1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Переводная литература XVII века. Переводная литература киевского периода

Переводная литература XVII века. Переводная литература киевского периода

В XVII в. усиливаются экономические и культурные связи Русского государства с Западной Европой. Большую роль в этом сыграло воссоединение Украины с Россией в 1654 г. Основанная в 1631 г. Петром Могилой Киево-Могилянская академия становится настоящей кузницей культурных кадров. Воспитанниками академии был создан ряд школ в Москве.

«ВЕЛИКОЕ ЗЕРЦАЛО». Русский читатель знакомится со сборником религиозно-дидактических и нравоучительно-бытовых повестей «Великое зерцало», переведенным с польского оригинала в 1677 г. В сборнике использована апокрифическая и житийная литература, которая иллюстрировала те или иные положения христианской догматики. Большое место в сборнике отводилось прославлению богоматери.

В составе «Великого зерцала» входят также чисто светские повестушки, обличающие женское упрямство, женскую злобу, разоблачающие невежество, лицемерие. Таков, например, известный анекдот о споре мужа с женой по поводу того, покошено поле или пострижено.

Наличие занимательного повествовательного материала в сборнике способствовало его популярности, а ряд его сюжетов перешел в фольклор.

«РИМСКИЕ ДЕЯНИЯ». В 1681 г. в Белоруссии с польского печатного издания был переведен сборник «Римские деяния». Русский сборник содержит 39 произведений об исторических лицах, связанных с Римом. В жанровом отношении повести не были однородны: в них сочетались мотивы приключенческой повести, волшебной сказки, шутливого анекдота и дидактического рассказа. Повествовательному материалу обычно давалось аллегорическое моралистическое толкование. Некоторые повести выступали в защиту средневековой аскетической морали, но большинство рассказов прославляло радости жизни.

Так, в одном произведении сочетались мотивы, близкие оригинальной бытовой повести и христианской дидактике.

«ФАЦЕЦИИ» Во второй половине XVII в. на русский язык переводится сборник «Апофегматы», где собраны изречения философов и поучительные рассказы из их жизни. В 1680 г. с польского языка на русский были переведены «Фацеции», восходящие к сборнику Поджо Браччолини. С тонким юмором рассказываются здесь смешные анекдотические случаи из повседневной жизни людей. «Фацеции» привлекали читателя занимательностью, блеском остроумия.

«ИСТОРИЯ СЕМИ МУДРЕЦОВ». Большой популярностью пользовалась история «история семи мудрецов», ставшая известной русскому читателю через белорусский перевод и восходящая к древнеиндийскому сюжету. Повесть включала пятнадцать небольших новелл, объединенных единой сюжетной рамкой. Все эти новеллы чисто бытового содержания.

«ПОВЕСТЬ О ЕРУСЛАНЕ ЛАЗАРЕВИЧЕ». К переводным повестям примыкает «Повесть о Еруслане Лазаревиче». Она возникла в казачьей среде на основе восточного сюжета, восходящего к поэме великого таджико-персидского поэта Фирдоуси «Шах-Намэ». Герой поэмы Рустем в русской переработке превратился в удалого богатыря Уруслана, а затем Еруслана. Уруслан обладает гиперболической богатырской силой. Он проявляет доблесть и мужество, в бою не знает устали и постоянно одерживает победы. Уруслан бескорыстен, благороден и незлопамятлив. Ему чужды хитрость, обман, коварство. Свои подвиги он совершает во имя правды, чести и справедливости, но его подвигами также руководит стремление найти совершенную в мире женскую красоту.

Герой был близок и понятен русскому читателю, видевшему в нем отражение своего идеала человека.

Усиление культурных связей России с Западом отражается и в повестях русских послов.

Итак, вследствие изменений, происшедших в жизни, быте и сознании людей, меняется характер переводной литературы. Переводятся произведения преимущественно светского содержания. Однако переводчики по-прежнему не ставят своей целью передать с максимальной точностью оригинал, а приспосабливают его к вкусам и потребностям своего времени, наполняя подчас чисто русским содержанием, используя достижения и открытия в изображении человеческого характера, сделанные оригинальной литературой. Герои переводных повестей изображаются многогранно, их поступки органически вытекают из свойств и качеств характера. Исключительные обстоятельства, в которых они действуют, служат средством заострения положительных сторон их натуры.[9]

Новогреческая литература
Формирование Н.-Г. л. тесно связано с освободительным национальным движением в Греции, стремившимся с конца XVIII в. к уничтожению турецкого господства. Господствующая в Греции XVIII в. торговая буржуазия строила свою культуру на обломках .

Тургенев.
Иван Сергеевич Тургенев (1818—1883) начал свою литературную деятельность в 40-е годы, когда в русской общественной жизни еще окончательно не размежевались либеральная и демократическая тенденции. Он испытал на себе благотворное влияние ид .

Читать еще:  Рождественские ангелочки схема рисунка красивые. Ангелы к рождеству из бумаги

Шекспировские традиции в создании образов
Создание характера – не самоцель поэзии, а средство раскрытия жизненных идей. Главное, во имя чего создается произведение искусства,- тот жизненный идеал, который оно утверждает, которым потрясает людей, приводя их к нравственному очищен .

История Литературы 1 сем / русская литература / Переводная литература киевской Руси

Переводная литература киевской Руси (церковно-историческая, «естественно-научная», патристическая; патерики, жития)

В Киеве интенсивная переводческая деятельность достигает своего расцвета в 30—40-е годы XI в.

Отбор произведений, подлежащих переводу, определялся потребностями верхов феодального общества. Задачи упрочения христианской морали, новой религии стояли на первом плане, и это обусловило преобладание церковной переводной литературы над светской. Однако русские переводчики не прошли мимо светской повести, которая по характеру своего идейно-художественного содержания соответствовала духу времени. Древнерусские книжники перевели с греческого языка ряд воинских, исторических и дидактических повестей, способствовавших упрочению того светского идеала, который пропагандировала оригинальная литература. Переводчики не ставили своей целью точную передачу оригинала, а стремились максимально приблизить его к запросам времени и среды. Поэтому переводимые произведения подвергались редакционной правке.

Переводная церк.-ист. литра: византийские хроники, «естественнонаучные» энциклопедии, сочинения отцов церкви.

Хроники излагали всемирную историю в основном еврейскую и византийскую от сотворения мира и трактовали её с точки зрения церковно-религиозной.. Наиболее значительны Хроники Иоанна Малалы Антиохийского (VI в.) и Георгия Амартола (грешника) (IX в.).

Наибольшей популярностью пользовалась на Руси Хроника Георгия Амартола, до 864 г. и пополненная материалом Хроники Симеона Логофета, до 948-м года — смерти византийск. императора Романа I. Хроника Амартола заключала в себе большое количество фактов, относящихся к византийской церковной жизни и к монастырской истории; она сообщала сведения о еретических движениях, о чудесных «знамениях» и вобрала в себя немало поучительных анекдотических рассказов. Фактические данные хроник использованы были русской повествовательной литературой.

Историко-лит. значение имели средневековые «естественнонаучные» энциклопедии, «Шестодневы» и «Физиологи». «Шестодневы» — изложение шести дней творения на основе средневекового знания. Это воззрения старого книжника на природу, особенно на растительный и животный мир, обильно наделенные элементами поэтической фантастики.

«Физиологи». ( II-III вв. н. э. ) сведения преимущественно о животных, действительных и воображаемых, и о фантастических камнях и деревьях.

Орёл живёт сто лет, и отрастает конец клюва его, и слепнут очи его, так что он не видит и не может ловить. Тогда он взлетает на высоту, свергается на камень, и отламывается конец клюва его. Потом он купается в золотом озере, садится прямо против солнца, и, когда согреется, спадает с него чешуя, и он вновь становится птенцом.

О фениксе: феникс красивее всех птиц; венец носит на голове и обувь на ногах, как царь; Лежит он 500 лет на кедрах ливанских без пищи, питается тем же святым духом и 500 лет наполняет крылья свои благоуханием. И звонит в колокол, и идёт птица, и входит в церковь. Иерей с птицей садится на ступенях алтаря, и птица обращается в пепел. На утро становится молодым птенцом, а через два дня птенец становится «совершенной» птицей, какой прежде был. Таких рассказов около пятидесяти

К числу переведённых с греческого памятников относится «Христианская топография» Козьмы Индикоплова XV в. Содержит много легендарно-апокрифические элементы в объяснениях устройства Вселенной. ‘. Козьма Индикоплов, т. е. плаватель в Индию, живший в VI в. н. э. в Александрии, будучи купцом, совершил несколько путешествий на Восток. По его мнению, земля — не шар, а возвышенная плоскость, продолговатая, четвероугольная, покрытая небесным сводом и похожая формой на Ноев ковчег и скинию Завета. Стоя на твёрдом основании, она со всех сторон окружена океаном, по краям которого возвышается стена, четырьмя своими углами прикреплённая к небу. Солнце, луна и звёзды заходят за высокую гору, стоящую на севере. Движениями светил управляют ангелы, которым это дело поручено в четвёртый день творения мира. Русские рукописи «Топографии» Козьмы Индикоплова, точно так же как и греческие, снабжены большим количеством иллюстраций.

Патристическая литература — сочинения отцов церкви Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Василия Великого, Григория Богослова. Ефрем Сирин (автор сборника «Паренесис»), имел незаурядное поэтическое дарование. Поэзия Ефрема Сирина очень мрачна и насквозь проникнута духом аскетизма.

Краткие поучительные изречения, афоризмы, выбранные из «священного писания», патристической литературы и даже античных светских писателей составили «Пчелу», особый сборник, XII в. Материал «Пчелы» поделён на слова: «о добродетели и о злобе», «о мудрости», «о чистоте и о целомудрии», «о мужьстве и о крепости» и т. д. Изречения приводятся в порядке их авторитетности — из Евангелия, Апостола, из Библии (Соломон, Сирах и т. д.), из отцов церкви, из произведений античных писателей и философов (Плутарх, Диоген, Сократ, Пифагор, Менандр, Аристотель, Эпикур и др.)- Помещаются в «Пчеле» иногда и моралистические выкладки басенного характера,

Читать еще:  Екатерина гришина взвешенные люди 3. Официальные инстаграмы взвешенные люди

Древнерусские авторы в своих сочинениях обильно пользовались материалом «Пчелы», приводя афоризмы и изречения, в ней помещённые. В ряде случаев позднее «Пчела» пополнялась изречениями и пословицами, заимствованными из оригинальных произведений древней русской литературы (например, из «Моления Даниила Заточника»), а также устными пословицами, а отдельные изречения из неё сами переходили в пословицы.

Переводная литература XVII века

Для русской литературы переходного периода показательно усиление европеизации и переориентация с традиций православной греческой культуры на духовное наследие латинского католического мира. В корпусе переводной литературы растет удельный вес беллетристики, предназначенной для индивидуального чтения. Особое пристрастие к подобному роду литературной продукции испытывал читатель из демократической среды, которого увлекали любовные похождения героев, радовали жизненный успех обыкновенного человека и наказание, ожидавшее неправедных судей и жестоких правителей.

Упрочение культурных связей с Европой привело к обогащению русской литературы жанрами рыцарского романа, новеллы, фацеции. Их освоение шло в основном через переводы «народных книжек» – развлекательного массового чтения, где главным были не возвышенная любовь рыцаря к прекрасной даме и не героический характер, а приключенческий сюжет. «Удивления достойные» повести о Бовс-королевиче и Еруслане Лазаревиче стали популярны на Руси в первой половине XVII в., а к концу столетия в литературном обиходе находилось уже около десятка подобных переводных романов, которые быстро «обрусели» и сблизились с волшебной и богатырской сказкой. В них появились элементы фольклорной поэтики, герои стали жить в златоверхих теремах и соблюдать православные обычаи, их поединки с противником обрели былинный размах и обрядность. Возникнув на сказочной основе, переводный рыцарский роман в конце концов вернулся в фольклор.

«Повесть о Бове-королевиче»

Сюжет этого литературного памятника восходит к французскому рыцарскому роману времен крестовых походов, в котором рассказывалось о подвигах Бово д’Антона. С XIII в. произведение получило распространение по всей Европе, в середине XVI в. его итальянская версия была переведена на сербохорватский язык и в белорусском пересказе попала на Русь, где к началу XVII в. прочно и надолго вошла в литературный репертуар. Число выявленных учеными списков произведения приближается к 100; кроме того, известно более 200 лубочных изданий «Повести», которая стала достоянием и русского фольклора.

«Храбрый витезь Бова-королевичь» – сын царя Бидона, за которого его мать Милитрису выдали насильно. Чтобы соединиться с любимым ею Дадоном, женщина решает погубить мужа и сына. Отправив Бидона на охоту за диким вепрем, Милитриса открывает городские ворота Дадону и его войску. Это заставляет Бову, «дѣтище младо и несмышленно», укрыться от грядущей расправы на конюшне, а затем со своим дядькой бежать в город Сумин. «Загонщики» Милитрисы догнали беглецов и захватили Бову, который в силу малолетства еще плохо держался в седле. После того как Дадону приснился вещий сон («кабы ездить Бова-королевичь на добромъ конѣ, в руце держитъ копие и прободает королю Дадону утробу и сердце»), герою грозит «злая смерть»: по приказу Милитрисы он заключен в темницу, где закрыт железом, засыпан песком и на пять суток оставлен без пищи и воды. Мать пыталась отравить сына хлебцами из пшеничной муки «на змеином сале», но «добрая девка» спасла узника от смерти и помогла ему бежать, и пошел Бова «куды очи несутъ».

Выдав себя за сына пономаря и убогой женщины, что «платья мыла, тѣм свою голову кормила», Бова на корабле достигает границ Армейского царства, где его выкупает из рабства у гостей-корабельников царь. В Бову влюбляется дочь царя Дружневна, для которой венок, сплетенный отроком из полевых цветов, «паче златаго и жемчюжнаго». За любимую девушку Бова сражается с войском Маркобруна, убивает богатыря Лукопера. Затем герой попадает в плен к царю Салтану, где испытывается его твердость в вере и преданность в любви к Дружнсвнс. «Хоть мнѣ повѣшену быть или на колѣ посажену быть, а не вѣрую яз вашея латынские вѣры», – отвечает Бова дочери Салтана, прекрасной Минчитрии, и отказывается от женитьбы на ней. Бежав из плена, Бова похитил Дружневну накануне ее свадьбы с Маркобруном, проникнув во дворец под видом нищего старца. С помощью «белого зелья» он снова стал молодым и прекрасным, подружился с Полканом и, пережив еще не одно приключение, вместе с возлюбленной вернулся на родину.

Читать еще:  Красивые карандашные рисунки. Как научиться рисовать карандашом для начинающих

Бова поражает окружающих своим «лѣпообразием», богатырской силой и зычным голосом, от которого «на море волны востали и корабль потресеся». Не имея меча, он одной метлой побил рать Маркобруна в 15 тыс. человек. Необычен сон богатыря, который может длиться то пять, то девять суток. Вместе с тем герой скромен и добродетелен, до свадьбы с Дружневной он старательно избегает тайных свиданий и любовных игр. Только жену Бова может держать за «белы руки» и целовать в «сахарные уста». Героем движет жажда подвига, а также рыцарская верность королю и своей прекрасной даме. Славный витязь платит добром за добро, выпуская из темницы девушку, которая когда-то спасла ему жизнь, и жестоко карает врагов: Бова повелел заживо погрести свою мать-злодейку, перед этим поднеся ей на блюде отрубленную голову Дадона.

Древнерусского читателя не могли оставить равнодушным приключения героя, который не раз выходил «на дѣло ратное и смертное», рисковал жизнью на поединках с Лукопером и Полканом, испытал тяжесть тюремного заключения и унизительность плена, оплакал утрату семьи, чтобы потом вновь обрести ее и в конце произведения зажить мирно в своей вотчине с «Дружневною да и з детми своими, лиха избывать, а добра наживать».

В «Повести о Бове-королевиче» присутствуют черты, характерные для рыцарского быта: герои трубят в рога перед битвами, поднимают и опускают мосты, ведущие в города-крепости. Несмотря на то, что в произведении много экзотического для русского читателя (Бидон отправляется на охоту «в чисто поле» с копьем и на осле, а Полкан погибает, растерзанный в лесу львами), в ней легко можно обнаружить приметы русского народного обихода (Дружневна бегает по воду со «сребряным рукомойцем», а Милитриса месит хлеб; слуги бьют челом господину, а Бова раздает сорокоусты по убитой матери).

В результате фолъклоризации текста у «Повести» появился типично сказочный зачин: «Нѣ в коемъ было царствѣ, в великомъ государствѣ, в славномъ граде во Антонѣ жил былъ славный король Бидонъ». Былинного врага – «Идолище поганое» – напоминал Лукопер, у которого голова «аки пивной котелъ, а промеж очми добра мужа пядь, а промеж ушми калена стрела ляжетъ, а промеж плечми мѣрная сажень». Традиционной является в произведении символика образов и чисел: одолеть врага герою помогают меч-кладенец и богатырский конь, который стоял за 12 дверями на 12 цепях и был по колени вкопан в землю. После битвы с Лукопером конь Бовы три дня и три ночи скакал по трупам человеческим, утопая в крови. Полны песенного лиризма обращения Милитрисы к отцу: «. государь мой батюшка, не давай меня за короля Бидона, дай меня за короля Дадона. Тотъ король Дадонъ будет нашему граду здержатель и ото всѣхъ странъ сберегатель».

Русификация переводного текста сказалась в его сближении со стилем воинской повести: когда Август с войском «пришел под градъ по Антон», то «животину отгнал и посады обжегъ»; а «король Дадонъ стоялъ под градом Суминым 6 мѣсецовъ и не могъ взять града Сумина». Как житийный герой, Бова перед казнью прослезился и обратился к небесным заступникам: «Милостивый Спасъ и Пречистая Богородица! Что моя вина, что моя неправда, за что яз погибаю?» – после чего «взложи Богъ Бовѣ на разум», что он «силный богатырь» и может сам победить врагов и избежать смерти. С течением времени сочинение о приключениях Бовы-королевича утрачивало свой первоначальный облик переводного рыцарского романа, превращаясь в русскую сказочную повесть, а ее герой обретал все больше черт православного витязя, что в немалой степени способствовало вхождению произведения в круг народного чтения. И в XVIII в. многие русские читатели могли определить свои литературные пристрастия, подобно державинскому вельможе из оды «Фелица»:

Источники:

http://www.litocean.ru/liocs-580-1.html
http://studfile.net/preview/2683237/
http://studme.org/55435/literatura/perevodnaya_literatura_xvii_veka

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector