1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему у русских такие фамилии. Влияние христианства на имянаречение

Когда у русских появились отчества

Русское имя – это сложная формула, в истории которой далеко не все однозначно. Как давали имена на Руси, что такое феномен «полуимени», и какими были настоящие имена русских царей? Будем разбираться.

Прозвищные имена

Традиция давать имена на Руси сложилась еще в дохристианские времена. Любое слово, связанное с обычаем, привычками, внешним видом, окружающей средой, могло «прилипнуть» к человеку и стать его именем. Таких имен-прозвищ насчитывалось несколько тысяч, однако в широком употреблении было не более ста. Условно, их можно поделить на десяток групп.

Вот некоторые из них. Числовые имена – Первой, Вторак, Третьяк. Связанные с внешними признаками – Чернява, Беляк, Малюта. С чертами характера – Молчан, Смеяна, Истома. С живой природой – Бык, Щука, Дуб. Или с ремеслом – Ложка, Кузнец, Шуба. Впрочем, с возрастом, такие имена могли заменяться на другие – более подходящие человеку.

Как особую категорию прозвищных имен стоит выделить защитные имена. Во избежание пагубного влияния злых духов или других людей человеку часто давали второе имя, которое знали все – Некрас, Злоба, Крив. Такое неказистое имя по поверью и защищало его носителя от сглаза или порчи.

После появления на Руси христианских имен прозвища не исчезли, а стали дополнением к основному имени. Они использовались как в среде низкого сословия, так и у родовитых людей. В качестве примера можно назвать Александра Невского, Симеона Полоцкого или Ивана Калиту.
Прозвищные имена в России имели хождение вплоть до XVIII столетия, пока не были полностью запрещены Петром I. Впрочем, с XV столетия активно набирал обороты другой процесс, при котором прозвищные имена стали преобразовываться в фамилии.

Прямое имя

В XIV- XVI столетиях в России при рождении было принято давать прямые имена в честь святого, чья память отмечалась в этот день. В отличие от публичного христианского имени, прямое имя обычно употреблялось в узком кругу близких и родных людей. Так, Василий III носил прямое имя Гавриил, а его сын Иван Грозный – Тит.

могли быть полными тезками – носить одинаковые публичное и прямое имя. Например, старший и младший сыновья Ивана Грозного публично именовались Дмитриями, а в тесном кругу – Уарами.

Традиция прямого имени берет начало в ранней родословной Рюриковичей, когда Великие князья носили одновременно языческое и христианское имя: Ярослав-Георгий (Мудрый) или Владимир-Василий (Мономах).

Имена у Рюриковичей

В династии Рюриковичей было две категории имен: славянские двухосновные – Ярополк, Святослав, Остромир и скандинавские – Ольга, Глеб, Игорь. За именами закреплялся высокий статус, а поэтому принадлежать они могли исключительно великокняжеской особе. Только в XIV веке такие имена входят в общее употребление.

Интересно, что родовое имя не могло оставаться свободным: если умирал дед, его именем называли новорожденного внука, однако появление одновременно живущих братьев-тезок в домонгольский период не допускалось.
Позднее после канонизации Русской Православной Церковью носителей как славянских, так и скандинавских имен такие имена стали считаться христианскими, например, Владимир или Глеб.

Христианизация имен

По мере укрепления на Руси христианства постепенно славянские имена уходили в прошлое. Существовали даже специальные списки запрещенных имен, в которых особый запрет накладывался на те, которые были связаны с языческим вероисповеданием, например, Ярило или Лада.

От династических предпочтений в пользу христианских имен пришлось постепенно отказываться и Рюриковичам. Уже Владимиру Святославовичу при крещении было дано имя Василий, а княгине Ольге – Елена. Интересно, что сыновья Владимира Борис и Глеб, чьи имена в последствие канонизировались, в крещении были названы соответственно Романом и Давидом.

С распространением в России книгопечатания большое значение стало придаваться написанию имен. Искаженное написание имени могло повлечь за собой обвинение в бесчестии. Однако царским указом от 1675 года было разъяснено, что ошибки в правописании имен по незнанию «природы тех народов, в которых кто родился», не являются преступлением, а потому «судов в том не давать и не разыскивать».

Полуимена

Официальное использование полуимен в уменьшительно-уничижительном тоне было распространено в России с XVI по XVIII века. Часто так именовали государственных преступников – Стенька Разин или Емелька Пугачев. Также обязательным было употребление полуимени при обращении в вышестоящие инстанции. Так, к примеру, Григорий должен был называть себя «Гришкой, царским холопом». Известно, что во время «политического маскарада» – отречения Ивана Грозного от престола – «бывший» царь предстал как «Иванец Васильев».

Имена у Романовых

В период царствования династии Романовых наблюдаются довольно большие хронологические расхождения между днем рождения и тезоименинством – вплоть до двух месяцев. Это связано с тщательным подбором имени святого, что обуславливалось генеалогическими и династическими предпочтениями.

При самом «имянаречении» Романовы в первую очередь руководствовались обычаями своих предков. С этим связан, например, запрет на имена Петра и Павла после убийства Петра III и Павла I. Совершенно естественным было давать имена в честь старших родственников. Следуя этому правилу, Николай I назвал своих четверых сыновей теми же именами и в том же порядке, что и его отец Павел I.
Обновление именослова Романовых происходит при Екатерине II. Она вводит в династическое преемство новые имена, называя своих внуков Николаем (в честь Николая Чудотворца), Константином (в честь Константина Великого) и Александром (в честь Александра Невского). Правда со временем при разрастании древа Романовых появляются и подзабытые династические имена – Никита, Ольга, и даже отсутствующие в святцах – Ростислав.

«Иван, не помнящий родства»

Имя Иван практически стало нарицательным для русского человека, и неспроста: до 1917 года это имя носил каждый четвертый крестьянин в Российской империи. Более того, беспаспортные бродяги, которые попадались в руки полиции, часто именовали себя Иванами, что и послужило возникновению устойчивого выражения «Иван, не помнящий родства».

Долгое время, имеющее иудейское происхождение имя Иван не распространялось на правящую династию, однако начиная с Ивана I (Калиты) им называются четыре государя из рода Рюриковичей. Используют это имя и Романовы, однако после гибели в 1764 году Ивана VI оно оказывается под запретом.

Отцовская преемственность

Употребление на Руси отчества как части родового имени – это подтверждение связей человека с отцом. Знатные и простые люди называли себя, к примеру, «Михаил, Петров сын». Особой привилегией считалось добавление к отчеству окончания «-ич», что позволялось людям с высоким происхождением. Так именовали Рюриковичей, – например, Святополк Изяславич.

В «табели о рангах» при Петре I, а затем и в «чиновной росписи» при Екатерине II строго закреплялись различные формы окончания отчеств (например, «-ович» или «-ов») в зависимости от принадлежности человека к определенному классу.

Читать еще:  Расклешенное пальто. Расклешенное от талии пальто добавит кокетства вашему образу.

С XIX века отчество начинает использовать зарождающаяся интеллигенция, а после отмены крепостного права его разрешают носить и крестьянству. Жизнь современного человека уже не мыслима без отчества, и это не только прочность традиций – официальная уважительная форма обращения, но и практическая необходимость – различение людей имеющих одинаковые имя и фамилию.

От А до Я. Как принятие христианства на Руси повлияло на русские имена и фамилии

Лиля Пальвелева: Совсем скоро, в ноябре этого года, все, причастные к русской культуре люди, будут отмечать 100-летие со дня рождения академика Лихачева. К этому событию приурочили только что прошедшую в Великом Новгороде научно-практическую конференцию. Один из ее докладчиков, руководитель Информационно-исследовательского центра «История фамилии» Владимир Максимов, попытался развить идею Лихачева о том, что (цитата) «распространение христианства на Руси шло без особых требований и научений, направленных против язычества. Именно это обстоятельство и способствовало мирному вхождению христианства в народную жизнь».

И вот вопрос Владимиру Максимову. А какое же отношение это соображение имеет к предмету ваших исследований – русским именам и фамилиям (выражаясь научным языком, к антропонимике)?

Владимир Максимов: Самое непосредственное. Дмитрий Сергеевич настолько был неординарной, разносторонней личностью, что он успел затронуть в своих работах такой широкий пласт наших научных изысканий, не только в области ономастики (это более широкий термин, нежели антропонимика). Но, возвращаясь к нашей тематике, мы это рассматриваем на примерах, взятых из древних летописей и, например, взятых из более поздних грамот, допустим, XVI — XVII веков. Вырисовывается совершенно замечательная картина, которая полностью подтверждает его вывод о том, что были различные этапы сосуществования этих двух различных течений – язычества и христианства. Так, был этап их одновременного существования, так называемого двоеверия, которое естественным путем перешло в особый сплав – не каноническое христианство, как мы все представляем это из учебников, а в ту самую систему верований, если хотите амальгаму язычества с христианством.

Лиля Пальвелева: Но в именах-то это как отразилось?

Владимир Максимов: Самым непосредственным образом. Если мы взглянем на имена наших предков века, допустим, X — XI , мы увидим полный набор всего, что только можно увидеть, сказать, назвать, вспомнить. В качестве имен выступали даже не существующие объекты и предметы или, допустим, животные (были имена, образованные от слов вол, кабан, лопата, телега и так далее), а вещи абстрактные – гроза, ветер, говорок, все, что хотите. Позднее происходит этап, когда мы видим, что сокращается именник мирской, то есть не церковный, и ужимается до того, что сохраняются, допустим, в XVII , даже в начале XVIII века только некоторые, редчайшие дохристианские имена.

Мы сейчас с вами перескочили через целую эпоху. Я просто сказал, от чего началось и к чему это пришло. Потом постепенно мы видим, что – все! – к XVIII веку пропали мирские имена, но при этом система двуименная сохраняется, только ученые и современники называют прежние мирские имена прозвищами. Как легко это произошло! В XVI — XVII веках наряду с крестильными были мирские имена, потом вдруг неожиданно они полностью исчезли, но остались прозвища. Допустим, звали человека Иван, а прозвище у него было Неудача. В прежней же антропонимической системе Неудача могло быть именем.

Лиля Пальвелева: Минуточку. Получается, что на каком-то этапе один и тот же человек мог носить два имени?

Владимир Максимов: Бывало и больше. Существовала практика, когда человек носил два мирских имени. Одно из них могло быть просто как прозвище, другое могло быть дополнением к какому-то мирскому имени. Даже были такие имена, по которым можно догадаться, что оно изначально было дано как прозвище, например, Иван – Быстрая Рыбка.

Так вот, что нам интересно? Этот этап, когда прекратили давать мирские имена и когда возникли прозвища, нигде хронологически не обозначен. Прозвища, кстати, и раньше были, но, когда мы можем говорить только уже о прозвищах? Этот этап отследить, на самом деле, невозможно. Нет никаких исторических данных, позволяющих определить: это произошло в такой-то год или десятилетие. Но можно проследить тенденцию. Опираясь, кстати, на работы Дмитрия Сергеевича, на свои собственные исследования, мы можем проследить и показать, как этот процесс происходил. Сначала для русского человека христианское имя было чем-то чужеродным. Если, допустим, изначально эти имена считались просто как атрибутика…

Лиля Пальвелева: Как официальное имя.

Владимир Максимов: Да, как официальное имя, мы их, собственно, так и называем, то традиционное русское имя воспринималось как простое и понятное. Более того, ведь если традиция наречения в честь святого была привнесенной, то у нас на Руси своих причин, почему выбиралось то или иное имя, было безумное количество. Ведь бывали имена Богатырь, Улыба, Смеян. Подобные имена давали в надежде, что ребенок таким и вырастет. Была другая традиция. Давали имена-обереги — с совершенно противоположным, плохим значением, дабы эта беда его не коснулась – Золотуха, Краснуха, Несчастье, Неудача, Кручина, Горе, Беда, Печаль и куча-куча других.

Лиля Пальвелева: Если я вас правильно поняла, в языческие времена имя выступало, как оберег, отсылаясь к языческим представлениям. А потом, когда у человека появилось крестильное имя, оно тоже выступало как оберег?

Владимир Максимов: Разумеется. Собственно, что такое религия? Это опора. Опираться стали на имена христианские. Стали понимать, что защитной является Бог, Богородица и святые, в честь которых ребенка и стали нарекать.

Но смотрите, что при этом произошло. Сначала главным было все-таки не значение имени. Имя-то непонятное было – древнееврейское, древнегреческое, римское. Кому эти имена были известны? За исключением людей…

Лиля Пальвелева: Книжников.

Владимир Максимов: Да, книжников. Поэтому больше внимания уделялось житиям. Тому авторитету, с которым данный святой проявился в православном мире. Позднее, когда окончательно система именования переключилась на христианский именник, отпала необходимость во всех таких домашних средствах защиты. Но заметьте, именно имеющие нейтральную окраску, то есть никакие-то там обереги, а, допустим, как те, которые возникли на почве христианства уже, вроде бы еще следуя старой языческой традиции, но христианские имена. Появилось, к примеру, имя Мясоед, то есть данное в дни, в которые разрешалось по канону церковному есть мясо.

Лиля Пальвелева: Прямо вот так человека звали — Мясоед?

Владимир Максимов: Да, допустим, у него было церковное имя Иван, а мирское Мясоед. А было и Постник.

Лиля Пальвелева: Так значит Барма и Постник, строители известного собора на Красной Площади, Постник – это было имя, а не прозвище?

Владимир Максимов: И Постник, и Барма это были имена. Постник – это традиционное в тот период имя, и не потому, что человек постился часто, а потому что его так назвали при рождении. Так вот, потом получилось так, что – все! – больше нет причины давать имена мирские. Но при этом имя Иван в святцах упоминается более ста раз, имя Федор тоже часто, более 30 и так далее. Получалось огромное количество тезок. В одной семье могло быть несколько Иванов – Иван-Больший, Иван-Меньший. Очень часто летописи просто пестрят такими сообщениями о том, что Василий-Меньший Василию-Большему продал или подарил что-то. Возник обратный процесс, когда не как частенько пишут, не исчезли мирские имена, а их просто заместили прозвища. Нет. Возник процесс, при котором появление новых дополнительных прозвищ было вызвано насущной необходимостью: оскудением именника. И тут на помощь этому обратному появлению прозвищ логично приходило бытование прозвищ святых. Ведь Николая Мирликийского звали в народе Николой Угодником. Кстати, эти прозвища многие появились уже в нашей русской народной традиции, в так называемом народном календаре. Там Ирину Святую прозвали Ириной Рассадницей, потому что в день поминовения святой Ирины высаживали капустную рассаду. Таким образом, возвращение прозвищ было именно возвращением, а не просто продолжением традиции. И не было, как утверждают многие, какого-то запрета на мирские имена, не было его!

Читать еще:  Для начинающих танцы живота дети. Занятия танцем живота для детей

Разумеется, церковь никогда их не одобряла, но гонений не было. Она не боролась так, как мы это видим, например, в других вероисповеданиях. Было, действительно, нежелание, чтобы эти имена продолжали существовать, но как такового жесткого запрета не существовало.

Лиля Пальвелева: Вернемся к разговору об Иванах. Вы сказали, что очень много в церковном календаре праздников, связанных с Иваном, Иоанном и так далее. Не в этом ли кроется то, что это одна из самых распространенных российских фамилий? Ведь фамилии зачастую образовывались от имен.

Владимир Максимов: Самая главная причина именно эта. Если кто-то утверждает, что есть куча других всяких фантастических или мистических причин – не верьте. Другое дело, что существовала традиция почитания так называемых местночтимых святых. Допустим, где-нибудь в Новгороде имя Иван или Федор могло быть особенно популярным, потому что его давали в честь какого-то очень почитаемого местного святого. Почему Владимир Андреевич Никонов в свое время Северо-Запад русский обозвал Ивановией? Потому что там фамилия Иванов самая распространенная, если сравнивать с другими российскими регионами. И все-таки, это не могло настолько сильно повлиять на распространенность имени Иван (почитание местночтимых святых) как то, что каждый третий день чествуется святой Иван, память празднуется. В каждой семье рождалось по 13-14 детей. У нас, кстати, есть замечательная грамота. Я уже упоминал текст, где Иван-Больший, что-то Ивану-Меньшему продает. А там непосредственно сказано, что, Василий-Девятой продал брату своему Ивану-Десятому часть деревни. Вот они и встречались чуть не в каждой семье — Иван такой-то, Иван такой-то, большой, рыжий, меньший. Все эти прозвища давались, чтобы как-то понять, к кому обращаются. Подчеркну, в обиходе-то своих близких окликали не только церковными именами, даже не столько, а вот теми именами мирскими, а позднее прозвищами.

Лиля Пальвелева: Потрясающе. Скажите, а много ли древнеславянских имен сохранилось в русском современном именнике?

Владимир Максимов: Ничтожное количество. Исключение составляют имена первых князей, которые христианство распространили. Святослав, Владислав, Владимир или, допустим, тот же Олег. Хотя это не славянское имя, а заимствованное из древнегерманского или скандинавского языков.

Лиля Пальвелева: Но пришедшее до принятия христианства.

Владимир Максимов: До христианства. Но оно в этот момент, в принципе, уже вросло в русский язык, и воспринималось как свое, также как и Ольга.

Как давали имена на Руси? 2 ч. Наречение имени в православии

Начало см. Как давали имена на Руси? 1ч. https://cont.ws/post/471577

«У Бога все живы»

Традиция именовать новорожденных именами героев веры берет свое начало еще в библейском периоде культуры Средиземноморья, к которой относится христианство в целом и православие в частности. Так, многократно переходили из поколения в поколение, сначала у ветхозаветных иудеев, а потом и христиан, имена древних патриархов Авраама, Исаака и Иакова. Уже тогда считалось, что присвоение ребенку имени праведника делает его причастным святости и славе, которую тот получил у Бога.

Многие имена эпохи раннего христианства продолжали носить языческий характер, и только люди, ставшие святыми, придали своим именам сакральный характер, сделав их именами христианскими. Святой, имя которого носит христианин, принимает деятельное участие в судьбе своего подопечного, что выразилось в понятии «небесный покровитель». Традиция давать имена в честь святых укрепилась уже за несколько первых веков христианства, распространившись впоследствии и на православную Русь. Сам креститель Руси – равноапостольный князь Владимир – в святом крещении своем получил христианское имя Василий, а святая княгиня Ольга крестилась под именем Елена.

Имена становились проводником, нитью, связующей христианина со святым или мучеником, который мог заступиться за человека пред Богом.

Таким образом, имя человека одновременно указывало и на его небесного покровителя. Именно поэтому состав имен был ограничен именами тех, кто пострадал за веру. Ими звались в свое время обычные люди, жившие в разных частях Великой Римской империи, – греки, римляне, персы, сирийцы, евреи.

Христианство, как высший религиозный опыт человечества, со всей серьезностью относится к личным именам. Имя человека отображает таинство неповторимой, драгоценной личности, оно предполагает личное общение с Богом. Принимая в свое лоно новую душу во время Таинства Крещения, Церковь связывает ее через личное имя с именем Божиим.

По словам о. Сергия Булгакова, «человеческое именование и имявоплощение существует по образу и подобию Божественного боговоплощения и наименования… Всякий человек есть воплощенное слово, осуществленное имя, ибо сам Господь есть воплощенное Имя и Слово».

Имянаречение по именам святых

Христианство возникло на грани старой и новой эры в пяти епархиях: Александрийской, Антиохийской (Сирия), Иерусалимской, Константинопольской (Византийской), Римской. Имена первых христиан во всех епархиях были народными именами тех мест. Ранние христиане испытывали жестокие гонения, многие погибли за веру. Их имена вносились в мартирологи – повествования о мучениках и мучениях. Наряду с мартирологами в первый период христианства (I – IV вв.) составлялись синодики, или диптихи, – книги, в которые можно было записать имена своих родственников, живых и умерших, для постоянного поминовения на литургиях и панихидах.

Диптихи разрастались, превращаясь в синодики, куда вписывались имена святых мучеников, епископов, императоров с обозначением дней их кончины. Это придавало синодикам подобие календарей или святцев. Новорожденным предлагалось давать имена из синодиков, чтобы не забывать первых христиан. Синодики были в числе первых книг, принесенных патриархом Фотием на Русь при князе Владимире.

Обычай имянаречения по именам святых и мучеников был официально узаконен в VI веке Папой Григорием I, прозванным Великим. Тогда же создавались минеи, или святцы, – книги, в которых памятные дни святых расположены в календарном порядке. Отныне имя давалось человеку в тот момент, когда он становился христианином, во время обряда крещения.

Наречение имени и крещение

Что происходит во время обряда крещения?

Крещение имеет глубинный смысл. Сначала священник трижды читает молитву, отгоняя духов зла, которые стремятся завладеть душой некрещеного человека. Затем также трижды призывается Святой Дух, освящается вода, которая находится в крещальной купели. В эту воду священник трижды погружает младенца целиком, с головой (или трижды обрызгивает освященной водой). Вода – это не просто символ очищения. Погружаясь в воду, человек как бы умирает и затем воскресает, но уже в новом качестве.

Читать еще:  Лига сильных женщин: гуру телевещания Энн Суини. Высказывания Энн Суини

Вновь рожденному дается христианское имя, и отныне святой заступник может просить у Господа о прощении и милости для человека. Святой Дух входит в новоиспеченного христианина через святую воду и капельку специального благовония – миррового масла, которое священник наносит на лоб крестящегося.

В своей молитве священник призывает благодать Святого Духа на новокрещаемого и осеняет его крестным знамением, освящая все его мысли, чувства и действия, впервые называя его по избранному христианскому имени.

И с этих пор и далее это имя будет употребляться во всей жизни человека как его церковное имя, по которому в конечном итоге его и призовут на Суд будущего Царства.

Когда младенец получает свое имя?

В православии детей традиционно крестили, если не было никаких экстренных случаев, на сороковой день после рождения, когда, по ветхозаветному поверью, женщина-мать очищалась от последствий беременности и сама могла присутствовать на крещении младенца. Но имя давали и причисляли к разряду так называемых оглашенных на восьмой день после рождения.

По евангельскому толкованию этой традиции, день восьмой символически ассоциировался с наступлением Царства Небесного. Об этом пишет апостол Павел в Послании к Евреям: за семь дней Бог создал этот мир и о нем позаботился, и теперь верующие ожидают день восьмой, когда придет Иисус Христос.

С другой стороны, восьмой день недели в православной седмице совпадает с первым, являясь днем воскресным, когда вспоминается Пасха. Следовательно, символически обряд имянаречения на восьмой день после дня рождения означает еще и «вписывание имени новорожденного в книгу жизни Царства Небесного».

В древности, нарекая новорожденного по святцам, выбирали имя святого, память которого празднуется в 8-й день по рождении ребенка. В наши дни молитва имянаречения совершается в тот день, когда ребенка крестят, и не выделяется в отдельное богослужебное действие.

Имя, данное человеку при крещении, уже не меняется, кроме немногих, очень редких случаев, как, например, при пострижении в монашество.

Выбор имени по святцам

Даруя родителям ребенка и устанавливая день его рождения, Господь уже тем самым указывает на его имя. Еще в XIX веке святитель Феофан Затворник говорил: «Имена у нас стали выбирать не по-Божьему. По-Божъему вот как надо. Выбирайте имя посвятцам: или в какой день родится дитя, или в какой крестится, или в промежутке и дня в три по крещении. Тут дело будет без всяких человеческих соображений, а как Бог даст, ибо дни рождения в руках Божиих». В наши дни эти слова святителя обрели особое значение, подталкивая новоиспеченных родителей к верному шагу.

Итак, волю Божию мы можем определить по церковному календарю – месяцеслову, или святцам. Святцы – это список святых, чтимых Православной Церковью, составленный в порядке месяцев и дней года, к которым приурочено празднование и чествование каждого святого.

Церковные святцы назначаются для богослужебного употребления; они печатаются при богослужебных книгах – канонике, акафистнике, молитвослове. Окончательной редакции святцев, печатаемых в церковных книгах, не существует; неукоснительно соблюдается одно только правило – каждое имя, заносимое в святцы, должно принадлежать канонизированному Церковью святому. В церковных отдельных изданиях святцев, или месяцесловов, к спискам святых присоединяются особые статьи для определения на большее или меньшее время вперед дней так называемых подвижных праздников.

Чтобы выбрать имя по святцам, нужно смотреть имена святых собственно в день рождения малыша, или после него, или в день крещения.

Имя, данное в честь почитаемого святого

И все же наиболее распространенной традицией является обычай давать ребенку имя в честь святого, почитаемого семьей. Эта практика основана на том, что люди действительно верующие осуществляют личный молитвенный контакт с тем или иным святым.

Иногда бывает и так, что в обычной жизни взрослых уже людей происходит настоящее чудо, связанное с тем или иным святым. Тогда благодарные родители могут дать своему ребенку имя этого святого, увековечивая таким образом в сыне или дочери свое отношение к небесному покровителю.

Как писал Антоний, митрополит Сурожский, «ребенок должен быть посвящен, вернее, вручен хранению, защите, молитвам того святого, имя которого ему дается. Родители должны были бы выбирать святого, который для них что-то значит, то есть житие которого их чем-нибудь поразило или который по чему-нибудь связан с зачатием этого ребенка… Родители должны были бы, когда хотят дать то или другое имя ребенку, узнать, каково житие святого, что в нем есть, что поражает их не благозвучием имени, а внутренним обликом, почему они хотят, чтобы их ребенок был под защитой этого святого или, во всяком случае, чтобы этот святой особенно молился о нем. Поэтому наименование ребенка может иметь громадное значение».

Крещение взрослого человека

Если взрослый человек крестится с именем, которое есть в святцах, он может креститься в честь святого с таким же именем. Если святых тезок несколько – можно выбрать среди них своего небесного покровителя следующим образом: взять самого почитаемого среди них или выбрать святого, чей день памяти идет сразу после дня рождения новокрещаемого.

Если имени крещаемого нет в святцах?

Если имени крещаемого нет в святцах, во время крещения человека переименуют с целью обретения православного небесного покровителя. В таком случае имя человека может быть двойным: одно – для всех и общего пользования, а другое – для религиозной жизни.

При крещении выбирается имя, наиболее близкое по звучанию. Яну чаще всего крестят с именем Иоанна, Илону или Нелли – Елена. Некоторые имена в церковной традиции имеют иное звучание, например Светлана – это Фотиния (от греческого photos – «свет»), а Виктория – Ника, оба имени в латинском и греческом означают «победа».

Что делать, если христианское имя забылось?

Нередко в храм приходят люди, крещенные в далеком детстве, но имеющие неправославное имя. Эту ситуацию тоже можно исправить. Нужно обратиться к священнику, который прочитает специальную молитву «На наречение имени» и даст вам новое имя православного святого.

Моего деда назвали Тарасом. Я долго не мог понять — почему? Мне казалось, что это «украинское» имя, т.к. я его связывал с известным малороссийским литературным героем Тарасом Бульбой. А с учетом его фамилии — Марченко, вообще становилось непонятно — как это, произошло, что чисто русский крестьянский сын, родившийся в Смоленской губернии выглядел украинцем. А не так давно в разговоре с отцом выяснил, что прадед с прабабкой нарекли его по святцам. Посмотрел и точно — 10 марта — Тарас и Александр.

А полистав воспоминания деда нашел разгадку и фамилии. В основе ее лежало римское имя Марк. Со временем имя трансформировалось. А так как в Смоленской губернии были выходцы с Малороссии, то кто-то из них видно и стал родоначальником фамилии. Но было это очень давно, более двухсот лет назад, т.к. дед знал о своих корнях на протяжении всего ХIХ века, о чем оставил скрупулезные записи.

Имена по святцам можете посмотреть по ссылкам:

Источники:

http://tstosterone.ru/kogda-u-russkix-poyavilis-otchestva/
http://www.svoboda.org/a/266208.html
http://cont.ws/post/471588

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector