2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Повесть о савве грудцыне анализ. Бытовые повести: жанр, идеи, стиль

«Повесть о Савве Грудцыне»

Тематически к «Повести о Горе и Злочастии» близка «Повесть о Савве Грудцыне», созданная в 70-е годы XVII в. В этой повести также раскрывается тема взаимоотношений двух поколений, противопоставляются два типа отношений к жизни.

Основа сюжета – жизнь купеческого сына Саввы Грудцына, полная тревог и приключений. Повествование о судьбе героя дается на широком историческом фоне. Юность Саввы протекает в годы «гонения и мятежа великого», т. е в период борьбы русского народа с польской интервенцией; в зрелые годы герой принимает участие в войне за Смоленск в 1632–1634 гг. В повести упоминаются исторические личности: царь Михаил Федорович, боярин Стрешнев, воевода Шеин, сотник Шилов; да и сам герой принадлежит к известной купеческой семье Грудцыных-Усовых. Однако главное место в повести занимают картины частной жизни.

Повесть состоит из ряда последовательно сменяющих друг друга эпизодов, составляющих основные вехи биографии Саввы: юность, зрелые годы, старость и смерть.

В юности Савва, отправленный отцом по торговым делам в город Орел Соликамский, предается любовным утехам с женой друга отца Бажена Второго, смело попирая святость семейного союза и святость дружбы. В этой части повести центральное место отводится любовной интриге и делаются первые попытки изобразить любовные переживания человека. Опоенный любовным зелием, изгнанный из дома Бажена, Савва начинает терзаться муками любви: «И се начат яко неки огнь горети в сердце его. начат сердцем тужити и скорбети по жене оной. И нача от великия туги красота лица его увядати и плоть его истончеватися». Чтобы рассеять свою скорбь, утолить сердечную тоску, Савва идет за город, на лоно природы.

Автор сочувствует Савве, осуждает поступок «злой и неверной жены», коварно прельстившей его. Но этот традиционный мотив прельщения невинного отрока приобретает в повести реальные психологические очертания.

Вводится в повесть и средневековый мотив союза человека с дьяволом: в порыве любовной скорби Савва взывает к помощи дьявола, и тот не замедлил явиться на его зов в образе юноши. Он готов оказать Савве любые услуги, требуя от него лишь дать «рукописание мало некое» (продать свою душу). Герой исполняет требование беса, не придав этому особого значения, и даже поклоняется самому Сатане в его царстве, дьявол, приняв образ «брата названого», становится преданным слугою Саввы.

Идейно-художественная функция образа беса в повести близка функции Горя в «Повести о Горе и Злочастии». Он выступает воплощением судьбы героя и внутренней смятенности его молодой и порывистой души. При этом образ «названого брата», который принимает в повести бес, близок народной сказке.

С помощью «названого брата» Савва вновь соединяется со своей возлюбленной, спасается от гнева родительского, переносясь со сказочной быстротой из Орла Соликамского на Волгу и Оку. В Шуе «брат названый» обучает Савву воинскому артикулу, затем помогает ему в разведке укреплений Смоленска и в поединках с тремя польскими «исполинами».

Показывая участие Саввы в борьбе русских войск за Смоленск, автор повести героизирует его образ. Победа Саввы над вражескими богатырями изображается в героическом былинном стиле. Как отмечает М. О. Скрипиль, в этих эпизодах Савва сближается с образами русских богатырей, а его победа в поединках с вражескими «исполинами» поднимается до значения национального подвига [1] .

Характерно, что на службу к царю Савва поступает по совету своего «названого брата» – беса. Когда боярин Стрешнев предложил Савве остаться в его доме, бес с «яростию» говорит: «Почто убо хощеши презрети царскую милость и служити холопу его ? Ты убо и сам ныне в том же порядке устроен, уже бо и самому царю знатен учинился ecu. Егдаубо царьувесть верную службу твою, тогда и чином возвышен будет и от него». Царская служба рассматривается бесом как средство достижения купеческим сыном знатности, перехода его в служилое дворянское сословие. Приписывая эти «греховные мысли» Саввы бесу, автор осуждает честолюбивые помыслы героя. Героические подвиги Саввы приводят в удивление «все. российское воинство», но вызывают яростный гнев воеводы – боярина Шеина, который выступает в повести ревностным стражем незыблемости сословных отношений. Узнав, что подвиги совершены купеческим сыном, воевода «начат всякими нелепыми словами поносити его». Шеин требует, чтобы Савва немедленно покинул Смоленск и вернулся к своим богатым родителям. Конфликт боярина с купеческим сыном ярко характеризует начавшийся во второй половине XVII в. процесс формирования новой знати.

Если в эпизодах, изображающих юность героя, на первый план выдвинута любовная интрига и раскрывается пылкая, увлекающаяся натура неопытного юноши, то в эпизодах, повествующих о зрелых годах Саввы, на первый план выступают героические черты его характера: мужество, отвага, бесстрашие. В этой части повести автор удачно сочетает приемы народной эпической поэзии со стилистическими приемами воинских повестей.

В последней части повести, описывая болезнь Саввы, автор широко использует традиционные демонологические мотивы: в «храмину» к больному великой толпой врываются бесы и начинают его мучить: «. ово о стену бия, ово о помост с одра его пометая, ово же краплением и пеною давляше и всякими различными томленми мучаше его». В этих «бесовских мучениях» нетрудно обнаружить характерные признаки падучей болезни. Узнав о мучениях Саввы, царь посылает к нему двух «караульщиков» оберегать от бесовских терзаний.

Развязка повести связана с традиционным мотивом «чудес» богородичных икон: Богородица своим заступничеством избавляет Савву от бесовских мучений, взяв предварительно с него обет уйти в монастырь. Исцелившись, получив назад свое заглаженное «рукописание», Савва становится монахом. При этом обращает на себя внимание тот факт, что на протяжении всей повести Савва остается «юношей».

Образ Саввы, как и образ Молодца в «Повести о Горе и Злочастии», обобщает черты молодого поколения, стремящегося сбросить гнет вековых традиций, жить в полную меру своих удалых молодецких сил.

Образ беса дает возможность автору повести объяснить причины необыкновенных удач и поражений героя в жизни, а также показать мятущуюся душу молодого человека с его жаждой бурной и мятежной жизни, стремлением сделаться знатным.

В стиле повести сочетаются традиционные книжные приемы и отдельные мотивы устной народной поэзии. Новаторство повести состоит в ее попытке изобразить обыкновенный человеческий характер в обыденной бытовой обстановке, раскрыть сложность и противоречивость характера, показать значение любви в жизни человека. Вполне справедливо поэтому ряд исследователей рассматривает «Повесть о Савве Грудцыне» в качестве начального этапа становления жанра романа [2] .

  • [1] См.: Русские повести XVII века// Послесловие и комментарии М. О. Скрипиля к Повести о Савве Грудцыне. М., 1954. С. 385–394.
  • [2] См.: Лихачев Д. С. Предпосылки возникновения жанра романа в русской литературе// Лихачев Д. С. Исследования по русской литературе. Л., 1986. С. 96–112.

Анализ «Повести о Савве Грудцыне»: об изучении древнерусской литературы студентами-журналистами Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Рудомазина Татьяна Борисовна

Представлен литературоведческий анализ древнерусской «Повести о Савве Грудцыне», рассматриваемой как предмет изучения студентами-журналистами. Предложена методология текстуального исследования повести с учетом эстетических особенностей, свойственных переходному периоду русской литературы XVII века.

Читать еще:  Поэтапное рисование черепа в профиль. Как нарисовать огненный череп

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Рудомазина Татьяна Борисовна

ANALYSIS OF «THE TALE OF SAVVA GRUDTSYN”: ON STUDYING THE OLD RUSSIAN LITERATURE BY JOURNALIST-STUDENTS

The literary analysis of the Old Russian «The Tale of Savva Grudtsyn», considered as a subject matter of study by journalist-students, is presented in the article. The author offers a methodology of the textual study of the tale considering aesthetic features typical of transitional period of the 17 th century Russian literature.

Текст научной работы на тему «Анализ «Повести о Савве Грудцыне»: об изучении древнерусской литературы студентами-журналистами»

АНАЛИЗ «ПОВЕСТИ О САВВЕ ГРУДЦЫНЕ»:

ОБ ИЗУЧЕНИИ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СТУДЕНТАМИ-ЖУРНАЛИСТАМИ

Представлен литературоведческий анализ древнерусской «Повести о Савве Грудцыне», рассматриваемой как предмет изучения студентами-журналистами. Предложена методология текстуального исследования повести с учетом эстетических особенностей, свойственных переходному периоду русской литературы XVII века.

Ключевые слова: древнерусская литература, жанр, композиция, система персонажей.

Приступая к изучению древнерусской литературы, студенты-журналисты второго курса сталкиваются с рядом проблем. Во-первых, это языковой барьер, вследствие которого студент вынужден прибегать к переводам при чтении отечественной литературы древнего периода.

Во-вторых, это нормативный риторический характер древнерусской литературы. Древнерусская литература адресована читателю, знакомому с библейскими книгами. Именно Библия для средневекового книжника выступает эстетическим и этическим образцом. Между тем библейские книги не входят в сферу образованности современного студента, изучающего филологические дисциплины. Следовательно, студент, приступивший к изучению корпуса средневековых русских произведений, не знаком с методикой разбора древнерусских текстов, он не имеет ключей (а в терминологии Р. Пиккио «библейских тематических ключей (курсив наш — Т.Р.)) для его анализа. Методы же разбора психологически ориентированной художественной словесности, знакомые студентам по урокам литературы в школе, к древнерусской литературе неприменимы. Вследствие этого первокурсники просто не знают, что делать с древнерусским текстом. Следующая сложность, это недостаточная сформированностъ навыков литературоведческого анализа, которые студенты-журналисты только приобретают, изучив в первом семестре основы теории литературы и не имея до третьего семестра возможности применить свои знания на практике.

Таким образом, степень овладения студентами соответствующей дисциплиной и тщательность анализа риторически организованной словесности напрямую зависят от той методической помощи, которая будет оказана преподавателем. В данной статье мы предлагаем образец методических рекомендаций, способствующих в осуществлении студентами глубокого и адекватного анализа «Повести о Савве Г рудцыне» как образца древнерусской беллетристики.

Приступая к анализу «Повести о Савве Грудцыне» как беллетристического текста, необходимо познакомиться с работами отечественных филологов, посвященными повести. Различные аспекты ее поэтики изучены в исследованиях И.П. Смирнова [1], В.Е. Багно [2], О.Д. Горелкиной [3], В.В. Кожинова [4], Д.С. Лихачева [5, 6], Р.Л. Шмаракова [7].

Прежде чем приступить к текстуальному анализу повести как беллетристическому произведению, следует остановиться на проблеме беллетризации русской прозы в XVII веке. Студенту следует определить содержание понятия «беллетристика» в его первоначальном значении (беллетристика как изящная словесность, повествовательная художественная литература). Причины, приведшие к началу процесса беллетризации древнерусской литературы (развитие свободного сюжетного повествования, жанровый синтез, новые композиционные приемы и т.д.), необходимо рассматривать в культурно-историческом и эстетическом контексте.

Нам представляется рациональным начать исследование непосредственно «Повести о Савве Грудцыне» с определения жанровых схем, пересекающихся в данном тексте, с того, какие сюжетные и тематические функции они выполняют.

Религиозная легенда. Выдерживается ли в «Повести о Савве Грудцыне» сюжетная схема религиозной легенды «прегрешение -раскаяние — спасение»? Ответив на этот вопрос, следует перейти к вопросам о тематических признаках религиозной легенды в повести, в частности, к проявляющейся в ней фаустовской теме. Для выполнения этого задания необходимо обраться к статье В.М. Жирмунского «История легенды о Фаусте» [8, с. 257-287]. Анализируя «Повесть о Савве Грудцыне» как религиозную легенду, студент должен учитывать противопоставленность двух миров в средневековье: мир культуры, который «характеризуется довольством, приличием, святостью, т.е. обладанием должного (нормы)» и «его антипод — мир нищеты, богохульства, бесстыдства, это мир худших проявлений реальности, мир зла» [9, с. 58].

Волшебная сказка. Отвечая на вопрос о сюжетных признаках волшебной сказки в повести, студенту предлагается вспомнить сцены поединка Саввы с «богатырями», проанализировав троичную символику в этих сценах [10, с. 51], а также остановиться на таком сюжетном компоненте повести, как «дарение» Савве «премудрости» [Там же, с. 48]. Тематические признаки волшебной сказки в повести проявляются в контексте царской темы. Студентам предлагается проанализировать сцены, в которых говорится об отношениях Саввы и царя, определить функции мотива царского покровительства Савве, а также намека на мотив женитьбы на царской дочери (диалог Саввы и беса о бесполезности и вреде покровительства царского шурина [Там же, с. 49].

Разобрав две жанровые схемы, можно переходить к проблемам композиционного и идейного «соперничества» между религиозной легендой и сказкой в «Повести о Савве Грудцыне», реализующегося на приеме обманутого ожидания (речь идет о так и не реализованном мотиве женитьбы молодца на царской дочери), невозможном в предыдущие периоды русской литературы как основанной на узнавании, на риторическом эффекте подражания. Завершить исследование жанровых форм следует размышлением над тем, почему мотив женитьбы на царской дочери все-таки не реализовался, и поиском других жанровых источников повести (семейной хроники, хожения).

На следующем этапе исследования древнерусской повести мы предлагаем анализировать систему образов. Ядром системы персонажей является Савва Грудцын, которым представлен тип молодого человека соответствующей эпохи. Понять же, что представляет собой этот тип, можно, осуществив комплексный анализ главного героя. Савва принадлежит к купеческому сословию, что определяет его способность к передвижению по разным городам. Любовное томление Саввы приводит его к заключению договора с дьяволом. Анализируя мотив любовного томления, необходимо акцентировать внимание на стремлении героя к уединению на лоне природы (романтический побег героя «в природу»?) и на оценке, которую дает повествователь любовному томлению и этому уединению Саввы в природе.

Следующим персонажем, требующим внимательного изучения, является бес, искуситель Саввы. В системе персонажей бес выполняет функции двойника главного героя, его волшебного помощника и вместе с тем антагониста. Студентам необходимо обратить внимание на то, что, выполняя желания Саввы (помогая ему обрести любовь, воинскую силу, богатство), т.е. выполняя вроде бы функции волшебного помощника, на самом деле бес мешает его спасению в христианском смысле, он откладывает его.

В рамках анализа системы персонажей следует разобрать мотив борьбы за душу молодого человека, развернутой родителями Саввы (письма матери [Там же, с. 44-45], поиски сына отцом [Там же, с. 46-48]), нищим, оплакивавшим душу героя [Там же; 47], женой сотника [там же; 5152], Богородицей [Там же, с. 53], с одной стороны, и женой Бажена Второго [Там же, с. 41-42], бесом [Там же, с. 43-44 и далее], «князем тьмы» [Там же, с. 45-46] — с другой. Положительные персонажи репрезентируют божественный порядок, космос, а отрицательные — дьявольский «порядок», хаос.

Противопоставление божественному порядок бесовскому хаосу выражается и на уровне хронотопа. Начать исследование хронотопа в повести мы предлагаем с анализа образа дома и мотива пути. Студенту можно предложить следующую систему заданий: 1) Раскройте противопоставление открытого пространства закрытому, сакрального профанному (сим-

волическое церковное пространство и пространство дьявольского города, «пустого места» [Там же, с. 45]). 2) Определите символические значения мотива странствия. Раскройте прямое и метафорическое значение мотива пути. Как он связан с символическим значением образа «дома»? 3) Проанализируйте роль «домов» в судьбе Саввы: дом Бажена Второго, «дом» дьявола, дом сотника, «божий» дом. 4) Подумайте над женскими образами (хозяйками домов), сыгравшими роль в жизни Саввы, от жены-искусительницы, через жену сотника, к Богородице.

Читать еще:  Виктор пелевин ананасная вода. Виктор Пелевин: "Ананасная вода для прекрасной дамы"

Художественное время в произведении также находится в системе координат «сакральное — профанное». Художественное время мы предлагаем исследовать через образ трапезы [7, с. 80-85]. Для этого необходимо остановиться на эпизоде, когда Бажен Второй с Саввой отправляются на Божественную литургию, а жена Бажена в то же время готовит зелье [10, с. 41-42].

В древнерусской литературе XVII века происходят резкие изменения, хотя она по-прежнему остается дидактической и риторической. Если в ранние эпохи художественная методология книжника базировалась на принципе художественного абстрагирования, то теперь, в XVII веке, появляется интерес к земному, художник создает иллюзию жизнеподобия. Подтверждая этот тезис, следует предложить студенту проанализировать имена героев, в частности, фамилию главного героя. Случайна ли она? Какая взаимосвязь обнаруживается между вымышленным персонажем и существовавшими в действительной жизни людьми? Кроме того, пересечение жанровых схем, появление интриги, интерес книжника к характеру героя, комплексный подход в его изображении, политематичность повести -все это позволяет исследователям называть «Повесть о Савве Грудцыне» первым опытом русского романа. О романическом характере изложения в повести студентам следует прочитать в работах Д.С. Лихачева [5, с. 26-39],

Завершить общее исследование текста можно размышлениями над отражением в произведении историко-культурных явлений Росси XVII века. Образ беса в повести можно интерпретировать в историкосимволическом плане, через явление самозванства, возникшего в России XVII века.

Возможно, подробные рекомендации, направляющие аналитическую мысль студента, помогающие ему работать с литературой, эстетически от него отдаленной, являются авторитарными и, в известной степени, подавляющими самостоятельность, но напомним, что речь идет об исследователях, которые делают первые литературоведческие шаги, а материал является крайне специфическим. Мы полагаем, что подобные рекомендации воспримутся студентами как своего рода трамплин для дальнейших оригинальных разысканий.

1. Смирнов И.П. От сказки к роману // Труды Отдела древнерусской литературы. Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1972. Т. 27. С. 284-320.

2. Багно В.Е. Договор человека с дьяволом в «Повести о Савве Грудцыне» и европейской литературной традиции // ТОДРЛ. Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1985. Т. 40. С. 364-372.

3. Горелкина О.Д. Русские повести конца XVII — начала XVIII вв. о договоре человека с дьяволом в связи с мифологическими представления позднего русского средневековья // Источники по истории русского общественного сознания периода феодализма. Новосибирск : Наука, 1986.

4. Кожинов В.В. Происхождение романа. М.: Советский писатель,

5. Лихачев Д.С. Предпосылки возникновения жанра романа в русской литературе // История русского романа. М.; Л. : Ин-т рус. лит. АН СССР, 1962. Т. 1. С. 26-39.

6. Лихачев Д.С. Семнадцатый век в русской литературе // XVII век в мировом литературном развитии. М. : Наука, 1969. С. 299-328.

7. Шмараков Р.Л. Структурная развертка библейских текстов как проблема изучения и преподавания древнерусской литературы // Единицы языка и речи: Структура, семантика, функция: межвуз. сб. науч. тр.ТГПУ Тула, 2002. Деп. в ИНИОН РАН от 25.11.2002, №57607. С.80-85.

8. Жирмунский В.М. История легенды о Фаусте // Легенда о докторе Фаусте. 2-е изд. М.: Наука, 1978. С. 257-287.

9. Юрков С.Е. Оформление концептуальности «другого» в русской ментальности и культуре // Известия ТулГУ Гуманитарные науки. Вып. 2. Тула : Изд-во ТулГУ, 2010. С. 54-66.

10. Памятники литературы Древней Руси XVII в. Кн. 1. М., 1988.

Рудомазина Татьяна Борисовна, канд. филол. наук, доц., tatiana rudomazina@mail.ru, Россия, Тула, Тульский государственный университет.

ANALYSIS OF «THE TALE OF SAVVA GRUDTSYN»:

ON STUDYING THE OLD RUSSIAN LITERATURE BY JOURNALIST-STUDENTS

The literary analysis of the Old Russian «The Tale of Savva Grudtsyn», considered as a subject matter of study by journalist-students, is presented in the article. The author offers a methodology of the textual study of the tale considering aesthetic features typical of transitional period of the 17th century Russian literature.

Key words: Old Russian literature, genre, contexture, characters system.

Жанровые особенности бытовой повести ХУП в.

БЫТОВАЯ ПОВЕСТЬ, как новый самостоятельный жанр древнерусской литературы бытовая повесть появляется во 2-й пол. XVII в. Элементы этого жанра уже присутствовали в агиографических произведениях к. XV — XVI в., таких, как житийная «Повесть о Петре и Февронии», «Повести о Луке Колочском». В 1-й пол. XVII в. житие начинает трансформироваться в бытовую повесть. Таково, напр., «Житие Улиании Осорьиной».
Сложные социальные отношения в обществе изображает «Сказание о явлении Унженского креста». Любящие сестры Марфа и Мария разлучены друг с другом враждой супругов: родовитым и бедным Иваном и богатым, но не знатным Логвином.
Наиболее значительной бытовой повестью является «Повесть о Горе-Злочастии». В отличие от исторической повести ее герой — вымышленный, обобщенно-собирательный образ.
Не менее интересна и важна бытовая «Повесть о Савве Грудцыне», которая строится на западноевропейском фаустианском мотиве.
Занимательность сюжета бытовой повести, изображение внутренних переживаний героя ставят ее в преддверии русского романа.
Если борьба «старого» и «нового» в повестях о Горе-Злочастии и Савве Грудцыне завершается внешне победой «старого» и герои терпят жизненное фиаско, то в плутовской новелле «Повести о Фроле Скобееве» торжествует новый герой — бедный захудалый дворянин, мелкий канцелярист.
Бытовые повести отвечали запросам появившегося в XVII в. нового читателя из посадской купеческой среды, мелких служащих. Авторы бытовой повести отказывались от этикетности, символико-аллегорической образности, присущей литературе средневековой. Они — яркое свидетельство начала переходного периода.

50. Проблема «барокко» в русской литературе ХУП в.

– Термин «Б» — 18в. Сторонники классицизма: обозначение искусства грубого, безвкусного. Связан с архитектуры и изобразит. ис-твом. Позже термин распространился на литру

– Адьял, Морозов. Литра 2 пол.17 и 1 пол 18 – барокко.

– Белков – отрицание сущ. р. барокко. Вирши, драматургия – зарождение классицизма

– Матхаузерова: 2 вида барокко: нац. р. и заимств. польско-укр.

– Лихачев: только р. барокко, кот. было заимств. из польско-укр. литры, затем приобрело свои специф. особенности.

– Еремин об особенностях р.барокко в поэзии С.Полоцкого.

– Черты барокко: 1) эстетич. выражения приувел. пафоса. 2) парадность, церимониальность, внешн. эмоциональность, нагромождение стилей, орнаментальность.

– 2 аспекта барокко: 1) как худ. метод и стиль 2) как тип худ. творчества.

– Появление во 2-пол. 17в, обслуживал зарождавшийся просвященный абсолютизм. Аристократическое явление, противостоящее демокр. литре. Посветит хар-р.

– Писатели всматривались в мирскую жизнь, выдвигали требования разумного подхода к действительности, несмотря на признание идеи судьбы и идеи Бога, в сочетании с дидактизмом. На этой системе взглядов строился вымысел. Система аллегорий и символов, а так же сложная структура произведений

– Стиль барокко подготовил явл. классицизма, получил наиболее яркое воплощение в виршевой поэзии и драматургии.

51. Идейно-художественное своеобразие «Повести о Горе Злочастии».

«Повесть о Горе-Злосчастии» создана в купеческой среде во 2-ой половине 17 в. повесть написана народным стихом, на бытовой сюжет, сопровождаемый лирическими нравоучениями. Герой повести-Молодец, у него нет имени, не послушался родителей, говоривших: «Не ходи, чадо, в пиры и в братнины, не садися ты на месщц болшее, не пей, чадо, двух чар за едину!», чтобы не быть нищим. Он «хотел жити, как ему любо» и делал всё наоборот, поэтому впал «в наготу и босоту безмерную». А повести проходит параллель между поддавшимися искушению Адамом и Евой и Молодцем. Возникает образ змея-искусителя, «названого брата», который спаивает его, а затем обкрадывает. Далее параллель проходит через мотив изгнания-Молодцу «срамно . появитися к своему отиу и матери» и он решает уйти «на чюжу страну». Там он попадает на пир, где рассказывает людям обо всём и просит помощи. Ему помогают, дают советы, основанные на домостроевской морали. Благодаря им, Молодец «от великого разума наживал он живота больше старова; присмотрил невесту себе по обычаю». Узнало об этом Горе-Злосчастие и явилось к Молодцу во сне, предвещая: «быть тебе от невесты истравлену. из злата и сребра быть убитому». Но сну Молодец не поверил, тогда Горе явилось ему во сне в образе архангела Гавриила, сказав о том, что блаженство-быть нищим и пьяным. После этого Молодец выполняет указания Горя, но потом понимает свою ошибку: «до беды меня, молотца, домыкало». Но Горе не отпускает его, говоря, что не уйдёт никуда Молодец от него. Тщетно поборовшись с Горем, «молодец в монастыр пошел постригатися», чем и спасся. Герой повести-опустившийся человек, но он переживает от этого. Это первый в русской лит-ре образ босяка, которому автор сочувствует, но в то же время и осуждает. Облик Горя построен на фольклорных началах. Горе заставляет человека выбрать неправильный путь, но оно является и возмездием за его ошибки, когда говорит: «А хто родителей на добро учения не слушает, того выучу я, Горе злосчастное». Это произведение по жанру похоже на притчу или поучение, т.к. насыщено моралью, приводимой на конкретном примере. Также повесть очень близка к народным песням о Горе, отдельные места носят былинный характер (например, приход Молодца на пир и его похвальба). Произведение близко к фольклору, что видно в сравнениях: Молодец-«сизый голубь», Горе-«Серый ястреб» и т.д. На основе этого можно сказать, что повесть представляет собой сплав фольклора и литературы, она выходит за рамки жанровых систем, сочетая в себе множество жанров и традиций.

Читать еще:  Какой итог жизненного пути печорина. Каково значение «судьбы» в жизни Печорина

52. Идейно-художественное своеобразие «Повести о Савве Грудцыне».

«Повесть о Савве Грудцыне» — произведение, созданное неизвестным автором в 60-х гг. XVII в. В произведении отразились исторические события первой половины столетия и многие бытовые черты того времени.
Сочетание в «Повести» романической темы с подробными описаниями быта и нравов Руси XVII в. дало основание ряду исследователей видеть в этом произведении опыт создания первого русского романа.
В Повести рассказывается, как купеческий сын Савва из реально существовавшего богатого купеческого рода Грудцыных-Усовых, оказавшись по торговым делам в городе Орле (на реке Каме, близ Соликамской), был соблазнен женой купца Бажена Второго. Отказавшись от греховного занятия в день святого Вознесения, Савва вызвал гнев своей любовницы, и она, опоив юношу любовным приворотным зельем, подговорила мужа отказать ему от дома. Страдающий от неутоленной страсти, Савва помышляет о том, что готов послужить дьяволу ради возвращения прежней любовной связи, и бес в облике юноши тут же является. Савва дает ему свое «рукописание», в котором отрекается от Христа (правда, по причине малограмотности он писал под диктовку беса «не слагая», т. е. не читая написанное как связный текст). В дальнейшем бес выступает в роли, близкой «волшебному помощнику» народной сказки, помогая герою не только добиться любви жены Бажена Второго, но и совершить воинские подвиги во время осады Смоленска русскими войсками.
Вернувшись в Москву, Савва тяжело заболел и решился исповедаться. Явившиеся бесы пытаются помешать ему это сделать и показывают Савве его «богоотметное писмо». И после исповеди бесы продолжают мучить героя до тех пор, пока ему не является Богородица вместе с Иоанном Богословом и Петром митрополитом, которые указывают путь спасения: как и герой «Повести о Горе-Злочастии

«, попавший в зависимость от враждебной силы, Савва завершает свой путь в монастыре.
У Повести есть два основных жанровых прототипа — религиозная легенда и волшебная сказка, на основе которых автор создал принципиально новое произведение. Использование двух жанровых прототипов позволяет автору, по наблюдению А. М. Панченко, переходить по ходу повествования от одной сюжетной схемы к другой, что создает не характерный для древнерусской литературы «эффект обманутого ожидания».
Традиционные сюжетные схемы, помимо этого, автор наполняет чертами живого быта 1-й пол. XVII в. с описанием реальных торговых путей, обучения делу молодого купеческого сына, набора в солдатские полки и т. д. В Повести отразились и реально существовавшие демонологические представления XVII в., и реальные исторические события (Смута, осада Смоленска 1632-1634 гг. и др.). Из исторических лиц, кроме царя Михаила Федоровича, автор упоминает бояр Шеина и Стрешнева, стольника Воронцова-Вельяминова, стрелецкого сотника Шилова.
По своим взглядам автор Повести — консерватор, он противится новым веяниям, которые принес с собой «бунташный век»; все то, что нарушает традиционные нормы поведения, для него «от диавола». Но и сам автор невольно подчиняется духу времени и оказывается новатором — и в смешении жанровых схем, и в использовании неожиданности как художественного приема, и в изображении развитой любовной интриги, и в ярких бытовых зарисовках.

53. Идейно-художественное своеобразие «Повести о Карпе Сутулове».

ПОВЕСТЬ О КАРПЕ СУТУЛОВЕ — древнерусская новелла, появившаяся на Руси на рубеже XVII и XVIII вв. Она привлекала читателей занимательным сюжетом, близким к народной сказке. Богатый купец Карп Сутулов, отправляясь по торговым делам в Литовскую землю, просил своего друга богатого купца Афанасия Бердова снабдить его жену Татьяну деньгами, если ей не хватит их до приезда мужа. Через три года Татьяна обратилась к Афанасию Бер-дову, но тот нарушил свое обещание и согласился дать ей 100 рублей только в обмен на ее любовь. Татьяна идет советоваться к попу, своему духовнику, а затем — к архиепископу, но те обещают ей деньги на тех же условиях, что и купец. Татьяна назначает им свидание у себя дома одному за другим и хитростью заставляет всех троих забраться в сундуки, с двух сняв верхнюю одежду, а архиепископа, переодев в женскую рубаху, что было совершенно недопустимо по церковным правилам. Воевода, к которому Татьяна доставила сундуки, посмеялся над незадачливыми любовниками и наложил на них штраф, поделив деньги с Татьяной.

В П. выведены персонажи, хорошо знакомые русскому читателю: Татьяна, обычная светская женщина, купцы, клирики, не отличающиеся нравственным поведением. В чем-то эти герои сродни и персонажам переводных западных новелл типа “Декамерона” Бокаччо. Татьяна проявляет смекалку, хитрость, умеет обратить жизненные затруднения в свою пользу. П. относится к демократическим смеховым произведениям Древней Руси. Комедийны многие ее ситуации — обман, переодевание, прятание в сундуках, наконец, сцена появления незадачливых любовников на воеводском дворе. Скрытый смех П. и в ее “перевернутости”: не священники наставляют женщину на путь истинный, а она поучает их при помощи изречений, близких к текстам Священного писания. Возможно, юмор таится и в значении имен.

Мастерство автора П. указывает на профессионального писателя, хотя определить точно, из каких социальных слоев он вышел, не представляется возможным. Он хорошо владел книжными приемами и был знаком с особенностями устного народного творчества.

Как отмечали исследователи, сюжет П. не оригинален. Он широко распространен в мировой литературе. Русская версия наиболее близка к сказкам, бытующим в восточных литературах — древнеиндийской, древнеарабской, персидской, турецкой, афганской и др. Высказывалась мысль о том, что и на Руси этот сюжет распространялся сначала в виде устной сказки. Однако в русском, украинском, белорусском фольклоре нет ни одного произведения, содержащего все мотивы П. Наиболее близка к древнерусскому сюжету сказка А. К. Барышниковой “Умная жена”, записанная в Воронежской области, но и в ней совершенно другая концовка и отсутствует ряд важных деталей.

Дата добавления: 2015-07-04 ; просмотров: 1995 . Нарушение авторских прав

Источники:

http://studme.org/37156/literatura/povest_savve_grudtsyne
http://cyberleninka.ru/article/n/15617583
http://studopedia.info/5-19527.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector