыми в природе птицами и плодами. Были там шелковые занавесы, ковры, несколько картин, бронза, фарфор и множество красивых мелочей».

Но присмотревшись повнимательнее, можно было заметить, что на всех предметах интерьера лежит налет неухоженности и заброшенности.
«По стенам, около картин, лепилась в виде фестонов паутина, напитанная пылью; зеркала, вместо того чтоб отражать предметы, могли бы служить скорее скрижалями для записывания на них по пыли каких-нибудь заметок на память. Ковры были в пятнах. На диване лежало забытое полотенце; на столе редкое утро не стояла не убранная от вчерашнего ужина тарелка с солонкой и с обглоданной косточкой да не валялись хлебные крошки».

В общем, кабинет-спальню Обломова мы вряд ли сочтем за образец для подражания.

Гостиная помещика Собакевича

Гостиная помещика Собакевича

Перенесемся в российскую глубинку, в дом помещика Собакевича. «Мёртвые ду?ши» — произведение русского писателя Николая Васильевича Гоголя, жанр которого сам автор обозначил как поэма. В центре повествования крепостническая Русь, страна в которой вся земля и простой народ принадлежали правящему дворянскому классу. В своей поэме Гоголь создал целую галерею русских помещиков, составляющую основную часть дворянства. И мы вместе с Чичиковым нанесем визит одному из них – помещику Собакевичу. «Он был похож на средней величины медведя»,- пишет о нем Гоголь. Он прямолинеен, достаточно груб и никому и ни во что не верит.

Гостиная сплошь усыпана картинами, изображавшими молодых греческих полководцев и богинь. «Возле Бобелины (греческой богини), у самого окна, висела клетка, из которой глядел дрозд темного цвета с белыми крапинками, очень похожий тоже на Собакевича». Все, что находилось в комнате, было прочно, неуклюже и имело сходство с хозяином дома. В углу гостиной стояло пузатое ореховое бюро на пренелепых четырех ногах, совершенный медведь. Стол, кресла, стулья – все было самого тяжелого и беспокойного свойства.

Характер помещика передается его вещам, все, что окружает его, похоже на Собакевича.

Кабинет владельца магазина «Дамское счастье» Октава Муре

Кабинет владельца магазина «Дамское счастье» Октава Муре

А теперь обратимся к иностранным произведениям и заглянем в кабинет владельца магазина новинок «Дамское счастье» Октава Муре в Париже. Знаменитый французский писатель-романист Эмиль Золя писал свои романы в стиле «натурализма». «Дамское счастье» – книга о Франции конца XIX века, действие происходит во времена бурного роста крупных предприятий. Это история двух людей – юной девушки, приехавшей в Париж искать работу, и молодом предпринимателе Октаве Муре, который, развивает свой магазин.

Рабочий кабинет Октава Муре описывается в романе кратко. Большой просторный кабинет, обтянутый зеленым репсом – плотной тонкой тканью с горизонтальными или вертикальными линиями. Рабочий офис делового мужчины, без излишеств. «В обширном кабинете, обставленном дубовой мебелью с зеленой репсовой обивкой, единственным украшением был портрет той самой г-жи Эдуэн». (Г-жа Эдуэн – погибшая жена Октава Муре). Из мебели — только нужные для бумаг шкафы, конторка – высокий письменный стол с наклонной доской, за которым работают стоя или сидя на высоком стуле. А на тумбе канцелярские принадлежности для подписания деловых бумаг и бювар – удобная настольная папка с писчей бумагой и конвертами.

Кают-компания капитана Врунгеля

А как же выглядит кают-компания прославленного морского волка капитана Врунгеля?

Кают-компания капитана Врунгеля

Приключения капитана Врунгеля – юмористическая повесть написанная Андреем Сергеевичем Некрасовым. Повествует она о путешествии вокруг света на яхте под названием «Беда». Рассказал ее своему студенту сам Врунгель, когда простыл и сидел дома в своей каюте-комнате.

Как и положено, комната морского волка заставлена морскими трофеями и инструментами.
«Небрежно брошенный сверток карт наполовину закрывал сушеный акулий плавник. На полу вместо ковра распласталась моржовая шкура с головой и с клыками, в углу валялся адмиралтейский якорь с двумя смычками ржавой цепи, на стене висел кривой меч, а рядом с ним — зверобойный гарпун». На столе прекрасная модель яхты. Любой мальчишка, увлекающийся приключениями и морскими сражениями, захотел бы задержаться в этой комнате подольше!

Запретная мансарда дядюшки Эндрю, ученого-чародея

Запретная мансарда дядюшки Эндрю, ученого-чародея

Клайв Стейплз Льюис, выдающийся английский и ирландский писатель однажды написал книгу «Хроники Нарнии», чем очень украсил жизнь многих девочек и мальчиков, подарив им красивую сказку о стране Нарнии, населенной сказочными существами и ее хранителе льве Аслане.

Благодаря ему, мы видим перед собой Лондон начала XX века, который мальчик по имени Дигори называет «дырой». Но мы заглянем в комнату не к нему, а к его дяде, ученому-чародею.
Дядя Эндрю или мистер Кеттерли из повести «Племянник Чародея» невольно помог детям Дигори и Полли с помощью магических колец перенестись в пустой мир и наблюдать за созданием страны Нарнии. Эти кольца он создал в своей «заповедной мансарде». Туда-то мы и заглянем. Мансарды – очень часто встречающиеся комнаты на последних этажах европейских домах. Обычно в них живут служанки, но дядя Эндрю устроил тут свою лабораторию, свой рабочий тайный кабинет.
«Стены были скрыты полками, сплошь уставленными книгами, в камине горел огонь, а перед камином красовалось высокое кресло». Потолок у комнаты был скошен, мебель стояла обычная. А посередине комнаты находился большой стол с книгами, блокнотами, чернильницами, перьями, сургучом и микроскопом. Настоящая комната ученого, хотя в данном случае и довольно противного.

Есть еще много-много интересных книг с описаниями рабочих комнат персонажей. Авторы вписывают своих героев в подходящие им по характеру кабинеты и обстановку. А какой кабинет из книжки вспоминается вам?

Источники:

http://lit.1sept.ru/article.php?id=200500815
http://www.vppress.ru/stories/Neobyknovennaya-istoriya-Markiza-de-Len-14110
http://blog.unitex.ru/2010/12/ofisy-v-xudozhestvennoj-literature/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×