3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Некрасов в окопах сталинграда fb2. Виктор некрасов — в окопах сталинграда

Книга: В окопах Сталинграда — Виктор Некрасов

Автор книги: Виктор Некрасов

Жанр: Классическая проза, Классика

Повесть В.П.Некрасова (1911–1987) – одно из лучших произведений о войне, впечатляющий рассказ о том, что ему довелось пережить на фронте. После поражения наших войск под Харьковом и отступления полк лейтенанта Керженцева оказывается в Сталинграде, где в сентябре-ноябре 1942 года происходят решающие события в битве за город. В сборник, кроме повести, написанной в 1946 году, вошли также рассказы «Сенька» и «Рядовой Лютиков».

Последнее впечатление о книге

  • TatyanaSibiryakova:
  • 10-06-2019, 07:22

Книга оставила смешанные ощущения. Написано интересно, язык живой, персонажи «выпуклые», многослойные, никаких картонных диалогов. Война — дело страшное. Но эта книга вроде бы и повествует об ужасах войны, однако, делает это как бы вскользь и настолько буднично, что создаётся впечатление, будто война — скорее дело непонятное и сумбурное, но нестрашное.

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги

Комментарии

  • Risha_books:
  • 30-05-2019, 22:17

Рутинная война. Переходы, поиск своей роты, желание, чтобы уже хоть куда-то взяли. Однообразные дни. А война словно фоном идет.. И словно ничего и не происходит.

  • MikhailMelnikov:
  • 22-11-2018, 22:26

Хорошая книга о войне. Она настолько хороша и честна, насколько вообще могла быть хороша и честна книга о войне, изданная в советском союзе. Мне понравилась, но вот буду ли советовать детям? Я вообще не уверен, что буду советовать детям много советских книг о войне.

  • SlavyTerentieff:
  • 14-06-2018, 13:45

Константин Симонов пишет о войне масштабно: сразу представляешь себе карту действия, командные пункты, перемещающиеся дивизии, лавину техники… Маршал военной прозы.

косолапый наш Иван, сморкающийся в пальцы и бреющийся раз в неделю, войну делает… Он, голубчик мой, только он…

Автобиографическая книга, изданная сразу по окончании войны, ставшая первой в военной прозе, задавшая тон и получившая Сталинскую премию. Книга, по которой в 1956 году сняли фильм «Солдаты», где одну из своих первых ролей сыграл Иннокентий Смоктуновский. …И книга и фильм позже были «изъяты из обращения» — из библиотек и кинофондов.

Однозначно – к прочтению. Чтобы не забывали «косолапого нашего Ивана», который выстоял на полоске в двести метров:

полоска в двести метров шириной. Подумать только — двести метров, каких-нибудь несчастных двести метров! Всю Белоруссию пройти, Украину, Донбасс, калмыцкие степи и не дойти двести метров… Хо-хо.

  • Oksana_and_her_books:
  • 4-06-2018, 19:19

Долго собиралась с мыслями, чтобы получить здесь хоть что-то удобоваримое. С книгами о войне вообще часто так. Сначала тебя настигают эмоции: злость, грусть, гордость, потом приходит глубинное осмысление, а потом кажется, что все слова уже излишни.

Первое, что хочется об этой книге: она правдивая. Здесь нет социалистических героев, нет лозунгов «За родину! За Сталина!», солдаты, идя в атаку, кричат «Ура!», но это для того, чтобы подбодрить себя, для того, чтоб было не так страшно умирать.

А умирать им, как ни крути, страшно. Ведь кто все эти люди? Это перспективные молодые люди с дипломом архитектора и званием лейтенанта, ведущие в атаку вчера ещё незнакомых им седобородых стариков и совсем юных мальчишек. Моряки, ещё недавно, ходившие вразвалочку по просоленному торговому порту. Простые работяги, всю жизнь проработавшие на заводе, а теперь вынужденные его взрывать. ⠀ Это просто люди, которых настигла война. У многих из них больше нет дома, нет семьи, но они защищают и будут защищать свою землю, будут не спать ночами, выполняя задания, а когда задания нет — просто от мысли, как бы прогнать захватчиков, как бы уничтожить и их, и следы их присутствия!

Попадаются в повести и менее достойные типы. Здесь есть место и дезертирам, и малодушным, и приспособленцам, думающим, что «к сентябрю немцы хотят всё кончить. Это очень грустно, но это почти факт», и потому готовящимся уже спасаться, бежать, откупаться. Есть и самодуры среди старших чинов, отменяющие приказы, не слушающие рациональных предложений младших по званию, трясущие пистолетом и грозящие трибуналом, посылающие людей на верную, а главное, ненужную смерть.

Вот потому я написала в самом начале, что книга правдива. Думаю поэтому же она через несколько лет после публикации и первых наград подверглась жестокой цензуре.

Но, как бы там ни было, ясно, что первых — храбрых, достойных — в нашей армии было гораздо больше, чем вторых. И именно благодаря им была выиграна и Сталинградская битва и вся война.

  • youkka:
  • 4-02-2018, 09:13
Читать еще:  Актриса фамилия заканчивается на ская. Польские фамилии мужские и женские

Автор – удивительный человек: архитектор, актёр, сапёр, писатель, эмигрант. И повести его такие же разноплановые.

«В окопах Сталинграда» — помимо правды о войне мне было также интересно прочитать немного о довоенном Сталинграде.

«Кира Георгиевна» — удивило, как понять женщину и её поступки, только ли это эгоизм? захотелось посмотреть наконец фильм «Многоточие».

«Маленькая печальная повесть» — немного покоробило местами, но тема сохранения дружбы, когда люди оказываются по разные стороны границы и океана, при этом по разным причинам и обстоятельствам, взяла своё.

  • AromaLounge:
  • 25-10-2017, 19:07

Книги о войне представляют для меня что-то особенное. А люди, кто описывает события, которым не было равных и которые чудом удаётся пережить, заставляют смотреть на сегодняшнее относительно спокойное время с благодарностью.

  • Horacio:
  • 14-10-2017, 19:45

Потрясающе простая и в то же время пугающая своей простотой вещь. Что вы знаете о советских военных инженерах, сражавшихся в 1941-1945 гг. на фронте под Сталинградом? Что это за люди? Какую роль они сыграли? Чем и как они жили? Короткими, простыми предложениями Некрасов выписывает солдат и офицеров, их образы, смерть их окружающую, ранения, мирную жизнь, мысли, дружбу, товарищество.

  • arctic_camomile:
  • 10-10-2017, 19:05

Великолепно! Я практически не читала книг о ВОВ, особенно таких, где описываются боевые действия, эта же книга произвела сильное, очень сильное впечатления. Какая-то она правдивая.

  • mariepoulain:
  • 12-05-2017, 19:53

В первый раз я встретилась с этой книгой в старшей школе — мы проходили ее по программе. Я всегда любила книги о Второй мировой и Великой Отечественной, а в то время как раз зачитывалась Ремарком.

На этот раз я подходила к чтению в полной уверенности, что проникнусь, впечатлюсь и оценю по достоинству творчество автора. Мне казалось, что в школе мне просто не хватало опыта, мудрости, чтобы прочувствовать и понять это произведение. Что же в итоге? С сожалением вынуждена констатировать, что книга так и не захватила. Я листала страницы в постоянном ожидании, что вот сейчас она меня чем-то поразит, что-то всколыхнет, вонзится пулей в самое сердце, но этого — увы! — так и не случилось. История в целом мало запомнилась.

Может быть, у Виктора Некрасова была иная цель. Ему отлично удалось показать прифронтовую сумятицу и хаос войны, всю ее бессмысленность и беспощадность. Он дал по-настоящему мастерские описания людей и характеров. Его повесть стала одной из первых художественных книг о войне, написанных непосредственными ее участниками, открыла целое литературное направление под название «лейтенантская проза» и была высоко оценена такими писателями, как Шаламов, Платонов, Гранин, Быков.

Наверное, эта книга написана для мужчин. Мне же, чисто по-женски, хотелось какой-нибудь утраченной и вновь обретенной любви, каких-нибудь нечеловеческих, но героически преодоленных лишений. В общем, чего-то такого, чтобы на разрыв, ведь этого вполне можно было ожидать от подобной книги. Но повествование Некрасова, как мне показалось, очень ровное, почти сухое. На войне неизбежны потери и горести, но герой не упивается своими страданиями — в окопах Сталинграда ему попросту некогда, и это понятно.

Конечно, тот факт, что меня не очень затронула книга, не означает, что я не преклоняюсь перед героизмом советских воинов, которые отчаянно бились за каждую улицу, каждый дом — ни шагу назад! «В окопах Сталинграда» — это все-таки обязательное чтение, практически автобиографический материал и памятник тому страшному времени. Кроме того, повесть Некрасова сподвигла меня посмотреть документальный фильм об обороне Сталинграда, и вот тут я прониклась полностью. Не проходите мимо, не откладывайте, не опускайте глаза.

В окопах Сталинграда

Скачать книгу в формате:

Аннотация

В книгу известного писателя, фронтовика, Виктора Платоновича Некрасова (1911-1987) вошли одна из правдивейших повестей о Великой Отечественной войне «В окопах Сталинграда», получившая в 1947 г. Сталинскую премию, а затем внесенная в «черные списки», изъятая из библиотек и ставшая библиографической редкостью.

Отзывы

Популярные книги

  • 62060
  • 4
  • 2

Когда-то мы были друзьями, но теперь цель его жизни – разрушить мою. Я стала объектом сплетен, и.

Агрессор

  • 47960
  • 3
  • 12

Наталья Щерба ЧАСОВАЯ БИТВА Спасибо Еве, Татьяне и Павлу — моим первым читателям, поверившим в.

Часовая битва

  • 71732
  • 12

Максим Батырев 45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя © М. Батырев, 2014 © Из.

45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя

  • 76796
  • 16
  • 10

Уличный кот по имени Боб Джеймс Боуэн www.hodder.co.uk First published in Great Britain in 2012 .

Уличный кот по имени Боб

  • 37773
  • 2
  • 3

В дивном новом мире женщины не имеют права владеть собственностью, работать, любить, читать и писат.

Рассказ Служанки

  • 76597
  • 15
  • 19

Джордж Оруэлл 1984 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 Был яркий холодный апрельский день, часы били тринадцат.

1984 (новый перевод)

Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть — очень интересные. К какому разряду отнести «В окопах Сталинграда» Некрасов Виктор Платонович решать Вам! Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом — во всю даль и ширь души. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Умеренное уделение внимания мелочам, создало довольно четкую картину, но и не лишило читателя места для его личного воображения. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Приятно окунуться в «золотое время», где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами. «В окопах Сталинграда» Некрасов Виктор Платонович читать бесплатно онлайн увлекательно, порой напоминает нам нашу жизнь, видишь самого себя в ней, и уже смотришь на читаемое словно на пособие.

Читать еще:  Финалисты высшей лиги квн. История квн-правила конкурсы лиги чемпионы

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Новинки

Приглашаю вас окунуться в увлекательное искусство – кулинарную магию. В этой книге для примера 4 .

Кулинарная магия. Приглашение

Приглашаю вас окунуться в увлекательное искусство – кулинарную магию. В этой книге для примера 4 .

Виктор Некрасов — В окопах Сталинграда

Описание книги «В окопах Сталинграда»

Описание и краткое содержание «В окопах Сталинграда» читать бесплатно онлайн.

В книгу известного писателя, фронтовика, Виктора Платоновича Некрасова (1911–1987) вошли одна из правдивейших повестей о Великой Отечественной войне «В окопах Сталинграда», получившая в 1947 г. Сталинскую премию, а затем внесенная в «черные списки», изъятая из библиотек и ставшая библиографической редкостью.

Приказ об отступлении приходит совершенно неожиданно. Только вчера из штаба дивизии прислали развернутый план оборонительных работ — вторые рубежи, ремонт дорог, мостики. Затребовали у меня трех саперов для оборудования дивизионного клуба. Утром звонили из штаба дивизии приготовиться к встрече фронтового ансамбля песни и пляски. Что может быть спокойнее? Мы с Игорем специально даже побрились, постриглись, вымыли головы, заодно постирали трусы и майки и в ожидании, когда они просохнут, лежали на берегу полувысохшей речушки и наблюдали за моими саперами, мастерившими плотики для разведчиков.

Лежали, курили, били друг у друга на спинах жирных, медлительных оводов и смотрели, как мой помкомвзвода, сверкая белым задом и черными пятками, кувыркается в воде, пробуя устойчивость плотика.

Тут-то и является связной штаба Лазаренко. Я еще издали замечаю его. Придерживая рукой хлопающую по спине винтовку, он рысцой бежит через огороды, и по этой рыси я сразу понимаю, что не концертом сейчас пахнет. Опять, должно быть, какой-нибудь поверяющий из армии или фронта… Опять тащись на передовую, показывай оборону, выслушивай замечания. Пропала ночь. И за все инженер отдувайся.

Хуже нет — лежать в обороне. Каждую ночь поверяющий. И у каждого свой вкус. Это уж обязательно. Тому окопы слишком узки, раненых трудно выносить и пулеметы таскать. Тому — слишком широки, осколком заденет. Третьему брустверы низки: надо ноль сорок, а у вас, видите, и двадцати нет. Четвертый приказывает совсем их срыть — демаскируют, мол. Вот и угоди им всем. А дивизионный инженер и бровью не поводит. За две недели один раз только был, и то галопом по передовой пробежал, ни черта толком не сказал. А я каждый раз заново начинай и выслушивай — руки по швам — нотации командира полка: «Когда же вы, уважаемый товарищ инженер, научитесь по-человечески окопы рыть. »

Лазаренко перепрыгивает через забор.

— Начальник штаба до себя кличуть, — сияет он белозубым ртом, вытирая пилоткой взмокший лоб.

— I вас, i начхiма. Щоб чрез пять минут були, сказав. Нет, значит, не поверяющий.

— А в чем дело, не знаешь?

— А бiс його знае. — Лазаренко пожимает пропотевшими плечами. — Хiба зрозумiеш… Всiх связних розiгнали. Капiтан як раз спати лягли, а тут офiцер связi…

Приходится натягивать на себя мокрые еще трусы и майку и идти в штаб. Командиров взводов тоже вызывают.

Максимова — начальника штаба — нет. Он у командира полка. У штабной землянки командиры спецподразделений, штабники. Из комбатов только Сергиенко — командир третьего батальона. Никто ничего толком не знает. Офицер связи, долговязый лейтенант Зверев, возится с седлом. Сопит, чертыхается, никак не может затянуть подпругу.

— Штадив грузится. Вот и все…

Больше он ничего не знает.

Сергиенко лежит на животе, стругает какую-то щепочку, как всегда, ворчит:

— Только дезокамеру наладили, а тут срывайся, к дьяволу. Жизнь солдатская, будь она проклята! Скребутся бойцы до крови. Никак не выведешь…

Белобрысый, с водянистыми глазами Самусев — командир ПТР[1] презрительно улыбается:

— Что дезокамера… У меня половина людей с такими вот спинами лежит. После прививки. Чуть не по стакану всадили чего-то. Кряхтят, охают…

— А может, на переформировку, а?

Читать еще:  Теория далласа. Доктрина алена далласа — план разделения и уничтожения россии

— Ага… — криво улыбается Гоглидзе, разведчик. — Позавчера Севастополь сдали, а он формироваться собрался… Ждут тебя в Ташкенте не дождутся.

Никто ничего не отвечает. На севере все грохочет. Над горизонтом далеко-далеко, прерывисто урча, все туда же, на север, медленно плывут немецкие бомбардировщики.

— На Валуйки прут, сволочи. — Самусев в сердцах сплевывает. — Шестнадцать штук…

— Накрылись, говорят, уже Валуйки, — заявляет Гоглидзе: он всегда все знает.

— Кто это — «говорят».

— В восемьсот пятьдесят втором вчера слышал.

— Много они знают…

— Много или мало, а говорят…

Самусев вздыхает и переворачивается на спину.

— А в общем, зря землянку ты себе рыл, разведчик. Фрицу на память оставишь.

— Верная примета. Точно. Как вырою, так, значит, в поход. Третий уже раз рою, и ни разу переночевать даже не удавалось.

Из майоровой землянки вылезает Максимов. Прямыми, точно на параде, шагами подходит к нам. По этой походке его можно узнать за километр. Он явно не в духе. У Игоря, оказывается, расстегнуты гимнастерка и карман. У Гоглидзе не хватает одного кубика. Сколько раз нужно об этом напоминать! Спрашивает, кого не хватает. Нет двух комбатов и начальника связи — вызвали еще вчера в штадив.

Ничего больше не говорит, садится на край траншеи. Подтянутый, сухой, как всегда застегнутый на все пуговицы. Попыхивает трубкой с головой Мефистофеля. На нас не смотрит.

С его приходом все умолкают. Чтобы не казаться праздным — инстинктивное желание в присутствии начальника штаба выглядеть занятым, — копошатся в планшетках, что-то ищут в карманах.

Над горизонтом проплывает вторая партия немецких бомбардировщиков.

Приходят комбаты: коренастый, похожий на породистого бульдога, немолодой уже Каппель — комбат-два, и лихой, с золотым чубом и в залихватски сдвинутой на левую бровь пилотке командир первого батальона Ширяев. В полку у нас его называют Кузьма Крючков.

Оба козыряют: Каппель по-граждански — полусогнутой ладонью вперед, Ширяев с особым кадрово-фронтовым фасоном — разворачивая пальцы кулака у самой пилотки с последними словами доклада.

Максимов встает. Мы тоже.

— Карты у всех есть? — Голос у него резкий, неприятный. Трубка погасла. Но он продолжает машинально посасывать. — Попрошу вынуть.

Мы вынимаем. Максимов разворачивает свою мягкую, замусоленную пальцами пятиверстку. Жирная красная линия ползет через всю карту слева направо, с запада на восток.

Записываем. Маршрут большой — километров на сто. Конечный пункт Ново-Беленькая. Там должны сосредоточиться через шестьдесят часов, то есть через двое с половиной суток.

Максимов выбивает о каблук трубку, ковыряет в ней веточкой, опять набивает табаком.

Никто не отвечает.

— По-моему, ясна. Выступаем в двадцать три ноль-ноль. Первый переход тридцать шесть километров. Дневка в Верхней Дуванке. Идти будем походной колонной. С дозорами и охранением, конечно. Порядок движения узнаете через десять минут у Корсакова. Он сейчас составляет.

Слова у Максимова отточены. В каждом слове звучит каждая буква. Он был бы неплохим диктором.

— Первый батальон останется на месте. Понятно? Будет прикрывать. Предупреждаю — поднять надо все. И чтоб никаких отстающих. Переход большой. Просмотрите обувь, портянки…

Тонкими пальцами придерживая трубку, он выпускает короткие, энергичные струйки дыма. Прищурившись, смотрит на Ширяева.

— У тебя что есть, комбат?

Ширяев встает, одергивает гимнастерку.

— Активных штыков двадцать семь. А всего с ездовыми и больными человек сорок пять.

— Два «максима». «Дегтярева» — три. Минометов восьмидесяти двух — три.

— Ни одной. И патронов не очень. По две ленты на станковый и дисков по пять-шесть на ручной.

Ширяев говорит спокойно, не торопясь. Чувствуется, что он волнуется, но старается не показать волнения. На него приятно смотреть. Подтянутый ремень. Плечи развернуты. Крепкие икры. Руки по швам, слегка сжаты в кулаки. Из-за расстегнутого воротника выглядывает голубой треугольник майки. Странно, что Максимов не делает ему замечания.

— Та-ак… — Старательно сложив, Максимов прячет карту в планшетку. Ясно… С тобой останется Керженцев, инженер. Понятно? Продержитесь два дня. Восьмого с наступлением темноты начнете отход.

— По тому же маршруту? — сдержанно спрашивает Ширяев. Он не сводит глаз с Максимова.

— По тому же. Если нас не застанете… Ну, сам знаешь, что тогда… Все…

Ширяев понимающе наклоняет голову. Все молчат. Кто-то, кажется Каппель, прерывисто вздыхает.

— Я сказал все! — круто поворачивается в его сторону Максимов. — По местам!

— Людей сейчас снимать? — тихо спрашивает близорукий, похожий на ученого комбат-три.

Лицо Максимова сразу из бледного становится красным.

— Вы на фронте или где? Хотите, чтобы всех людей перебило? Нужно же в конце концов голову иметь на плечах…

Все встают, отряхивая песок и траву.

— А вы ко мне зайдите. — Это относится ко мне и Ширяеву.

В блиндаже тесно и сыро, пахнет землей. На столе лежат схемы нашей обороны — моя работа. Все утро я их делал, торопился с отправкой в штадив. Срок был к двадцати ноль-ноль.

Источники:

http://iknigi.net/avtor-viktor-nekrasov/42706-v-okopah-stalingrada-viktor-nekrasov.html
http://readli.net/v-okopah-stalingrada/
http://www.libfox.ru/282429-viktor-nekrasov-v-okopah-stalingrada.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×