2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Национальный характер в анекдотах. Джон Уоррен: Я нетипичный англичанин

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • живопись (2637)
  • искусство (1750)
  • разности (1636)
  • фотография, фотоискусство (1030)
  • история (941)
  • видео (756)
  • поэзия (705)
  • женщина в мире искусства (483)
  • Мужчина и Женщина. Отношения. (420)
  • необычные места Земли (355)
  • архитектура (328)
  • креатив (292)
  • фотографии наших читателей (291)
  • музыкальная шкатулка (260)
  • Россия забытая и неизвестная (233)
  • ретро (223)
  • история костюма (214)
  • философия (205)
  • акварель (200)
  • религия, богословие (199)
  • идея для дома (176)
  • Что написано пером (169)
  • легенды, предания (153)
  • город и люди (фото) (146)
  • Питер и пригороды (126)
  • графика (125)
  • открытки (119)
  • этно (102)
  • удивительное рядом (97)
  • зарисовки (92)
  • Париж и Франция (82)
  • традиции (78)
  • прогулка по раю (72)
  • абсурд (69)
  • старый альбом (65)
  • Ннеобычные памятники (60)
  • импрессионизм (55)
  • кич (43)
  • народные промвслы (40)
  • проба пера (34)
  • очумелые ручки (33)
  • этот день в истории (31)
  • аллегория (29)
  • дом с историей (24)
  • керамика (23)
  • удивительное рядом (22)
  • фамильные ценности (22)
  • Сны (16)
  • (14)
  • одного слова достаточно (13)
  • гравюра (12)
  • океан (10)
  • самиздат (10)
  • вопросы (8)
  • Грузия. (8)
  • Чехия (8)
  • Тихий Джаз Души (2)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

национальный характер в анекдотах

Ученые спорят о существовании национальных характеров, а мы, обыватели, убеждены, что он таки есть, и даже знаем, в чем заключаются у каждого конкретного народа. Кто прав? «Истина где-то рядом», как говорили в «Секретных материалах». Первое, что приходит на ум, когда речь заходит о национальном характере того или иного народа, это действительно набор стереотипов, ассоциирующихся с данным народом. Эти стереотипные представления о других народах и других культурах подготавливают к столкновению с чужой культурой, ослабляют удар, снижают культурный шок.

Так, в русских международных анекдотах англичане обычно подчеркнуто пунктуальны, немногословны, прагматичны, сдержанны, любят сигары, виски, конный спорт и т. п. Немцы практичны, дисциплинированны, организованны, помешаны на порядке и потому ограниченны. Французы — легкомысленные гуляки, эпикурейцы, думающие только о женщинах, вине и гастрономических удовольствиях. Американцы богатые, щедрые, самоуверенные, прагматичные, знамениты хорошими дорогими машинами. Русские — бесшабашные рубахи-парни, неприхотливые, алкоголики, драчуны, открытые, неотесанные, любят водку и драки. В русских международных анекдотах все они ведут себя соответственно этим стереотипам.

Вот простейший анекдот такого рода: как ведут себя люди разных национальностей, если они обнаружат муху в кружке пива. Немец (практичный) выбрасывает муху и пьет пиво. Француз (сентиментальный) вытаскивает муху, дует на нее, расправляет ей крылышки — и не пьет пиво. Русский (неприхотливый и любящий выпить) выпивает пиво, не заметив мухи. Американец (уверенный в своих правах) зовет официанта, устраивает скандал и требует другую кружку. Китаец (китайская кухня включает самые неожиданные блюда) вынимает муху, пьет пиво и закусывает мухой. Еврей (меркантильный) пьет пиво, а муху продает китайцу.

Еще пример. Комиссия ООН решила проверить разные народы на выживаемость и в порядке эксперимента поместила на отдельные необитаемые острова представителей разных национальностей — двух мужчин и одну женщину. Через десять лет комиссия отправилась инспектировать острова. На английском острове два джентльмена играли в теннис. «У нас все прекрасно, мы в хорошей спортивной форме, проблем нет, — заявили они. — А дама? Мы ничего о ней не знаем, нас никто не представил». На французском острове веселая Мари сказала: «Это Пьер, это Жак, у нас все замечательно, мы все трое очень довольны». На испанском острове Мария рассказала комиссии, что на второй день эксперимента Хосе убил Хуана, и с тех пор они живут очень счастливо. Русских острова было два: дореволюционный и послереволюционный. На дореволюционном русском острове печальная Ольга сообщила, что она любила одного, вышла замуж за другого, и все трое глубоко несчастны. На послереволюционном русском острове два крепких мужика играли в избе в карты, когда прибыла комиссия. «У нас все в полном порядке, — сказал один из них. — Мы организовали колхоз: я — председатель, он — парторг». — «А где же ваша дама?» — поинтересовались члены комиссии. — «Народ? Народ в поле», — был ответ. (Заметим в скобках, что это выражение — народ в поле — вошло в разговорный язык как поговорка.)

Широко распространенный во всем мире анекдот о международном конкурсе на лучшую книгу о слонах в российском варианте выглядит так: Немцы привезли на тележке многотомный труд «Введение к описанию жизни слонов». Англичане принесли книгу в дорогом кожаном переплете «Торговля слоновой костью». Французы представили жюри изящно иллюстрированное издание «Любовь у слонов». Американцы издали тоненькую карманную книжечку «Все о слонах». Русские написали толстую монографию «Россия — родина слонов». Болгары предложили брошюру «Болгарский слоненок — младший брат русского слона». В норвежском варианте этого анекдота немцы представляют на конкурс книгу «150 способов использования слонов в военных целях», французы — «Сексуальная жизнь у слонов», американцы — «Самый большой слон, которого я когда-либо видел», шведы — «Политическая и социальная организация общества слонов», датчане — «150 рецептов блюд из слона», норвежцы — «Норвегия и мы, норвежцы».

И последний пример из большого числа такого рода анекдотов. Ученые решили провести эксперимент: какая нация лучше переносит холод? В морозильную камеру представители разных национальностей могли взять с собой что пожелают, и, когда терпеть будет невмоготу, они должны постучать в двери камеры, чтобы ее открыли. Француз сказал: «Дайте мне много вина и хорошеньких женщин» и пошел в морозильную камеру. Через полчаса раздался слабый стук, и дрожащий от холода француз вышел из камеры. Англичанин решил взять с собой сигару, бутылку виски и одну женщину, хорошо владеющую собой. Через час раздался стук, и из камеры вытащили полузамерзшего англичанина. Русский пожелал собутыльника, ведро водки, два соленых огурца и отправился в морозилку. Через три часа встревоженные ученые приоткрыли дверь, опасаясь несчастного случая. Из камеры показался кулак, обрушившийся на экспериментатора, и послышались слова: «Вот свиньи! И так холодно, а они еще дверь открывают», и дверь захлопнулась.

Подобные шутки можно продолжать долго, но основное ясно — стереотипы национальных характеров в них вполне очевидны.

В английских анекдотах высмеиваются жадные шотландцы и пьяницы-ирландцы. Европейские стереотипы хорошо видны в следующей шутке: «Paradise is where cooks are French, mechanics are German, policemen are British, lovers are Italian and it is all organized by the Swiss. Hell is where cooks are British, policemen are German, lovers are the Swiss, mechanics are French, and it is all organized by Italians [Рай там, где повара — французы, механики — немцы, полицейские — англичане, любовники — итальянцы, а организуют все швейцарцы. Ад — где повара англичане, полицейские — немцы, любовники — швейцарцы, механики — французы, а организуют все итальянцы]».

Черты образцового европейца на юмористической открытке строятся на контрасте: он должен быть разговорчивым, как финн; доступным, как бельгиец; технически способным, как португалец; щедрым, как голландец; терпеливым, как австриец; робким, как испанец; организованным, как грек; трезвым, как ирландец; знаменитым, как люксембуржец; скромным, как датчанин; сдержанным, как итальянец; он должен водить машину, как француз, и готовить, как англичанин.

В американской шутке по поводу национальности Иисуса Христа также явственно видны стереотипы разных культур и представлений о разных национальностях:

Три доказательства того, что Иисус Христос был евреем:

1. Он продолжил бизнес своего отца.

2. Он жил дома до 33 лет.

3. Он был убежден, что его мать девственница, а его мать была уверена, что он Бог.

Три доказательства того, что Иисус был ирландцем:

1. Он так и не женился.

2. У него никогда не было постоянной работы.

3. Его последним желанием было выпить.

Три доказательства того, что Иисус был итальянцем:

1. Он говорил с помощью жестов.

2. Он пил вино на каждой трапезе.

3. Он занимался плотницким делом.

Три доказательства того, что Иисус был негром:

1. Он всех называл братьями.

2. У него не было постоянного места жительства.

3. Никто не брал его на работу.

Три доказательства того, что Иисус был пуэрториканцем:

1. Его звали Иисус.

2. Он всегда был в неладах с законом.

3. Его мать не знала, кто его настоящий отец.

Три доказательства того, что Иисус был из Калифорнии:

1. Он никогда не стриг волосы.

2. Он всегда ходил босиком.

3. Он основал новую религию.

В последнее время в печати стали появляться описания реальных экспериментов, вызванных модным увлечением проблемами разнообразия культур и национальных характеров. Эти эксперименты иногда приближаются к ситуациям международных анекдотов, а иногда оставляют их далеко позади.

Читать еще:  Конспект по рисованию в подготовительной группе. Тема: " Морозные узоры"

Вот пример, характеризующий особенности национального отдыха: «Лондонская «Гардиан» рассказывает о снятой 4-м каналом британского телевидения серии документальных фильмов о группах отдыхающих из Германии, США, Англии и Японии, получивших путевки в один из пансионов Турции. За особенностями их поведения в различных ситуациях следила скрытая камера.

Например, актер, игравший роль водителя автобуса, на котором туристы должны были отправиться на экскурсию, сел за руль в пьяном виде. Англичане, увидев это, отказались садиться в автобус. Японцы оставались невозмутимыми, пока руководитель их группы не указал им на бутылку спиртного, стоявшую у ног водителя. Немцы стали волноваться, что его могут уволить с работы, если они поднимут шум.

Во время экскурсий, в которых принимали участие все четыре группы, актер закурил, хотя в автобусе курить было запрещено. Англичане вежливо попросили его потушить сигарету. Японцы, не желавшие нарушать гармонии, предпочли молчать. Немцы сначала устроили голосование и только потом выразили недовольство, а американцы стали курить сами.

В баре, когда бармен ушел из-за стойки, актер начал брать, не заплатив, бутылки пива. Англичане и американцы радостно последовали его примеру. Немцы воровать пиво не стали, а японцы не только не стали воровать, но еще и сообщили о случившемся администрации пансионата».

Если взять национальных литературных героев национальных литератур, то прежде всего поражает их контраст со стереотипными персонажами международных анекдотов. Действительно, легкомысленные французы, думающие о вине и женщинах, на уровне своей классической литературы мирового масштаба представлены драматическими героями Стендаля, Бальзака, Гюго, Мериме, Мопассана, Золя, решающими сложные человеческие проблемы и не имеющими ничего общего с легкомысленными героями-любовниками.

Наоборот, чопорные и сдержанные до абсурда англичане из анекдотов создали литературу, полную искрящегося юмора, иронии, сарказма: литературу Джонатана Свифта, Бернарда Шоу, Оскара Уайльда, Диккенса, Теккерея. Шекспира, наконец, у которого на пять трагедий приходится 22 комедии. Ни в одной культуре юмор не ценится так высоко.

Замуштрованные порядком (Ordnung!) и самодисциплиной немцы из международных шуток дали миру нежнейшую и глубочайшую поэзию Гёте и Гейне.

Наконец, анекдотические хулиганы и алкоголики — русские — внесли в сокровищницу мировой литературы драгоценный вклад: произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого, Тургенева, Чехова, Достоевского. Герои этих произведений, с их философскими исканиями и тонкими душевными переживаниями, — это интеллигенты среди персонажей мировой классической литературы (недаром само слово интеллигенция вошло в европейские языки из русского языка).

Так где же русский национальный характер? В анекдотах или в классической литературе? Кто типичный русский — мужик с ведром водки в морозильной камере или Пьер Безухов?

Конечно же высокая литература является отражением субъективного представления автора, хотя и основана на глубоких наблюдениях, тогда как анекдот, передаваемый из уст в уста является носителем национального бессознательного, а потому более правдивого «мы».

Так, международные анекдоты, полностью базирующиеся на стереотипных представлениях о том или ином народе, не столько отражают некие наиболее существенные и типичные черты народа, сколько формируют их и в глазах других народов, и в собственных глазах. (Сколько русских за границей пьют водку только для того, чтобы подтвердить ожидаемую от них стереотипную русскость).

Материал подготовлен по книге: С. Г. Тер-Минасова «Язык и межкультурная коммуникация» Издательство: Слово М. Год: 2000

буду благодарна, если в комментах продолжите тему анекдотами (но без оскорблений!)

Этномир :

«Русские — гордый народ. Критиковать его надо аккуратно».

Фото: пресс-служба НТВ.

Что это британец ищет в краю, страшно далеком от Биг-Бена? Почему Трафальгарскую площадь он обменял на Красную?

На языке Пушкина он говорит блестяще, виртуозно вворачивая в речь жаргонные словечки. Никаких сомнений — русский! Но раз в 20 минут вдруг делает неправильное ударение или произносит какое-нибудь слово с особым пиететом. И тут ты вспоминаешь, что вообще-то его зовут Джон. Вот уже второй год он колесит по России в поисках новых впечатлений и рецептов, открывая нам нашу же страну для своей кулинарно-этнографической программы «Поедем, поедим!» (НТВ).

«Пиковую даму» помню до сих пор»

— Как так получилось, что вы полюбили Россию? Кто виноват — Достоевский, Чехов?

— Очень сложно ответить.

— Вы ведь начали учить русский еще ребенком?

— Да-да, в 12 лет. Скорее всего, через язык я и стал интересоваться Россией. Читал очень много, и русские писатели, конечно, повлияли. Но, скорее всего, все дело в том, что я очень люблю приключения. 23 года я живу здесь. И до сих пор на вопрос «Ну почему ты сюда приехал?!» отвечаю так: «Потому что тут просыпаешься утром и никогда не знаешь, чем закончится день». И это прекрасно!

— Разве в Англии вы всегда знаете, чем закончится день?!

— Да! Там такая стабильность, что предсказать, что будет вечером, послезавтра, через неделю, через год, очень легко. Я приехал сюда, когда рухнул коммунизм. И прожил все эти годы на планете в месте, где произошло столько изменений! Это и есть приключения.

— Вы приехали к нам довольно молодым человеком.

— И тут же окунулись в бизнес. Семечками торговали. Почему, кстати, семечки?

— Семечки были потом! Сначала — в 96 — 97-м — я торговал зерном в большой швейцарской компании знаменитого Марка Рича (скандально известный американский бизнесмен, скончался в 2013 году. — Ред.). Я работал у него три года и способствовал импорту в Россию более 15 млн. тонн зерна ежегодно.

В прошлом году Джон (в центре) принял участие в шоу «Остров»: пару недель питался одним рисом в компании деятелей российского шоу-бизнеса.

Фото: личный архив Джона Уоррена.

— Получается, вы кормили Россию?

— Ну да. У нас была огромная гора свободного зерна в Европе. Делалось это так: России выдавались кредиты, и на эти деньги она покупала зерно. Это было не совсем честно. Я понимал, что рано или поздно Россия перестанет тратить деньги таким образом, а все-таки будет давать их своим фермерам, чтобы они выращивали. Так и вышло, настала эпоха экспорта. И я принял решение в этом поучаствовать. Дело было в Ростове-на-Дону, а там куда ни плюнь — везде семечки. Их щелкают даже на футбольных матчах. Я, наглый молокосос, приехал на элеватор разговаривать с директором: «Хочу этим заняться!» Всерьез меня не воспринимали: «Хо-хо, да кто ты такой. » Я настаивал, не сдавался. И где-то в 1998 — 99-м годах я уже был самым большим экспортером подсолнечника из России.

— Как вчерашний молодой ученый, изучавший творчество Булгакова, вдруг занялся бизнесом? И почему ему не было скучно?

— После семечек был еще колбасный цех. Мне интересно что-то развивать с нуля. Все, и даже то, чем я занимаюсь сейчас, начиналось просто с идеи. Проект «Поедем, поедим!» появился так: мы сидели с одним телевизионщиком у меня дома и рассуждали на тему «Если бы у меня была своя передача, о чем бы она была?»

— Но у вас же были серьезные разочарования в бизнесе.

— Были, да. Но я как-то спокойно отношусь к этому. Философски. Это была моя дорога. Я из-за этого стал только лучше.

— Неужели не было мыслей: «Да чтоб я еще раз в эту Россию. »?

— Были. Но я не чувствую себя в своей тарелке в Англии. Это не мое место. Я немножко нетипичный англичанин, мне кажется. Слишком эмоциональный, менее чопорный. Какой смысл учить русский и не пользоваться этим языком? Это такое достижение, такой труд! Я обожаю говорить на русском языке.

Чего у Уоррена отродясь не было, так это пресловутой британской чопорности.

Фото: Евгения ГУСЕВА

— Какую первую книгу вы прочли на русском?

— «Пиковую даму» Пушкина. Мой преподаватель сказал: «Джон, «Война и мир» — это потом. Давай начнем с чего попроще». Я тогда и не предполагал, куда это все ведет.

«Москва — это не Россия»

— В общем, к нам вы приехали подготовленным. Тем не менее наверняка у вас были стереотипы о России, которые здесь разрушились.

— Я бы не сказал, что меня что-то шарахнуло, когда я приехал. Я знал, что у вас происходит: мой диплом ведь был не только по русскому языку, а еще и политике и экономике России. Моя картина России на сегодняшний день как никогда полная. Но все равно после каждой командировки добавляется еще что-то. Я засиделся в Москве. Тяжелый город, он залезает под кожу и не отпускает. Скорее всего, Москва — это даже не Россия. Москва — это Москва. А российское — это далеко отсюда.

— Англичане чопорные, немцы педантичные. А русские, по-вашему, какие?

— Без обид, да?! Мне кажется, русские очень детские. Я это чувствую в каждом месте, где бываю. Это объясняется тем, что до начала 90-х тут было совершенно другое общество. А потом все стало доступно. Хочешь — езжай за границу, хочешь — покупай камамбер. Вера в сказку — вот сейчас доедем до вершины, и потом все будет хорошо — описывает каждого из вас. Хотя обобщать очень сложно. Вы гостеприимны, и это действительно так. И здесь самые красивые женщины в мире. Это бесспорно!

Читать еще:  Андрей платонов ювенильное море краткое содержание. Ювенильное море

Сыну Алексу уже 15. В родном Ростове парень прожил десять лет, а сейчас учится на родине отца.

Фото: личный архив Джона Уоррена.

— Англичанки не обидятся?

— Во всем мире есть какое-то поклонение русским красавицам. Все это понимают! Это не значит, что в Англии девушки некрасивые. Бывают даже очень. Но это действительно так. Еще русские не любят планировать. Это тоже объясняется тем, что еще недавно не было смысла это делать, потому что не было понятно, что произойдет завтра. А я человек, который считает, что сложно жить без планов. Тогда нет толчка вперед.

— Находясь здесь, вы бережете себя от ассимиляции? Готовите себе английский завтрак, слушаете Адель?

— Никто не задавал мне этот вопрос раньше. Я понимаю, что могу еще 30 лет здесь прожить и все равно останусь англичанином. Есть какие-то моменты в моей генетике, которая уже не изменится, не важно, буду я жить в Москве, Иркутске или Калининграде. Но я очень любопытный человек. И, естественно, культура России проникает в меня. Узнаешь одно — что-то другое становится ясно. Очень сложно понять, не проживая здесь, почему Великая Отечественная война так сильно влияла на эту страну. Мы ведь тоже воевали, теряли близких. А здесь ты вдруг понимаешь, что практически все из моих русских друзей потеряли в этой войне кого-то. Два дня назад я сидел с подругой, мы давно не виделись. Она говорит: «Джон, у меня впечатление, что ты стал русским». Я надеюсь, что это не так. Мне кажется, Джон уникален, и если он стал русским, это уже неинтересно. Джон — это Джон, но он приобрел такое богатство, проживая здесь, какое ни один иностранец не приобрел.

— Вы и правда столько здесь живете, что, наверное, имеете право критиковать Россию.

— Русские — очень гордый народ, критиковать их надо очень аккуратно. Мне очень больно, когда я еду в Питер. Мне хочется все пропылесосить, помыть и покрасить. Мне кажется, русские не совсем эстеты. Когда я жил в Москве в начале девяностых, захотел посадить возле своего дома какие-то растения. Предложил соседям: «Я все куплю, давайте выйдем на субботник! Сделаем наш подъезд красивым! Почему он должен вонять кошкой? Почему пустые бутылки из-под пива в углу? Давайте приведем в порядок!» На меня смотрели как на сумасшедшего. А сейчас я вижу, что люди вышли из своих квартир и начали «красить» свою жизнь дальше.

— Вы попробовали массу русских блюд. Какое понравилось вам настолько, что вы его нет-нет да приготовите для друзей дома?

— Их очень много! Для англичанина блины — блюдо исключительно на Масленицу. И каждый раз в Масленицу они говорят: «Господи, ну почему мы не едим их каждый день?!» Так круто, что в России есть блинчики можно везде и сколько хочешь. И пельмени. Очень люблю оливье, винегрет. Правда, не понимаю эти сушеные рыбки. Вобла! Хотя один другпознакомил меня с корюшкой. Вот корюшку я понимаю. Русская кухня только сейчас начинает выходить из-под темного советского одеяла, когда готовили как можно дешевле. С английской кухней лет двадцать назад было то же самое. Теперь люди понимают, что еда может быть красивой. В продаже есть любые ингредиенты. Раньше найти авокадо в Москве было очень тяжело. А найденным авокадо можно было убить человека!

«А далеко ли до Ла-Манша?!» — Джон в образе васнецовского Ильи Муромца. В центре, конечно.

Фото: личный архив Джона Уоррена.

«Будете в Англии — попробуйте наш сыр»

— А что посоветуете попробовать из английской кухни?

— Есть очень много английских блюд. Например, кто придумал ростбиф? Англичане. Но говядина — и в Африке говядина. Считаю, что Англия очень может гордиться сырами. Они ничуть не хуже, чем через Ла-Манш, во Франции. Есть и мягкие, и твердые. Обалденные сыры на севере Англии — они все называются по графствам. В графстве Шропшир есть деревня Стилтон. И одноименный очень вкусный сыр с плесенью. А есть еще блю-шропшир, уайт-шропшир.

— Как вы в командировках по России решаете проблему, скажем так, русского гостеприимства?

— Выпить предлагают везде. Обычно отказываюсь. Но если расскажут, что это «наша самогонка, мы делаем ее из кедровых орешков». Короче, надо мне продать идею, и тогда я соглашусь. Тем более когда очень холодно. Чтобы не болеть, стопочку можно иногда.

— У вас ведь взрослый сын.

— Алекс. Он уже большой, ему 15 уже. Его мама русская. Первые 10 лет своей жизни он рос в Ростове-на-Дону, где я жил, работал и женился. Его мама до сих пор там живет. Было очень важно для меня лично, чтобы Алекс был «уравновешенный» — и не русский, и не англичанин. Как я. Мне было важно в какой-то момент отправить его в Англию в школу, где он и учится сейчас. Уже четвертый год там. Играет в регби! У него столько возможностей, сколько не было в Ростове. Мама его поддерживает. Кстати, она работает в ростовской «Комсомольской правде», ее зовут Елена Домрина. Очень хорошо все у него получается. Очень приятно, когда незнакомые люди подходят ко мне и говорят: «Как приятно с вашим сыном общаться». Мне кажется, каждый родитель балдеет от этого.

— Джон, вы пережили в России два дефолта. Однажды потеряли 7 млн. фунтов. Что вам помогало начать все заново?

— Может, желание отомстить? Мама всегда говорит: «Джон, это только деньги». Есть очень хорошее выражение на английском: There’s no use crying over the spilt milk — «Нет смысла плакать над разлитым молоком». Это же просто общедоступное молоко! Правда ведь, ничего страшного. А как вы говорите по-русски — все к лучшему? Я в это верю.

С «Бурановскими бабушками»: мастер-класс изготовления удмуртских пирожков — перепечей.

Фото: личный архив Джона Уоррена.

Джон Уоррен родился в 1968 году в Майами (США), но вырос в Великобритании. Русский язык начал изучать в 12 лет. Окончил университет в Бристоле (кафедра политики и экономики), диплом писал по творчеству Михаила Булгакова. В 1991 году приехал в Россию. Занимался импортом зерна, экспортом семечек, производством английских колбасок. С осени 2012 года ведет программу «Поедем, поедим!» на НТВ.

Джон Уоррен: я нетипичный англичанин, кайфую от общения

Джон окончил один из самых престижных университетов Англии. Но уехал в Россию, потому что здесь происходили грандиозные перемены. Его жизнь тоже была полна больших перемен, пока он не стал ведущим программы «Поедем, поедим!» на НТВ.

Джон Уоррен
Родился: 28 сентября 1968 года в Майами, США
Образование: окончил факультет иностранных языков Бристольского университета
Семья: сын – Александр (18 лет), студент
Карьера: с 2012 года ведет на НТВ кулинарное тревел-шоу «Поедем, поедим!». В 2014-м стал ведущим шоу НТВ «Мужское достоинство». Был участником реалити-шоу НТВ «Остров» и членом жюри программы «Лига удивительных людей» канала «Россия»

–Маяковский писал: «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин». А вы почему захотели учить этот непростой язык?

– Я с раннего детства хотел привлекать к себе внимание, быть уникальным. У меня большие уши и музыкальный слух, способен к языкам. В 1982 го­ду в Англии заниматься русским языком – о-о, это было действительно необычно! И тогда, в 12 лет, я хорошо знал французский. Итальянским и испанским мог овладеть легко и быстро – база уже была, в школе еще и латынь учил. Но на них говорили многие… Немецкий мне просто не очень нравился. Голландский? В его изучении не было практического смысла: на нем говорит всего 15 миллионов человек. Тогда я стал думать о китайском, арабском, японском или русском. Это официальные языки ООН.

– И вы в 12 лет уже знали об этом, и это было для вас важно?

– Да. Считал, учиться тому, что не будет востребовано, нет смысла. Мне была важна экономическая, практическая составляющая. Надо было получить уникальное знание, которое будет пользоваться спросом. Все-таки японская, китайская, арабская культуры хоть и интересные, но очень уж сильно отличаются от английской, а с русской больше точек соприкосновения.

Я учился в Винчестерском колледже, это одна из трех самых известных и самых старых частных школ Англии, ей в этом году исполнилось 636 лет. Там есть традиция: если ученик пожелает учиться хоть японскому макраме, хоть вырезанию статуэток из баобабов, для него обязаны найти преподавателя. Сейчас там учат русский около 100 человек, и каждый год из Винчестерского колледжа выпускаются 25 человек, выучивших русский. А до 1982 года там русский не преподавали – мы с ребятами были первыми ласточками.

С одноклассником Эдуардом на курсах русского языка в пригороде Парижа (1989)

Читать еще:  Цветные карандаши живопись. Урок: раскрашиваем цветными карандашами

Шаром покати

– Преподаватели были русскими по происхождению?

– Два из трех. Разговорному языку нас учил граф Сологуб, сбежавший из России в 1918 году на спине своей мамы, замаскированный под мешок с грязным бельем.

Я до сих пор считаю: для того чтобы говорить на русском языке, мало интереса и упорства – нужно призвание. Он очень сложный!

– Что было самым сложным?

– Было занятно, что слова можно говорить прямо в том порядке, в каком они приходят в голову, и все равно это будет правильно и понятно. В английском же строгий порядок слов, и без него смысл разрушается. Сложно давались падежи – у нас их просто нет. Но я несколько лет до этого учил латынь, где они есть, – это меня подготовило.

А больше всего мучений доставляли глаголы движения, их совершенный и несовершенный вид, приставки и суффиксы. «Я еду в аэропорт, я езжу в аэропорт, я ездил в аэропорт, я ехал в аэропорт, я въехал в аэропорт…» Господи, как я с ними путался!

Пару лет назад, когда я уже больше 20 лет прожил в России, собрался в гости к друзьям. Звоню перед выходом: «Оля, что принести?» А она мне: «Знаешь, будет же Пасха, сегодня Страстная пятница, у нас шаром покати. Принеси себе что-нибудь – сыра, вина… А нам ничего не надо». И я почему-то решил, что «шаром покати» – большой еврейский праздник. Прихожу и спрашиваю: «Ребята, а почему вы отмечаете шаром покати, вы ведь не евреи?»

С сыном Алексом и отцом Джеймсом на Лазурном берегу (2006)

Надо скорее ехать!

– Когда вы оканчивали факультет иностранных языков Бристольского университета, вы написали диплом по «Мастеру и Маргарите» Булгакова. Это любимый роман?

– Один из любимых и явно один из лучших романов ХХ века. Он интересен еще и как сатира на Советский Союз 1920–1930-х годов. Не представляю, как его во времена СССР цензура допустила к печати, – об этом было интересно рассуждать. И я понимал, что данная тема увлечет и экзаменаторов. Так что выбрал «Мастера и Маргариту», руководствуясь еще и этим соображением.

– На русском тогда Булгакова читали?

– Нет, мне это было бы очень тяжело. Да и до сих пор многих русских писателей на русском не осилю. Пелевина не могу в оригинале читать, у него лексикон очень сложный, за «Доктора Живаго» Пастернака в оригинале несколько раз принимался и даже до второй главы не дошел – нереально тяжело! Ахматова, Цветаева, Вознесенский и так далее – тоже не идут. Но, открыв собрание сочинений Пушкина, я могу получить удовольствие. Чехова обожаю, в универе очень много его читал. Толстой… Гос­поди, русский стоило учить хотя бы ради «Войны и мира» – серьезно, настолько глубокие ощущения, когда читаешь его на русском, а сам находишься в Ясной Поляне и держишь в перчатках первое издание!

– Наверное, мечтали там побывать, еще учась в школе?

– Честно говоря, не думал об этом, меня больше увлекало другое: я занимался спортом, музыкой – играл на валторне. А академическая учеба всегда шла через сопротивление, вечно было «бр-р-р, опять эти уроки!» Но в июле 1991 года я окончил универ, а в августе в Москве случился путч. Слушая новости, я думал, как все совпало: я говорю на русском языке, в России происходят грандиозные события – надо скорее ехать туда.

У меня были знакомые в общежитии при МГУ, они приютили в своей комнате. Я спал на полу, каждое утро напяливал нуждавшийся в утюге костюм и шлялся по Центру международной торговли на «Краснопресненской». Методично обходил все этажи в поисках работы. На 13-м этаже меня спросили, говорю ли по-русски. Получив утвердительный ответ, поинтересовались, что я знаю о зерне. «Из зерен делают муку, из которой пекут хлеб». – «Все, мы вас берем». Так я стал торговать зерном, а через 10 лет переключился на экспорт семечек. Но заниматься этим было спод­ручнее там, где зерно производят, поэтому я на семь лет осел в Ростове-на-Дону, женился на местной девушке Лене, у нас родился сын Алекс – сейчас ему уже 18 лет.

Здоровый пофигизм

– Алекс уже поступил в университет?

– Да, в Даремский университет – один из трех старейших в Англии (после Оксфорда и Кембриджа) и один из самых престижных. Алекс сегодня пересдает итальянский, потому что провалил экзамен – всего одного процента не хватило, чтобы сдать! Причем итальянский он не особо и хотел учить – взял его, чтобы можно было получить модуль с английской литературой и русским языком. И теперь, если он не сдаст итальянский, его к этим модулям не допустят, такая дурацкая система.

– Кто выбирал, куда сыну пойти учиться?

– Он и выбирал – это же его жизнь, его путь. Выбрал, потому что там сильное преподавание английской литературы и русского языка. Я на него не давил – ни в случае с выбором вуза, ни в других. Всегда высказывал свое мнение, старался задать направление, но решение оставалось за сыном. Даже если он знал, что я с ним не согласен, он поступал по-своему. И я говорил: ладно, я считаю, что это неправильно по такой-то и такой-то причине, но делай, как считаешь нужным. Он делал, потом иногда и сам признавал, что ошибался, – но получал свой опыт, набивая свои шишки. И это хорошо.

Не надо полностью уберегать ребенка от ошибок. В России слишком нянчатся с детьми, особенно сыновьями. Я понимаю, что во время Второй мировой войны россияне потеряли такое жуткое, запредельное количество людей, особенно мужчин, что потом рождение каждого нового человека было праздником. Но с этим надо что-то делать. Не стоит так трясьтись над мальчиками, оберегать их, иначе у них не будет шансов вырасти во взрослых мужиков. Они, вырастая, меняют маму на жену, которая продолжает их опекать.

При температуре +25 градусов не надо надевать на ребенка шапку: ой, он же иначе заболеет! Ну, простудится в первый раз – ничего страшного, крепче будет! Пусть ходит в соплях, лезет в грязь, ест немытыми руками – это формирует иммунитет. Я живое тому доказательство. Пацаном играл на улице в легкой одежде, без шапки, зимой меня тоже не кутали, я прибегал домой, от холода не чувствуя рук. Мама совала бутерброд прямо в грязные ладоши, на хлебе от пальцев следы оставались. В итоге болею в три-четыре раза меньше любого в нашей съемочной группе. Через месяц мне 50 лет, и я отлично себя чувствую.

– Но ваша бывшая жена и мама Алекса русская. Она быстро приняла ваши идеи закаливания и здорового пофигизма?

– Как же! Лена меня чуть не убила, когда мы были в апреле на Средиземном море, и Алекс заболел после того, как я его искупал. Как она на меня кричала! Но сейчас Алекс почти не болеет. Пока он до десяти лет жил в Ростове-на-Дону с мамой, побеждал ее подход. В десять лет мы его отправили в Англию в частную школу-пансион – там был мой подход. А Алекс приспосабливался – дети же сильные и гибкие.

От колбасок к журналистике

– Все же какие образования «по ходу пьесы» добавились к фило­логическому?

– После получения первого диплома я к образованию не возвращался. Есть же великая вещь – интернет. Рассуждал так. Я люблю готовить и хочу бизнес, связанный с едой, но открывать ресторан – это слишком сложно. Однако с производством каких-нибудь вкусняшек я, пожалуй, справлюсь. Две недели всасывал из интернета информацию, а потом она обработалась в голове, и я понял: мой выбор – английские колбаски.

Никогда не стал бы ими заниматься в Англии, потому что там их многие делают. Но в России я был первым. У меня было 26 рецептов, все пятизвездочные отели стали покупать у меня колбаски, я вышел на супермаркеты… Это был очень крутой бизнес, но он не пошел дальше, потому что на развитие банально не хватило денег.

– А как произошел поворот от колбасок к журналистике?

– У меня много друзей, которые из года в год повторяли, что я должен выступать, быть телеведущим или политиком, потому что я ужасно эмоционально на все реагирую. Я нетипичный англичанин и могу моментально заговорить с кем угодно, где угодно и о чем угодно. Я очень коммуникабельный, кайфую от общения.

Так вот, однажды мы с друзьями с телевидения чисто гипотетически рассуждали, какую программу я хотел бы делать. И я объединил в одно все, что люблю: путешествия по интересным местам, еда, вино, общение. Идею донесли до руководства НТВ. Я и так постоянно куда-то ездил, тусовался, а теперь все еще и снимаю, и мне за это платят. Фантастика!

Источники:

http://www.liveinternet.ru/community/3299606/post221450066
http://yarcenter.ru/articles/ethnicworld/dialog/dzhon-uorren-ya-netipichnyy-anglichanin-obozhayu-blinchiki-vinegret-i-govorit-po-russki-72878/
http://www.sb.by/articles/dzhon-uorren-ya-netipichnyy-anglichanin-kayfuyu-ot-obshcheniya.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector