2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проблематика и основные идеи романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы

Проблематика и идейный смысл романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»

С именем отца семейства Карамазовых – Федора Павловича связано особое явление русской жизни, получившее определение «карамазовщина», характеризующее национально-психологические пороки наподобие «хлестаковщины», «обломовщины» и др. Обычно карамазовщину трактуют как безудержность чувственных желаний: сладострастия, зуда наживы, примитивного своеволия, которым и отличается Федор Павлович. Но это явление более сложное и опасное: «карамазовщина» — это сладострастие нравственное, то есть откровенное бесстыдство, открытая защита «права на бесчестие», циничное высмеивание всего возвышенного, духовного. Безудержный аморализм представлен в романе как порча русского национального духа в эпоху массовой потери высших идеалов. Порча потому, что, согласно Достоевскому, в русском человеке всегда жила сильная потребность веры, заметная здесь даже у отца семейства, при всей его расхристанности.

Четыре брата Карамазовых представляют, по мысли Достоевского, четыре наиболее характерных типа нравственного сознания и, вместе с тем, четыре типа духовной деятельности, порознь изображенных в предыдущих романах писателя. Иван – теоретик и атеист – смелый аналитик Бытия. Смердяков – практик-делец, оправдывающей теорией Ивана свое будущее преступление. Дмитрий – «весь фанатик», человек безудержных страстей, он ищет опору в «источниках сердца своего», в натуре человека. Алексей – тип «органически нравственный», с идеалом, и потому с надежной жизненной позицией. Он – «будущее поколение, живая сила, новые люди».

С образом Дмитрия Карамазова связана проблема нравственно-религиозного возрождения человека – основная в романе. Этот герой представлен как личность неуемная, ни в чем не знающая меры, социально опасная. Вместе с тем и больше всего, с точки зрения Достоевского, — это трепещущая русская душа, пораженная собственным распадом, жаждущая «собрать» себя как человека. Дмитрий видит в своем падении проявление общего закона жизни – этической раздвоенности современного человека, но это сознание не служит ему оправданием, не утешает его, а, наоборот, мучит, вызывает боль и отчаяние: «Перенести я притом не могу, что иной, высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы. Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы его сузил». Митя, в отличие от отца и Смердякова, не путает добро и зло в системе оценок, не выдает черное за белое, но в поступках своих, совершаемых под влиянием стихийных порывов, не всегда их различает. Он сознает ценность всякого человека, но и любого может обидеть, как, например, капитана Снегирева, которого он публично оттаскал за бороденку-«мочалку». У героя нравственное сознание редко предваряет поступки, чаще оно появляется «постфактум», как угрызения совести. Такова «русская широкая натура» — тип, неоднократно варьируемый писателем. В Мите акцентировано бессознательное религиозное чувство. Это коренной русский человек 19 века («коренник», как называл таких людей сам Достоевский): у него понятия о мировом порядке основываются именно на вере в Бога, а вера живет в крови.

Митя возрождается ерез мучительное страдание – не случайно этапы нравственных потрясений, переживаемых им, определяются как мытарства души. Способ познания мира у Дмитрия прямо противоположен мудрости Ивана, пытающегося постичь мир рационалистически.

6) Пятая книга романа «Pro и contra» — кульминация конфликта идей в романе. В центре пятой книги «Легенда о великом инквизиторе». В основе ее сюжета – выдуманное пришествие Христа в средневековую Италию, где свирепствовала католическая инквизиция. Сицилийский инквизитор готов отправить на костер Сына Божьего, Учителя, лишь бы тот не мешал проповедью гуманизма и свободы осуществлять по-своему истолкованное инквизитором Учение способами, несовместимыми с принципами самого Учителя. Аргументы в чем-то повторяют довода Раскольникова («Преступление и наказание») и Шигалева («Бесы»): люди, ничтожные по самой своей человеческой природе, не справляются со свободой. Они с радостью отдали свободу взамен хлебы, взамен узды. Свобода отнята у людей для их счастья. Инквизитор, по мнению Ивана Карамазова, уверен в этом, он по-своему заботится о человечестве. Христос исходит из совсем иного, высокого понимания человека. Он целует безжизненные уста воинственного старца, вероятно, видя в нем самую заблудшую овцу из своего стада.

Алеша чувствует бесчестность инквизитора, который использует имя Христа для достижения своих целей. Иван же, сопоставляя две точки зрения на человека, склоняется к инквизиторской. Он не только не верит в людей, но отрицает и сам мир, Богом созданный.

7) Рассуждения Ивана таковы: если Бог допускает страдания ни в чем не повинных, абсолютно безгрешных существ, значит или Бог несправедлив, неблагостен или не всемогущ. И от установленной в мировом финале высшей гармонии он отказывается: «Не стоит она слезинки хотя бы одного… только замученного ребенка». Но возвращая билет в Царствие Небесное, разочаровавшись в высшей справедливости, Иван делает роковое умозаключение: «Все позволено».

И вновь, как и в прежних романах писателя, не укорененная в нравственности свобода мысли превращается в своеволие слова и поступка. Иван подает преступную идею – Смердяков ее осуществляет.

Бунт Иван Карамазова предваряет глава «Верующие бабы» из второй книги романа, в которой старец Зосима сумел успокоить и духовно укрепить молодую женщину, потерявшую младенца. Известно, что слова Зосимы записаны Достоевским со слов оптинского старца Амвросия, которого писатель посетил после смерти малолетнего сынишки.

Старец Зосима неоднократно подчеркивает, что преобразить окружающий мир можно лишь через признание своей личной ответственности и вины. Он призывает каждого «осознать себя виноватым перед всеми». Состоятельность этой идеи автор подчеркивает на примере убийства Федора Карамазова. Хотя совершил это преступление Смердяков, совиновными себя считают Иван Карамазов и Дмитрий Карамазов. И даже кроткий и миролюбивый Алексей Карамазов считает себя виновным в том, что в роковой день убийства не выполнил наказ своего наставника и отложил встречу с Дмитрием Карамазовым, не уберег его от тяжких испытаний.

8) Образ третьего брата Алеши Карамазова – последний опыт писателя в решении проблемы «положительно прекрасного человека». Это тип нового русского подвижника, религиозного правдоискателя, которому свойственна христианская любовь к людям, проявляющаяся постоянно в его жизненной практике, в творимом им деятельном добре и готовности к самопожертвованию. Впервые в русской литературе положительный герой выступает в рясе монастырского послушника. Достоевский при этом показал принципиальное отличие патриота-подвижника от борца за социальные права. Обоснование характера Алексея Карамазова в первых же главах романа дано по принципу «от противного»: он совсем не такой, как Герой. У традиционных героев русской литературы их сознательная жизнь начиналась с резко критического отношения к близкому окружению, с раннего осуждения своей среды или внутреннего отделения от нее противопоставления себя ей, — это даже у мягких, любящих женских натур – у Татьяны Лариной («Евгений Онегин») и Лизы Калитиной («Дворянское гнездо»). Алеша реализует в жизни наставление своего духовного руководителя старца Зосимы, полагавшего, что каждый человек должен осознать себя наихудшим из людей. Показательно в этом плане противопоставление главы «Обе вместе» из третьей книги романа главе «Луковка» из пятой книги. В главе Луковка Алеше удается то, что не удалось Катерине Ивановне в главе «Обе вместе»: он вызвал сострадание, сочувствие и покаяние у Грушеньки. Великодушие Катерины Ивановны полно самоупоения, вся ее речь полна чувства превосходства перед соперницей, и это раздражает Грушеньку, которая с горечью отвергает ухаживания Катерины Ивановны. Алеша Карамазов не проявляет жалости в отношении к Грушеньке, он сумел найти в ней отдельные черты благородства и ставит себя ниже Грушеньки. Он способен уживаться с погрязшим в сладострастии отцом, несмотря на неприятие разврата. Молодой человек не закрепляет зло за социальным или образовательным статусом человека (он зол потому, что крепостник или нигилист), как это делал воспитанный в просветительских традициях герой русской литературы.

Достоевский считал Алексея Карамазова первым героем своей книги – об этом он написал во вступлении к роману, но главная книга о нем должна была быть вторым томом, а она так и осталась ненаписанной. Известно свидетельство А.С.Суворина о намерении писателя: «Он хотел его (Алешу) провести через монастырь и сделать революционером. Он совершил бы политическое преступление. Его бы казнили. Он искал бы правду, и в этих поисках, естественно, стал бы революционером». Сообщения это вызывает большие сомнения. Слишком уж далек Алексей от революционера, более того, решительно ему противопоставлен. В романе намечается другая перспектива деятельности Алеши: здесь он, как Христос, напутствует своих учеников – двенадцать мальчиков-подростков (по ассоциации с двенадцатью апостолами Христовыми) на жизнь, верную идеалам хритианской любви и братолюбия

Читать еще:  Значение слова аллегория. Как применяется в разных видах искусства

9) Важнейшая особенность романа Достоевского «Братья Карамазовы» — полифонизм, открытый М.М.Бахтиным, — множественность субъектов сознания, самостоятельность голосов, не приведенных к одному идеологическому знаменателю; «независимость» героев в отношении к автору. Бахтин убедительно полказал, что повествовательная структура полифонического романа позволяет сделать слово героя о себе и о мире таким же полновесным, как слово автора, представить его во всей полноте и объективности. Ученый констатировал принципиальную идеологическую незавершенность романа Достоевского, утверждавшего, что «ничего окончательного в мире еще не произошло, последнее слово о мире еще не сказано, мир открыт и свободен, еще все впереди и всегда будет впереди…». Однако полифонизм художественного мышления Достоевского не означает устранения последней воли автора-творца, реализованной и в замысле, и в итогах всего, им созданного. Но в поэтической структуре полифонического романа авторская позиция и оценка, в отличие от романа монологического, выражается не прямо, а косвенно, через конкретную сюжетно-композиционную структуру, через представленную автором систему параллельных и контрастных рядов и оппозиций.

«Задача искусства – не случайности быта, а общая их идея, зорко угаданная и верно снятая с многообразия однородных жизненных явлений», — писал Достоевский. Организуя идеологическое общение своих героев, позволяя им раскрыться до конца, писатель осуществляет новое художественное видение жизни человеческого сознания и помогает расширению сознания читателей, становлению их духовной самостоятельности.

Проблематика и основные идеи романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»

«Братья Карамазовы» — последний роман Достоевского. Уже с начала 1860-х гг., после прочтения и осмысления романов Виктора Гюго, в первую очередь «Отверженных» (1862), русского писателя занимала мысль о создании романа-эпопеи, построенного на материале текущей действительности, энциклопедического по охвату материала.

Многие темы, поднятые и исследованные Достоевским в Дневнике Писателя (разложение дворянской семьи, экономический кризис в России, истребление лесов, обнищание русской деревни, кризис православной веры и размах сектантства, состояние суда и адвокатуры, в более широком плане — прошлое, настоящее и будущее России. ), нашли впоследствии отражение в его последнем произведении. Сам писатель подчеркивал в одном из писем: «. готовясь написать один очень большой роман, я и задумал погрузиться специально в изучение — не действительности, собственно, я с нею и без того знаком, а подробностей текущего. Одна из самых важных задач в этом текущем, для меня, например, молодое поколение, а вместе с тем — современная русская семья, которая, я предчувствую это, далеко не такова, как всего еще двадцать лет назад. Но есть и еще многое кроме того. » (X. Д. Алчевской, 9 апр. 1876 г.). – проблема разложения русской семьи и продолжение проблемы случайных семеств.

Достоевский наполнил роман животрепещущими проблемами текущего времени — в нем много откликов на события российской общественной жизни конца 1870-х, полемики с произведениями и статьями, появившимися на страницах журналов именно в это время. Но при всей злободневности, «фельетонности» содержания в «Братьях Карамазовых» с наибольшей силой проявилось и непревзойденное мастерство Достоевского-романиста в соединении сиюминутного и вечного, быта и философии, материи и духа. Главная и глобальная тема романа, как уже упоминалось, — прошлое, настоящее и будущее России. Судьбы уходящего поколения (отец Карамазов, штабс-капитан Снегирев Миусов, госпожа Хохлакова, Поленов, старец Зосима. ) как бы сопоставлены и чем-то противопоставлены судьбам представителей из «настоящего» России (браты Карамазовы, Смердяков, Ракитин, Грушень-ка, Варвара Снегирева. ), а на авансцену уже выходят представители совсем юного поколения, «будущее» страны, которым вероятно, суждено было стать основными героями второго романа (Лиза Хохлакова Коля Красоткин, Карташов, Смуров. )

Глобальность темы, глубина поставленных в романе «мировых» вопросов способствовали тому, что в нем еще шире, чем в предыдущих произведениях Достоевского отразился контекст русской и мировой истории, литературы, философии. На страницах романа упоминаются и в комментариях к нему перечислены сотни имен и названий произведений. Необыкновенно широк диапазон философских источников «Братьев Карамазовых» — от Платона и Плотина до Н. Ф. Федорова и Вл. С. Соловьева. Но особо следует выделить в этом плане про изведения русских религиозных мыслителей (Нил Сорский, Тихон Задонский и др.) провозглашавших идеал цельного человека у которого различные духовные силы и способности находятся в единстве, a не противоречат друг другу, у которого нет борьбы между мыслью и сердцем, теоретическим разумом и нравственным началом что, по мнению Достоевского, как раз противоположно западному рационализму, ведущему человечество в тупик. И, конечно особенно важную роль в идейно-нравственном содержании «Братьев Карамазовых: играет Евангелие — эпиграф, в которое заключена надежда на возрождение России после периода упадка и разложения, обильное цитирование евангельских текстов постоянные разговоры и споры героев об евангельских притчах.

В центре писательского внимания — события, развернувшиеся в городке с говорящим именем Скотопригоньевск, где очевидней (по сравнению со столицей) противоречия, раздирающие русскую натуру, да и сам национальный дух. Семья Карамазовых, вариант «случайного семейства», становится художественной моделью общероссийских антиномий. Это, с одной стороны, разрушение патриархальных начал, утрата православных основ жизни, духовный нигилизм и имморализм, с другой, — христианское подвижничество, центростремительные духовные силы, обуславливающие прочность кровного и религиозного братства, наконец — соборность.

Во время судебного процесса Митя пришел к идее страдания, искупления. Невинно осужденный, он принимает приговор — каторгу! — со смирением. – проблема искупления чрез страдания сродни Раскольникову, хотя Дмитрий не виновен, в отличие от последнего.

Проблема метания людей между верой в бессмертие и атеизмом, поиск Бога в повседневных мировых событиях, будет ли гармония после страданий, стоит ли эта гармония таких страданий? Если нет бессмертия – то значит можно творить все, не оборачиваясь. Рассуждения Ивана таковы: если бог допускает страдания ни в чем не повинных, абсолютно безгрешных существ, значит или Бог несправедлив, неблагостен, или не всемогущ. И от установленной в мировом финале высшей гармонии он отказывается: «Не стоит она слезинки хотя бы одного только . замученного ребенка». Но, «возвращая билет» в Царствие небесное, разочаровавшись в высшей справедливости, Иван делает роковое, алогичное по сути умозаключение: «Все позволено».

И вновь, как и в прежних романах писателя, не укорененная в нравственности и вере свобода мысли превращается в своеволие слова и поступка. Иван подает преступную идею — Смердяков ее осуществляет. Оба в равной степени отцеубийцы.

Жизненный материал, исследуемый автором берется в состоянии брожения, хаоса, на грани распада. Что он взят именно таким, определялось как эстетическим заданием художника, так и действительным хаосом и катастрофичностью мира.

В таком состоянии предстает жизнь в «Братьях Карамазовых». Плотские инстинкты, цинизм и юродство Федора Павловича, карамазовский «безудерж» Митеньки, идеологический бунт Ивана, «инфернальная» красота Грушеньки — все вышло из обыкновенных границ, драматически напряглось, обнажая в себе возможность и необходимость возмездия за грех, очищающего страдания, веры в разумность бытия.

Но чтобы возможность лучшего осуществилась, наличная действительность должна исчерпаться до конца, отдать всю себя новой стадии развития. Эту диалектику в романе формулирует и подчеркивает эпиграф — одна из глубочайших евангельских метафор, связывающая в бытийное целое разложение, смерть с зачатием новой жизни и будущими плодами ее. Без разложения и умирания «карамазовщины» не высвободятся ее собственные могучие силы, не пойдут в рост, не принесут плодов добра и истины.

За литературными приемами, за психологическими гротесками «Карамазовых» стоят подлинные факты эпохи, отмеченной вырождением дворянства, моральной деградацией личности, эпидемией уголовных преступлений и самоубийств, небывалым идейным разбродом.

Смердяков убивает породившего его Карамазова-отца: круг разложения, таким образом, замкнулся. Но образ Смердякова этим в романе не исчерпывается. В нем Достоевский пророчески указывает на множащуюся породу «выморочных» людей, оторванных от национальных и общечеловеческих корней, лишенных уже не только веры, убеждений, сердечных привязанностей, но и самой способности и потребности их иметь. Смердяковы примут и исполнят любые идеи и лозунги, дающие ход их низкой и злой натуре, они станут «передовым мясом» (как называет его Иван) во всяком деле общественной смуты и разрушения, предпринятом каким-нибудь очередным Верховенским (или Лениным).

Читать еще:  Интересные факты о пабло пикассо. Жизнь Пабло Пикассо: история гения и донжуана

Проблема восприятия красоты, какая роль у нее в жизни? В старшем сыне, Дмитрии, дух и плоть безудержно устремлены к красоте — к венцу и главной тайне мироздания. Но красота здесь, в отличие от «Идиота», предстает героям глубоко двойственным явлением. И Дмитрий поражен этой двойственностью и переживает ее как внутренний разлом, как мучительный душевный «надрыв». Его жизнь — метание между двумя идеалами наконец выбор одного, обретение «нравственного Центра», без которого могучие стихии жизни превращаются в карамазовщину. Обе стороны красоты заключает в себе человек: «Начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны». «Слишком даже широк» человек, чья природа вмещает оба идеала, и в этой «широкости», без единственной и абсолютной меры истинно прекрасного, он обречен на трагическую двойственность, на внутренний хаос — как Свидригайлов, Ставрогин, Версилов, Дмитрий Карамазов. Но карамазовский избыток сил хочет обнять и пережить все. Дмитрий в бешеных порывах чувств и влечений переступает все границы —лишь чудо, «дух светлый» спас его в последний момент от убийства отца.

Проблема судопроизводства, бездушного и фактологического. Обстоятельства преступления приводят суд к убеждению, что убийца — Дмитрий. Следствие и судебный процесс, изображенные писателем в критических тонах, способны воссоздать лишь грубую механику материальных фактов, а правда человеческой души, в последнем боренье одолевшей в себе зло, им недоступна.

Проблема искупления грехов целых поколений. Митя осужден на каторгу, перед ним открывается путь страданий; уже начатый «хождением души по мытарствам» дознания и суда. Отнюдь не покорностью и смирением проникнут он на пороге новой жизни: в нем воскресает человек, во всей полноте прежних сил восставший на «идеал содомский», на зло не только в себе, но и в мире. Перед арестом Мите снится вещий, многозначительный сон: он едет по печальной степи и видит среди погорельцев мать с плачущим «дитем» и чувствует, «что хочет он всем сделать что-то такое, чтобы не плакало больше дите, не плакала бы и черная иссохшая мать дитя, чтоб не было вовсе слез от сей минуты ни у кого и чтобы сейчас же, сейчас же это сделать, не отлагая и несмотря ни на что, со всем безудержем карамазовским» .

Митя жаждет избавить мир от этих слез, ибо сознает, что в них виновен и он — дворянин Карамазов, унижавший и оскорблявший, поднявший руку на отца. Принять кару за несовершенное убийство — значит искупить эту вину, остановить падение дошедшей «до краю» личности, предотвратить окончательное разложение.

Карамазовская натура в Мите исступленно рвется жить и принимает страдание, чтобы очиститься и возродиться к иной жизни. В Грушеньке Митя видит теперь «новый зовущий свет», видит красоту не «инфернальную», а благую и спасительную.

Братья Карамазовы» как итог творческих исканий Достоевского. Проблематика и система образов романа.

В «Братьях Карамазовых» нарисована широкая картина русской провинциальной жизни пореформенной эпохи, изображена целая галерея сложных, часто противоречивых человеческих характеров, разворачиваются разнообразные драматические события, отличающиеся напряженностью, психологической правдивостью и художественной силой. История семейства Карамазовых: отца Федора Павловича, трех его законных сыновей — Ивана, Дмитрия, Алексея и одного незаконного — лакея Смердякова — должна была дать представление об основных тенденциях развития русского общества, о громадной амплитуде колебаний между двумя «безднами» — порока и добродетели, красоты и безобразия. В «Братьях Карамазовых» есть почти все типы героев Достоевского, встречающиеся и ранее в его произведениях, характерные для него конфликты, сюжетные повороты, приемы изображения, — только все это в последнем романе дано более укрупненно. Усиливается накал страстей, напряженность стиля. В двух неделях сюжетного действия романа вмещено такое количество происшествий, неожиданностей, преступлений, случайных встреч, что этого бы хватило на несколько романов — философских, приключенческих, психологических, семейно-бытовых, общественно-политических и т. д.

В последнем романе Достоевского особенно отчетливо проявился характерный для писателя обостренный интерес к убеждениям и переживаниям героев, к их «идеям-чувствам». Достоевский стремился проникнуть в их внутренний мир, изобразить сам поток их сознания, как правило, в момент наивысшего духовного напряжения. Это осуществляется с помощью различных повествовательных форм — внутренних монологов и диалогов, идейных споров, исповедей и т. д. Чрезвычайная напряженность конфликтов, острейшие драматические ситуации, резкость контрастов предопределяются нравственными кризисами героев, стремительным водоворотом страстей, открытым противоборством их мировоззрений, идей, интересов, что находит прямое выражение в резких спорах, обидах, оскорблениях, скандалах — вплоть до катастрофических развязок (убийство, самоубийство, суд). Роман «Братья Карамазовы» по справедливости считается вершиной творчества Достоевского.

Действие романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы» (1878-1879) происходит в провинциальном городке Скотопригоньевске, в дворянской семье Карамазовых.. «Братья Карамазовы» были задуманы как серия романов; написан же был только первый, который «почти даже не роман, а лишь один момент из первой юности моего героя» (Достоевский) — «раннего человеколюбца» Алеши Карамазова, призванного осуществить в жизни заветы своего монастырского наставника отца Зосимы.

У Достоевского семья Карамазовых — это Россия в миниатюре. Каждый из героев воплощает собой определенную «идею». Столкновение этих жизненных установок и определяет действие романа.

Отвратительный в своем цинизме и разврате старик Федор Павлович Карамазов как бы символ смерти и разложения русского общества 60-х годов, которое должно все-таки породить что-то новое. Старший сын, Дмитрий (Митя), — натура стихийная, «широкая», в нем добро перемешано со злом. Он запутывается в своих страстях, заходит в нравственный тупик, но прекрасный «новый человек», обитающий в его душе, — залог будущего воскресения к иной, праведной жизни. Дмитрия влечет к Алеше, который воплощает в себе подлинную «живую жизнь». А с Иваном, который воплощает в себе мощь отрицания, обаяние зла, у него нет ничего общего, их отношения чисто внешние. Именно Иван — настоящий, «по идее», убийца отца. Смердяков— жалкая фигура — лишь исполнитель его злой воли.

В предисловии к роману Достоевский сразу же выделяет Алешу из всех действующих лиц. Он называет его своим героем. Во вступительном рассказе об Алеше Достовский дает «жизнеописание» третьего сына Федора Павловича Карамазова. Автор отмечает те черты своего героя, которые отличают его от других, привлекают внимание и симпатии всех, кому приходилось сталкиваться с Алешей.

После смерти матери «Алеша вдруг объявил. что хочет поступить в монастырь и что монахи готовы допустить его послушником». Алеша ушел в монастырь, но пробыл там недолго. После смерти старца Зосимы и по его воле вернулся Алеша к мирской жизни, к ее радостям и тревогам. Старец понял, что в семье младший сын нужнее, там он может принести много пользы. Алексей и сам чувствует, что нужен братьям. Да не только братьям — он нужен отцу, Грушеньке, Катерине Ивановне, детям — всем. Потому что такое доброе, любящее и прощающее сердце есть только у Алеши. В трудную минуту все обращаются к нему за помощью, и он охотно помогает людям найти себя в этом сложном и запутанном мире.

Самый страстный, самый невыдержанный и самый вспыльчивый из Карамазовых — Митя — искренне радуется, когда встречает Алешу, и рассказывает ему свою тайну, «потому что срок пришел». Алексей много думает о братьях, и думает о них с любовью. И мучается, потому что не может понять ничего во «всей этой путанице». Он не может понять, кого ему нужно жалеть, что пожелать каждому из братьев. О Мите он уже немного знал и старался по возможности помочь ему. А Иван для Алеши был загадкой. Но благодаря «знакомству» братьев за обедом в трактире Алеша понял, что нужен и Ивану, нужен, чтобы помочь ему. Загадка стала постепенно разгадываться. Иван откровенно говорил с Алешей, он «хотел сойтись» с ним, потому что у него не было друзей. Иван доверил свои сокровенные мысли и теории, которые долго и мучительно вынашивал в сердце.

Читать еще:  Акробатика как цирковой жанр. Цирковая акробатика для женщин и детей: видео уроки

Иван не принимает созданного богом мира, потому что этот мир несправедлив и жесток. Он не говорит о страданиях взрослых, потому что взрослые не безгрешны. Но почему должны страдать дети, чистые, не виновные ни в чем? Ведь слезы ребенка говорят о несовершенстве этого мира. И Иван не принимает утверждения, что дети страдают за свои будущие грехи. Ему также непонятна мысль о том, что зло на земле необходимо для того, чтобы лучше показать добро. Иван сомневается во всемогуществе бога. В ответ Алеше, что простить всех и за всех может Христос, Иван рассказывает легенду о Великом инквизиторе.Великий Инквизитор отвергает возможность того величественного идеала, который связывался в сознании человечества (и в сознании самого Достоевского) с образом Христа. Инквизитор убежден, что люди не могут вынести свободы выбора, «потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики». Жизнь человечества можно устроить лишь на принципах «чуда, тайны и авторитета». Иван вслед за Великим Инквизитором также отрицает возможность будущей божьей гармонии. Но если нет страха перед божьим судом, то тогда, считает Иваи, человек свободен от любых нравственных оков: «все. позволено». А сам идет дальше инквизитора. Он не верит в человека, отрицает не только мир. Иван отрицает нравственность и провозглшает принцип «все позволено». И здесь он приходит к противоречию. Он отрицал бога, создающего гармонию, за «слезинку» ребенка. А пришел к принципу «все позволено», который влечет за собой только слезы и кровь.

Иван говорит, что от «все позволено» он не откажется. Алеша целует его, на что Иван замечает ему, что это литературное воровство. Алексей действительно повторяет поступок Христа. Да и разговор двух братьев похож на сцену беседы Христа и инквизитора. И тут и там говорили «инквизиторы», «христы» молчали. «И лишь в конце давали ответ в своем духе: мне тебя жаль, я тебя прощаю и тем подаю тебе пример.

Иван отца не убивал. Но мысль о допустимости, дозволенности отцеубийства впервые сформулировал он. Дмитрий тоже не убивал Федора Павловича, но в порыве ненависти к отцу стоял на грани преступления. Убил отца Смердяков, но лишь доведя до логического конца мысли, брошенные Иваном. На Дмитрия падает обвинение в убийстве отца. В действительности в этом ужасном преступлении не повинен, допущена судебная ошибка. Однако же Дмитрий с готовностью принимает предстоящее страдание, ибо он хотел убить, мог убить, следовательно, по нравственному закону считает себя виновным. Он ощущает свою вину за все преступления, творящиеся на земле, свою ответственность за всеобщие страдания и решается пострадать за всех. После судебного допроса приснились ему погорелые деревенские избы, измученные крестьянки и плачущий на груди у матери голодный ребенок. И Дмитрию во сне страстно захотелось «сделать что-то такое, чтобы не плакало дите, не плакала бы и черная, иссохшая мать, чтоб не было вовсе слез от сей минуты ни у кого, и чтобы сейчас же, сейчас же это сделать, не отлагая и несмотря ни на что…». Вспоминая этот поразивший его сон, Дмитрий сказал Алеше после суда: «За «дите» и пойду. Все «дите». За всех и пойду… потому что надобно же кому-нибудь и за всех пойти».

В карамазовском мире нельзя восстановить четкие моральные границы преступления: все виноваты в случившемся, в атмосфере взаимной ненависти и ожесточения царит преступность. Виноват каждый человек в отдельности и все вместе.

«Карамазовщина», по Достоевскому, — это русский вариант болезни европейского человечества, болезни цивилизации.Причины ее заключаются в том, что цивилизованное человечество утратило нравственные ценности. Наступает кризис гуманизма, который в России принимает формы откровенные и вызывающие. Отречение от высших духовных ценностей ведет человека к равнодушию, одиночеству и ненависти к жизни. Поэтому недаром Достоевский сделал Алешу Карамазова человеком, необходимым для всех. Помогая людям в их бедах и облегчая их мучения и страдания, Алеша проходит великолепную школу, он все больше и больше убеждается в мысли, что самое главное в жизни — это чувство любви и прощения. Перед Достоевским всегда стояла проблема преодоления гордости, как главного источника разобщения людей. Эту тему он пытается разрешить в каждом романе. «Братья Карамазовы» — не исключение. Алексей отказался от гордости, а значит, и простил гордость другим, простил «свое горе и свою беду» и сам принял прощение.

Ф.М.Достоевский считал, что личность человека бессмертна, потому что она живет в других. Но для того, чтобы стать личностью, нужно самостоятельно подходить к действительности, иметь смысл жизни и ориентироваться при этом не на «иметь», а на «быть», обладать высокой нравственной ответственностью. Это трудно, но без этого нет личности.

Действие романа заключено между двумя судебными процессами: разбирательством старца Зосимы и криминальным судом над Дмитрием Карамазовым. И такая последовательность символична. Достоевский достоверно показал, что нравственное падение героев, их отступление от морали, пренебрежение духовными истинами приводит к преступлению.

Достоевский стремится глубоко проникнуть во внутренний мир своих персонажей, слой за слоем обнажить их душу, понять мотивы противоречивых поступков, нравственных терзаний, сомнений и заблуждений. Достигает он этого при помощи широкой амплитуды выразительных средств: от монологов-исповедей до идейных споров, скандалов и оскорблений. Резкие повороты сюжета, конфликты интересов и мнений, подлинный водоворот разнообразных страстей держат читателя в постоянном напряжении.

Но главная задача автора – не интрига. Достоевский изобразил в «Братьях Карамазовых» обобщенную формулу «загадочной русской души» с ее стремлением «забвения всякой мерки во всем», одновременно и разрушительной, и созидательной. Двойственность, осознанное отрицание веры и необходимость в ней как в спасительном якоре, смесь эгоизма и самопожертвования, вечное блуждание в плену ложных ценностей – таким представляется писателю русский человек.

1. Сны – Дмитрия после обвинения, Алеши – сон , который помог выйти ему из кризиса после смерти старца Зосимы – «о браке в кане Галелейской» — Христос превращает воду в вино. Алеша присутствует на этом пиру, встречает художника Веронезе, который расписывал стену храма фреской. Вместо страшнеого суда он изображает сцену пира. Люди – гости в этом мире, должны вести себя как на празднике, сдерживать негатив.

Сон Грушеньки – видит во сне звон колокольчиков, дорогу, по нйе следователь еде за Дмитрием – это ее судьба, она потом поедет за Дмитрием в Сибирь.

2. Культ матери земли – исповедует Зосима, нужно любить природу. Образ почвы у Д. связан с народом.

3. Традиционно в романах Достоевского построены сложная система двойников. Так и в “Братьях Карамазовых”: у Ивана два двойника, раскрывающие суть убеждений героя. Раздвоенность сознания между верой и неверием показана в диалоге героя с чертом. Насмешливый посетитель делает все усилия, чтобы заставить атеиста принять его реальность: стоит ему поверить в сверхъестественное, и позитивное мировоззрение разрушено, “эвклидовский ум” взорван. Иван отчаянно борется с “кошмаром”; в ярости он кричит черту: “Ни одной минуты не принимаю тебя за реальную правду. Ты – ложь, ты – болезнь моя, ты – призрак. Ты – воплощение меня самого, только одной, впрочем, моей стороны. моих мыслей и чувств, только самых гадких и глупых” Черт – галлюцинация; Иван накануне заболевания белой горячкой, но черт и реальность: он говорит то, что Иван не мог бы сказать, сообщает факты, которых тот не знал.

Но у Ивана Карамазова не один двойник, а два: рядом с чертом стоит Смердяков. Лицо “ученого брата” искажено в отражении двух зеркал. Черт повторяет его мысли, но только “самые гадкие и глупые”. Смердяков снижает его “идею” до гнусного уголовного преступления. В низменной душе лакея теория Ивана “все позволено” превращается в замысел убийства с целью ограбления. Иван мыслит отвлеченно, Смердяков делает практический вывод. “Вы убили, – заявляет он своему “учителю”,– вы главный убивец и есть, а я только вашим приспешником был, слугой Личардой верным и по слову вашему дело это и совершил”.

Дата добавления: 2019-07-17 ; просмотров: 172 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Источники:

http://megaobuchalka.ru/2/23624.html
http://lektsii.org/3-23846.html
http://studopedia.net/14_84519_bratya-karamazovi-kak-itog-tvorcheskih-iskaniy-dostoevskogo-problematika-i-sistema-obrazov-romana.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×