8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кем же был Антонио Сальери? Антонио Сальери: Подлинная жизнь «убийцы Моцарта.

Антонио Сальери: Подлинная жизнь «убийцы Моцарта»

Имя Антонио Сальери благодаря стараниям некоторых деятелей искусства (в том числе А.С.Пушкина) стало почти синонимом «иуды», ибо вошло в историю как имя предателя и угрюмого убийцы, из зависти отравившего своего гениального коллегу Моцарта. Concepture пытается нарисовать реальный образ виднейшего композитора и педагога своего времени.

То, что имя Сальери стало ассоциироваться с завистью к таланту, можно назвать всего лишь досадным недоразумением, ведь речь идет о самом успешном и влиятельном композиторе своего времени, почитаемом учителе музыки, любимце венской публики. Однако это недоразумение загадочным образом выросло до масштабов такого живучего мифа, что фигура снедаемого тяжким пороком Сальери затмила реального Сальери – открытого, отзывчивого и веселого человека. Жизненный и творческий путь Сальери говорит о том, что посмертная слава композитора должна была стать совсем другой. В этой заметке мы приведем некоторые факты, касающиеся биографии и творчества композитора, которые помогут «оживить» настоящего Сальери и разрушить мрачный образ, созданный драматургией, беллетристикой и кинематографом XIX, XX и XXI веков.

Антонио Сальери, родившийся 18 августа 1750 года недалеко от Венеции, был обычным ребенком, в чьей внешности не угадывалось ничего демонического. Сохранилось такое описание юного Антонио: «Он был невелик ростом, ни толстый, ни тонкий, смуглый, с ярко-черными глазами и волосами. Одевался он модно, но избегал излишеств, очень любил конфеты и варенье, но при этом не любил вино и пил только воду. Он был щедр со всеми, очень религиозен и весел. Его хобби составляли литература и долгие прогулки в одиночестве, которые, возможно, помогали ему медитировать». Мальчик имел музыкальные способности, прекрасно пел, поэтому и был послан получать музыкальное образование, как и его брат. Антонио оказался необычайно усердным учеником и достиг больших успехов в освоении музыкального искусства. Уже в детстве Антонио Сальери узнал, что значит подарок судьбы, когда оставшись полным сиротой, познакомился с Гассманом, крупным композитором из Вены. Гассман был поражен талантом Антонио и забрал его с собой в Вену, чтобы завершить его образование. Так юный итальянец получил путевку в жизнь и разумно воспользовался ей, став ярчайшим представителем австрийской музыки.

Вторым покровителем молодого композитора, высоко оценившим его первые работы, стал непревзойденный мэтр Кристоф Виллибальд Глюк. Как видно, талант и трудолюбие Сальери буквально сразу открыли ему ворота в музыкальную элиту Австрии, а о большем нельзя было и мечтать. Мотив зависти в свете этих фактов теряет всяческую достоверность, ведь мастерство Сальери признал сам император Иосиф II. Итогом головокружительной карьеры Сальери стало его назначение придворным капельмейстером камерной музыки вместо умершего Гассмана. Так, в 24 года Сальери занимает один из самых важных музыкальных постов в Европе! Причем одним из тех, кто не принимает успех Сальери, является ни кто иной, как Леопольд Моцарт, отец Вольфганга Амадея Моцарта, которого Сальери якобы убьет в конце своей жизни. И связано это скорее с завистью со стороны Моцартов, ведь отцу до сих пор не удалось получить выгодную при дворе должность для себя или продвинуть своего сына. Австрийский музыковед Леопольд Кантнер пишет: «В чем состояли претензии Моцарта к Сальери? К примеру, он пишет, что в глазах императора Сальери имел большой вес, а сам он, Моцарт, никакого. Не надо, однако, думать при этом, будто дело обстояло так, что Сальери втерся в доверие к императору, оттеснив Моцарта. Было как раз наоборот. Это Моцарт пытался оттеснить Сальери, чего ему не удалось».

Многие биографы обращают внимание на то, что Сальери был очень дружелюбным и открытым к общению человеком, имевшим множество друзей. Да и Моцарта, безусловно, он считал гением и всегда по-дружески вел себя с ним. Конечно, определенное соперничество существовало между всеми композиторами уровня Сальери и Моцарта, но оно не выходило за рамки сцены и тем более не могло дойти до убийства. Тем более заслуги Сальери перед австрийским обществом всегда поощрялись, удостаивались благодарности множества людей. Музыкальная и общественная деятельность Сальери давала вполне ожидаемый результат, что подтверждают полученные им титулы: член Шведской академии наук, почетный член Миланской консерватории, кавалер высшей награды Франции – ордена Почетного легиона, член Королевской Академии изящных искусств.

У Антонио Сальери на уме была не только одна музыка. В 1775 году он женился на Терезии Хельферсторфер, которую называл не иначе, как «ангелом, которого Бог назначил моей женой». Поженились они по обоюдному согласию и были счастливы в браке, пережив при этом смерть 5 из своих 8 детей. Конечно, это наложило печать трагизма на семейную жизнь Сальери, однако он всегда был образцовым семьянином, очень ревностно оберегавшим своих домочадцев. Чтобы проникнуться той степенью любви, которую Сальери питал к семье, достаточно прочитать отрывок из его воспоминаний: «В семь часов жена и дети совершали вечерние молитвы и снова продолжали свои разнообразные занятия. Попозже вечером сын садился за фортепиано и, если кто-то из сестер просил, играл вальс, и девочки радостно кружились. В девять жена и слуга приходили ко мне, чтобы погреть паром мою больную ногу или выполнить другие предписанные врачом процедуры. Одна из старших дочерей затем приносила мой суп, и через полчаса жена, сын и семь моих дочерей собирались вокруг. Жена целовала меня, остальные целовали мне руку и желали спокойной ночи. Как легко, радостно пролетали эти вечера!».

В пользу Сальери говорит и то, что он был набожным человеком, который думал не только о достижении материальных благ. Его можно смело назвать деятельным христианином, о чем свидетельствует множество фактов. Например, он устраивал благотворительные концерты, давал бесплатные уроки и занимался делами вдов и сирот музыкантов. Сальери оказывал материальную помощь одаренным детям, семьям своих учителей. К тому же Сальери не акцентировал на этом особого внимания, не относился болезненно к своей персоне, считал себя простым человеком со своими слабостями, о которых не стеснялся говорить. На одной из партитур Сальери написано его рукой: «Маленький Реквием, сочиненный мною, ничтожнейшим из созданий, Ант. Сальери». А в одном из последних писем он клятвенно заверял, что никогда не желал плохого Моцарту и что не подумал бы скрывать правду сейчас, перед лицом смерти.

Сальери оставил большое музыкальное наследие: 35 опер, множество месс, симфоний, кантат, концертов и других произведений. По количеству опер он опередил самого Моцарта, и нельзя сказать, что по качеству без всяких сомнений оперы австрийского вундеркинда выигрывают. Многие произведения Сальери не уступают по качеству лучшим в истории композиторам, поэтому и пользуются до сих пор успехом у публики. При этом Сальери вовсе не «поверял алгеброй гармонию», его работы отличаются новаторскими решениями, некоторые из которых перенял и Моцарт. Сухим математиком в музыке Сальери точно не был. Биографы упоминают, что вдохновение он искал на оживленных улицах, среди живого общения, а вовсе не сидел в кабинете за книгами.

Читать еще:  Чем отличается гуашь. Чем гуашь отличается от акварели? Интересные факты

Немаловажно, что на музыкальной арене Вены Сальери никогда не терпел поражение от Моцарта, а вот Моцарт довольно часто проигрывал подобные поединки. Так, своеобразный поединок между Сальери и Моцартом состоялся 7 февраля 1786 года в Шёнбруннском дворце, где в один вечер были представлены их небольшие комические музыкальные произведения. В итоге Сальери одержал безоговорочную победу над соперником, и рассудили композиторов вовсе не интриги, а искушенная венская публика. Нечто подобное происходило между ними и ранее, и опять победителем выходил Сальери: постановка его оперы «Пещера Трофонио» заставила отложить премьеру оперы Моцарта «Волшебная флейта».

В 1816 году вся Вена отмечала 50-летие творческой деятельности маэстро Сальери. Праздником руководил сам император, который наградил композитора золотой медалью. Сальери, который и в 66 лет сохранил удивительную работоспособность и плодотворность, представлял свои новые произведения, которые исполняли его прославленные в будущем ученики.

О педагогическом таланте Сальери свидетельствует ярчайшая плеяда композиторов, которых он воспитал и способности которых мог вовремя увидеть. Среди его учеников – известные ныне всему миру Людвиг ван Бетховен, Ференц Лист, Франц Шуберт, Карл Черни, Луиджи Керубини, Ян Непомук Гуммель, Джакомо Мейербер, Игнац Мошелес, Франц Ксавер Зюсмайр, Иозеф Вайгль, Петер фон Винтер и даже младший сын Моцарта Франц Ксавер Вольфганг Моцарт. Ученики Сальери всегда питали к нему самые лучшие чувства, ценили за то, что в кругу учеников учитель поощрял все самое «ясное и святое». Как писал Шуберт, Сальери «сумел подняться над неестественным бредом нашего времени». Творчество знаменитых учеников маэстро, впитавшее самое лучшее из творчества самого Сальери, тоже можно назвать огромным вкладом в мировую культуру.

XX век стал периодом возрождения интереса к творчеству Сальери. Многие театры вновь ввели его оперы в свой репертуар, а в Леньяго (в родном городе Сальери), открылся «Театр Сальери». Оказалось, что и сегодня музыка Сальери звучит современно и способна заинтересовать слушателя нашего времени. Конечно, легенда никуда не ушла, никакое опровержение скорее всего не сможет пересилить миф, настолько уж он оказался очаровательным.

P.S. В 1997 году Миланская консерватория инициировала процесс по обвинению Сальери в убийстве Моцарта. Заслушав свидетелей обвинения и защиты (исследователей жизни и творчества Моцарта и Сальери, а также специалистов-медиков), суд вынес композитору оправдательный приговор «за отсутствием состава преступления».

Рекомендуем прочесть:

1) М.Брион – «Повседневная жизнь Вены во времена Моцарта и Шуберта».

2) Б.С.Штейнпресс – «Антонио Сальери в легенде и действительности».

Моцарт и Сальери — кто кого травил?

Один из самых распространенных литературных мифов в нашей стране — Сальери отравил Моцарта. Имя Сальери без преувеличения многие знают благодаря маленькой трагедии Пушкина и именно в таком контексте. Но в Европе, а затем и у нас появился миф о том, что Моцарт желал смерти Сальери. Попробуем разобраться…

Антонио Сальери (Antonio Salieri) родился 18 августа 1750 года в итальянском местечке Леньяго (Legnago) недалеко от Венеции. Обычно утверждают, что будущий композитор происходил из семьи состоятельного торговца, но иногда можно встретить информацию о том, что его отец торговал колбасами. Примирить оба утверждения можно наверняка тем, что главе семьи Сальери просто-напросто удалось разбогатеть. Первые уроки музыки Антонио преподал его брат Франческо, который был на девять лет старше. Четырнадцатилетним подростком Сальери стал круглым сиротой.

Некоторое время он учился в Венеции, пока им не заинтересовался венский композитор Флориан Леопольд Гассман (Florian Leopold Gassmann). В начале лета 1766 года этот придворный композитор и капельмейстер при дворе императора Священной Римской империи германской нации Иосифа II предложил юноше переехать в Вену. Столица Габсбургов станет для Сальери родным городом, а его самого нарекут там Антоном. Хотя немецким языком Сальери так толком и не овладел, предпочитая общаться на своеобразной смеси итальянского и французского.

В 21 год Сальери написал оперу «Армида» (Armida) — свое первое полностью опубликованное музыкальное произведение, пользовавшееся большим успехом на сценах многих европейских городов, включая Вену, Берлин и Санкт-Петербург. Через несколько месяцев Антон написал комедийную оперу «Венецианская ярмарка» (La Fiera di Venezia), которая при жизни автора выдержала 30 постановок и многим также пришлась по вкусу. Многим, но не всем. Среди ее критиков оказался Леопольд Моцарт. Некоторые биографы Сальери утверждают, что причиной тому было не качество музыкального товара, а наличие у Леопольда сына — Вольфганга Амадея.

Писатель Сергей Нечаев объясняет это амбициями Леопольда Моцарта, который «одно время был четвертой скрипкой в оркестре архиепископского двора своего родного города Зальцбурга», но «все свои несбывшиеся надежды он перенес на сына, росшего не без его участия «чудо-ребенком». Не раз автор будет называть юного Моцарта вундеркиндом в кавычках, словно бы отказывая ему в таланте и приписывая достижения лишь интригам отца.

Российский биограф Сальери цитирует статью австрийского музыковеда Леопольда Кантнера «Сальери: соперник Моцарта или образец для подражания?». О взаимоотношениях двух композиторов там сказано следующее: «В чем состояли претензии Моцарта к Сальери? Например, он пишет, что в глазах императора Сальери имел больший вес, а сам он, Моцарт, никакого. Не надо, однако, думать при этом, будто дело обстояло так, что Сальери втерся в доверие к императору, оттеснив Моцарта. Было как раз наоборот. Это Моцарт пытался оттеснить Сальери, чего ему не удалось. От своего отца унаследовал Моцарт вот эту фобию — «итальяшки», все валил на этих самых «итальяшек».

Действительно, итальянцы были очень влиятельны в Вене, и это представлялось Моцарту препятствием для собственного успеха. Это обстоятельство, конечно же, не имеет никакого отношения к качеству произведений Моцарта. Безусловно, они заслуживают самой высокой оценки. И все же именно Моцарт пытался оттеснить от императора итальянцев ради собственного преуспеяния. Скорее, это он пытался делать карьеру за счет итальянцев. И это ему не удалось. Затем он переворачивает картину и представляет себя жертвой какой-то камарильи, которой, собственно говоря, и не было».

Наверное, никакого «заговора» против австрийской партии не было, однако первым капельмейстером императорского двора был все-таки итальянец Сальери, что не могло не породить зависти. Впрочем, в написанной по-французски книге Marie-Thérèse impératrice («Императрица Мария-Терезия») Ольга Вормсер (Olga Wormser) обращает внимание на тот факт, что «Моцарт не получил места преподавателя музыки у Елизаветы Вюртембергской, жены племянника Иосифа. Тот предпочел Сальери, который не был масоном». Добавим, вопрос о принадлежности Сальери к обществу вольных каменщиков историками не решен окончательно, да и так ли уж это важно.

Жизнь все расставила по своим местам: Моцарт — признанный гений музыки, Сальери тоже не забыт, но все-таки в бэкграунде. И настроение коренного австрийца к итальянскому «гастарбайтеру» тоже можно понять и простить. Моцарт хотя и не скончался в нищете, но его талант явно не был оценен по достоинству при жизни. Давайте на минуту отойдем от сравнения талантов двух выдающихся композиторов-соперников и посмотрим, откуда вообще возникла тема отравления. Ведь, судя по высказыванию биографа Моцарта Марселя Бриона (Marcel Brion), «личные отношения двух композиторов вовсе не носили характера ни воинственной враждебности, ни даже злобной зависти». На дружеские взаимоотношения Моцарта и Сальери указывают большинство пишущих биографов, и нам нет нужды переворачивать все с ног на голову.

Читать еще:  Кыштымский пришелец. Кыштымский карлик алешенька - необъяснимое, непознанное

Одним из источников слухов об отравлении Моцарта Антоном Сальери оказываются так называемые «Разговорные тетради» Бетховена, кстати, одного из великих учеников Сальери. Из-за глухоты Бетховен вынужден был общаться с друзьями посредством записей в специальные тетради. В одной из таких тетрадей содержится следующая запись, сделанная в то время, когда старый Антон сильно болел: «Сальери снова очень плохо. У него полностью помутился рассудок. Он не прекращает говорить, что виновен в смерти Моцарта, что он дал ему яд».

Несмотря на аналогичные свидетельства о признании (или самооговоре) самого придворного капельмейстера, которые встречаются в многочисленных источниках, санитары больницы, где Сальери провел свои последние дни, категорически отрицали подобного рода признание. Об этом сохранилась официальная бумага, подписанная двумя санитарами и лечащим врачом маэстро. Все время множатся свидетельства, как подтверждающие версию отравления, так и отрицающие ее. Одна партия авторов вступается за честь Сальери, другая продолжает настаивать на обвинении. Количество этих утверждений не в состоянии доказать чью-либо правоту. Окончательно прояснить вопрос об отравлении Моцарта (не обязательно масонами, Сальери или кем-то иным) или о его смерти в результате болезни и ненадлежащего ухода мог бы помочь анализ останков композитора, но, на беду, гения музыки схоронили в общей могиле и даже череп его пропал.

В мае 1997 года по инициативе Миланской консерватории состоялся курьезный процесс по обвинению Сальери в убийстве Моцарта. Заслушав свидетелей обвинения и защиты, в роли которых выступили исследователи жизни и творчества обоих композиторов, а также медики, суд оправдал Антонио Сальери «за отсутствием состава преступления».

Сальери, любимец Вены: три жемчужины незаслуженно обвиненного отравителя Моцарта

Благодаря “солнцу русской поэзии” Александру Сергеевичу Пушкину венский композитор, итальянец по происхождению, Антонио Сальери обрел посмертную славу за тот поступок, которого не совершал.

В “Маленьких трагедиях” он – заклятый враг Моцарта, его убийца. Съедаемый чувством зависти, Сальери осквернил “чашу дружбы” ядом. Эту историю повторил в своей пьесе Питер Шеффер, по сценарию которого Милош Форман снял легендарный фильм “Амадей”.

В настоящее время образ Сальери-антигероя, порождения зла пропагандирует французский мюзикл Дова Аттья и Альбера Коэн. Увы.

Поразительно, но исследователи оперного искусства конца XVIII – начала XIX века не проявляют большого энтузиазма по отношению к наследию Сальери. Фактически, его сочинения преданы анафеме. Их не услышишь даже в программах самых прогрессивных оркестров, дирижеров, не говоря уже о театрах.

18 августа 2016 исполнилось 266 лет со дня рождения Сальери. Мы предлагаем послушать три (или чуть больше) замечательных произведения, созданных композитором в разные годы. А заодно и вспомнить несколько фактов из его биографии.

Оперное наследие Антонио Сальери, востребованное имперской Веной конца XVIII века, в наши дни смиренно покоится на архивных полках. Созданные композитором партитуры – “Данаиды”, “Тарар” – безусловно, заслуживают изучения и исполнения не только потому, что рассказывают о своем создателе и оперном жанре той эпохи. Ценности им добавляет и тот факт, что некогда эта музыка доставляла подлинное наслаждение европейской публике.

Многие оперы Сальери имели успех не только в ставшей ему родной Вене, но и в Париже, Лондоне, Праге, Варшаве, Лиссабоне и Милане. Современники Сальери восторженно отзывались о его сочинениях.

“Десятки раз я проливал слезы. Это было слишком сильным потрясением для меня”,

– такую запись в своем дневнике сделал поэт Генрих фон Герштенберг после “Армиды” в Гамбурге (1776 год). Эрнст Гофман в 1795 году так отозвался об “Аксуре, царе Ормузском”, поставленном в Кенигсберге:

“Музыка Сальери как всегда прекрасна: богатство идей и вокальное совершенство – на том же уровне, что и у Моцарта… Если бы я мог написать одну такую оперу, это бы стало успехом всей моей жизни”.

Первый (и самый главный) биографический труд “О жизни и творчестве Антонио Сальери” (Über das Leben und die Werke des Anton Salieri) датируется 1827 годом. Книгу выпустил его хороший друг Игнац фон Мозель, венский композитор, библиотекарь. Ее основу составили воспоминания, записанные и собранные самим Сальери.

Доподлинно неизвестно, где хранятся сейчас рукописные оригиналы (что касается партитур, то они вошли в собрание музыки XVIII века Венской национальной библиотеки). Исследователи допускают, что этот бесценный материал был утерян или уничтожен (намеренно или по стечению обстоятельств), хотя подтверждения этих версий нет.

Фрагмент Оратории Сальери. Фото – Gesellschaft Der Musikfreunde

Книгу Мозеля до сих пор позиционируют как главный источник сведений о жизни Сальери. Воспоминания дополняет переписка композитора и анализ его произведений. Среди современников, специализирующихся на его музыке, стоит отметить Джона Райса, бывшего президента американского общества Моцарта, автора книги “Антонио Сальери и Венская опера” 1993 года издания.

По сведениям Мозеля, свою первую оперу Сальери написал в 18 лет. Это была миниатюрная вещица на итальянском под названием “Весталка” (La Vestale) для четырех голосов и хора. Видимо, нотный материал не сохранился, и ни одного исполнения не последовало.

В зрелом возрасте работа над любой из опер становилась для Сальери work in progress. После первого исполнения композитор мог многократно возвращаться к партитуре и делать правки, ориентируясь на конкретные голоса певцов, уровень оркестрантов, музыкальные тенденции.

Его оперы исполнялись повсеместно на протяжении длительного времени, поэтому более зрелый Сальери, обнаруживая несогласие с самим собой более молодым, кардинально пересматривал давно законченные произведения. Так, авторские рукописи нотного текста “Армиды”, “Венецианской ярмарки”, “Школы ревности”, “Аксура”, сделавших имя Сальери известным во всей Европе, полны альтерации, сокращений и вставок. Он делал более компактными речитативы, пересматривал темповые и динамические указания.

“Я рад найти в своих сочинениях больше хорошего, чем плохого. Когда удается добиться совершенства в том, что я тщетно пытался исправить раньше, в том, что доставляло недовольство, нет никого счастливее меня! То, что я делаю – доказательство страсти артиста к своему искусству. Без этого горения никто не может завершить что-то достойное”.

Так что дирижеру, к примеру, приступающему к репетициям “Венецианской ярмарки”, следует учесть, что в партитуре могут встретиться “улучшения”, сделанные композитором спустя 50 лет после первого исполнения. Учитывая все вышесказанное, трудно поверить, что в 54 года Сальери полностью отказался от написания новых опер.

Сальери родился в крошечном городке Леньяно (25 км от Венеции) в семье преуспевающего торговца. Сводный брат Антонио, Франческо, был прекрасным скрипачом, брал уроки у падуанского виртуоза Джузеппе Тартини. Мальчик часто сопровождал Франческо в его музыкальных поездках по провинции. Когда для Антонио не хватало места в повозке, и родители заставляли его сидеть дома, он сбегал и добирался до места на перекладных.

Безоблачное детство кончилось внезапно – в 1763 году умерла его мать, а совсем скоро после нее ушел из жизни и отец. За воспитание Антонио взялся друг семьи Джованни Мочениго, состоятельный меценат, который перевез мальчика в Венецию в 1766 году. Здесь в течение нескольких лет Сальери брал уроки у знаменитого органиста собора Сан Марко Джованни Баттиста Пешетти.

В 16 лет Сальери переехал в Вену с новым наставником – композитором Флорианом Леопольдом Гассманом, уроженцем Богемии. Обучение молодого человека строилось на синтезе итальянских, чешских и австрийских традиций: он постигал латынь, изучал итальянскую поэзию, играл на скрипке, читал партитуры.

Читать еще:  «Если у вас будет крепкое убеждение сделать по-своему – делайте: вы правы. А

Звезда Сальери на венском тротуаре

Сам Гассман проходил с ним контрапункт по пособию Йозефа Фукса Gradus ad Parnassum. Как следует из книги Мозеля, первые композиторские опыты Сальери связаны с церковной музыкой (Tantum Ergo, Salve Regina).

Гассман помогал Сальери освоиться в венском обществе, знакомил его с самыми выдающимися артистами города. В июле 1766 года он представил своего протеже Иосифу II (монарх покровительствовал музыкантам и сам играл на виолончели).

Всю жизнь Сальери служил императорскому двору. В этой атмосфере формировались особенности его музыкального языка. Вена стала для него второй родиной. В нем быстро перестали видеть итальянца. Для двора он стал своим.

“Данаиды”

Первая лирическая трагедия Сальери, исполненная в Париже 26 апреля 1784 года в присутствии самой Марии Антуанетты, имела огромный успех. Однако у общественности возникли вопросы по поводу авторства “Данаид”.

Либретто было создано специально для Кристофа Виллибальда Глюка, который, перенеся два инсульта, отошел от композиторсткой деятельности. Заказчика оперы – руководство Королевской академии музыки – очень расстроил отказ и еще больше насторожило предложение мастера обратиться к его молодому ученику Сальери, чье имя в то время еще не достигло парижских театров.

На афишах были напечатаны два имени – Глюка и Сальери. Но после тринадцатого представления первый обратился к публике с письмом следующего содержания:

“Музыка “Данаид” полностью принадлежит господину Сальери, а я принимал в ней участие лишь в форме советов, которые он соблаговолил принять от меня, и на которые меня вдохновило исключительно мое уважение к нему”.

Ученик поспешил ответить наставнику:

“Заявление шевалье Глюка, которое я прочитал в вашей газете, стало для меня новой благосклонностью, полученной от этого великого человека, чья дружба таким вот образом решила отбросить на меня луч его славы. Это правда, я написал музыку оперы “Данаиды”, но я написал ее полностью под его руководством, ведомый его светом и освещенный его гением.

Заслуга в музыкальных идеях – это что-то слишком общее и слишком незначительное, чтобы провоцировать тщеславие. Применение их, приложение к словам, драматическое развитие – вот что представляет собой главную ценность и дает реальные заслуги; и всем, что есть хорошего в этом смысле в опере “Данаиды”, я обязан автору “Ифигении”. Так что я пошел бы против правды и признательности, если бы не воспользовался честью, предоставленной мне, и не связал бы его имя со своим в авторстве этого произведения”.

Несмотря на созданную вокруг авторства “Данаид” шумиху, именно с этой оперы началась карьера Сальери в Европе. Как утверждают музыковеды, партитура произведения свидетельствует о том, как много почерпнул начинающий композитор от автора “Орфея и Эвридики”.

Но отличает оперу индивидуальность, авторская самостоятельность, что автоматически исключает Сальери из числа эпигонов Глюка.

А. Сальери, “Данаиды”. Les Talens Lyriques, дирижер Кристоф Руссе:

Опера “Тарар” (“Аксур, царь Ормузский”)

Трагикомическая опера в пяти актах была впервые сыграна в Вене в январе 1788 года. Первая версия шла на французском языке (либретто написал сам Бомарше) под названием “Тарар” (вспомните пушкинское “Ты для него “Тарара” сочинил, вещь славную. Там есть один мотив… Я все твержу его, когда я счастлив”).

После ее грандиозного успеха Сальери предложили сделать вариант на итальянском языке (“Аксур, царь Ормузский”). Композитор попросил взяться за этот заказ Лоренцо да Понте (автор либретто к трем операм Моцарта).

Пьер Огюстен Карон де Бомарше видел “Тарара” как синтез комедии и трагедии, восточной экзотики и романтизма. Драматург насытил текст политическими аллегориями, обращенными к предреволюционной парижской публике. По его убеждениям, изложенным во вступлении к либретто, опера, не обнаруживая принадлежность ни к трагедии, ни к комедии, способна объединять в себе элементы обоих этих жанров. Для писателя было важно найти ту точку пересечения, где современная французская опера воспринималась современниками с тем же пиететом, как великая древнегреческая трагедия.

Бомарше мечтал сделать оперу вместе с Глюком, которого боготворил за “Альцесту” по Евпириду. Однако тандему не суждено было состояться: композитор был совсем плох, зато свято верил в молодое поколение. Успех “Данаид” послужил хорошим аргументом для того, чтобы Бомарше предложил Сальери взяться за работу. Партитура “Тарара” создавалась около двух лет.

Завязка либретто такова: в стране Хормуз у Персидского залива правит король Атар. Евнух Кальпиджи превозносит его полководца Тарара. Из зависти Атар отдает приказ сжечь дом Тарара, а красавицу жену Астазию поместить в королевский гарем. Тем временем у границ Хормуза скапливаются войска варваров. Главный жрец предлагает избрать военачальника. Им становится Альтамор, которому поручено убить Тарара. Главный герой узнает, кто украл его супругу, и собирается на ее поиски.

Финал у оперы оптимистичный – зло в лице короля наказано (Атар кончает жизнь самоубийством), а преодолевший череду испытаний Тарар получает трон.

Бомарше был убежден в безоговорочном превосходстве слова над музыкой. Тем не менее о Сальери, у которого, кстати, есть опера “Сначала музыка, потом слово”, он отзывался с уважением и теплом:

“Этот большой композитор, гордость школы Глюка, усвоивший стиль великого маэстро, от природы получил утонченное чувство, ясный разум, драматический талант и исключительную плодовитость.

Он имел мужество отказаться ради меня от множества музыкальных красот, которым блистала его опера, единственно потому, что они удлиняли сцену и замедляли действие…”.

Либретто “Тарара” автор посвятил Сальери (случай экстраординарный для XVIII века):

“Если наш труд будет иметь успех, я буду обязан почти исключительно Вам. И хотя Ваша скромность заставляет Вас всюду говорить, что Вы только мой композитор, я горжусь тем, что я Ваш поэт. Ваш слуга и Ваш друг”.

Совместные усилия не были напрасны – опера выдержала более 130 представлений и вернулась на сцену в обновленном виде в разгар Французской революции: к финалу была добавлена сцена коронации Тарара.

А. Сальери, “Тарар”. Deutsche Handel Solisten, дирижер Марко Армильято:

Реквием до-минор

В 1804 году Сальери написал Реквием для собственных похорон. Однако они состоялись только спустя 21 год после окончания работы над заупокойной мессой. Музыковеды до сих пор гадают о мотивах этого странного поступка.

Kyrie из Реквиема А. Сальери

Уподобляясь Гийому Дюфаи, завещавшего исполнить во время заупокойной службы собственную обработку Ave regina celorum, Сальери, без видимых на то причин преждевременно думал о смерти и посвятил этим размышлениям крупное произведение для четырех солистов, хора и оркестра.

Рудольф Ангермюллер, специалист по Моцарту, полагал, что таким образом Сальери прощался со своей принадлежностью к светской музыке. После многочисленных успешных опер он принял решение вернуться к истокам – церковным сочинениям. Религиозные аспекты также могли спровоцировать резкий отход от прежних творческих взглядов.

Кроме того, Сальери помнил о судьбе Гассмана, которого он называл вторым отцом. Во время одной из поездок по Италии с композитором произошел несчастный случай, серьезно подорвавший его здоровье: из-за этого он, подобно Моцарту, оставил незаконченным реквием.

Реквием Сальери, возможно, не может быть причислен к безоговорочным шедеврам в этом жанре духовной музыки, но точно не заслуживает забвения.

А. Сальери, “Реквием”. Оркестр Молдавского радио и телевидения, дирижер Владимир Чолак:

Источники:

http://concepture.club/post/mashina_uellsa/antonio-saleri-podlinnaja-zhizn-ubijcy-mocarta
http://www.pravda.ru/science/1193102-salieri/
http://www.classicalmusicnews.ru/articles/antonio-salieri-three-masterpieces/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector