1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Серж танкян — обратная сторона. Интервью Серж Танкян: «Мы живем в конце времен!»

Серж танкян — обратная сторона. Интервью Серж Танкян: «Мы живем в конце времен!»

В среду, 5 июля, на московской Арене ЦСКА в рамках фестиваля Park Live выступит американо-армянская метал-группа System Of A Down. Ее фронтмен Серж Танкян приехал в Россию не только ради концерта – он направился на «Мосфильм», где идет работа над историческим фэнтези-боевиком «Легенда о Коловрате». Серж Танкян – автор музыки к этой картине.

В интервью «Ленте.ру» Серж Танкян рассказал о русской музыке, кино и мигрантах.

Материал приводим ниже:

– В ваших предыдущих работах для кино — музыке к фильмам «1915» и «Последний житель» — вы использовали армянскую мелодику. И вот лента о русской истории, битве рязанцев с Батыем. Похоже, вам пришлось обратиться к русским музыкальным традициям, работая над «Коловратом»?

– У нас с продюсером картины Джаником Файзиевым была большая беседа о том, сколько этнических мотивов должно быть в этой моей работе. Он прежде всего хотел такой эпический оркестровый саундтрек, потому что это все-таки экшен. Я согласился, что это было бы круто. Элементы рока привнести было бы тоже неплохо, потому что в жестких сценах это самое то.

Но я также попытался почувствовать особенности русской народной традиции. Я слушал русскую народную музыку и раньше — не так много, но все же. А тут я начал изучать, искал в сети, на YouTube, стараясь найти старинные песни. Не для того, чтобы скопировать что-то, а для того, чтобы понять общий эмоциональный пейзаж, гармонии, переходы. Когда я сочинял, я держал в уме русскую историю. И каким-то образом эти вещи пришли ко мне: хор, народные инструменты. Но мой саундтрек сделан по-современному, не в ультратрадиционном ключе.

– Слушали ли вы русских композиторов, таких как Римский-Корсаков, Чайковский, Свиридов?

– Конечно, я слушал Шостаковича и многих других. Но я на это особо не полагался. Когда я начинаю работу с оркестром, я все делаю по-своему. Я двигался скорее от народных песен. Я очень хотел сделать кавер-версию песни Высоцкого для финальных титров, но что-то как-то не вышло. Он один из моих любимых артистов… он русский король-бард, понимаете? Но, на мой взгляд, что-то не клеилось, хотя я большой его фанат. В общем, благодаря этому фильму я начал слушать много русской музыки, а также монгольской и даже китайской. Мне нужно было как-то проникнуть в это ментальное пространство. Поэтому-то мне так нравится работать над музыкой к фильму. Каждая картина — возможность заглянуть в историю, а также изменить свою музыкальную динамику, найти что-то новое. Это позволяет мне расти как композитору.

– А как вы вообще пришли к музыке для кино? У вас и так довольно многообразная жизнь: вы и симфонии пишете, и джаз играете, не говоря уже о System Of A Down.

– Желание заниматься саундтреками одолевало долгие годы. У меня ушло много времени на то, чтобы стать достаточно опытным для этого дела. Это совершенно другой мир, нежели тот, что был в группе, где мы писали альбомы, ездили в тур и так далее. Тут ты должен до определенной степени погрузиться в мир классики. В 2009 году, когда я сделал симфонию Elect The Dead, и это была моя первая возможность переложить мои песни для оркестра. С тех пор я написал симфонию Orca, поездил по миру, сыграл две тысячи шоу с оркестром. И это постепенно настроило меня на кинематографический лад.

Последние семь-восемь лет мне хочется заниматься именно кино. Первый мой опыт, как вы упомянули, был «1915», затем — «Последний житель», а потом непосредственно перед тем, как приступить к «Яростному» (так в западном прокате будет называться «Легенда о Коловрате» — прим. «Ленты.ру»), я написал музыку к ленте «Намерение разрушать». Это очень мощная документальная картина Джо Берлингера об отрицании геноцида армян. Ее премьера прошла в апреле на фестивале Трайбека.

За последние семь месяцев я работал над двумя фильмами и хочу, чтобы работы было гораздо больше. Я чувствую, что сейчас это мое главное направление как артиста. Это дает мне новые территории для исследования, новый материал для изучения, новую музыку.

Записывая темы для этого фильма, я работал с исполнителями на народных инструментах, мастерами горлового пения из Тувы, с живым оркестром, да и сам сыграл на множестве инструментов. Это куча всего: взаимодействие с людьми, игра, репетиции, сведение, монтаж. Я столько всего выучил нового!

Читать еще:  В каком году родился жюль верн. Гениальный французский писатель – Жюль Верн

– Что труднее — работать с таким огромным составом музыкантов или быть в рок-группе из четырех человек? С одной стороны, оркестр большой, но он играет то, что ему скажешь, а в System Of A Down небось приходится много спорить — у каждого свое мнение, каждый сам себе звезда?

– Это совершенно различные стихии. В первом случае, как вы сказали, люди просто исполняют то, что ты написал, они реализуют то, что ты хочешь сказать как композитор. А второе — это сотрудничество. Это разные истории, и нельзя сказать, что одно дается труднее, а другое легче.

– Как вы сами говорите, с 2009 года вас все больше и больше влечет к оркестровой форме. Знаете, некоторые люди недоумевают, зачем вам все эти оркестры и десятки инструментов, когда есть гитара, бас, ударные и электроника с ее почти безграничными возможностями.

– Ну, если артисту нужно делать одно и то же в сотый раз на тех же инструментах, искусство было бы скукотищей.

– Что вам наиболее важно в киномузыке?

– Главное — то, что требует фильм. То, чего хочу именно я, в данном случае неважно. То есть важно, но до некоторой степени — твоя оригинальность ценна в той степени, в которой она идет на пользу фильму.

Мне нравится разнообразие этого занятия. Вот, например, предыдущий фильм — «Намерение разрушать» — он совершенно отличался от того, что я делаю сейчас. Там было множество современных технологий и живые инструменты: уд, дудук. То есть это была очень современная музыка и при этом с сильной традиционной армянской темой. «Легенда о Коловрате» — это эпическая оркестровка. А «Последний житель» — это такой скупой, минималистичный эмбиент плюс этника.

Лучшим для меня было бы иметь возможность переключаться с такого мощного звукоряда на камерное звучание — фортепиано и квартет, затем электроника, джаз, рок и так далее.

Для меня идеально быть разнообразным. То же самое с альбомами, которые я записываю: тут и тяжелый звук, и джаз, и фьюжн и прочее. По сути, я просто продолжаю делать то, что и так делал бы, — просто теперь делаю это для фильмов.

– Вы политически активный человек. Ваша семья в свое время переселилась из Ливана в США. Думаю, проблема мигрантов — одна из самых актуальных мировых проблем — вам близка?

– Это сложная тема. Прежде всего мы всегда должны искать корень, причину, побуждающую людей мигрировать. Война, игры милитаристов или что-то другое. Конечно, каков бы ни был ответ, мы вынуждены иметь дело с миграцией. Мы видели смертельные последствия того, что в страны попадают люди, которых недостаточно хорошо проверили. Но моя история как иммигранта (я живу в Штатах с 1975 года) — пример того, что иммигранты могут быть полезны стране, в которую они переселяются.

В целом я считаю миграцию хорошим явлением, а что касается частностей, то государство должно проверять и оценивать тех, кто въезжает. Нет ничего плохого в подобной оценке. Страна только выиграет, принимая людей, которые хотят жить в открытом обществе, которые хотят хорошее будущее для своих детей. Они принесут этой стране хорошие плоды. Но нужно набраться терпения, чтобы увидеть эти плоды — они не вырастут за одну ночь. И среди них всегда будут гнилые.
В Европе говорят, что мигранты совершают преступления. Но коренные жители тоже совершают их. В Штатах, где не так много беженцев, большинство преступлений совершают коренные жители — как правило, тупые владельцы оружия. Это преступления на почве ненависти, расизма, страха или ментальной нестабильности.

Проблема с мигрантами сложная, но на нее надо смотреть здраво и не позволять себе впадать в радикализм. Потому что это как раз и является целью всех радикальных организаций — радикализировать открытое общество. И если проблема мигрантов подталкивает тебя к такому состоянию, значит, они добились своего.

Интервью Серж Танкян: «Мы живем в конце времен!» [26.06.2008]

Серж Танкян

Из биографии: Серж родился в Ливане 21 августа 1967 г. и провёл там детство. В возрасте 8 лет вместе с родителями и младшим братом Севагом он переехал в Лос-Анджелес, где начал заниматься музыкой в армянской школе «Rose & Alex Pilibosl», одновременно изучая маркетинг. В Лос-Анджелесе он примкнул к большому арм. Читать полностью

На пресс-конференции по поводу своего приезда в Москву Серж Танкян был не по-звездному приветлив и общителен. Опоздав всего на пару минут, он вошел в зал, где его ждали журналисты, улыбаясь и здороваясь со всеми. Начал с того, что поблагодарил всех собравшихся, хотя, конечно, все собравшиеся и сами были рады безмерно.

Серж Танкян, лидер одной из самых мощных метал-групп современности System Of a Down, записал сольную пластинку “Elect The Dead” и отправился в тур в ее поддержку. В рамках этого тура музыкант и приехал в Россию.

Общаться с Сержем Танкяном – пусть даже так, в рамках пресс-конференции – одно удовольствие. Как человека разносторонних интересов и занятий его спрашивали о политике, конце света, России и, конечно же, музыке.

Читать еще:  Коворкинг на бережковской. Коворкинг — что это, его задачи и цели

Как вы относитесь к тому, что президентом Америки впервые может стать афроамериканец?

Серж Танкян: Сейчас выборы в США — это более волнительно, чем многие годы до этого. Я собираюсь голосовать за Обаму, я надеюсь, что он сможет изменить ситуацию, которую создала нацистская администрация Буша. Но мне кажется, что самое важное – это люди. Не столь существенно, кто именно станет президентом. Главное, чтобы этот человек отражал взгляды и идеи своего народа. Вот в чем заключается демократия.

На альбоме “Elect The Dead” много политических манифестов. Однако в интервью вы не раз говорили, что мы живем в конце времен. Так зачем же в конце времен такая ожесточенная борьба?

Серж Танкян: Я думаю, цивилизация развивается не по циклическому пути, а линейно, отрезками времени. Мы живем в конце времен. Наша цивилизация зародилась очень давно, в Месопотамии. Ресурсы, которые у нас есть, постепенно истощаются, и мы можем оказаться в ситуации нехватки банальных продуктов питания. Так что очень вероятно, что мы приближаемся к некой границе, к концу. Но это не означает конец человечества.

Как вы относитесь к электронной, танцевальной музыке? Можете ли вы представить адаптпцию своей музыки на танцполы мира?

Серж Танкян: Ну, этот явление существует уже давно. Но, знаете, для меня жанр музыки не так уж и важен. Качество – вот что имеет занчение. Если это что-то значимое, что-то красивое, что-то, что двигает тебя вперед – не важно, рок это, поп или электроника. Что касается моей музыки, то я записывал и записываю различные ремиксы и работаю в разных направлениях. У меня есть песни, записанные в жанрах рок, и электроника, и эксперименты с классикой и фортепианной музыкой. Я не хочу зацикливаться на одном жанре. Конечно, мне ближе то направление, в котором я работаю, но мне нравится экспериментировать.

Как вы, будучи известным общественным деятелем, оцениваете Россию, ее место на мировой арене?

Серж Танкян: Я, конечно, не могу приехать в вашу страну и давать какие-то оценки – я ведь всего лишь гость. Я бывал во многих странах, и я думаю, что важны не страны, а взаимодействие друг с другом. Сейчас в России происходит некое восстановление, и это хорошо. Вообще в мире наблюдается некий дисбаланс: есть мощная держава США, и никого, чтобы противостоять ей. Быть может, это удастся России. Но, опять же, я не верю в нации и границы, я верю в то, что мы должны идти навстречу друг другу. Важно не привязываться к отдельной стране, а стать единым целым – и в том, что касается экономики, и в политике. Зло, которое происходит в мире, не основано на нациях и странах. Это классовая проблема в реальности. Воюем по религиозным, международным причинам или из-за нарушения прав человека. Очень важно, чтобы было адекватное общество и в США, и в России, и во всем мире. Важно, чтобы люди, общаясь, находили компромиссы. Существует совсем немного людей, которые управляют остальными 99%. В этом и вся проблема.

Воссоединится ли группа System Of A Down, будете ли вы работать вместе – возможно, в будущем?

Серж Танкян: Два года назад мы сделали официальное заявление о распаде. С тех пор ничего не изменилось. Участники группы работают в сольных проектах и всем довольны. Если появятся какие-то идеи насчет совместной работы, то все об этом узнают. Обычно в таких случаях мы шутим: оставьте нам ваш телефон, мы позвоним вам, когда решим воссоединиться.

Известно, что помимо творчества, вы вместе с Томом Морелло основали организацию «Ось справедливости». Каковы основные цели этой организации, за что боретесь и чего придерживаетесь?

Серж Танкян: «Ось справедливости» мы организовали в 2002 году. Она работает в двух направлениях. Во-первых, как общественная организация. Мы проводим различные благотворительные концерты, помогаем бедным, собираем деньги на различные нужны. Второе направление – политическое. С нами сотрудничает множество известных людей. Мы занимаемся продвижением идей помощи нуждающимся, защиты окружающей среды — в общем, поле для деятельности широко.

Расскажите о работе с таким известным гитаристами как Buckethead. С кем еще планируете сотрудничать?

Серж Танкян: Естественно, я работаю с известными музыкантами. И мне это очень нравится. Это переход в режим других жанров и общение — конечно, интересно. Я продюсировал на своем лейбле несколько отличных групп. В прошлом году сотрудничал с Wyclef. В данный момент мы тесно работаем с джазовыми артистами и, что очень важно, над новой оперой «Прометей», поставленной по греческому мифу. Я также прослушиваю некоторых оперных певцов, которые в дальнейшем будут работать с нами.

С кем еще будет сотрудничать Серж Танкян, и какие еще идеи появятся в его голове – увидим, ведь творческих сил у него, хочется верить, хватит еще надолго.

Читать еще:  Учение конфуция. Конфуций — Китайский философ, основатель конфуцианства

Все отзывы о концерте Серж Танкян (США)

Рецензия «Афиши»

Дверь открывает стройный молодой человек с умными глазами, в джинсах и кедах. «Здравствуйте, — протягивает он руку, — как же я рад, что наконец буду выступать в России».

Серж Танкян, каков он в обычной жизни, мало похож на Сержа Танкяна — музыканта. В сценическом образе лидера группы System of a Down есть что-то неисправимо шутовское — опереточные усы и белый цилиндр, аффектированная мимика, кажется, что он изображает злодея из немого кино. В жизни же его можно принять за студента-старшекурсника — он выглядит гораздо моложе своих лет, он чист и свеж, будто только что из библиотеки, и несмотря на то, что до концерта во французском городе Бурже остается ровно полчаса, на столе только минералка.

Почему-то кажется, что в гримерке группы System of a Down обстановка была несколько более… скажем так, живой — но группы System of a Down уже нет: самая странная и парадоксальная хеви-металлическая группа последних лет, четыре американских армянина, игравших невероятно изобретательную, захватывающую дух, как на американских горках, музыку, разошлись, не объявив о распаде, и друг о друге предпочитают не говорить. Танкян первым выпустил сольный альбом «Elect the Dead», возможно, чуть более прямолинейный в смысле музыки — хотя страсть, странность и запрятанные в гитарное мясо армянские мелодии остались при нем. И это еще что: Танкян рассказывает, что для следующей пластинки репетирует сейчас с джазовым оркестром, а попутно пишет музыку к спектаклю по трагедии Эсхила «Прикованный Прометей», а попутно сочиняет музыку для кино, а попутно…

Танкян, конечно, странный музыкант. Рок-звезда с ярко выраженной политической позицией — это для западного мира скорее нормально, но рок-звезда, которая собственно занимается политикой, вот тут не очень понятно, как у Танкяна на это хватает времени. Меж тем с 2002 года у него на паях с Томом Морелло из Rage Against the Machine существует организация Axis of Justice: они устраивают концерты в помощь бездомным, собирают одежду для жертв стихийных бедствий, пишут петиции за международное признание турецкого геноцида армян, ведут радиошоу, в котором разговаривают о кризисе капитализма с Ноамом Хомским. Да и сам альбом «Elect the Dead» — это такой развернутый политический манифест. Я представляю, как это все выглядело бы, живи Танкян не в Лос-Анджелесе, а в Москве — и тут Танкян прерывает рассказ про Axis of Justice и говорит: «Вот возьмем Путина. Это же очень умный человек, он действительно консолидировал страну. Ельцина нигде серьезно не воспринимали, он позволял олигархам растаскивать Россию на кусочки — а Путин собрал распадающееся государство, сделал страну сильной. Уважаю. Но все это хорошо до той поры, пока ты не отбираешь у людей свободу слова и собраний. Нация в конечном счете — это совокупность независимых, свободных людей».

«Нация» — еще одно ключевое слово: Танкян прекрасно понимает, откуда он родом, и сознательно подчеркивает свою армянскость. Сам он родился в Бейруте, но все его бабушки и дедушки — из тех армянских районов, что находятся на территории Турции. Танкян рассказывает, что уже дважды бывал в Ереване и даже дружит с тамошним бардом Рубеном Ахвердяном — даже дико, что лидер группы System of a Down употребляет в речи выражение «советская бардовская традиция». Я рассказываю Танкяну, в какой ажитации находится армянская диаспора перед его концертом, — в конце концов, это единственный человек, который появлялся на обложке журнала New Musical Express и журнала «Ереван» — и что в одном из его клипов разглядели флаг Армянской ССР, и…

«Не было такого, — говорит Танкян. — Я, конечно, уважаю флаги, но с ними связано множество зла. Флаги — это национализм, войны, этнические чистки. Когда происходит стихийное бедствие — оно смотрит, какой над страной флаг? Когда летят перелетные птицы — они, что, на флаг ориентируются? Все в природе говорит нам: границ не существует, национальные государства придуманы людьми, флаги — это бессмыслица. Это одно из человеческих изобретений — такое же, как время. И оно отомрет тогда, когда цивилизация исчезнет».

Танкяну определенно пора на сцену, но меня как раз разобрало любопытство — а когда, собственно, цивилизация исчезнет? Сколько времени осталось до того, когда времени больше не будет? Концерт-то успеем посмотреть? «Да, в общем, все уже, — вздыхает Танкян. — Время пришло. Вот посмотрите — два графика: население планеты растет с той же скоростью, с какой истощаются природные ресурсы. Эти графики направлены в разные стороны, невозможно свести их в одну точку. Не существует научно обоснованного способа поддерживать существование этой цивилизации хоть сколько-то долгий срок. Мы живем в конце времен. Это научный факт».

Источники:

http://dvoris.ru/stil/serzh-tankyan—obratnaya-storona-intervyu-serzh-tankyan-my-zhivem-v/
http://www.inter-view.org/inv/2119.htm
http://www.afisha.ru/concert/538710/reviews/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector