4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сможет ли человек прожить без общества. Можно ли жить без людей

Почему человек не может жить вне общества?

Потому что у человека присутствуют коммуникативные способности и у него существует потребность в коммуникативных контактах. Реализует себя человек в обществе. В обществе он может себя проявить, найти применение своим талантам, найти себе пару, получить новые знания, развлечься. Одиночество же в большинстве случаев воспринимается людьми негативно, оно считается чем-то ненормальным, одинокий человек может чувствовать себя несчастным. На основании этого можно сделать вывод, что человек — существо коллективное, он приспособлен жить в коллективе-обществе и неприспособлен к одиночеству, жизнь в обществе — это его органическая потребность, также как охота — потребность для кошки.

Жизнь любого человека, невозможно представить себе вне общества, потому что человек изначально является существом, обладающий каким-либо стремлениями, желаниями, увлечениями, он умеет говорить, думать, общаться, у него есть мечты и желания, всем этим, кстати мы и отличаемся от животного мира. Но всего этого не было бы без общества, потому что только в нем, человек становится личностью, познает окружающий мир и действительность, получает необходимые знания и навыки, так необходимые в будущей жизни. К тому же, любому человеку, необходимо постоянно общение с другими людьми, будь то семья, школа или трудовой коллектив, без этого невозможно стать действительно культурным, грамотным и образованным человеком.

На вопрос о том, почему человек не может жить без общества, примеры из литературы дают простой и ясный ответ: человек нуждается в общении и поддержке. К примеру, все мы знаем произведения «Робинзон Крузо» и «Маугли». И не только человек, а большинство высших животных устроены так, что не могут жить в одиночку. То есть, конечно, технически — могут, от одиночества не умирают (хотя я как-то слышал в новостях, что одна женщина умерла от одиночества, без каких-то физических причин). Но психика высших животных устроена так, что для развития и спокойствия нм важна близость наших сородичей. Некоторые зоопарки даже открывают особые должности: обниматель животных. Некоторые животные, особенно детеныши, просто не могут нормально расти и жить без общения, без близости с другим живым существом!

Кроме того, человек имеет невысокие физические способности, но большие материальные потребности. В одиночку можно, но очень сложно обеспечить себя. Поэтому проживание сообществом более эффективно: это позволяет применять разделение труда и получать больше материальных благ при меньших трудозатратах. Еще Адам Смит писал о необходимости работать сообща.

Жизнь взаймы. Можно ли прожить без собственности и быть свободным

Копить деньги, покупать машину, квартиру, дачу, домик на побережье и гараж – зачем, если все можно взять в аренду? Никакой ответственности, налогов и ремонта.

На этом стремлении человечества к предельной свободе, независимости и даже в какой-то мере безответственности создается целая экономическая надстройка – шеринг. С английского это слово переводится как «разделение, распределение». И представляет собой краткосрочное пользование любыми материальными ресурсами без приобретения их в собственность. Теперь уже и в России можно легко и быстро арендовать дачу, машину или вертолет на час или на лето. А электронные способы регистрации и оплаты упрощают все бюрократические процессы.

Есть ли в шеринге недостатки и риски? Как к новому явлению относятся потребители, банки, бизнесмены и государство? Может, лет через десять частная собственность исчезнет совсем? Это и обсудили участники круглого стола «АиФ Урал».

Что такое шеринг?

Максим Марамыгин, директор Института финансов и права УРГЭУ:

– Отчасти шеринг выходит из идеи коммунизма «от каждого по способностям – каждому по потребностям». Эта формулировка подразумевала, что если ты можешь сделать больше – сделай больше и поделись лишним. Тот, кому не хватает, может этим воспользоваться. В шеринге по сути реализуется то же самое, с минимальным возмещением издержек.

Я не думаю, что эта идея в ближайшее время станет главенствующей в экономике, ведь если все откажутся от имущества, то кто это имущество будет создавать? Кто будет нести за него ответственность? Возьмем, например, альтернативу такси – «Бла-бла-кар» (онлайн-сервис поиска автомобильных попутчиков.Ред.). Человек, который взялся меня подвезти, никакой ответственности не несет – он просто делится лишним. И если он за пять минут до поездки передумал, потому что у него изменились планы, мои планы тоже рушатся.

В экономике должны остаться некие базисные услуги, которые должны оказываться компаниями как основной вид деятельности. А шеринг может стать надстройкой, как способ выгодно поделиться излишками. Тем более что это прекрасно вписывается в ставшую в последнее время популярной идеологию тотальной экономии ресурсов.

Олег Лутохин, руководитель образовательного центра Президентского центра Б.Н.Ельцина:

– В России этот сегмент пока не сильно развит, есть определенный кризис доверия. Даже в российской «Википедии» пока нет статьи на эту тему. Само понятие шеринга («делиться») немножко сбивает нас с сути этого феномена. На самом деле это вполне экономически способный рыночный инструмент, абсолютно рабочая бизнес-модель. Он бы не был таким популярным по всему миру, если бы там не было выгоды.

Мне кажется, правильно было бы называть шеринг экономикой общего доступа. В этом смысле примером шеринга могут служить в том числе коворкинги, которых появилось много в Екатеринбурге и по всей стране: мы всё чаще не покупаем большой офис, а оплачиваем рабочее место по часам.

Ольга Жданович, генеральный директор Лаборатории социальных практик:

– Коворкинг в Ельцин центре открылся в 2016 году, в то время в Екатеринбурге их было всего 2-3. Сейчас уже около десяти, и с каждым годом становится все больше. Сейчас, когда нанимают нового сотрудника, часто не спешат его сразу садить в главный офис, ему снимают рабочее место в коворкинге. Представители нового поколения не хотят себя привязывать. Они предпочитают менять пространство вокруг себя: сегодня смотреть на зелень, а завтра – находиться тусовке.

Выгода и риски

Алексей Мерзляков, директор по маркетингу УБРиР:

Читать еще:  Холодное Сердце (Frozen) - Персонажи. Текст песни «Холодное сердце: Отпусти и забудь»

– Сейчас человек может арендовать офис, яхту, машину, дом, уехать в другой город – спектр шеринг-экономики расширяет выбор. Раньше надо было вызывать такси, которое стоило очень дорого. Сейчас можно взять машину, которая существенно дешевле. Или арендовать дом на несколько дней и там пожить. И все это можно делать со смартфона. Цифровизация дает возможность широкого выбора по каждому направлению. Это двигает российскую экономику вперед.

Станислав Мальцев, директор офиса ГК «Новосёл» «К.Маркса, 24»:

– Первое достоинство шеринга: он делает большую часть товаров доступными для потребителя, снижая среднюю стоимость потребляемых ресурсов. Второе – свобода выбора. Сегодня очень сильно развит консюмеризм (идеология потребительства,Ред.). Появилось большое количество товаров, современные молодые потребители хотят постоянно что-то менять, пробовать новое. И бизнес понимает: если перейти на шеринг-модель, можно расширить рынок за счет среднего сегмента. Третий момент касается людей, которые уже владеют вещами и готовы ими делиться. Некоторые воспринимают это как дополнительный источник дохода. Созданные сегодня в ряде стран институты бизнеса и госрегулирования позволяют делать это достаточно безопасно.

Данные по недвижимости Екатеринбурга подтверждают рост аренды. Появляются компании, которые принимают квартиры в доверительное управление. Собственники, которым не хватает дохода, активно вступают в такие отношения, бабушки сдают половину своей площади…

С другой стороны, всегда будет огромный пласт собственников, которые хотят свой дом, прописку, чтобы их дети ходили в конкретную школу и т.д. Мы видим, что в топе продаж маленькие квартирки и студии в новостройках за 1,5-2 млн рублей. Их покупатели – молодые люди, для которых это первое жилье. Денег у них немного, но ставка аренды сейчас превышает ставку по ипотеке процентов на 10-20, и им выгоднее с минимальным первоначальным взносом купить своё, выплатить, это создаст определенный бюджет на старость, какую-то подушку безопасности.

Елена Овсянникова, директор регионального центра финансовой грамотности:

– С точки зрения выбора шеринг – это супер. Но давайте поговорим о рисках. У каждого человека свое отношение к риску, к ответственности. Доверите ли вы свою жизнь и жизнь своего ребенка человеку из бла-бла-кара, которого вы даже не видите, вы не знаете опыт его вождения, состояние его машины? Если человек нашел свое соотношение риска и выгоды – это направление будет развиваться, потому что дает дополнительные возможности. Но шеринг – не заменитель всех остальных экономических процессов. Кроме того, потребности меняются, когда появляется семья, ребенок.

В основе шеринга лежит понятие собственности. А обратная сторона пользования собственностью – ответственность. Например, рынок недвижимости сейчас стоит, потому что в свое время настроили с размахом трехэтажные коттеджи без понимания того, что потом нужно будет их содержать. А теперь государство начинает увеличивать налог на недвижимость. И сейчас за 5 млн продают особняки, на строительство которых когда-то потратили 10 млн.

Понимание этих процессов подталкивает молодежь решать эти проблемы быстро. В советской экономике была очень четкая привязка к месту труда, и если ты официально не работал на закрепленной территории, ты считался тунеядцем. У современной молодежи есть возможность выбора. Появляются объективные условия, которые позволяют работать и перемещаться по всему миру: смена скорости жизни, открытость нашей страны, понимание зарубежного опыта, новые профессии, законодательство. И часто арендовать, тратить немного и сохранять мобильность – более выгодно для них, чем становиться собственником, учитывая все обременения, с этим связанные.

Государство против

Андрей Судаков, ведущий специалист юридического отдела Уральской ТПП:

– Шеринговая экономика (sharing economy), или экономика совместного потребления (Сollaborative Сonsumption) – новая культура и экономическая бизнес модель, когда с помощью технологий и онлайн-платформ люди могут обмениваться активами, которые они не используют. Активами может быть все что угодно: от навыков игры на скрипке до аренды автомобиля или личного самолета. Идея заключается в том, что потребителю часто выгоднее и удобнее платить за временный доступ к продукту, чем владеть им.

Понятие «шеринг-экономика» в российском праве не употребляется. Регулирование гражданских правоотношений в рамках предоставления, пользования имуществом, обмена услугами (работами), производится на основании соответствующих разделов гражданского законодательства исходя из субъектного состава (физическое, юридическое лицо, собственник, арендодатель, пользователь и пр.). Передача имущества во временное пользование, владение (аренда, прокат, наём и пр.), в собственность пользователя возможна как на возмездной, так и на безвозмездной основе (ссуда, дарение и пр.).

Спектр предоставляемых по договору услуг или работ, передачи в собственность разнообразен и практически не ограничен (в рамках закона). Это выгодно для потребителя, но шеринг не в интересах государства. Потому что нет производства – налоги уменьшаются. Государство заинтересовано в переизбытке: чем больше производится ресурсов, тем больше уплачивается налогов, социальных отчислений с ФОТ. Нынешняя концепция шеринга не выгодна государству, так как уменьшается объем производства, реализации.

Максим Марамыгин: – Возникает определенный диссонанс с точки зрения отношения государства к бизнесу. С одной стороны есть таксопарк, с другой – человек, который работает по принципам бла-бла-кара, и налоги не платит. Для пользователя такая конкуренция – хорошо. Но посмотрите на это с точки зрения государства. На нем у нас завязана вся социальная система, система здравоохранения, и везде нужны деньги, налоги. Этот диссонанс – показатель растущей системы. Классические способы налогообложения здесь не работают. Надо искать пути – встраивать, оптимизировать эту новую модель.

Константин Селянин, финансовый аналитик, кандидат экономических наук:

– Меня всегда пугает, когда говорят, что экономика у нас строится вокруг государства. Должен быть общественный интерес. Меняется экономика – нужно менять законодательство, чтобы людям жилось лучше. На мой взгляд, государство от этого гораздо больше выигрывает, чем проигрывает. Появляются мобильные трудовые ресурсы, появляются возможности для развития нового бизнеса, в том числе в других регионах. Не надо с этим бороться и пытаться всё зарегулировать, надо всячески развивать, вводя какие-то разумные ограничения. Это как если бы мы жили в каменном веке и кто-то изобрел колесо, а мы его пытались запретить. Нет, надо признать, что колесо уже изобретено! И теперь вокруг этого колеса мы строим свои правила и законы.

Злая конкуренция

Константин Селянин: – Мы живем в очень интересное время, когда многие понятия распадаются. Собственность раньше понималась как право владения, распоряжения и пользования. Но оказывается, право пользования может быть из нее выделено. И теперь выясняется, что наша юридическая и экономическая система не готова к этой новой модели. Потому что всегда все законы подразумевали все три функции. И поэтому возникают юридические коллизии: обычно все риски нёс собственник, в том числе пользовательские, а как будет теперь – непонятно. На мой взгляд, нужно просто признать этот факт, что происходит такой распад, и адаптировать законы к этому, а не пытаться сделать всех этих таксистов из бла-бла-кара официально признанными работниками.

Читать еще:  Марк Ньюсон: биография, личная жизнь, работы. Марк ньюсон - легенда из австралии

Алексей Мерзляков: – Если решать задачу в лоб – повышением собираемости налогов, то государству это действительно невыгодно. Но любая компания, которая становится посредником в аренде жилья, все равно официально работает на уровне государства. Опыт показывает, что все эти большие платформы-посредники постепенно формируют рынок. С помощью данных, аналитики, аккредитования, рейтингов. Цифровизация позволяет поделить все общество на сегменты – условный «красный», «зеленый», «желтый»: тех, кому точно нельзя доверить шеринг, на кого можно повнимательнее посмотреть и кому точно надо дать.

Все, что происходит в соцсетях, можно тоже рассматривать как шеринг-экономику. Когда вы выходите в социальную сеть или любой мессенджер, вы даете доступ к своим персональным данным, а компании потом их продают. И люди идут на это осознанно. Рано или поздно шеринг коснется всех областей, ведь в аренду можно сдавать практически всё.

Елена Овсянникова: – Изменения уже начинаются. Сейчас обсуждается переход на 4-часовую, 4-дневную рабочую неделю. Если количество рабочего времени будет сокращено и появится свободное время, это в том числе будет способствовать развитию шеринга.

Жизнь взаймы. Можно ли прожить без собственности и быть свободным

Копить деньги, покупать машину, квартиру, дачу, домик на побережье и гараж – зачем, если все можно взять в аренду? Никакой ответственности, налогов и ремонта.

На этом стремлении человечества к предельной свободе, независимости и даже в какой-то мере безответственности создается целая экономическая надстройка – шеринг. С английского это слово переводится как «разделение, распределение». И представляет собой краткосрочное пользование любыми материальными ресурсами без приобретения их в собственность. Теперь уже и в России можно легко и быстро арендовать дачу, машину или вертолет на час или на лето. А электронные способы регистрации и оплаты упрощают все бюрократические процессы.

Есть ли в шеринге недостатки и риски? Как к новому явлению относятся потребители, банки, бизнесмены и государство? Может, лет через десять частная собственность исчезнет совсем? Это и обсудили участники круглого стола «АиФ Урал».

Что такое шеринг?

Максим Марамыгин, директор Института финансов и права УРГЭУ:

– Отчасти шеринг выходит из идеи коммунизма «от каждого по способностям – каждому по потребностям». Эта формулировка подразумевала, что если ты можешь сделать больше – сделай больше и поделись лишним. Тот, кому не хватает, может этим воспользоваться. В шеринге по сути реализуется то же самое, с минимальным возмещением издержек.

Я не думаю, что эта идея в ближайшее время станет главенствующей в экономике, ведь если все откажутся от имущества, то кто это имущество будет создавать? Кто будет нести за него ответственность? Возьмем, например, альтернативу такси – «Бла-бла-кар» (онлайн-сервис поиска автомобильных попутчиков.Ред.). Человек, который взялся меня подвезти, никакой ответственности не несет – он просто делится лишним. И если он за пять минут до поездки передумал, потому что у него изменились планы, мои планы тоже рушатся.

В экономике должны остаться некие базисные услуги, которые должны оказываться компаниями как основной вид деятельности. А шеринг может стать надстройкой, как способ выгодно поделиться излишками. Тем более что это прекрасно вписывается в ставшую в последнее время популярной идеологию тотальной экономии ресурсов.

Олег Лутохин, руководитель образовательного центра Президентского центра Б.Н.Ельцина:

– В России этот сегмент пока не сильно развит, есть определенный кризис доверия. Даже в российской «Википедии» пока нет статьи на эту тему. Само понятие шеринга («делиться») немножко сбивает нас с сути этого феномена. На самом деле это вполне экономически способный рыночный инструмент, абсолютно рабочая бизнес-модель. Он бы не был таким популярным по всему миру, если бы там не было выгоды.

Мне кажется, правильно было бы называть шеринг экономикой общего доступа. В этом смысле примером шеринга могут служить в том числе коворкинги, которых появилось много в Екатеринбурге и по всей стране: мы всё чаще не покупаем большой офис, а оплачиваем рабочее место по часам.

Ольга Жданович, генеральный директор Лаборатории социальных практик:

– Коворкинг в Ельцин центре открылся в 2016 году, в то время в Екатеринбурге их было всего 2-3. Сейчас уже около десяти, и с каждым годом становится все больше. Сейчас, когда нанимают нового сотрудника, часто не спешат его сразу садить в главный офис, ему снимают рабочее место в коворкинге. Представители нового поколения не хотят себя привязывать. Они предпочитают менять пространство вокруг себя: сегодня смотреть на зелень, а завтра – находиться тусовке.

Выгода и риски

Алексей Мерзляков, директор по маркетингу УБРиР:

– Сейчас человек может арендовать офис, яхту, машину, дом, уехать в другой город – спектр шеринг-экономики расширяет выбор. Раньше надо было вызывать такси, которое стоило очень дорого. Сейчас можно взять машину, которая существенно дешевле. Или арендовать дом на несколько дней и там пожить. И все это можно делать со смартфона. Цифровизация дает возможность широкого выбора по каждому направлению. Это двигает российскую экономику вперед.

Станислав Мальцев, директор офиса ГК «Новосёл» «К.Маркса, 24»:

– Первое достоинство шеринга: он делает большую часть товаров доступными для потребителя, снижая среднюю стоимость потребляемых ресурсов. Второе – свобода выбора. Сегодня очень сильно развит консюмеризм (идеология потребительства,Ред.). Появилось большое количество товаров, современные молодые потребители хотят постоянно что-то менять, пробовать новое. И бизнес понимает: если перейти на шеринг-модель, можно расширить рынок за счет среднего сегмента. Третий момент касается людей, которые уже владеют вещами и готовы ими делиться. Некоторые воспринимают это как дополнительный источник дохода. Созданные сегодня в ряде стран институты бизнеса и госрегулирования позволяют делать это достаточно безопасно.

Данные по недвижимости Екатеринбурга подтверждают рост аренды. Появляются компании, которые принимают квартиры в доверительное управление. Собственники, которым не хватает дохода, активно вступают в такие отношения, бабушки сдают половину своей площади…

С другой стороны, всегда будет огромный пласт собственников, которые хотят свой дом, прописку, чтобы их дети ходили в конкретную школу и т.д. Мы видим, что в топе продаж маленькие квартирки и студии в новостройках за 1,5-2 млн рублей. Их покупатели – молодые люди, для которых это первое жилье. Денег у них немного, но ставка аренды сейчас превышает ставку по ипотеке процентов на 10-20, и им выгоднее с минимальным первоначальным взносом купить своё, выплатить, это создаст определенный бюджет на старость, какую-то подушку безопасности.

Читать еще:  Как правильно научиться рисовать карандашом. Как научиться рисовать? Поэтапный план

Елена Овсянникова, директор регионального центра финансовой грамотности:

– С точки зрения выбора шеринг – это супер. Но давайте поговорим о рисках. У каждого человека свое отношение к риску, к ответственности. Доверите ли вы свою жизнь и жизнь своего ребенка человеку из бла-бла-кара, которого вы даже не видите, вы не знаете опыт его вождения, состояние его машины? Если человек нашел свое соотношение риска и выгоды – это направление будет развиваться, потому что дает дополнительные возможности. Но шеринг – не заменитель всех остальных экономических процессов. Кроме того, потребности меняются, когда появляется семья, ребенок.

В основе шеринга лежит понятие собственности. А обратная сторона пользования собственностью – ответственность. Например, рынок недвижимости сейчас стоит, потому что в свое время настроили с размахом трехэтажные коттеджи без понимания того, что потом нужно будет их содержать. А теперь государство начинает увеличивать налог на недвижимость. И сейчас за 5 млн продают особняки, на строительство которых когда-то потратили 10 млн.

Понимание этих процессов подталкивает молодежь решать эти проблемы быстро. В советской экономике была очень четкая привязка к месту труда, и если ты официально не работал на закрепленной территории, ты считался тунеядцем. У современной молодежи есть возможность выбора. Появляются объективные условия, которые позволяют работать и перемещаться по всему миру: смена скорости жизни, открытость нашей страны, понимание зарубежного опыта, новые профессии, законодательство. И часто арендовать, тратить немного и сохранять мобильность – более выгодно для них, чем становиться собственником, учитывая все обременения, с этим связанные.

Государство против

Андрей Судаков, ведущий специалист юридического отдела Уральской ТПП:

– Шеринговая экономика (sharing economy), или экономика совместного потребления (Сollaborative Сonsumption) – новая культура и экономическая бизнес модель, когда с помощью технологий и онлайн-платформ люди могут обмениваться активами, которые они не используют. Активами может быть все что угодно: от навыков игры на скрипке до аренды автомобиля или личного самолета. Идея заключается в том, что потребителю часто выгоднее и удобнее платить за временный доступ к продукту, чем владеть им.

Понятие «шеринг-экономика» в российском праве не употребляется. Регулирование гражданских правоотношений в рамках предоставления, пользования имуществом, обмена услугами (работами), производится на основании соответствующих разделов гражданского законодательства исходя из субъектного состава (физическое, юридическое лицо, собственник, арендодатель, пользователь и пр.). Передача имущества во временное пользование, владение (аренда, прокат, наём и пр.), в собственность пользователя возможна как на возмездной, так и на безвозмездной основе (ссуда, дарение и пр.).

Спектр предоставляемых по договору услуг или работ, передачи в собственность разнообразен и практически не ограничен (в рамках закона). Это выгодно для потребителя, но шеринг не в интересах государства. Потому что нет производства – налоги уменьшаются. Государство заинтересовано в переизбытке: чем больше производится ресурсов, тем больше уплачивается налогов, социальных отчислений с ФОТ. Нынешняя концепция шеринга не выгодна государству, так как уменьшается объем производства, реализации.

Максим Марамыгин: – Возникает определенный диссонанс с точки зрения отношения государства к бизнесу. С одной стороны есть таксопарк, с другой – человек, который работает по принципам бла-бла-кара, и налоги не платит. Для пользователя такая конкуренция – хорошо. Но посмотрите на это с точки зрения государства. На нем у нас завязана вся социальная система, система здравоохранения, и везде нужны деньги, налоги. Этот диссонанс – показатель растущей системы. Классические способы налогообложения здесь не работают. Надо искать пути – встраивать, оптимизировать эту новую модель.

Константин Селянин, финансовый аналитик, кандидат экономических наук:

– Меня всегда пугает, когда говорят, что экономика у нас строится вокруг государства. Должен быть общественный интерес. Меняется экономика – нужно менять законодательство, чтобы людям жилось лучше. На мой взгляд, государство от этого гораздо больше выигрывает, чем проигрывает. Появляются мобильные трудовые ресурсы, появляются возможности для развития нового бизнеса, в том числе в других регионах. Не надо с этим бороться и пытаться всё зарегулировать, надо всячески развивать, вводя какие-то разумные ограничения. Это как если бы мы жили в каменном веке и кто-то изобрел колесо, а мы его пытались запретить. Нет, надо признать, что колесо уже изобретено! И теперь вокруг этого колеса мы строим свои правила и законы.

Злая конкуренция

Константин Селянин: – Мы живем в очень интересное время, когда многие понятия распадаются. Собственность раньше понималась как право владения, распоряжения и пользования. Но оказывается, право пользования может быть из нее выделено. И теперь выясняется, что наша юридическая и экономическая система не готова к этой новой модели. Потому что всегда все законы подразумевали все три функции. И поэтому возникают юридические коллизии: обычно все риски нёс собственник, в том числе пользовательские, а как будет теперь – непонятно. На мой взгляд, нужно просто признать этот факт, что происходит такой распад, и адаптировать законы к этому, а не пытаться сделать всех этих таксистов из бла-бла-кара официально признанными работниками.

Алексей Мерзляков: – Если решать задачу в лоб – повышением собираемости налогов, то государству это действительно невыгодно. Но любая компания, которая становится посредником в аренде жилья, все равно официально работает на уровне государства. Опыт показывает, что все эти большие платформы-посредники постепенно формируют рынок. С помощью данных, аналитики, аккредитования, рейтингов. Цифровизация позволяет поделить все общество на сегменты – условный «красный», «зеленый», «желтый»: тех, кому точно нельзя доверить шеринг, на кого можно повнимательнее посмотреть и кому точно надо дать.

Все, что происходит в соцсетях, можно тоже рассматривать как шеринг-экономику. Когда вы выходите в социальную сеть или любой мессенджер, вы даете доступ к своим персональным данным, а компании потом их продают. И люди идут на это осознанно. Рано или поздно шеринг коснется всех областей, ведь в аренду можно сдавать практически всё.

Елена Овсянникова: – Изменения уже начинаются. Сейчас обсуждается переход на 4-часовую, 4-дневную рабочую неделю. Если количество рабочего времени будет сокращено и появится свободное время, это в том числе будет способствовать развитию шеринга.

Источники:

http://www.bolshoyvopros.ru/questions/905614-pochemu-chelovek-ne-mozhet-zhit-vne-obschestva.html
http://ural.aif.ru/society/zhizn_vzaymy_mozhno_li_prozhit_bez_sobstvennosti_i_byt_svobodnym
http://ural.aif.ru/society/zhizn_vzaymy_mozhno_li_prozhit_bez_sobstvennosti_i_byt_svobodnym

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector