0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мельников-печерский павел иванович. Павел иванович мельников-печерский

Павел Иванович Мельников-Печерский. Биография. Анализ произведений

К писателям, обратившимся к изучению народной жизни, народного быта, этнографии и фольклора, относится и Павел Иванович Мельников-Печерский.

Павел Иванович Мельников (псевдоним Андрей Печерский) – 25.X (6.XI). 1818, Нижний Новгород – 1 (13).II.1883, Нижний Новгород.

Родился в небогатой дворянской семье, учился в Нижегородской гимназии, а затем на словесном факультете Казанского университета. Преподавал статистику и историю в Пермской гимназии, занимался историей и этнографией края. Первые свои произведения печатал в «Отечественных записках» и «Москвитянине». В 1847–1850 годах работал в Нижнем Новгороде, занимался историей старообрядчества и раскола. В то же время под влиянием В.И. Даля занимается литературной деятельностью, создает ряд рассказов и повестей. Писатель проявляет знание провинциального быта и нравов общества. Переселившись в Москву, он сотрудничает в «Московских ведомостях» (1867), а затем является постоянным сотрудником «Русского вестника», где помещает ряд исторических работ и очерков. Итоговым произведением писателя явилась романная дилогия «В лесах» и «На горах», созданная в последние годы его жизни.

П.И. Мельников-Печерский является прямым учеником и последователем В.И. Даля. Хорошо известен факт (об этом пишет сын Павла Ивановича – А.П. Мельников), что добрым гением и покровителем писателя являлся Даль. «Даль первый указал ему на его истинное призвание – беллетристику. Под влиянием Даля были написаны им его первые беллетристические произведения» 1 . Примечательно, что псевдоним «Андрей Печерский» тоже был придуман Далем. С Далем связывали Мельникова духовные, творческие и дружеские узы. В нижегородский период писатель много общался с ним. В автобиографии, написанной Мельниковым от первого лица, он указывал, что они сблизились еще более и почти все свободное время Мельников проводил в семействе Даля. Этот первостепенный знаток русского быта и уговорил его приняться за литературу. Мельников, по служебным занятиям изучавший быт купцов и мещан, написал «Красильниковых» и прочитал этот рассказ в семейном кружке Даля. Он посвящен Далю как литератору, вызвавшему П.И. Мельникова на новое поприще литературной деятельности.

Мельников вспоминает о своих занятиях с Далем, о собирании и записывании народных говоров в деревнях по заданию этнографа. В письме к известному фольклористу П.В. Шейну он подчеркивает роль трудов Даля в изучении культуры русского народа и своей писательской деятельности. Мельников был первым биографом Даля. Он видел в Дале первостепенного знатока русского быта. В свою очередь, Даля привлекало в Мельникове глубокое знание русского старинного быта, народного языка и устного поэтического творчества народа. В «Автобиографии» Мельников вспоминал о своем знакомстве с русским народом, «знакомстве, на которое впоследствии он употребил много времени… А изучал он народ так, как должно изучать его, – лежа у мужика на полатьях, а не сидя в бархатных креслах в кабинете…» 2 .

Интерес к народной жизни Мельникова вырастал «под тяготейшим над ним влиянием Даля». В «Красильниковых» ощутилось сознательное следование за Далем. Это отметил в свое время и А.П. Мельников: «Влияние Даля в этом рассказе видно в каждой строке: оно выражается в оборотах речи, отчасти напоминающих Казака Луганского, и то и дело в приводимых поговорках, иногда кажущихся как бы придуманными, но в сущности взятых из народного говора живыми и, вероятно, сообщенных Далем» 3 .

Рассказы П.И. Мельникова-Печерского, появившиеся в 50-е годы, были отмечены современной писателю критикой на страницах журналов того времени. Писатель сыскал себе славу радикально настроенного беллетриста обличительного направления, прекрасного знатока быта народа. Эта его позиция выразилась в рассказах 50–60-х годов: «Красильниковы», «Поярков», «Дедушка Поликарп», «Старые годы» и др. С точки зрения занимательного и непритязательного рассказчика Печерский повествует о людях и случаях, с которыми ему пришлось сталкиваться во время разъездов по России. Этот прием подчеркнут самим построением рассказов: обыкновенно писатель только вводит читателя в обстановку действия, а затем заставляет говорить своих героев. Так, автор дорожных заметок (так определяет он жанр повествования в рассказе «Красильниковы») сразу же вводит читателя в обстановку купеческого быта – от внешнего описания дома до внутренних убранств комнат. Автор отмечает: «Не трудно было отыскать дом богатого заводчика, каменный, двухэтажный, лучший во всем городе; стоит он недалеко от древнего собора…» 4 . Мельников отмечает особый тип «купеческой культуры»: окна с цельными зеркальными стеклами, гипсовые изображения Вольтера и Суворова, зеленого попугая с коричневым носом и разноцветную кошку с головой, качающейся при малейшем прикосновении. Тот же «купеческий вкус» присутствует и во внутреннем убранстве комнат: стены отделаны под мрамор, золоченые карнизы, дубовый мелкоштучный паркет, покрытый шелковыми коврами, бархатные занавеси на окнах, литографии на стенах, клетка с перепелом… Автор отмечает, что он все покупал без разбору, платил втридорога и все невпопад. Мельников подчеркивает, что комнаты строены не на житье, а людям на показ. «Душно ему (хозяину. – А.Ф.) в своем доме. Сбылась над ним пословица: “Своя воля страшней неволи”». Все это вычурное величие отягощает старика, этот мир ему чужд. «Осторожно пробираясь меж затейливыми диванами и креслами, ровно изгнанник, бежит Корнила Егорыч из раззолоченных палат в укромный уголок, чужому человеку недоступный» 5 .

Мельников очень точно, социально обусловленно дает описание привычной окружающей героя среды, отражающей его внутренний мир и сословные реалии: теплая изразцовая лежанка, сосновый стол, стул-складень, двуспальная кровать с пуховиком и дюжиной подушек, часы с кукушкой – привычная атмосфера купеческого быта. Обороты речи, поговорки взяты писателем из народных говоров. Без них образ Красильникова был бы недостаточно емким. Это подчеркивает связь героя с народной средой. Речь автора как бы сплетается с внутренним монологом купца. Из народного просторечия приходит у Мельникова слово-определение «добровольный заточник в золотой тюрьме своей». Убедительны и пословицы, подтверждающие, что нельзя жить герою, как хочется: «…как от людей отстать? Попал в стаю – лай, не лай, а хвостом виляй». Пословицы и поговорки в житейской истории Красильникова передают опыт народного восприятия жизни. Чаще всего они связаны с деловой деятельностью, характеризуют ее, подтверждают социальные убеждения героя. «Главная статья – сноровка, – говорит он. – Без сноровки будь каждый день с барышом, а век проходишь нагишом». Красильников рассуждает о национальных чертах русского народа, замечая его сметливость, а вместе с тем социальную пассивность: «Наш брат русак сметкой взял, а немец – терпением. Да в нашей-то сметке горе проявилось, да не одно, целых три… русский человек на трех сваях стоит: авось, небось да как-нибудь» 6 . Интересно отметить, что подобные размышления были высказаны и В.И. Далем в его очерке «Русак».

Пословицы в речи купца ярко характеризуют жизненную ситуацию. Они раскрывают трагический смысл переживаний Красильникова: «Без детей горе, а с ними вдвое», «Учи его (сына. – А.Ф.), покамест поперек лавки лежит; вырастет да во всю вытянется, тогда уж его не унять». Психологические коллизии, отсутствующие в рассказе, передаются при помощи пословиц: «Дума за морями, а горе за плечами», «Людское счастье, что вода в бредне». Пословицы и поговорки в основном произносятся главным героем, раскрывают духовную сферу его жизни. В описании отцовского горя автор обращается к образной народной поэзии: «Глуба моря шапкой не вычерпать, слез кровавых родного отца не высушить! Упился я бедами, охмелился слезами!» – так словами народной фразеологии выразил Мельников психологическое состояние человека, человеческую трагедию героя 7 .

Читать еще:  Кого относят к интеллигенции. Интеллигенция: что скрывается за понятием

В народно-поэтическом стиле вместе с реальными чертами рисует писатель и портрет Красильникова. «Это был широкоплечий старик среднего роста, волосы совсем почти белые, борода маленькая, клином, глаза подслеповатые, но живые, выразительные. По суровому облику его видно было, что это старик своеобычный, крутой, а россыпью глядевшие глаза обличали в нем человека, что всякого проведет и выведет» 8 . И, изображая «крутого» старика, автор наделяет его какими-то внутренними чертами, используя, как в народно-поэтическом стиле, для передачи душевного состояния героя более значимые эпитеты после самого слова, к которому они относятся: «грусть затаенная», «горе душевное». Автор пишет: «Но в этом хитром, бегающем взгляде крылась какая-то грусть затаенная, туманилось лицо Корнила Егорыча горем душевным, еще не выношенным, не выстраданным. День меркнет ночью, человек печалью, а горе, что годы, борозды по лицу проводит… Оно не молодит, а косицу белит» 9 . Так, при помощи пословиц и поговорок, народной фразеологии создает Мельников-Печерский характеры героев и психологические ситуации.

В рассказах Мельников-Печерский обратился к бытописанию с обстоятельным включением в ткань повествования фольклорно-этнографических элементов. В рассказе «Дедушка Поликарп» дан быт крестьян нечерноземных лесных районов Поволжья. Автор передоверяет роль рассказчика старому крестьянину, который ведет бесхитростную беседу с приезжим про урожаи, крестьянскую нелегкую жизнь. Его обращение к собеседнику – «родименький, родимый, родной» – отличается народной певучестью и выразительностью речи, особым народным складом. «Какая земля в наших местах? Много ее, да пути-то нет. И велико поле, да не родимо. Погляди, какова земля-то: лес да песок, болота, да мочажины» 10 . Мельников разрабатывает вслед за Далем языковую характеристику героев. В рассказах писатель пользуется точными, конкретными этнографическими деталями, помогающими создать «экономическую этнографию» края.

Рассказ «Старые годы» открывается обширным этнографическим описанием большого села Заборье. Автор отмечает: «Стоит оно на Волге, места тут привольные… Местность в Заборье живописна. Крутой, высокий берег Волги тут перемежается, образуя обширную, покатую к реке лощину» 11 . Мельников описывает географические детали, характеризующие не только историческую этнографию, но и социально-экономическую: до десятка златоглавых церквей, сорок либо пятьдесят двухэтажных каменных домов, больше тысячи деревянных городских построек, обширный гостиный двор, несколько фабрик и заводов. По волжскому берегу тянется длинный ряд амбаров для складки хлеба и других товаров, у пристани стоит не одна сотня барок, расшив, ладей, паузков, дымятся пароходы.

В своем творчестве Мельников обращается к различным жанрам народной поэзии (песням, легендам, пословицам, поговоркам, народным обрядам). Она является для писателя эталоном совершенства. Народные начала пронизывают его произведения и выражают приверженность писателя к нравственным и эстетическим идеалам русской национальной культуры. Носителем этой культуры, по мнению автора, является вообще народ в широком понимании, включая и людей привилегированных классов, сохранивших традиции и нравственные устои. Все чистое, высоконравственное, поэтическое идет от народа. Он – носитель высокой национальной культуры. Сам Мельников-Печерский в автобиографии писал: «В сочинениях Мельникова выражается твердая и глубокая вера в прогресс и великое будущее Русской земли, в сочинениях его всегда проявляется задушевная любовь к простому народу… К простому народу автор полон глубокой симпатии». «Народ наш, – говорит он, – сметливый, добрый, умный народ…» 7 .

Писатели натуральной школы были предшественниками демократической беллетристики 1860-х годов. Ее влияние на творчество Н.В. Успенского, В.А. Слепцова, Ф.М. Решетникова, А.И. Левитова было значительно.

Слепцов и Якушкин принимали антикрепостническую гоголевскую сатиру, некоторые особенности в описании быта, критическое восприятие существующих общественных пороков. Левитову и Максимову особенно близки были гоголевские циклы («Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород»). Творчество Решетникова также связано с традициями гоголевской школы.

К художественным принципам и методам натуральной школы восходят такие особенности демократической беллетристики, как жизненная конкретность, фактографичность, аналитическое видение мира, публицистичность, описательность, фиксация зарисовок и наблюдений, особенности художественной структуры.

Читайте также другие статьи раздела «Крестьянская тема в литературном процессе времени»:

Перейти к оглавлению книги «Знамение времени. Проза ХIХ века»

Мельников-печерский павел иванович. Павел иванович мельников-печерский

И.Н. Крамской. Портрет П.И. Мельникова. 1876 г.

Мельников Павел Иванович (Андрей Печерский) (1818/1883) — русский писатель, историк, этнограф. С ранних лет Мельников увлекался изучением истории, чему и посвятил впоследствии свою научную деятельность, тесно связанную с литературной. Основной темой для изучения было старообрядчество («В лесах», «На горах»).

Гурьева Т.Н. Новый литературный словарь / Т.Н. Гурьева. – Ростов н/Д, Феникс, 2009, с. 171.

Мельников-Печерский Павел Иванович (25.10.1818-1.11.1883), русский прозаик и историк. Детские годы провел в “лесном городке” Семенове Нижегородской губ., окруженном старообрядческими скитами. Окончил Казанский университет. Служил учителем истории и библиотекарем. В начале 1840-х сблизился с В.И. Далем и архиеп. Иаковом, знатоком раскола. Много занимался краеведением, изучением статистики и археологии, работал в архивах. С 1847 — чиновник особых поручений, в 1850 причислен к Министерству иностранных дел, в эти годы активно боролся против раскольников, в т. ч. силой убеждения: вступал в богословские споры, обратил ряд скитов в Православие. Однако в эпоху реформ выступил с заявлением, что не считает более раскол опасным для государства, а потому находит его преследование излишним и даже вредным (“Записка о русском расколе”, 1857). По мнению Даля, был “первостепенным знатоком русского быта”. В истории русской литературы остался прежде всего как автор дилогии из жизни заволжского старообрядческого купечества “В лесах” (1871-1874) и “На горах” (1875-81).

П.И. Мельников. 1859 г.
С литографированного портрета
«Русского художественного листка» В.Ф, Тима.

Мельников Павел Иванович (псевд. Андрей Печерский) (25.10[6.11].1818—1[13].11.1883), писатель. Родился «в самый благовест к обедне» в Н. Новгороде. Отец состоял на военной службе, участвовал в военных походах 1813—1814. Был начальником жандармской команды в Н. Новгороде.

Род Мельниковых возник в XVII в. Ощущение связи поколений, уходящей в глубокую русскую древность, искреннее уважение и интерес к отечественной истории, к ее героике были характерной чертой мировосприятия писателя. Старинный образ Спасителя с жалованной надписью царя Ивана Васильевича был его семейной реликвией и как бы символизировал эту связь.

До 10 лет Мельников учился дома. «Еще у десятилетнего ребенка были у него толстые тетради, в которые по линейке переписывал он Пушкина, Дельвига, Баратынского и Жуковского. Двенадцати лет он знал наизусть всю “Полтаву”, много отрывков из “Онегина”», — писал Мельников о самом себе в автобиографии. Окончив нижегородскую гимназию, в 1834 он поступил в Казанский университет. Окончил его в 1837 в возрасте 18 лет. В 1838 за какую-то провинность (подробности не установлены) был направлен уездным учителем истории и статистики в г. Шадринск Пермской губ., но затем оставлен в Перми при местной гимназии. В мае 1838 Мельников был переведен в нижегородскую гимназию.

П.И. Мельников. С гравюры на дереве. 1883 г.

Поездка в Пермь дала материал для цикла статей. Первое печатное произведение («Дорожные записки на пути из Тамбовской губернии в Сибирь») увидело свет в ноябрьском номере «Отечественных записок» за 1839. Публикация продолжалась на протяжении нескольких номеров. Произведение представляет собой синтез этнографических, исторических, статистических данных, аккуратно собранных пытливым наблюдателем. Его интересуют и достопримечательности Арзамаса, и история соляных промыслов, технология добычи соли, географические особенности разных мест и пермяцкий язык. В архиве А.А. Краевского сохранился запрещенный цензурой и потому не вошедший в «Дорожные записки…» мельниковский «Рассказ о Пугачеве Дементия Верхоланцева, походного полковника Третьего Яицкого полка». Для Мельникова рассказ 85-летнего старика, участника крестьянской войны под предводительством Пугачева, был ценен тем, что содержал целый ряд деталей, неизвестных Пушкину и историкам пугачевщины. Мельникову дорога каждая мелочь. Он тщательно описывает в статье внешность Пугачева, опираясь на рассказ очевидца, его сподвижников, особенности боевых действий, их детали, поправляет Пушкина.

Читать еще:  Любить свою Родину – это постоянно и добросовестно защищать её от всех врагов.

В 1841 Мельников был утвержден в звании корреспондента Археографической комиссии. В Н. Новгороде писатель занимался изучением истории, статистики, разбором местных архивов. Выявленные им в архивах сведения легли в основу многих исторических и краеведческих статей («Нижний Новгород и нижегородцы в смутное время», «И. П. Кулибин», «Указатель достопримечательностей Нижнего Новгорода», «Нижегородская ярмарка» и др.). Получив задание выявить, не осталось ли потомков Козьмы Минина, писатель установил полное имя величайшего русского патриота (Козьма Захарыч Минин-Сухорук).

П.И. Мельников. С портрета, нарисованного
его сыном и гравированного Э.Паннемакером.

С 1 января 1845 и по 14 мая 1850 Мельников состоял редактором неофициальной части «Нижегородских губернских ведомостей». С 1847 Мельников — чиновник особых поручений при нижегородском губернаторе. В 1850 он при помощи В. И. Даля был причислен к МВД. В 1852—1853 руководил статистической экспедицией по изучению старообрядчества в Нижегородской губ. Итогом этой работы стал представленный в 1854 в Министерство внутренних дел «Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губернии». В нем Мельников предлагал жесткие меры к искоренению старообрядчества, называя его «язвой государственной».

Первые литературные опыты Мельникова («О том, кто такой Елпидифор Перфильевич и какие приготовления делались в Чернограде к его именинам», 1840) отмечены попытками подражать Н. В. Гоголю. В 1852 Мельников возвращается к литературной работе, публикует повесть «Красильниковы» («Москвитянин». № 8), свидетельствующую о нем как о зрелом писателе. В повести продемонстрировано глубокое знание народного быта, умение показать его с разных сторон, умение широко использовать фольклорные средства. При этом они здесь, как и в последующих произведениях, являются органической составляющей творческого мироощущения писателя, не выглядят надуманными и лишними.

Несмотря на доброжелательные отзывы о «Красильниковых», писатель на несколько лет отходит от литературы. В 1867 публикует несколько рассказов («Дедушка Поликарп», «Поярков», «Медвежий угол», «Непременный», повесть «Старые годы», в основу которой лег восторженный рассказ старого слуги о буйствах жестокого барина). В 1858 — рассказ «Именинный пирог», повесть «Бабушкины россказни». В 1861 — рассказ «Гриша». В них звучит гоголевская тема маленького человека с протестом против чиновничьих беззаконий. Народ изображен как пассивная сила, в нем нет инициативных характеров. Многие рассказы отличает наличие очерковых эпизодов, дающих обличительную картину.

Старообрядческая тематика в 1860—70-е становится одной из ведущих в творчестве Мельникова. Вначале в своих противостарообрядческих рассказах («Поярков», «Гриша») он ничем не выделяется в изображении старообрядческой среды от современных ему авторов-«обличителей». Старообрядческие характеры сатирически деформированы при помощи резкого окарикатуривания, использования ряда сатирических противопоставлений, негативных авторских характеристик, шаржирования и др. приемов. Это не случайно, ведь борьба со старообрядчеством силой смеха потребовала обращения к комическому. Мир старообрядчества показан утрированно, акцент сделан на одностороннее подчеркивание негативных явлений.

Смена подходов к изображению старообрядчества в творчестве Мельникова шла медленно. Противообрядческая сатира «Пояркова» сменилась этнографизмом повести «Заузольцы» (пробный шаг на пути к дилогии «В лесах» (1874) и «На горах» (1881)), затем, спустя два года, возродилась в «Грише». Этот рассказ органично объединял черты сатиры и этнографического описания, которое выразилось в использовании старообрядческих легенд, но не в изображении достоверного быта старообрядцев, однако в целом был написан в обличительных традициях. Но не прошло и года, как в «Северной пчеле» появились «Письма о расколе», где Мельников признавал немаловажное значение старообрядчества для развития страны, ее промышленности. Затем последовали «Очерки поповщины», где старообрядчество рассматривалось в целом с позиций «просветительского неприятия», где были пущены в ход старые приемы противообрядческой сатиры — особенно там, где речь заходила о современной автору эпохе. Современное старообрядчество Мельников изображал при помощи иронических приемов, не брезговал передавать непроверенные и не соответствующие действительности слухи. Темой «Очерков…» стала история старообрядчества и его попытки приспособиться к вызовам действительности. В каждой главе подана определенная конкретно-историческая ситуация и раскрыта реакция старообрядчества на нее. Проблематика «Очерков…» строится на изучении жизнеспособности старообрядчества, которая, по мнению автора, невозможна при условии строгого соблюдения церковных установлений, незыблемость коих старообрядчество провозглашает. Идея «Очерков поповщины» — обоснование исторической и нравственной несостоятельности старообрядчества вообще. Идея несостоятельности старообрядчества определила отбор образов, ситуаций и их интерпретацию.

Колебания Мельникова объясняются особенностями его взглядов на старообрядчество. От идеи, что оно должно неизбежно исчезнуть при «успехах просвещения», он шел к выводу, что старообрядчество способно придать новый импульс развитию России.

Каракозовский выстрел 4 апреля 1866 стал для Мельникова подлинным потрясением. В его глазах это был не просто выстрел в первого человека страны, но покушение на национальную идею государственности. Кто и что может послужить противодействием нигилизму? Старообрядчество, приходит к убеждению писатель, сила, не причастная к политической борьбе, но сохраняющая первоосновы национального менталитета и духовности, преданная религиозной идее и монархии. Укрепляет этот вывод командировка в Москву с целью изучения настроений старообрядцев в связи с прошедшим недавно собором на Рогожском кладбище. «А восстановление русского духа, старобытной нашей жизни все-таки от будущих старообрядцев, которые тогда не раскольники будут», — писал Мельников в записке министру внутренних дел о результатах командировки. Он вкладывает разное содержание в слова «старообрядцы» и «раскольники». Это не синонимы. Раскольники для него — те, кто отказывается идти на сближение с официальным Православием. Старообрядцы — хранители исконного духа Руси допетровской, которые, отбросив «предрассудки» и влившись в паству господствующей Церкви, призваны преобразить и ее, и страну в целом, укрепить ее основы.

Особенность дилогии Мельникова «В лесах» и «На горах» в том, что в ней сложно выделить одну преобладающую, частную тему. Объектом изображения стали жизнь и быт лесного и нагорного Поволжья, внутренний уклад народа, скитов. Определяя замысел книг, Мельников писал: «… изобразить быт великороссов в местностях при разных развитиях, при разных условиях общественного строя жизни, при разных верованиях и на разных ступенях образования». Поэтому тут можно говорить о системе тем, проблем. Своего положительного героя писатель искал в среде, наиболее устойчивой по отношению к новым явлениям эпохи, живущей по дониконовским предписаниям, близкой к народу. Личность героя связана с проблемой дальнейшего развития России, с проблемами общественной среды. Это определяет основные элементы дилогии: характеры зарождающейся торговой буржуазии, изображенные в разных аспектах: добродетельно-положительные, соответствующие идеалу писателя, и резко отрицательные, сатирические, которые придают дилогии антибуржуазные черты. Эти характеры действуют в быту, в обыденной жизни. Бытовая тема невозможна без разработки темы семьи. Семья его интересует как прочная база для развития личности. Нарушение семейных правил ведет к падению. Своеобразие дилогии «В лесах» и «На горах» в том, что писатель сумел убедительно показать неизвестный, обособленный мир — мир старообрядчества, где по устоявшимся традициям не принято делиться информацией, открываться. Более того — мир, о котором знали лишь по тенденциозным публикациям. Старообрядчество, эта «отечественная Атлантида», было представлено убедительными человеческими характерами. Писатель отошел от устоявшихся шаблонов изображения старообрядчества, которым следовал некогда и сам, хотя иногда сохраняет «чиновничью насмешливость» (выражение Н. С. Лескова) по отношению к старообрядцам. Двойственное отношение к старообрядчеству выразилось и в двойственности характеров ряда героев дилогии. И тем не менее герой Мельникова мыслится именно как характер с присущей ему многогранностью, а не как схема. Мельников совершенно подорвал принципы художественного изображения старообрядчества, обозначив в старообрядческой среде положительный идеал. Более того, он нашел и обрисовал в этой среде национальный идеал. Дилогия показала неисчерпаемые возможности русского фольклора. Фольклорный аспект является на сегодняшний день наиболее изученной стороной творчества Мельникова. Фольклор, используемый Мельниковым в авторской речи, не выглядит чужеродным, он органически вписывается как в речь героев, так и в речь автора, являясь основой индивидуального творческого сознания Мельникова. Писатель и его герои опираются на фольклорные образы и символы, аккумулируя свои идеи и мысли с помощью народных пословиц. Уникальна сама по себе жанровая природа дилогии, сочетающая признаки семейного, авантюрного, бытового романа.

Читать еще:  Архитектура германии. Становление национальной немецкой архитектуры

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа.

Далее читайте:

Лидия СЫЧЕВА. Против течения. (О книге: Боченков В.В. П.И. Мельников (Андрей Печерский): мировоззрение, творчество, старообрядчество. – Ржев: Маргарит, 2008)

Керженские скиты, раскольничьи, Нижегородской губ., Семеновского у. Основание их относится ко 2-й пол. XVII в. В романах “В лесах” и “На горах” изображены многие скитские нравы.

Павел Мельников-Печерский

Биография писателя

Мельников Павел Иванович — выдающийся беллетрист-этнограф, известный под псевдонимом Андрей Печерский.

Павел Иванович Мельников родился в 1818 году в Нижнем Новгороде. Семейство его было из старинного, но обедневшего дворянского рода. До поступления в нижегородскую гимназию воспитывался матерью, много читал. В 1834 поступил на словесный факультет казанского университета, который успешно окончил. Будучи уже перспективным учёным, попал под подозрение властей и был выслан в Щедринск. После ссылки работал старшим учителем гимназии.

Первое своё произведение Мельников напечатал в журнале «Отечественные записки». Называется оно «Дорожные записки на пути из Тамбовской губернии в Сибирь», написано в беллетристическом духе. В 1840 году появился рассказ писателя «О том, кто такой был Елпидифор Перфильевич и какие приготовления делались в городе Чернограде к его именинам» («Литературная газета») слабое подражание Гоголю. Одно из крупнейших произведений этого периода роман «Торин». В этом романе персонажи, по выражению самого автора, «списаны с натуры». Он утверждает, что в Вятке, Перми, Уфе можно найти таких окуньковых, шабуровых. Действие романа происходит в провинциальном городе. Роман состоит из 5 очерков и рассказов. По общему мнению, «Торин» не удался Мельникову. Он недостаточно углубился в изучение быта и нравов народа. Потом Мельников не принимался за беллетристику 12 лет.

Мельникову была интересна история. Ещё в своём родном городе он был допущен к архивам, изучал старообрядческие предания и легенды. Старообрядческими делами он занимался на службе, будучи чиновником особых поручений. Но через 10 лет Мельников оставил служебную карьеру и начал литературную деятельность. Мельников, чтобы не быть тем самым чиновником Мельниковым, берёт псевдоним Андрея Печерского. В 1841 году Мельников получил звание члена-корреспондента Археологической комиссии. В 1845 1850 был редактором неофициальной части «Нижегородских губернских ведомостей», где публиковал многочисленные исторические и этнографические материалы, собранные им самим.

Мельников-Печерский посылает один из лучших своих рассказов «Красильниковы» на суд Далю. Даль дал положительную оценку. «Красильниковы» — рассказ о характере русского купца. Рассказ наполняет масса деталей из реальной жизни, которые могут быть интересны этнографам и фольклористам. На интересном диалекте говорит девка-чернавка купца Красильникова: «Лыска! Лыска! Цыма-те! Экой пострел, кабан проклятой!» Красильников это новый русский купец середины 19 века. Его апартаменты обставлены роскошно, но он не считает роскошь функциональной в своём быту. Сам живёт в маленькой комнатушке, где спит, ест и работает. Он интересуется политикой, мыслит масштабно. Вся цель его жизни деньги, и это прежде всего пагубно влияет на его сына Дмитрия, талантливого мальчика. Печерский признаёт за такими купцами силу.
С 1850 года работал в Министерстве внутренних дел, преимущественно по делам раскола. К государственной службе Мельников относился необыкновенно ревностно, был «административным Дон Кихотом», чем вызвал недовольство начальства и осуждение общественности. Был известен как жестокий разоритель скитов и даже стал «героем» раскольничьего фольклора (о нём слагались песни и легенды например, будто Мельников заключил союз с дьяволом и стал видеть сквозь стены, или будто в Нижегородской губернии крестьяне видели его верхом на змие). Однако, досконально изучив раскол, Мельников изменил своё отношение к нему. В «Отчёте о современном состоянии раскола» (1854) он возложил ответственность за раскол на низкий нравственный уровень православного духовенства.

В 50-е годы Мельников-Печерский пишет рассказы «Дедушка Поликарп», «Поярков», «Медвежий угол», «Непременный». В этих рассказах писатель обличает нравы и порядки николаевского режима. Герои рассказов губернские и уездные чиновники различных рангов. Они занимаются взяточничеством, вымогательством, грабежом. Мельников, пройдя долгую службу чиновником, досконально изучил тип государственных стяжателей. Именно по причине коррупции в государстве страдает беззащитный народ. В повести «Старые годы» обсуждается крестьянский вопрос. После отмены крепостного права некоторые помещики продолжают видеть за собой родовое право владеть крестьянами, оправдывая это своими заслугами перед отечеством: например, за доблести на войне 1812 года, за становление русской культуры. В конце концов, Пушкин и Лермонтов тоже были дворянами и владели душами.

В 1866 году Мельников вышел в отставку, переселился в Москву и всецело отдался литературной работе. С 1868 года постоянный сотрудник «русского вестника». Встречался с А.Ф.Писемским, А.М.Майковым, К.Н.Бестужевым-Рюминым; Н.А.Некрасова знал, но относился к нему холодно. Один раз видел Чехова и угадал в нём большой талант. В «московский» период Мельников создал ряд исторических трудов («Княжна Тараканова и принцесса Владимирская», 1867 год) и, наконец, начал своё главное произведение романную дилогию «В лесах» и «На горах». Последние главы Мельников диктовал жене, будучи уже тяжело больным. Перед смертью он задумал несколько исторических романов («В пещерах» и д-р). Последние 10 лет прожил в Нижнем Новгороде, уезжая летом в своё имение, где с увлечением занимался садоводством. Дилогия Мельникова повествует о старообрядческом Заволжье середины 19 века, об обычаях местного населения, скитах и тайных сектах, о заготовке леса, о старообрядческих обычаях и верованиях, о хлебной торговле, о монастырских нравах, о поверьях, легендах, о еде. В центре романов жизнь нескольких купеческих семей в переломный исторический момент, когда торговое сословие обрело в русском обществе реальную силу. Судьбы персонажей так или иначе связаны с проникновением в патриархальную среду денежных отношений. Сразу в нескольких сюжетных линиях раскрывается власть алчности и стяжательства: поначалу привлекательный, Алексей Лохматый в погоне за материальной наживой теряет в себе всё человеческое, губит полюбившую его Настю; Гаврила Залётов продаёт единственную дочь богатому старику. Показана в дилогии жестокость религиозного фанатизма, который ломает судьбы Манефы и её дочери Флёнушки.

Автор показывает и поэтические черты русской жизни. В купечестве он находит верность здоровым устоям народной нравственности, предлагает яркую концепцию национального характера. Мельникова привлекает исключительно богатый этнографический и фольклорный материал, он реконструирует мотивы славянской языческой мифологии.

Романом «На горах» завершилась литературная деятельность Мельникова. В 1881 Мельников переехал на постоянное жительство в Нижний Новгород: там он и умер в 1883 году, и был похоронен на Покровском кладбище в фамильном склепе.

Источники:

http://licey.net/free/12-analiz_proizvedenii_literatury_do_20_veka_dlya_sochinenii/52-znamenie_vremeni_proza_hih_veka/stages/2615-pavel_ivanovich_melnikov_pecherskii_biografiya_analiz_proizvedenii.html
http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/melnikov_pech.php
http://readly.ru/author/8779/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector