1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Король страны сновидений. Лавкрафт Говард Филипс: литературное наследие

Rovdyr Dreams

Kaleidoscopic colors Psychotropic sounds Geometric hallucinations The answer will be found

Kaleidoscopic colors Psychotropic sounds Geometric hallucinations The answer will be found

Карты Страны Грез Говарда Филлипса Лавкрафта

Страна Грез (или Страна Снов), Dreamlands — вымышленный мир, описанный в рассказах моего любимого писателя Говарда Филлипса Лавкрафта и его многочисленных последователей, творивших в русле Мифов Ктулху. Страна Грез не является чьим-то субъективным миром, фантазией одного человека. Поэтому здесь существует необъятный простор для выдумок. Карты служат одним из средств систематизировать, объединить разнообразные фантазии, сны и грезы.

Карта в книге «Зов Ктулху: Страна Грез Г.Ф. Лавкрафта» издательства Chaosium

Издательство Chaosium в 2004 году выпустило книгу «Зов Ктулху: Страна Грез Г.Ф. Лавкрафта» с «ролевой игрой за пределами стены снов».

Поскольку в интернете не найти этой карты в высоком разрешении, на ее основе художник под ником Danial79 с сайта deviantart.com нарисовал более крупное изображение:

Карты Страны Грез работы художника Джейсона Томпсона

Творческие идеи

Американский художник Джейсон Томпсон был вдохновлен этой картой и решил нарисовать свою версию.

Для карты–постера Страны Грез Джейсон Томпсон решил постепенно отойти от принятого в игре дизайна. Его первой идеей было желание показать ВСЁ, включая южный край мира, который никогда не изображался на игровой карте Страны Грез, поскольку действие лавкрафтовской повести «Сновидческий поиск Неведомого Кадата» происходит в ее северной половине. Кадат, видимо, расположен на северном полюсе, хотя имеются легендарные аномалии пропорций в нехоженых регионах севера — это означает, что исключительно огромные расстояния сжимаются в областях вокруг полюса, как это происходит в том эпизоде повести, когда ночные призраки несутся по направлению к Кадату со скоростью «планеты, двигающейся по орбите», и им требуется совсем немного времени, чтобы достичь его. Эта идея также вдохновлена сценой из книги лорда Дансени «Дочь Короля эльфов» (1924 год), где Король Эльфланда волшебным образом перетаскивает свою страну из реального мира прочь от ищущего ее рыцаря, так что тому требуется преодолеть миллионы миль.

У Томпсона было намерение нарисовать весь мир как плавающий в космосе круг, окруженный другими сферами/планетами и небесными садами, которые омываются Аринурианскими потоками. Океаны в этом мире в некоторых местах изливаются в космос, как фонтаны или водопады. В первом черновике карты он попытался нарисовать все горы и города радиально расходящимися из центра. Томпсон полагал, что Кадат был бы северным полюсом, а на южном полюсе должен быть город восходящего солнца — Гесперия, поскольку он выполняет роль антипода Кадата в «Сновидческом поиске…». И, кроме того, Ньярлатхотеп (глашатай Других богов, чаще остальных контактирующий со смертной расой. Он — воплощение ползучего хаоса, не имеющий четкой формы, но обладающий тысячами обличий. Перед людьми он предстает в виде смуглого человека, напоминающего египетского фараона) в разговоре с Рэндольфом Картером подтверждал, что Гесперия находится где-то в Стране Грез. Лавкрафт в своем цикле сонетов «Грибы с Юггота» так описывает Гесперию:

Заря, в морозной дымке пламенея

Над шпилями и скатами строений,

В страну заветных грез и настроений

Зовет меня, и я слежу, бледнея,

За тем, как облака — то каменея,

То истончаясь в череде вращений —

Претерпевают сотни превращений,

Одно другого краше и чуднее.

Гесперия — страна зари вечерней.

Там Время начинает свой отсчет,

Туда от века избранных влечет

Из дольних сфер, что созданы для черни.

Влечет неудержимо, но увы! —

Туда не попадем ни я, ни вы.

Поскольку Гесперия находится на Южном полюсе, Томпсон поместил ее позади Хребтов Безумия, которые, как он полагает, тоже расположены в Стране Грез (в повести Лавкрафта «Хребты Безумия» их земная проекция находится в Антарктиде). Кстати, это название было придумано лордом Дансени в рассказе «Любитель гашиша».

Карта Страны Грез как Мира овальной формы

Хотя Томпсон изначально считал радиальный мир удачной идеей, на практике оказалось, что нарисовать опознаваемые ландшафтные особенности хорошо выглядящими со всех углов зрения слишком сложно. Тогда он решил сделать карту–постер в формате 2 к 3, то есть изобразить мир в форме овала:

Читать еще:  Кто такой фадеев. Актер Фадеев Александр: биография, личная жизнь, фильмография

Важно подчеркнуть, что Страна Грез ясно предполагается плоской или уплощенной. Можно достичь края мира (и попасть за его предел) возле Базальтовых Колонн на западе, а также на востоке, если следовать канону Гэри Майерса (американский писатель, чье творчество укладывается в литературную ткань «Мифов Ктулху»), где мир окаймлен пустыней и Долиной (или Омутом) Ночи. Он поместил Азатота («…тот последний бесформенный кошмар в средоточии хаоса, который богомерзко клубится и бурлит в самом центре бесконечности — безграничный султан демонов Азатот, имя которого не осмелятся произнести ничьи губы, кто жадно жует в непостижимых, темных покоях вне времени под глухую, сводящую с ума жуткую дробь барабанов и тихие монотонные всхлипы проклятых флейт, под чей мерзкий грохот и протяжное дудение медленно, неуклюже и причудливо пляшут гигантские Абсолютные боги, безглазые, безгласные, мрачные, безумные Иные боги, чей дух и посланник — ползучий хаос Ньярлатхотеп») в правом верхнем углу карты, в виде управителя мира. Хотя лично мне фигура вверху карты напомнила скорее не Азатота, а Неописуемого Жреца в желтой шелковой маске. Поскольку для меня это один из наиболее интригующих персонажей в творчестве Лавкрафта, посвящу ему несколько дополнительных абзацев.

В дальнем углу зала высилась каменная кафедра, к которой вели пять ступеней, и там на золотом троне восседала массивная фигура в желтом шелковом одеянии, испещренном красными узорами, и в желтой шелковой маске на лице. А потом разрисованный шелк чуть соскользнул с серо-белой лапы, и Картер понял, кто такой этот жуткий верховный жрец. И в ту же страшную секунду его объял несказанный страх и подвигнул к тому, что его разум никогда бы не приказал ему совершить, ибо в его потрясенном мозгу стучала лишь одна лихорадочная мысль — как можно скорее спастись от восседающего на золотом троне чудовища.

«Сновидческий поиск Неведомого Кадата»

Жрец восседает на золотом троне в доисторическом монастыре разрушенного города Саркоманд. Стены его коридоров покрыты фресками, повествующими о народе, жившем на плато Ленг (его проекция в земной реальности расположена где-то в Тибете или в Гималаях) еще до появления на Земле первого человека. Народ этот и сейчас населяет плато, но он уже не так велик, как в былые времена, и порабощен скользкими лунными тварями. Стены главного зала покрыты барельефами пугающего содержания, а на полу, посередине, всего в нескольких шагах от золотого трона неописуемого жреца, зияет дыра, ведущая в Подземный мир. Возможно, Жрец — лишь одно из жабоподобных лунных тварей, поклоняющихся ползучему хаосу Ньярлотхотепу. В то же время, он может быть одним из аватаров самого Ньярлатхотепа, глашатая Других Богов. Учитывая, что ползучий хаос может принимать любую внешность, это вполне возможно. Подтверждением тому может служить неописуемый и неконтролируемый ужас Картера, когда тот узрел жреца; к лунным тварям он испытывал не столько страх, сколько крайнюю неприязнь и отвращение.

Двухполушарная карта Страны Грез как овального мира

После некоторых размышлений, художник в конечном итоге решил перерисовать мир в подобии двухполушарной карты — такой тип стал популярен в начале XVIII века:

Этот вариант карты мне меньше нравится, но это сугубо субъективный взгляд. Конечно, это иллюзия настоящей двухполушарной карты, поскольку мир Страны Грез плоский и обрывается на краях. Так что эффект двух кругов применяется просто как графический стиль. Тем не менее, возможно, Страна Грез на самом деле состоит из двух плоских кругов? Это вполне допустимо. В то же время карта Страны Грез выглядит лучше, когда ее края как бы неопределенны, латентны. В моем представлении границы Страны Грез условны, вариабельны; они могут появляться внезапно, откуда ни возьмись (как может резко оборваться сон человека), и могут не появляться сколь угодно долго. Ведь этот мир так же бесконечен, как всеобщее человеческое сознание, и потенциально продолжается во все направления. Поэтому края Страны Грез на карте — это не конец мира, а лишь обозначения какого-то перехода в нечто Иное, неведомое… По задумке Томпсона предположительный масштаб карты, в грубом приближении, равен: в 1 дюйме 5 с половиной дней пути на лошади или корабле. Однако в некоторых местах он нарушается искаженной геометрией и местными пространственными аномалиями. Например, Гэри Майерс в рассказе «Ксиурн» пишет, что «здравомыслящие люди полагали, что даже Восток должен когда-то закончится, если двигаться достаточно долго. Но Тиш в своем путешествии в восточном направлении наблюдал, как 4 земных сезона бесконечно сменяют друг друга в землях, населенных человеком, и в землях, которые его не знают…». Омут Ночи, кстати, как и место проживания Неописуемого Жреца в желтой шелковой маске, тоже переходит в Подземный мир.

Проблема топонимики

При составлении карты Страны Грез художник постарался сопротивляться искушению поместить на ней свои выдуманные топонимы. Он уверяет, что 98% названий принадлежат Лавкрафту, Дансени и писателям из цикла Мифов Ктулху. Например, Томпсон рассматривал проблему, происходит ли действие рассказа «Рок, который пришел в Сарнат», в Стране Грез или в далеком прошлом нашего мира? После долгих раздумий он пришел к выводу — и там, и там. Ибо, возможно, древние места нашего мира переместились в Страну Снов и ныне находятся там. Таким образом, древние страны — Кхем (Египет), Мероэ (центр Кушитского Царства на территории современного Судана), Халдея, Офир и другие — могут являться частями Страны Грез. Это объясняет, почему в рассказе «Кошки Ултара» странники описываются как древние египтяне (причем одного из них зовут Менес — это отсылка к легендарному Фараону, объединившему Верхний и Нижний Египет и создавшему Первую Династию). Хотя Гэри Майерс считал, что эти странники пришли из Голтота (город в его творчестве) — но, может быть, Египет и был основан выходцами из Голтота? Или наоборот? В игре Хаозиума есть свое объяснение: только те места, которым более 500 лет, могут оказаться в Стране Грез, поскольку этот срок требуется для того, чтобы они погрузились «в плесень в коллективной человеческой памяти»…

Читать еще:  Литературоведческая терминология. Словарь литературных терминов

Данная карта — лишь частный пример изображения Страны Грез. Каждый волен создать свою.

Лавкрафт Говард Филипс: литературное наследие

Практически неизвестный при жизни, как и многие писатели-классики, сегодня Лавкрафт Говард Филлипс стал культовой фигурой. Он прославился и как создатель целого пантеона божеств, в том числе популярного в медийной культуре владыки миров Ктулху, и как основатель новой религии. Но как бы ни был велик тот вклад в литературу, который внёс Говард Лавкрафт, книги писателя были изданы только после его смерти. Теперь биография автора множества рассказов в жанре хоррор обросла мистическими подробностями. Его уединённый образ жизни является одним из мифов, созданных уже после смерти писателя.

Лавкрафт Говард: детство

Будущий автор «Зова Ктулху» родился в 1890 году. Название родного города писателя — Провиденс, переводится как «провидение». Оно будет помещено на его могильную плиту в форме пророчества: I am providence («Я — провидение»). С детства Лавкрафт Говард мучился от кошмарных снов, главными героями которых были жуткие монстры, позже перекочевавшие в его произведения. Одна из работ, «Дагон», является таким записанным сном. Исследователи творчества писателя отмечают, что этот рассказ стал примером преемственности в работах автора. В «Дагоне» можно увидеть зачатки будущих произведений.

Наибольшее влияние на писателя оказал дедушка, обладатель самой обширной библиотеки в штате, где маленький Говард проводил большую часть своего времени. Там он открыл для себя арабские «Сказки 1001 ночи», которые сильно повлияли на его творчество, породив одного из персонажей — автора книги «Некрономикон» Абдулу Альхазреда. Но больше всего юного Лавкрафта интересовала астрономия, его работы даже печатались в научных журналах. Будучи школьником, он написал свой первый рассказ в жанре ужасов — «Зверь в подземелье», после чего прославился как поэт.

Лейтмотивы творчества Говарда Лавкрафта

С ростом популярности Лавкрафт начал переписываться с другими фантастами. Особенно близко он сошёлся с автором «Конана-варвара», Робертом Говардом. Их работы во многом перекликаются: встречаются одинаковые Древние боги, магические ритуалы и манускрипты. Сильное влияние на писателя оказало творчество Босха. В 1927 году он публикует работу о сверхъестественном, в которой анализирует зарождение и развитие нового литературного направления: рассказов в жанре ужасов.

Он описывает становление готической прозы, утверждая, что сознание человека прячется за невежеством, чтобы не сойти с ума от неспособности осознать все сложности и взаимосвязи мира. Сюжеты своих произведений автор выстраивает на основе предпосылки, что особенности людского восприятия действительности не имеют никакого значения для высших существ и иных биологических форм. Этот лейтмотив впервые проявляется в «Дагоне», после чего находит своё отражение в самом популярном рассказе, который написал Говард Лавкрафт — «Зов Ктулху», а также в повести «Тень над Иннсмутом».

«Зов Ктулху»

Лавкрафт Говард связывался некоторыми исследователями с масонским орденом и оккультистом Алистером Кроули. Причиной этого стало его творчество, в том числе целый пантеон древних богов, описанный в рассказах и повестях. Мифология, созданная писателем, получила название «Мифы Ктулху»: в честь божества, впервые появившегося в рассказе «Зов Ктулху», которое не является ни самым главным, ни самым ужасным в пантеоне. Именно оно заслужило наибольшую популярность среди почитателей такого мастера изображать ужасы, как Говард Лавкрафт. Отзывы о его книгах, особенно с присутствием этого персонажа, в большинстве своём восторженные, они пробуждают интерес к творчеству автора.

Говард Лавкрафт: книги автора

Какие ещё произведения писателя популярны и по сей день? Можно смело сказать, что большинство. Каждый читатель находит для себя что-то притягательное и волнующее в различных работах Лавкрафта. Но можно выделить среди них несколько главных шедевров:

  1. Одним из лучших считается рассказ «Шепчущий в темноте» — об инопланетной расе разумных грибов. Он является частью «Мифов Ктулху» и перекликается с другими работами Лавкрафта.
  2. «Цвет из иных миров», который сам автор считал лучшим своим произведением. В рассказе повествуется о семье фермеров и ужасных событиях, которые произошли с ней после падения метеорита.
  3. «Хребты безумия» — роман, одно из центральных произведений, в котором присутствует мифология Ктулху. В нём впервые упоминаются инопланетная раса Старшие (или Старцы).
  4. «Тень из безвременья» — ещё один рассказ о внеземной цивилизации, захватившей разум землян.
Читать еще:  Сколько жен было у сосо павлиашвили. Настоящие жёны Сосо Павлиашвили

Наследие Лавкрафта

Мифология, созданная Говардом Лавкрафтом, вдохновляет Стивена Кинга, Августа Дерлета и других знаменитых современных писателей, прославившихся своими «жуткими» произведениями. Персонажи Лавкрафта появляются в компьютерных играх и кино. Самого его называют Эдгаром По XX века. По мотивам нескольких книг, в том числе «Ужаса Данвича», была придумана настольная игра о пробуждении Древнего Зла. Образ Ктулху тиражируется в массовой культуре, создана даже нетрадиционная религиозная организация, известная под названием «Культ Ктулху». Хотя трудно сказать, был бы рад писатель подобной популярности, доживи он до наших дней. Нет сомнений лишь в том, что творчество Лавкрафта будет актуально ещё очень долго.

Говард Филлипс Лавкрафт: несовременный отец современного хоррора

Вспоминаем циклопических монстров и хтонического писателя, без которого не было бы ни «Чужого», ни «Настоящего детектива».

Большинство статей о Говарде Филлипсе Лавкрафте начинаются одинаково — с замечания о том, что при жизни этот автор не получил признания, зато после смерти обрёл всемирную славу. И действительно, ныне знаменитый мастер сверхъестественного ужаса прозябал в нищете, перебивался случайными заработками, публиковался почти исключительно в любительских изданиях. Мэтру не суждено было узнать, что в будущем его произведения окажут огромное влияние не только на жанровую литературу, но и на массовую культуру в целом.

Мы не сможем охватить биографию писателя целиком. Тем, кто интересуется историей его жизненного пути, порекомендуем два самых известных жизнеописания Лавкрафта — авторства Спрэга дэ Кампа и Сунанда Джоши. Здесь же ограничимся основными сведениями, а главное внимание уделим особенностям художественного стиля писателя и его вкладу в мировую культуру.

Говард родился в 1890 году в американском городе Провиденс, штат Род-Айленд. С детства он зачитывался волшебными историями, среди которых особое место занимали сказки «Тысячи и одной ночи». Мальчик был пленён красотой древней арабской культуры. В своих фантазиях он представлял себя героем восточных историй. В дальнейшем это очарование отпустит его, и Говард переключится на европейское наследие, а именно на греческие и римские легенды. Но детское увлечение не пройдёт даром — там, в старинных сказаниях Востока, следует искать корни многих историй, сочинённых Лавкрафтом.

В детстве Говард часто болел, и с ранних лет мучился кошмарными снами. Вместе с тем, с юных лет он проявлял тягу к литературному творчеству. Истории о приключениях, дальних странствиях и таинственных землях, прочитанные в книгах, будоражили воображение и подталкивали к сочинению собственных историй. К сожалению, ранние работы Лавкрафта до нас не дошли. Первым его произведением, получившим известность, стал рассказ «Зверь в пещере», который Говард написал в 14 лет. Здесь ещё нет древних богов и кошмарных тварей из иных измерений, но это, несомненно, уже фирменный лавкрафтовский рассказ. Ужасное не описано в деталях — нет, о самом страшном читатель должен догадаться сам, по намёкам, оставленным автором. С годами Говард отточит свой стиль и манеру письма, научится показывать сверхъестественный ужас с новой стороны.

Лавкрафт был человеком-парадоксом. Со стороны может показаться, что он вёл жизнь затворника — и это во многом верно. Но вместе с тем Лавкрафт общался со множеством людей по переписке, а при «живых» встречах легко становился душой компании — главное, чтобы эта компания была подходящей. Он не любил романтизм, но следы этого направления отчётливо просматриваются в его произведениях. Он исповедовал ультраконсервативные и даже откровенно ксенофобные взгляды, но среди его друзей были люди разных национальностей (более того — он женился на еврейке, правда, этот брак продлился недолго, но распался он по личным, а не политическим причинам). Наконец, Лавкрафт презирал любого сорта мистицизм и антинаучное мракобесие, но его тексты пронизаны оккультным мировоззрением.

Другой парадокс касается непосредственно авторского стиля. Даже современники Лавкрафта считали, что он пишет в крайне архаичной манере. В его рассказах почти отсутствует экшн, повествование тянется неспешно, а что самое интересное — автор использует большое количество прилагательных наподобие «ужасающий», «невообразимый» и «богохульный». Уже в начале XX века такой стиль считался устаревшим. При этом даже сейчас, в начале XXI столетия, многие находят в его манере особый шарм. Читая произведения Лавкрафта, погружаясь в его тексты, со временем начинаешь замечать, что через монотонные словесные конструкции проступает поистине сверхъестественный ужас, который ещё долго не отпускает вдумчивого читателя.

Источники:

http://rovdyrdreams.com/kartyi-stranyi-grez-govarda-fillipsa-lavkrafta/
http://fb.ru/article/266474/lavkraft-govard-filips-literaturnoe-nasledie
http://ast.ru/news/govard-fillips-lavkraft-nesovremennyy-otets-sovremennogo-khorrora/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×