10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поединок с историей. Что правда, а что вымысел в рассказах о Маресьеве

Повесть о настоящем человеке. Каким был Алексей Маресьев

75 лет назад, 20 июля 1943 года гвардии старший лейтенант Алексей Маресьев в воздушном бою сбил два вражеских истребителя Fw.190. Этот подвиг принес молодому летчику звание Героя Советского Союза (награда была вручена в конце августа, после завершения Курской битвы), а также обеспечил внимание корреспондентов центральных газет. В их числе был и Борис Полевой, который узнал историю пилота с протезами — ноги Маресьеву ампутировали еще в 1942 году, когда он был сбит над Демьянским котлом и восемнадцать суток добирался до своих. Потом он сумел добиться возвращения в действующую часть, летал на боевые задания и сбил семь вражеских самолетов. Юбилей подвига Маресьева отмечается в рамках празднования 75-летия Курской битвы; Российская государственная библиотека и РИВО подготовили к этой дате совместный проект: выставку различных изданий «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого — от первой публикации 1946 года в журнале «Октябрь» до современных книг. АиФ.ru поговорил с сыном героя Виктором Маресьевым о его отце, об опере Сергея Прокофьева и об утилизированном самолете.

«Детям очень понравилось»

Нашу семью, разумеется, позвали на премьеру оперы в Большой театр, мы сидели в директорской ложе. И вот спектакль закончился, аплодисменты, и приходит человек и говорит, что народ зовет героя на сцену. «Ну раз зовет, надо идти», — сказал отец и поднялся. Открывает дверь — а на него набрасывает корреспондент: «Алексей Петрович, что вы можете сказать об опере?!» А что он может сказать — он же вырос в Камышине, закончил фабрично-заводское училище и до войны работал токарем, а тут сложная музыка Прокофьева. «Хорошо сымитирован звук моторов», — вывернулся отец.

Конечно, опера воспринимается неоднозначно. «Отрежем, отрежем Мересьеву ногу. ». А представьте, каково оперному певцу петь лежа? Но недавно ее ставили в «Геликон-опере», и детям очень понравилось.

Я раньше стеснялся рассказывать об отце. Но потом увидел неподдельный интерес к этой истории как раз у детей. Им любопытно, какой марки был у Маресьева самолет, почему он пересел с Як-а. И я решил, что должен выступать не как сын, а как заместитель отца. Ведь я прожил с ним 56 лет, он меня воспитал, я многое от него взял.

Сейчас и книги издаются другие. Вот, например, (Виктор Алексеевич достает пару разных изданий «Повести о настоящем человеке») — комикс и диск с фильмом, чтобы донести эту историю в доступной форме. А вот здесь нашли нужный шрифт и стилизовали под старые журналы, да еще и добавили архивные материалы. Так, наверное, и нужно.

«То ли дело на «ишачке»

Недавно нашли место, куда упал самолет Маресьева. Ведь как было — его взяли в клещи, перебили маслопровод, ранили, он увидел на земле белое пятно, подумал, что озеро, и направил самолет к нему. Но не дотянул немного, метров сто пятьдесят, его выбросило из самолета, падение смягчили лапы елей и глубокий снег. Я побывал там и представил, как отец все это увидел: с одной стороны даже на здоровых ногах не пройти, кустарник, ветки переплетенные. А с другой — озеро, которое оказалось не озером, а болотом. По нему он и пополз. Ему и весна особо не помогла — заморозки до минус десяти ночью, небольшой плюс днем, а он в мокрых унтах. Отца туда не заманить было, не хотел ехать.

Его подвело, что у него не оказалось карты. Где искать своих? На востоке. Он на восток и пополз. А в другую сторону совсем рядом была дорога, а по ней через полтора километра — дивизионный штаб.

В свое время под Демьянском искали самолет отца, мне даже предлагали купить у «черных копателей» Як-1 и перебить номера. Пришлось коленку использовать (смеется). А на самом деле его утилизировали еще в середине мая 1942 года. Есть документы, там написано, какая часть, кто именно этим занимался. Ведь немцев там не было, глухие леса.

Летать отец не хотел. Говорил, что ему неуютно, когда не он за штурвалом. Да и поколение самолетов уже было другим. Ему постоянно предлагали полетать. «Что ты меня на свой реактивный заманиваешь, на нем, чтобы развернуться, под Орел лететь надо. То ли дело на «ишачке»!», — отвечал он. Так и не смог привыкнуть к новинкам.

«А дела ты забыл?»

Когда отец стал очень известен — особенно после фильма («Повесть о настоящем человеке» 1948 года), — его пригласили на Старую площадь и предложили учиться дальше: либо в Академии Генштаба, либо в Высшей партийной школы. Но он решил, что безногие генералы не нужны и выбрал ВПШ. И сидел ночами, скрипел зубами, изучая английский язык, даже мог немного говорить на нем, философию — закон отрицания отрицания и прочее. Даже называл себя в шутку диалектиком. Потом у него была аспирантура, он защитил диссертацию по истории.

После ВПШ отец оказался на нужном месте, он стал одним из создателей ветеранского движения в нашей стране. Он жил ветеранской жизнью, это очень полезное дело, но сложное. Ведь ветераны разные были, у многих после войны была нарушена психика. И отец мог помочь им и помогал. Собственная слава заставляла его служить людям. Дошло до того, что его вызвали в ЦК КПСС и спросили, почему он устроил собес из комитета ветеранов. А как иначе?

Помню, пришел к нам домой корреспондент и спросил отца: стоит отмечать 9 мая? Отец ответил: стоит конечно, ведь мы после этого для одержали еще одну победу — над собой!

Развал Советского Союза его сильно подкосил. К нему тогда пришел один знакомый, с большой звездой: Лешка, ты видишь, оказывается, какие при Сталине делишки творились? Отец едва через стол не перепрыгнул и закричал: «А дела ты забыл?». Он себя называл марксистом-ленинцем, но вообще был сталинистом, конечно.

Что правда, а что вымысел в рассказах о Маресьеве

20 мая 1916 г., в г. Камышине Саратовской губернии родился настоящий человек. Именно это определение с лёгкой руки писателя Бориса Полевого, автора «Повести о настоящем человеке», будет сопровождать лётчика, Героя Советского Союза Алексея Маресьева.

Читать еще:  Увиденное и услышанное шергин. О Египте, Тунисе и изменении спроса

Его именем называли школы, улицы и даже небесные тела — малая планета № 2173 в астрономическом каталоге обозначена как Maresjev. Всё это вполне заслуженно. Но есть одно место, которое, наверное, достойно носить это имя с бо`льшим правом, чем прочие.

Официально оно не называется никак. Просто небольшой пятачок у лесной дороги. Местные жители говорят о нём: «Пошли на Маресьева?», «Грибы брали за Маресьевым», «Меня тогда на Маресьеве медведь напугал. » Находится оно километрах в 5 от деревни Плав Валдайского района Новгородской области. Именно там в апреле 1942 г. был найден сбитый лётчик 580-го истребительного авиаполка Алексей Маресьев.

О подвиге Маресьева мы, конечно, помним. Его самолёт был сбит в бою. Аварийная посадка. Раздроблены ступни. Ползком пробирался через болото и лес по снегу. Найден местными жителями. Госпиталь. Ампутация обеих ног. Дальше — почти фантастика. Возврат в строй. Полёты с протезами. Сбитые фашисты. Триумф.

Однако всё это, к сожалению, память инерции. Повесть Бориса Полевого сегодня изъята из школьной программы. Научной биографии Алексея Маресьева так и не создано.

«Тебе как рассказать? Как у Полевого или как по правде было? — Виктор Александрович Вихров, сын того самого парня, что спасал Маресьева, готов к обстоятельному разговору. — Полевой, он, конечно, важно написал. Только батька по-другому рассказывал. Маресьев не шесть дней у нас в доме лежал, а только два, на третий его увезли. И не на самолёте, а на двуколке. Приехали двое и забрали, а батьке велели помалкивать про это дело. Вдруг тот лётчик — немецкий шпион. А кому рассказывать? Всё равно деревню почти всю тогда выселили, считай, только дедка мой Михайла и остался, вроде как присматривать».

Память о Маресьеве в деревне Плав жива, и она существенно отличается от того, что написано в книге Полевого. Нет, его здесь уважают, а «Повесть о настоящем человеке» читают и любят. Но на своём стоят крепко.

«Вранья вокруг Маресьева много, — продолжает Виктор Александрович. — Вот читал я раз, что, дескать, Маресьев сначала шёл, а уж потом полз. Ага, шёл! Ведь он падал, ноги-то ему раздробило, ступни. Как же он мог идти, если ему и не ступить? Так он и полз все 18 дней!»

Расхождения с книгой Полевого и впрямь есть. Скажем, деревню никакие оккупанты не сжигали — фронт до неё попросту не дошёл. Приземлился лётчик не в тылу врага, а на советской территории. Да и нашли его не малолетние сорванцы, как написано у Полевого.

«Батьке-то моему тогда уж 19 лет было, начисто комиссованный после ранения — на левой руке ему все пальцы миной под Новгородом оторвало. Ну а тогда как раз в апреле один дед из соседнего села шёл по лесу. Слышит, в лесу кто-то кричит. Подойти побоялся — до фронта всего 11 км. Мало ли кто — подойдёшь, так потом и домой не вернёшься. Однако пришёл в деревню к нам и сказал про чужого человека в лесу. И вот пошли дедка мой и батька и Серёга Малин, сосед. Нашли его, вытащили. А там метров 60 было от дороги — дикий лес. Запрягли лошадь, притащили сюда. А лежал он вот прямо здесь, у печки. Кровать у нас была старинная, клёпаная. Её потом в музей забрали. Вот на ней и лежал. Дедка его носил в зипуне в баню. »

Баня, где отпаривали раненого Маресьева, сохранилась. Несколько лет назад её перенесли из огорода, где она была в те времена, поближе к озеру. Но всё остальное — то самое, настоящее. Солидный сруб, очень внушительный котёл, печь-каменка. Топится, как и прежде, по-чёрному.

«Вшей на нём было — что ты. Вся одежда как есть шевелилась, будто живая. И отощавши страшно — его не только дедка носил, его и тётка на руки подымала. Весу в нём было, как в пушинке. А что ж ты хотел? 18 суток не евши почти — снег да клюква. Про то, что ежа съел, — это неправда. Про ящерицу знаю. Да и ту только надкусил. Батька рассказывал, что она Маресьеву лапкой в рот упёрлась — живая то есть была. Вот он дальше-то и не смог — жутко стало. Да ты сам-то на Маресьева ходил?»

С Маресьева я вернулся примерно час назад. И, если бы меня не провожал староста деревни, дорогу бы туда не отыскал ни за что. Это раньше «Тропа Маресьева» была занесена в туристические справочники Валдая. Сейчас её обходят вниманием.

Вернее, обходили. Потому что совсем недавно место, где нашли лётчика, серьёзно изменилось.

«Старая плита была с ошибкой, — говорит глава Едровского сельского поселения, куда входит и деревня Плав, Сергей Моденков. — Почему-то на ней указали, что дело было в феврале 1942 г., хотя по-настоящему — в апреле. Да и странно как-то всё это выглядело — почему плита? Не могила ведь, а, наоборот, считай, место второго рождения. Так что теперь вместо неё обелиск. Правда, винт неправильный — это я и сам знаю. Надо бы трёхлопастной, как у тех самолётов. Ну да ладно, это можно поправить».

И поправят — я верю. Потому что при мне «на Маресьева» начали вести настоящую дорогу. Не асфальт и не бетонку. Обычный грейдер. Но всё-таки начали. Ради чего, собственно, сюда и явился Сергей Моденков. Который, к слову, как мне потом рассказали, сам тащил к новому обелиску тот самый неправильный винт. На руках. Пешком.

«Эту дорогу мы планировали уже давно, и никакой показухи к столетию Маресьева нет, — говорит глава Валдайского района Юрий Стадэ. — Если бы была показуха, то стали бы мы хвалиться грунтовкой? Да и эту дорогу доведём только до леса, где начинается старая колея. Вот года через два-три, может, и сделаем что посерьёзнее. Главное ведь не асфальт, а чтобы люди помнили. Я сам местный, валдайский, был здесь в детстве дважды. Нынешние наши ребята, местные школьники, тоже, наверное, помнят про Маресьева. Насчёт остальных не знаю. »

Я тоже. Зато знаю одно. Сам Алексей Маресьев никогда не приезжал в эти места. По свидетельствам родных, ему даже при воспоминании о них становилось не по себе. Но он имел на это полное право. Мы такого права — не ездить и забывать — не имеем.

Как на самом деле выжил Маресьев?

Новгородские поисковики сотворили настоящую историческую сенсацию: им удалось найти место падения самолета легендарного лётчика, Героя Советского Союза Алексея Маресьева и проследить его путь к спасению. О том, что в знаменитой «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого правда, а что – лишь писательский вымысел, в интервью порталу История.рф рассказал Александр Морзунов, руководитель НООО «Поисковый отряд «Находка».

Читать еще:  Адольф Сакс: человек, который создал саксофон. Адольф Сакс: биография, музыка

– Подвиг Маресьева – это подвиг всей нашей страны, победившей в Великой Отечественной войне. Алексей Петрович был живым примером, на котором воспиталось множество поколений. А если вспомнить книгу Бориса Полевого, то это был просто «настоящий человек». Он никогда не кичился своим подвигом, не превозносил его до небес. Известно множество людей, которые в критической ситуации обращались к подвигу Маресьева. Это помогало им просто выжить.

Мы не преследовали цель найти именно самолёт Маресьева. Мы занимались и занимаемся поиском погибших солдат Великой Отечественной, восстановлением исторической памяти. Наша задача: вернуть из последнего полёта лётчиков, которые до сих пор пребывают в неизвестности.

Что меняет эта находка в наших представлениях о подвиге лётчика?

– Полагаю, что это событие не является причиной или поводом для переосмысления происшедшего в 1942 году. Но проследить тот 18-суточный путь, который проделал раненый лётчик до того момента, когда его нашли у деревни Плав местные жители, не просто интересно, это необходимо сделать. Ведь то, что описано Полевым в книге, это художественный вымысел.

Вот, например, чем может питаться лётчик в лесу в апреле месяце в Новгородской области? Я сейчас живу здесь, в 10 километрах от того места, где упал самолет Маресьева, и чётко представляю себе, что можно найти в лесу. На болоте, если раскопать снег, можно найти клюкву. Здесь, в районе озера Вельё, своего рода природная аномалия: зима и весна наступают на две недели позже. Когда в городе Валдае трава зелёная, здесь лежит снег.

В начале апреля 1942 года толщина снега была не меньше метра. Что можно добыть из питания в такое время? Варианты из повести – например, ёжик – этого, конечно, не было.

Удалось ли вам определить маршрут Маресьева после приземления?

– До нашей экспедиции самолёт пытались найти на расстоянии до 70 километров от того места, которое определили мы. Теперь мы совершенно отчётливо знаем, что маршрут Маресьева по Лютицкому болоту был протяжённостью, если выложить его по прямой, где-то шесть-десять километров максимум.

Машина падает в четырёх километрах от деревни Рабежа, в шести километрах от деревни Овинчище и в 150 метрах от проезжей дороги, которая шла вдоль линии фронта и соединяла населённые пункты на нашей, советской территории. Лётчик, упавший с высоты 30 метров и ударившийся о землю, однозначно воспринимает действительность несколько иначе: возможно, он вообще её первое время не воспринимает. К сожалению, Алексей Петрович выбрал единственное направление для своего пути, на котором не было ни жителей, ни военных – Лютицкое болото. Оно вытянуто с запада на восток. По нему и пошёл раненый лётчик. На другом краю болота его нашли жители деревни Плав.

Но можно ли идти 10 километров в течение 18 суток?

– Мне представляется, что лётчик не шёл по болоту по прямой и не всё это время он был в пути: возможно, он где-то отлёживался. Нами были замечены обломки «сенных сараев» – небольших рубленых домиков, где местные крестьяне жили, когда ходили на покосы. Метрах в трёхстах от места падения сохранилась часть стены подобного домика, и в одном из таких мест лётчик Маресьев мог провести некоторое время, приходя в себя.

Точно не было всей истории с переходом линии фронта, описанной у Полевого, потому что место падения – это однозначно наш тыл. Не было известных из повести сгоревших деревень, обозов, немцев на дороге, тем более партизан с последней курицей – это всё писательский вымысел. Но тот героический факт, что Алексей Петрович после страшного падения и тяжелейшей операции вернулся в строй и воевал фактически без ног, конечно, неоспорим.

Но осталась и последняя загадка в истории Маресьева. Когда Алексея Петровича нашли, его хороший друг Андрей Николаевич Дегтяренко выпросил у командира полка самолёт У-2, погрузил умирающего Маресьева в самолёт и вывез в Москву. Если бы ему не оказали помощь, он бы умер в этих местах. Это было в конце апреля 1942-го – а через несколько месяцев, 17 июля Дегтяренко отправился в свой последний вылет – пропал без вести здесь же, над Демянском. И мы постараемся найти самолёт и останки ещё одного Героя Советского Союза…

– Надо полагать, главная находка была сделана в архивах Министерства обороны? Именно там были найдены документы, в которых указывалось место падения самолета Маресьева…

Здесь надо отдать должное двум факторам.

Во-первых, это инициатива Российского военно-исторического общества, которое предложило нам совместную программу, посвящённую столетию Маресьева.

Во-вторых, в последние десять лет мы постоянно работаем с документами архива Министерства обороны в Подольске. За это время у меня сформировалась приличная архивная база по местам падений, по сбитым самолётам и погибшим лётчикам. Периодически я просматривал копии этих документов, чтобы найти какие-нибудь «зацепки», связанные с самолетом Маресьева. И «зацепка» такая нашлась: акт передачи эвакуационной командой 245-й стрелковой дивизии нескольких самолётов 60-му району авиационного базирования. С другим документом, актом на списание, он совпадал по номеру 4649 – это номер самолёта Маресьева. Согласно этому акту, место падения самолета было обозначено в четырёх километрах севернее деревни Рабежа, у отметки 238.2.

При этом один из этих архивных документов принадлежит авиационным частям, а другой – пехотным. Никто раньше не искал документы, связанные с самолётом Маресьева в пехотных частях – это даже никому в голову не приходило.

– А что произошло с самим самолётом?

Это стандартная процедура: упавший самолёт отправляли в мастерские, разбирали и пускали на запчасти для других машин. 25 мая 1942 года его вывезли – тогда это был не самолёт Героя Советского Союза, а обыкновенный Як-1 младшего лейтенанта Маресьева.

– Вы предлагаете установить на месте падения памятный знак?

Наше настоящее без прошлого существовать не может, тем более без такой истории, которую увековечила «Повесть о настоящем человеке». Очень хотелось бы, чтобы любой проезжающий мимо человек мог остановиться, пройти от дороги 150 метров к месту начала героической истории. Но я думаю, что знак не должен помпезным: наверное, таким его хотел бы видеть и сам Алексей Петрович…

Поединок с историей. Что правда, а что вымысел в рассказах о Маресьеве

Его именем называли школы, улицы и даже небесные тела — малая планета № 2173 в астрономическом каталоге обозначена как Maresjev. Всё это вполне заслуженно. Но есть одно место, которое, наверное, достойно носить это имя с бо`льшим правом, чем прочие.

Читать еще:  Тимур еремеев - биография, информация, личная жизнь. Тимур еремеев

Официально оно не называется никак. Просто небольшой пятачок у лесной дороги. Местные жители говорят о нём: «Пошли на Маресьева?», «Грибы брали за Маресьевым», «Меня тогда на Маресьеве медведь напугал. » Находится оно километрах в 5 от деревни Плав Валдайского района Новгородской области. Именно там в апреле 1942 г. был найден сбитый лётчик 580-го истребительного авиаполка Алексей Маресьев.

Правда на правду

О подвиге Маресьева мы, конечно, помним. Его самолёт был сбит в бою. Аварийная посадка. Раздроблены ступни. Ползком пробирался через болото и лес по снегу. Найден местными жителями. Госпиталь. Ампутация обеих ног. Дальше — почти фантастика. Возврат в строй. Полёты с протезами. Сбитые фашисты. Триумф.

Однако всё это, к сожалению, память инерции. Повесть Бориса Полевого сегодня изъята из школьной программы. Научной биографии Алексея Маресьева так и не создано. Возможно, к его 100-летию покажут старый советский фильм с Павлом Кадочниковым в главной роли. Пожалуй, всё. Или нет?

«Тебе как рассказать? Как у Полевого или как по правде было? — Виктор Александрович Вихров, сын того самого парня, что спасал Маресьева, готов к обстоятельному разговору. — Полевой, он, конечно, важно написал. Только батька по-другому рассказывал. Маресьев не шесть дней у нас в доме лежал, а только два, на третий его увезли. И не на самолёте, а на двуколке. Приехали двое и забрали, а батьке велели помалкивать про это дело. Вдруг тот лётчик — немецкий шпион. А кому рассказывать? Всё равно деревню почти всю тогда выселили, считай, только дедка мой Михайла и остался, вроде как присматривать».

Память о Маресьеве в деревне Плав жива, и она существенно отличается от того, что написано в книге Полевого. Нет, его здесь уважают, а «Повесть о настоящем человеке» читают и любят. Но на своём стоят крепко.

«Вранья вокруг Маресьева много, — продолжает Виктор Александрович. — Вот читал я раз, что, дескать, Маресьев сначала шёл, а уж потом полз. Ага, шёл! Ведь он падал, ноги-то ему раздробило, ступни. Как же он мог идти, если ему и не ступить? Так он и полз все 18 дней!»

Расхождения с книгой Полевого и впрямь есть. Скажем, деревню никакие оккупанты не сжигали — фронт до неё попросту не дошёл. Приземлился лётчик не в тылу врага, а на советской территории. Да и нашли его не малолетние сорванцы, как написано у Полевого.

«Батьке-то моему тогда уж 19 лет было, начисто комиссованный после ранения — на левой руке ему все пальцы миной под Новгородом оторвало. Ну а тогда как раз в апреле один дед из соседнего села шёл по лесу. Слышит, в лесу кто-то кричит. Подойти побоялся — до фронта всего 11 км. Мало ли кто — подойдёшь, так потом и домой не вернёшься. Однако пришёл в деревню к нам и сказал про чужого человека в лесу. И вот пошли дедка мой и батька и Серёга Малин, сосед. Нашли его, вытащили. А там метров 60 было от дороги — дикий лес. Запрягли лошадь, притащили сюда. А лежал он вот прямо здесь, у печки. Кровать у нас была старинная, клёпаная. Её потом в музей забрали. Вот на ней и лежал. Дедка его носил в зипуне в баню. »

Незаросшая тропа

Баня, где отпаривали раненого Маресьева, сохранилась. Несколько лет назад её перенесли из огорода, где она была в те времена, поближе к озеру. Но всё остальное — то самое, настоящее. Солидный сруб, очень внушительный котёл, печь-каменка. Топится, как и прежде, по-чёрному.

«Вшей на нём было — что ты. Вся одежда как есть шевелилась, будто живая. И отощавши страшно — его не только дедка носил, его и тётка на руки подымала. Весу в нём было, как в пушинке. А что ж ты хотел? 18 суток не евши почти — снег да клюква. Про то, что ежа съел, — это неправда. Про ящерицу знаю. Да и ту только надкусил. Батька рассказывал, что она Маресьеву лапкой в рот упёрлась — живая то есть была. Вот он дальше-то и не смог — жутко стало. Да ты сам-то на Маресьева ходил?»

С Маресьева я вернулся примерно час назад. И, если бы меня не провожал староста деревни, дорогу бы туда не отыскал ни за что. Это раньше «Тропа Маресьева» была занесена в туристические справочники Валдая. Сейчас её обходят вниманием.

Вернее, обходили. Потому что совсем недавно место, где нашли лётчика, серьёзно изменилось.

«Старая плита была с ошибкой, — говорит глава Едровского сельского поселения, куда входит и деревня Плав, Сергей Моденков. — Почему-то на ней указали, что дело было в феврале 1942 г., хотя по-настоящему — в апреле. Да и странно как-то всё это выглядело — почему плита? Не могила ведь, а, наоборот, считай, место второго рождения. Так что теперь вместо неё обелиск. Правда, винт неправильный — это я и сам знаю. Надо бы трёхлопастной, как у тех самолётов. Ну да ладно, это можно поправить».

И поправят — я верю. Потому что при мне «на Маресьева» начали вести настоящую дорогу. Не асфальт и не бетонку. Обычный грейдер. Но всё-таки начали. Ради чего, собственно, сюда и явился Сергей Моденков. Который, к слову, как мне потом рассказали, сам тащил к новому обелиску тот самый неправильный винт. На руках. Пешком.

«Эту дорогу мы планировали уже давно, и никакой показухи к столетию Маресьева нет, — говорит глава Валдайского района Юрий Стадэ. — Если бы была показуха, то стали бы мы хвалиться грунтовкой? Да и эту дорогу доведём только до леса, где начинается старая колея. Вот года через два-три, может, и сделаем что посерьёзнее. Главное ведь не асфальт, а чтобы люди помнили. Я сам местный, валдайский, был здесь в детстве дважды. Нынешние наши ребята, местные школьники, тоже, наверное, помнят про Маресьева. Насчёт остальных не знаю. »

Я тоже. Зато знаю одно. Сам Алексей Маресьев никогда не приезжал в эти места. По свидетельствам родных, ему даже при воспоминании о них становилось не по себе. Но он имел на это полное право. Мы такого права — не ездить и забывать — не имеем.

Источники:

http://cont.ws/post/1010437
http://histrf.ru/biblioteka/b/kak-na-samom-dielie-vyzhil-mariesiev
http://aif.ru/society/history/poedinok_s_istoriey_na_valdae_chtyat_pravdu_i_pamyat_ob_aleksee_mareseve

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector