3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Карамзин николай михайлович цитаты. Карамзин николай михайлович

Афоризмы и цитаты Николая Карамзина

Николай Михайлович Карамзин, (1766–1826), историк, литератор

Англичане любят благотворить, любят удивлять своим великодушием и всегда помогут несчастному, как скоро уверены, что он не притворился несчастным. В противном случае скорее дадут умереть ему с голода, нежели помогут, боясь обмана, оскорбительного для их самолюбия.

Без хороших отцов нет хорошего воспитания, несмотря на все школы.

Блажен не тот, кто всех умнее,
Но тот, кто, будучи глупцом,
Себя считает мудрецом.

Бог – великий музыкант, вселенная – превосходный клавесин, мы лишь смиренные клавиши. Ангелы коротают вечность, наслаждаясь этим божественным концертом, который называется случай, неизбежность, слепая судьба.

Быть счастливейшим супругом,
Быть любимым и любить,
Быть любовником и другом…
Ах! я рад на свете жить!

В человеческой натуре есть две противные склонности: одна влечет сердце наше всегда к новым предметам, а другая привязывает нас к старым; одну называют непостоянством, любовию к новостям, а другую – привычкою.

Время – это лишь последовательность наших мыслей.

Всякие насильственные потрясения гибельны, и каждый бунтовщик готовит себе эшафот.

Главное дело не получать, а заслуживать.

Для того чтобы узнать всю привязанность нашу к отечеству, надобно из него выехать; чтобы узнать всю любовь нашу к друзьям, надо с ними расстаться.

Душа, слишком чувствительная к удовольствиям страстей, чувствует сильно и неприятности их: рай и ад для нее в соседстве; за восторгом следует или отчаяние, или меланхолия, которая столь часто отворяет дверь в дом сумасшедших.

Жизнь есть обман – счастлив тот, кто обманывается приятнейшим образом.

Жизнь наша делится на две эпохи: первую мы проводим в будущем, а вторую – в прошлом.

Искренность действует сильнее самых красноречивых уверений в дружбе.

Истинные дарования не остаются без награды: есть публика, есть потомство.

Легкие умы думают, что всё легко, мудрые знают опасность всякой перемены и живут тихо.

Мало разницы между мелочным и так называемыми важными занятиями, одно внутреннее побуждение и чувство важно. Делайте что и как можете, только любите добро, а что есть добро – спрашивайте у совести.

Молодость есть прелестная эпоха бытия нашего! Сердце в полноте жизни, творит для себя будущее, какое ему мило; всё кажется возможным, всё близким. Любовь и слава, два идола чувственных душ, стоят за флером перед ними и подымают руку, чтобы осыпать нас дарами своими. Сердце бьется в восхитительном ожидании, теряется в желаниях, в выборе счастья и наслаждается возможным еще более, нежели действительным.

Народ есть острое железо, которым играть опасно, а революция – отверстый гроб для добродетели и самого злодейства.

Превосходные умы суть истинные герои истории.

Редкий холостой человек не вздохнет, видя красоту и счастие детей, скромность и благонравие женщин.

Республика без добродетели и геройской любви к отечеству есть неодушевленный труд.

Смеяться, право, не грешно
Над всем, что кажется смешно.

Способ быть счастливым в жизни есть: быть полезным свету и в особенности Отечеству.

Счастлив, кто независим, но как трудно быть счастливым, то есть независимым.

Так водится в здешнем свете: одному хорошо, другому плохо, и люди богатеют за счет бедных. Шагнуть ли в свет политический? Раздолье крикунам и глупым умникам; не худо и плутишкам.

Темперамент есть основание нравственного существа нашего, а характер – случайная форма его. Мы родимся с темпераментом, но без характера, который образуется мало помалу от внешних впечатлений. Характер, конечно, зависит от темперамента, но только отчасти, завися, впрочем от рода действующих на нас предметов. Особливая способность принимать впечатления есть темперамент; форма, которую дают сии впечатления нравственному существу, есть характер.

Удовольствия любви бесчисленны; ни тиранство родителей, ни тиранство самого рока не может отнять их у нежного сердца – и кому сии удовольствия неизвестны, тот не называй себя чувствительным.

Французская революция – одно из тех событий, которые определяют судьбы людей на много последующих веков. Новая эпоха начинается: я ее вижу.

Холодные люди вообще бывают великие эгоисты. В них действует более ум, нежели сердце; ум же всегда обращается к собственной пользе, как магнит к северу.

Человек создан трудиться, работать и наслаждаться. Он всех тварей живучее, он всё перенести может. Для него нет совершенного лишения, совершенного бедствия, кроме бесславия.

Эстетика есть наука вкуса.

Я чувствую великие дела Петровы и думаю: «Счастливы предки наши, которые были их свидетелями!» Однако ж не завидую их счастью!

Свойства народа объясняются всегда обстоятельствами, однако ж действие часто бывает долговременнее причины.

Должно показывать заблуждения разума человеческого с благородным жаром, но без злобы.

Обращение с книгами приготовляет к обращению с людьми. И то, и другое равно необходимо.

Кто сам себя не уважает, того, без сомнения, и другие уважать не будут. При невзгодах настоящего нужно утешаться мыслью, что были времена и более тяжкие, да и те прошли.

В старину говорили, что закон со свободою живут как кошка с собакою. Всякий закон есть неволя.

Строгость в безделицах уменьшает охоту к делу.

Государству для его безопасности нужно не только физическое, но и нравственное могущество; жертвуя честью, справедливостью, вредим последнему.

Всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надо прибегать только в необходимости, ибо одно время дает надлежащую твердость уставам; ибо более уважаем то, что давно уважаем, и все делаем от привычки.

Читать еще:  Что надеть с пиджаком. Шикарный белый женский пиджак (50 фото) — С чем носить

Фразы – для газет, только правила – для государства.

Спасительными уставами бывают единственно те, коих давно желают лучшие умы в государстве и которые, так сказать, предчувствуются народом.

Законодатель должен смотреть на вещи с разных сторон, а не с одной; иначе, пресекая зло, может сделать еще более зла.

За деньги не делается ничего великого.

Главное дело – быть людьми, а не славянами. Что хорошо для людей, то не может быть дурно для русских; и что англичане или немцы изобрели для пользы, выгоды человека, то мое, ибо я человек!

Хорошо и должно учиться; но горе и человеку, и народу, который будет всегдашним учеником.

Светские дамы, будучи всегда на сцене, привыкают думать только о театральных добродетелях.

При невзгодах настоящего нужно утешаться мыслью, что были времена и более тяжкие, да и те прошли.

Всего несноснее жить на свете бесполезно.

Давно называют свет бурным океаном, но счастлив, кто плывет с компасом.

Для привязанности нет срока: всегда можно любить, пока сердце живо.

Как плод дерева, так и жизнь бывает всего сладостнее перед началом увядания.

В мятежных суетах и в хаосе страстей
Кто истинно блажен, тот свету неприятен,
Служа сатирою почти на всех людей.

Любовь к собственному благу производит в нас любовь к отечеству, а личное самолюбие — гордость народную, которая служит опорою патриотизма.

Мы видим счастья тень в мечтах земного света;
Есть счастье где-нибудь: нет тени без предмета.

Надежда заменить потерю облегчает её в молодости, но лета отнимают у нас сие утешение.

Всякий истинный талант, платя дань веку, творит и для вечности.

Как беден человек: нам страсти — горе, мука;
Без страсти жизнь — не жизнь, а скука:
Люби — и слёзы проливай,
Покоен будь — и век зевай.

Мужество есть великое свойство души; народ, им отмеченный, должен гордиться собою.

Патриотизм не должен ослеплять нас; любовь к отечеству есть действие ясного рассудка, а не слепая страсть.

Слова принадлежат веку, а мысли векам.

Счастье есть дело судьбы, ума и характера.

Мы смотрим в микроскоп на всякую неприятность, и кричим, что свет наполнен бедствиями.

Талант великих душ есть узнавать великое в других людях.

Вселять омерзение ко злу есть вселять любовь к добродетели.

Как любовь, так и ненависть редко бывают довольны истиной: первая в хвале, последняя в осуждении.

Уединение подобно тем людям, с которыми хорошо и приятно видеться изредка, но с которыми жить всегда тягостно и уму и сердцу.

Николай Михайлович Карамзин

Никола́й Миха́йлович Карамзи́н (1 [12] декабря 1766, Знаменское, Симбирская губерния (либо село Михайловка (Преображенка),, Оренбургская губерния) Российская империя — 22 мая [3 июня] 1826, Санкт-Петербург, Российская империя) — историк, крупнейший русский литератор эпохи сентиментализма, прозванный «русским Стерном». Википедия.

Если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: КРАДУТ.
1766−1826 г.

Всегда и везде первым и главным достоинством женщины — была скромность.

СТРАННОСТЬ ЛЮБВИ, ИЛИ БЕССОННИЦА

Кто для сердца всех страшнее?
Кто на свете всех милее?
Знаю: милая моя!

«Кто же милая твоя?» —
Я стыжусь; мне, право, больно
Странность чувств моих открыть
И предметом шуток быть.
Сердце в выборе не вольно.
Что сказать? Она… она…
Ах! нимало не важна
И талантов за собою
Не имеет никаких;
Не блистает остротою,
… показать весь текст …

Слова принадлежат веку, а мысли — векам.

В восторгах Бахуса нам море по колено,
И с рюмкою в руке мы все богатыри.

«Рыцарь нашего времени»

ЛИЛЕЯ.

Я вижу там лилею.
Ах! как она бела,
Прекрасна и мила!
Душа моя пленилась ею.
Хочу ее сорвать,
Держать в руках и целовать;
Хочу — но рок меня с лилеей разлучает:
Ах! бездна между нас зияет.
Тоска терзает грудь мою;
Стою печально, слезы лью.
Взираю издали на нежную лилею —
Она сотворена быть, кажется, моею,
И тихий ветерок
Ко мне склоняет стебелек
… показать весь текст …

Делайте что и как можете: только любите добро, а что есть добро — спрашивайте у совести.

К МИЛОСТИ

Что может быть тебя святее,
О Милость, дщерь благих небес?
Что краше в мире, что милее?
Кто может без сердечных слез,
Без радости и восхищенья,
Без сладкого в крови волненья
Взирать на прелести твои?
Какая ночь не озарится
От солнечных твоих очей?
Какой мятеж не укротится
Одной улыбкою твоей?
Речешь — и громы онемеют;
Где ступишь, там цветы алеют
И с неба льется благодать.
… показать весь текст …

ИЗ МЕЛОДРАМЫ ПЕТР ВЕЛИКИЙ

Жил был в свете добрый царь,
Православный государь.
Все сердца его любили,
Все отцом и другом чтили.
Любит царь детей своих;
Хочет он блаженства их:
Сан и пышность забывает,
Трон, порфиру оставляет.

Царь как странник в путь идет
И обходит целый свет.
Посох есть ему — держава,
Все опасности — забава.
… показать весь текст …

Все наши знания — мечта,
вся наша мудрость — суета!

Живые позавидуют мёртвым.

«Марфа Посадница, или покорение Новагорода»

Мужество есть великое свойство души;
народ, им отмеченный, должен гордиться собою

Наблюдая течение года, они, подобно Римлянам, делили его на 12 месяцев, и каждому из них дали название согласно с временными явлениями или действиями природы: Генварю Просинец ( вероятно, от синеты неба), Февралю Сечень, Марту Сухий, Апрелю Березозол ( думаю, от золы березовой), Маию Травный, Июню Изок ( так называлась у Славян какая-то певчая птица), Июлю Червен ( не от красных ли плодов или ягод?), Августу Зарев ( от зари или зарницы), Сентябрю Рюен ( или Ревун, как толкуют: от рева зверей), Октябрю Листопад, Ноябрю Груден ( от груд снега или мерзлой грязи?), Декабрю Студеный.
Столетие называлось веком, то есть жизнию человеческою, во свидетельство, сколь предки наши обыкновенно долгоденствовали, одаренные крепким сложением и здравые физическою деятельностию.
——-

Читать еще:  Чилийские девушки какие они. Плюсы и минусы пребывания в стране

Н.М.Карамзин, История государства Российского, 1816 г.

Жизнь есть обман — счастлив тот, кто обманывается приятнейшим образом.

Не мешайте другим мыслить иначе.

Великие народы, подобно великим мужам, имеют свое младенчество и не должны его стыдиться
———

Н.М.Карамзин, История государства Российского, 1816 г.

Где нет любви, нет и души.

Государству для его безопасности нужно не только физическое , но и нравственное могущество.

Николай Михайлович Карамзин, историк-историограф, писатель, поэт (12 декабря 1766 – 3 июня 1826).

Вот ещё год прошел… В суете последних декабрьских дней есть своя светлая грусть — с «фрагментами» печального сожаления и мечтательной надежды.

…Но когда горячка юности пройдет , когда сто раз оскорбленное самолюбие поневоле научится смирению , когда , сто раз обманутые надеждою , наконец перестаем ей верить , тогда , с досадою оставляя будущее , обращаем глаза на прошедшее и хотим некоторыми приятными воспоминаниями заменить потерянное счастие лестных ожиданий , говоря себе в утешение: «И мы , и мы были в Аркадии!» Тогда , тогда единственно научаемся дорожить и настоящим , тогда же бываем до крайности чувствительны и к самомалейшей трате , тогда прекрасный день , веселая прогулка , занимательная книга , искренний дружеский разговор , даже ласки верной собачки ( которая не оставила нас вместе с неверными любовницами!) извлекают из глаз наших слезы благодарности , но тогда же и смерть любимой птички делает нам превеликое горе.
//Фрагмент из «Писем русского путешественника» ( 1791)

Карамзин, Николай

«Детское чтение» — первый русский журнал для детей

Никола́й Миха́йлович Карамзи́н (1 (12) декабря 1766, с. Михайловка (Преображенское) Бузулукского уезда Симбирской губернии (по другим данным — с. Богородское Симбирского уезда Симбирской губернии) — 22 мая (3 июня) 1826, Санкт-Петербург) — русский историк-историограф, писатель, поэт, почётный член Петербургской Академии наук (1818). Создатель «Истории государства Российского» (тома 1—12, 1816—1829 гг.) — одного из первых обобщающих трудов по истории России. Редактор «Московского журнала» (1791—1792) и «Вестника Европы» (1802—1803).

Содержание

Биография

Николай Михайлович Карамзин родился 1 (12) декабря 1766 г. в селе Михайловка (ныне Бузулукский район Оренбургской области). Вырос в усадьбе отца, Михаила Егоровича Карамзина (1724—1783) среднепоместного симбирского дворянина, потомка крымско-татарского мурзы Кара-Мурза. Получил домашнее образование, с четырнадцати лет обучался в Москве в пансионе профессора Московского университета Шатена, одновременно посещая лекции в Университете.

Начало карьеры

В 1783 по настоянию отца поступил на службу в петербургский гвардейский полк, но вскоре вышел в отставку. Ко времени военной службы относятся первые литературные опыты. После отставки некоторое время жил в Симбирске, а потом — в Москве. Во время пребывания в Симбирске вступил в масонскую ложу «Золотого венца», а по приезде в Москву в течение четырёх лет (1785—1789) был членом масонской ложи «Дружеское ученое общество» [1] .

В Москве Карамзин познакомился с писателями и литераторами: Н. И. Новиковым, А. М. Кутузовым, А. А. Петровым, участвовал в издании первого русского журнала для детей — «Детское чтение».

В 1778 г. Карамзин был отправлен в Москву в пансион профессора Московского университета И. М. ШаДена.

Поездка в Европу

В 1789—1790 предпринял поездку в Европу, в ходе которой посетил Иммануила Канта в Кёнигсберге, был в Париже во время великой французской революции. В результате этой поездки были написаны знаменитые «Письма русского путешественника», публикация которых сразу же сделала Карамзина известным литератором. Некоторыми филологами считается, что именно с этой книги ведет свой отсчет современная русская литература.

Знаменитой стала фраза: «Воруют..», произнесённая Карамзиным во время этой поездки в ответ на вопрос соотечественника о родине. В изложении Сергея Довлатова [2] этот исторический анекдот звучит так:

Двести лет назад историк Карамзин побывал во Франции. Русские эмигранты спросили его:
— Что, в двух словах, происходит на родине?
Карамзину и двух слов не понадобилось.
— Воруют, — ответил Карамзин…

Писатель и историк

По возвращении из поездки Карамзин поселился в Москве и начал деятельность в качестве профессионального писателя и журналиста, приступив к изданию «Московского журнала» 1791—1792 (первый русский литературный журнал, в котором среди других произведений Карамзина появилась упрочившая его славу повесть «Бедная Лиза»), затем выпустил ряд сборников и альманахов: «Аглая», «Аониды», «Пантеон иностранной словесности», «Мои безделки», которые сделали сентиментализм основным литературным течением в России, а Карамзина — его признанным лидером.

Император Александр I именным указом от 31 октября 1803 даровал звание историографа Николаю Михайловичу Карамзину; к званию тогда же было добавлено 2 тыс. руб. ежегодного жалования. Титул историографа в России после смерти Карамзина не возобновлялся.

С начала XIX века Карамзин постепенно отошёл от художественной литературы, а с 1804 г., получив звание историографа, он прекратил всякую литературную работу, «постригаясь в историки». В 1811 году он написал «Записку о древней и новой России», в которой явно просматривалось недовольство ходом либеральных реформ. Ровно до середины текст представлял собой экскурс в историю Руси, тогда как во второй части рассматривалось современное историку царствование Александра I. Это произведение играло также роль набросков к последующему огромному труду по русской истории. В 1816 Карамзин выпустил первые восемь томов «Истории государства российского», трёхтысячный тираж которых разошёлся в течение месяца. В последующие годы вышли ещё три тома «Истории», появился ряд переводов её на главнейшие европейские языки. «Тенденциозно-монархическое» освещение русского исторического процесса сблизило Карамзина с двором и царем, поселившим его подле себя в Царском селе. Политические воззрения Карамзина эволюционировали постепенно, и к концу жизни он являлся убежденным сторонником абсолютной монархии.

Читать еще:  Гоголь николай васильевич известные произведения. Биография гоголя

Незаконченный XII том был издан после его смерти.

Карамзин скончался 22 мая (3 июня) 1826 г. в Санкт-Петербурге. Смерть его явилась результатом простуды, полученной 14 декабря 1825 года. В этот день Карамзин был на Сенатской площади…

Карамзин-писатель

Сентиментализм

Публикация Карамзиным «Писем русского путешественника» (1791—1792) и повести «Бедная Лиза» (1792; отдельное издание 1796) открыли в России эпоху сентиментализма.

Лиза удивилась, осмелилась взглянуть на молодого человека, — ещё более закраснелась и, потупив глаза в землю, сказала ему, что она не возьмёт рубля.
— Для чего же?
— Мне не надобно лишнего.
— Я думаю, что прекрасные ландыши, сорванные руками прекрасной девушки, стоят рубля. Когда же ты не берёшь его, вот тебе пять копеек. Я хотел бы всегда покупать у тебя цветы; хотел бы, чтоб ты рвала их только для меня.

Доминантой «человеческой природы» сентиментализм объявил чувство, а не разум, что отличало его от классицизма. Сентиментализм идеалом человеческой деятельности полагал не «разумное» переустройство мира, а высвобождение и совершенствование «естественных» чувств. Его герой более индивидуализирован, его внутренний мир обогащается способностью сопереживать, чутко откликаться на происходящее вокруг.

Публикация этих произведений имела большой успех у читателей того времени, «Бедная Лиза» вызвала множество подражаний. Сентиментализм Карамзина оказал большое влияние на развитие русской литературы: от него отталкивался, в том числе, романтизм Жуковского, творчество Пушкина.

Поэзия Карамзина

Поэзия Карамзина, развившаяся в русле европейского сентиментализма, кардинально отличалась от традиционной поэзии его времени, воспитанной на одах Ломоносова и Державина. Наиболее существенными были следующие отличия:

Карамзина интересует не внешний, физический мир, а внутренний, духовный мир человека. Его стихи говорят «на языке сердца», а не разума. Объект поэзии Карамзина составляет «простая жизнь», и для её описания он использует простые поэтические формы — бедные рифмы, избегает обилия метафор и других тропов, столь популярных в стихах его предшественников.

«Кто же милая твоя?» Я стыжусь; мне, право, больно Странность чувств моих открыть И предметом шуток быть. Сердце в выборе не вольно. Что сказать? Она… она. Ах! нимало не важна И талантов за собою Не имеет никаких; … Странность любви, или бессонница (1793)

Другое отличие поэтики Карамзина состоит в том, что мир для него принципиально не познаваем, поэт признает наличие разных точек зрения на один и тот же предмет:

Один голос Страшно в могиле, хладной и темной! Ветры здесь воют, гробы трясутся, Белые кости стучат. Другой голос Тихо в могиле, мягкой, покойной. Ветры здесь веют; спящим прохладно; Травки, цветочки растут. Кладбище (1792)

Реформа языка Карамзина

Проза и поэзия Карамзина оказали решительное влияние на развитие русского литературного языка. Карамзин целенаправленно отказывался от использования церковнославянской лексики и грамматики, приводя язык своих произведений к обиходному языку своей эпохи и используя в качестве образца грамматику и синтаксис французского языка.

Карамзин ввёл в русский язык множество новых слов — как неологизмов («благотворительность», «влюбленность», «вольнодумство», «достопримечательность», «ответственность», «промышленность»), так и варваризмов («тротуар», «кучер»). Также он одним из первых начал использовать букву Ё.

Изменения в языке, предлагаемые Карамзиным, вызвали бурную полемику в 1810-х годах. Писатель А. С. Шишков при содействии Державина основал в 1811 году общество «Беседа любителей русского слова», целью которого была пропаганда «старого» языка, а также критика Карамзина, Жуковского и их последователей. В ответ в 1815 году образовалось литературное общество «Арзамас», которое иронизировало над авторами «Беседы» и пародировало их произведения . Членами общества стали многие поэты нового поколения, в том числе Батюшков, Вяземский, Давыдов, Жуковский, Пушкин. Литературная победа «Арзамаса» над «Беседой» упрочила победу языковых изменений, которые ввел Карамзин.

Карамзин — историк

Интерес к истории возник у Карамзина с середины 1790-х годов. Он написал повесть на историческую тему — «Марфа-посадница, или Покорение Новгорода» (опубликовано в 1803). В этом же году указом Александра I он был назначен на должность историографа, и до конца своей жизни занимался написанием «Истории государства российского», практически прекратив деятельность журналиста и писателя.

«История» Карамзина не была первым описанием истории России, до него были труды В. Н. Татищева и М. М. Щербатова. Но именно Карамзин открыл историю России для широкой образованной публики. По словам Пушкина «Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную Древняя Русь, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом». Это произведение вызвало также и волну подражаний и противопоставлений (например, «История русского народа» Н. А. Полевого)

В своем труде Карамзин выступал больше как писатель, чем историк — описывая исторические факты, он заботился о красоте языка, менее всего стараясь делать какие-либо выводы из описываемых им событий. Тем не менее высокую научную ценность представляют его комментарии, которые содержат множество выписок из рукописей, большей частью впервые опубликованных Карамзиным. Некоторые из этих рукописей теперь уже не существуют.

В своей известной эпиграмме А. С. Пушкин так оценил труды Карамзина по истории России:

В его «Истории» изящность, простота Доказывают нам, без всякого пристрастья, Необходимость самовластья И прелести кнута. [3]

Карамзин выступал с инициативой организации мемориалов и установления памятников выдающимся деятелям отечественной истории, в частности, К. М. Минину и Д. М. Пожарскому на Красной площади (1818).

Источники:

http://citaty.su/aforizmy-i-citaty-nikolaya-karamzina
http://www.inpearls.ru/author/nikolay+mihaylovich+karamzin
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/955602

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector