6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Увертюра севильский цирюльник анализ формы. Опера россини «севильский цирюльник»

Опера Джоаккино Россини «Севильский цирюльник»

Лекции по музыкальной литературе musike.ru: Россини

Творчество Россини (1792–1868) развивалось в то бурное время, когда отсталая, разобщенная Италия, находящаяся под тройным гнетом Испании, Франции и Австрии, встала на путь национально-освободительной борьбы. Революционная атмосфера оживила все сферы итальянского искусства, в том числе оперный театр. Он стал настоящей трибуной для пропаганды передовых идей. Появилась новая оперная школа, отразившая эти идеи. У ее истоков стоял Россини. Обобщив всё лучшее в итальянской опере XVIII века, именно он создал базу для ее дальнейшего плодотворного развития.

За свою творческую жизнь Россини написал 38 опер[1] в жанрах seria и buffa. К началу XIX века оба эти жанра находились пребывали в состоянии упадка. Опера seria находилась в тисках многочисленных устаревших штампов. Публика, прежде всего, ценила вокальную виртуозность, поэтому композитор должен был угодить всем главным исполнителям. Опера buffa была более жизнеспособной, но и здесь наблюдался нездоровый перекос в сторону бездумной развлекательности. Благодаря Россини итальянская опера вновь обрела былое величие.

От природы Россини был одарен необыкновенно щедро: был красив, обаятелен и остроумен, обладал прекрасным голосом, сочинял с невероятной легкостью («Севильского цирюльника» написал за 18 дней) и в любой обстановке.

Он дебютировал как оперный композитор в 1810 году оперой «Вексель на брак». В короткий срок завоевал огромную популярность. Ее отметил Пушкин в «Евгении Онегине»: «упоительный Россини, Европы баловень, Орфей». Наиболее плодотворные годы композиторской деятельности Россини связаны с Неаполем, с театром «Сан Карло». Здесь написан «Севильский цирюльник», лучшее создание композитора в жанре buffa (1816 г.). Наряду с «Севильским цирюльником» к высшим творческим достижениям Россини относится «Вильгельм Телль». Композитор создал его в 1829 году, уже живя в Париже[2]. Новый шедевр был совершенно не похож на предыдущий. На основе народного предания о национальном герое швейцарского народа Россини создал первую народно-патриотическую оперу романтической эпохи.

После «Вильгельма Телля» композитор ни одной оперы композитор больше не сочинил, хотя прожил еще 40 лет. Среди немногих сочинений, созданных во второй половине его жизни, выделяются два духовных произведения – «Stabat Mater» и грандиозная Месса.

«Севильский цирюльник» – одна из самых лучших комических опер – был написан в поразительно короткий срок для новогоднего карнавала в Риме. Опера сочинялась и репетировалась почти одновременно. Правда, композитор частично использовал материал своих более ранних произведений, но от этого оригинальность и свежесть оперы отнюдь не пострадали.

В основу сюжета положена первая часть знаменитой трилогии Бомарше о Фигаро – «Севильский цирюльник или Тщетная предосторожность». Немало опер было написано на этот сюжет до Россини. Среди них, безусловно, самой популярной была опера Паизиелло. Успех ее был так велик, что решение Россини использовать тот же сюжет многие сочли дерзостью.

Премьера оперы провалилась. Сторонники Паизиелло организовали скандал, невиданный в истории оперного театра. Боясь быть освистанным темпераментной итальянской публикой, Россини спасся бегством после первого действия. Однако уже следующее представление, где присутствовала обычная, не предвзято настроенная публика, принесло новой опере заслуженный успех. Зрители даже устроили факельное шествие к дому Россини, который в этот раз, на всякий случай, не явился на постановку.

Очень быстро «Севильского цирюльника» узнали в других европейских странах, в том числе России. До сегодняшнего дня это одна из самых репертуарных опер. В ее исполнении участвовали самые выдающиеся певцы мира, например Ф. Шаляпин в роли Базилио.

Либретто оперы написал Чезаре Стербини. Оно заметно отличается от французского первоисточника. Иногда пишут о том, что политические тенденции пьесы Бомарше оказались в опере несколько сглаженными. Это верно лишь отчасти. В опере, действительно, нет социальной сатиры французской комедии. Создатели оперы намеренно подчеркнули в ней то, что казалось им более важным для итальянской публики. В отличие от Франции накануне революционного переворота 1789 года, в Италии начала XIX века классовые противоречия были не так резко выражены. В национально-освободительном движении все классы итальянского общества в этот период выступали совместно. Идейная направленность комедии Бомарше приняла несколько иной, близкий Россини поворот. Он создал не антифеодальную сатиру, а типичную для итальянского театра комедию нравов. Его музыка подчеркнула комизм сюжетных положений, веселый юмор, а главное очень точно раскрыла характеры героев и даже их внешние повадки.

Опера прославляет жизненную активность и предприимчивость, нежные чувства влюбленных, и высмеивает лицемерие и ханжество – в этом ее прогрессивное значение.

Жанр оперы – buffa, непревзойденным мастером которого был Россини. Здесь он чувствовал себя наиболее естественно: известно, что творческие успехи в комедийной области давались ему гораздо легче, чем в героическом искусстве. Искусство Россини является синонимом веселья и непринужденного остроумия в музыке. В той невероятной быстроте, с которой был написан «Севильский цирюльник», сказалось счастливое соответствие характера композиторского дарования с избранным сюжетом, его образами и жанром. Они кажутся созданными друг для друга.

Россини подчеркнул национальные традиции оперы buffa:

1. Типичен бытовой конфликт и образы действующих лиц, напоминающие героев итальянской народной комедии: счастью влюбленной пары мешает зануда–опекун, мечтающий о немалом наследстве своей хорошенькой подопечной. Ему помогает старинный приятель – мелкий негодяй и лицемер. А на стороне влюбленных – ловкий и находчивый слуга, похожий на многих умных слуг, которые куда предприимчивее своих господ (как, например, Труффальдино из комедии Гольдони «Слуга двух господ»). Вспоминаются также персонажи первой оперы-buffa – «Служанки-госпожи» Перголези. Можно провести отчетливые линии от Серпины – к Розине, от Уберто – к Бартоло.

2. Традиционно чередование песенных номеров (сольных и ансамблевых) с речитативами secco.

3. Сохранены также типичная для buffa 2-х актная структура с характерными финальными ансамблями и стремительная динамика в развитии действия: события разворачиваются с необыкновенной быстротой, нет ничего лишнего, всё ведет к цели. Россини умел выстраивать действие таким образом, что интерес слушателя не ослабевал ни на минуту, всё время возрастая, не зря его называли «маэстро крещендо».

4. От традиций комической оперы идет также народность музыкального языка, опора на жанрово-бытовые формы (от тарантеллы до вальса). В финале проходит мелодия русской народной песни «А и было огород городить».

В то же время, традиционные приемы старой оперы-buffa композитор не просто повторил, а обновил, обогатил. Его огромной заслугой явилось перенесение на итальянскую почву оперных достижений Моцарта.

Моцарта Россини обожал, собрал коллекцию его портретов. Известно его высказывание: «Бетховен для меня первый из всех, но Моцарт – единственный». На одном из моцартовских портретов Россини написал: «Он был кумиром в моей юности, отчаянием в зрелости и утешением в старости».

Главное, что Россини заимствует у Моцарта – это мастерство оперного ансамбля.

1. Ансамбль, как и речитатив, становится сосредоточием действия. Ярким примером такого действенного ансамбля является финал I действия. Типично буффонный, он наполнен множеством путаниц и недоразумений: Альмавива переодевшись в костюм кавалериста, является в дом доктора Бартоло и устраивает настоящий дебош. Начинается невероятная суматоха, построенная на постепенном включении всех персонажей, и всё при этом укладывается в безупречно стройную форму[3].

2. И так же, как у Моцарта, даже в сложном ансамблевом переплетении голосов отчетливо различаются характеры действующих лиц. В том же финале I действия каждый из героев получает индивидуальную характеристику: появление Альмавивы сопровождается преувеличенно громким, пародийным маршем; Базилио характеризуется комическим сольфеджированием, Фигаро – танцевальной ритмикой.

В «Севильском цирюльнике» господствует виртуозное сольное пение. Россини никогда не отказывался от главного «оружия» итальянского оперного театра – виртуозностью насыщены все партии оперы. Однако он с удивительным мастерством сумел уравновесить декоративное начало с выразительным, психологическим: колоратура не является самоцелью, она служит созданию ярких музыкальных портретов действующих лиц.

Основное в характеристике Фигаро – «бьющая ключом» жизнерадостность и неистощимый оптимизм. Россини построил его музыкальную характеристику на оживленной танцевальности и энергичной маршевости. В его партии господствуют быстрые темпы и четкие ритмы. Все главные свойства характера Фигаро заключены в самом первом его номере – знаменитой каватине из I картины. Она напоминает темпераментную, зажигательную итальянскую тарантеллу: упругий, подчеркнуто пульсирующий ритм; безостановочная скороговорка в вокальной партии (технически очень сложная), стремительное движение.

Читать еще:  Правда что валерия ждет ребенка. Валерия беременна от Пригожина: правда или нет

Несмотря на то, что пьеса французская, а действие происходит в Испании, образ Фигаро можно считать очень ярким проявлением национального начала в музыке. Если поставить Фигаро Россини рядом с моцартовским, нетрудно отчетливо ощутить различие их характеров. У Фигаро Россини настоящий южный темперамент, он говорит без умолку, и в этой стремительной скороговорке слышатся интонации темпераментной итальянской речи.

По форме каватина – это свободная композиция, основанная на нескольких темах, проведение которых не подчиняется никаким традиционным схемам. Огромную роль играет оркестр.

На протяжении оперы Фигаро выступает в разных ситуациях, взаимодействуя с другими персонажами. Появляются новые штрихи, дополняющие этот образ, но они почти не меняют его качественно.

Розина – не только «мнимая простушка», как в опере Паизиелло, а девушка, борющаяся за свое счастье. Россини подчеркнул новую функцию главного женского образа, поручив партию Розины колоратурному меццо-сопрано[4]. Розина красива, жизнерадостна, и хотя заключена своим опекуном в четырех стенах, горе тому, кто ее разгневает. В первой же своей арии она заявляет, что кротка только до определенных пределов. Если Розина что-нибудь захочет, она сумеет настоять на своем.

Главный номер Розины – ее каватина из 2-й картины «В полуночной тишине», которая содержит характеристику разных сторон ее облика. В ней 3 части: I-я – кантиленная, светлая – передает мечтптельность девушки; II-я основана на изящной танцевальности («Я так безропотна»); III часть («Но обижать себя») блещет виртуозностью.

Граф Альмавива – лирический персонаж, юный и пылкий влюбленный, а не распутный феодал, как в комедии Бомарше. Основой его характеристики является лирическая кантилена, украшенная виртуозными фиоритурами, которые типичны для стиля bel canto. Таковы, в первую очередь, обе «серенады», исполняемые Альмавивой под окнами Розины в 1-ой картине: каватина «Скоро восток золотою ярко заблещет зарею» (первая портретная характеристика этого персонажа) и канцона «Если ты хочешь знать». Их музыка близка лирическим итальянским песням: закругленные, пластичные интонации, куплетная форма.

В дальнейшем именно с Альмавивой связаны типичные для жанра buffa сцены «переодеваний». Он появляется то в виде пьяного солдата (финал I действия), то бакалавра – учителя пения, ученика дона Базилио (дуэттино с Бартоло в самом начале II действия), то в своем подлинном качестве богатого аристократа (в конце оперы). Для каждого из перевоплощений Россини находит свою «изюминку», выразительный яркий штрих. Так, Альмавиву–солдата характеризует комедийно-воинственный марш. Альмавива, молодой священник, назойливо пристает к Бартоло, на разные лады повторяя короткие псалмодические реплики. Альмавива – знатный вельможа наделен блестящей виртуозной арией.

В характеристике отрицательных персонажей остроумие Россини подчас приобретает сатирические формы. Такова знаменитая ария о клевете дона Базилио, заключающая целую жизненную философию (похвала подлости). Она основана на постепенном нарастании одной темы. Вкрадчивая поначалу, осторожно ползущая вверх мелодия с каждый проведением словно «раздувается». Ее сопровождает неуклонное динамическое и оркестровое crescendo, доходящее до громовых раскатов в кульминации («и как бомба разрывает»). Базилио, излагающий свою «теорию клеветы», абсолютно серьезен, как герой оперы-seria, но в данной ситуации его пыл производит комедийный эффект. Подобно каватине Фигаро, ария о клевете строится свободно.

Бартоло характеризуется главным образом в ансамблевых номерах и маленькой ариетте, стилизованной под старинную жеманную любовную песенку.

При ведущей роли вокального начала в «Севильском цирюльнике» исключительно велико значение оркестровой партии. Оркестр помогает подчеркнуть комизм той или иной ситуации, прояснить подтекст, сделать более выразительной характеристику персонажа. Главный оркестровый номер оперы – картина грозы из 4 картины.

[1] Среди них: «Итальянка в Алжире», «Отелло», «Золушка», Сорока-воровка», «Моисей в Египте».

[2] Россини жил в Париже с 1824 года. После смерти композитора прах его перевезли на родину, захоронив во Флоренции рядом с Микеланджело и Галилеем.

[3] 4 раздела финала по характеру, соотношению темпов и тональностей напоминают 4 части сонатно- симфонического цикла. В быстрой I-й «части» протекает основное действие – появляются граф, Бартоло, Розина, Базилио. II часть, подобно скерцо, носит шутливый и стремительный характер. Это выход Фигаро, который якобы хочет всех успокоить, но в результате его действий в дом приходит военный патруль. Далее следует момент всеобщего изумления – как медленная, певучая III часть. Заключительный раздел, где все приходят в себя и выражают противоречивые чувства, выполняет функцию быстрой финальной развязки.

[4] в современных постановках ее партию исполняет колоратурное сопрано

Оперное творчество Россини. «Севильский цирюльник»

Глава №99 книги «История зарубежной музыки — 3»

Два оперных шедевра Россини олицетворяют вершину его ис­каний в каждом из традиционных жанров музыкального театра Италии: комическом и героическом. Но если «Севильский цирюль­ник» завершает развитие opera buffa, то «Вильгельмом Теллем» открывается история героико-романтической оперы XIX века.

В первый период творчества Россини влекло к комическому жанру. Из шестнадцати опер, сочиненных до 1816 года, девять были написаны в характере buffa *.

* «Шелковая лестница» (1812), «Пробный камень» (1812), «Странный слу­чай» (1812), «Синьор Брускино» (1813), «Итальянка в Алжире» (1813), «Турок в Италии» (1814) и другие.

И внешний успех, и художест­венные завоевания давались Россини в этой области с гораздо большей легкостью, чем работа над произведениями героического плана. Причина отчасти заключалась в самой природе opera buf­fa — жанра, типичного для искусства третьего сословия. Реали­стически-бытовой характер ее сюжетов, беззаботный юмор, дина­мика в развитии действия, а главное — народность музыкального языка были близки таланту композитора. Россини остался непре­взойденным мастером opera buffa. Бетховен советовал ему (они познакомились в Вене в 1822 году) сочинять только в комедийном плане, уверяя, что попытка писать по-иному будет насилием над творческой натурой Россини. Не менее показательно, что почти через сорок лет после своего последнего произведения в комиче­ском жанре композитор создал «Торжественную мессу», в которую включил юмористическое обращение к богу, где говорил про себя, что он рожден для комического театра. И в жизни наиболее яркой чертой характера Россини было бьющее через край веселье и не­исчерпаемое остроумие.

«Севильский цирюльник» — высшее выражение россиниевского стиля в opera buffa — написан на либретто Стербини по извест­ной пьесе Бомарше. Произведение Россини вытеснило популярную до того оперу Паизиелло на тот же сюжет и переняло ее назва­ние *.

* Первоначально опера Россини носила название «Альмавива или Тщетная предосторожность».

Из предшествующих комических опер Россини только «Ита­льянка в Алжире» (1813), а из последующих «Золушка» (1817) в известной мере приближаются к «Севильскому цирюльнику», хо­тя они и не обладают присущими этой опере единством стиля и совершенством формы.

«Севильский цирюльник» написан в неправдоподобно короткий срок — примерно за двадцать дней. Это нельзя объяснить только изумительной легкостью, с которой обычно творил Россини. Не ис­ключено, что (как предполагал Верди) большая часть музыки бы­ла уже создана в воображении композитора до того, как он прак­тически приступил к записи. Однако не следует недооценивать еще одну возможность. В неимоверной быстроте, с которой была со­чинена опера, вне всякого сомнения, значительную роль сыграли и прочные связи ее драматургии с художественной манерой, издавна установившейся в итальянском музыкальном театре. И в самом де­ле, «Севильский цирюльник» — блестящий пример сочетания ста­ринных, прочно установившихся традиций с новаторскими приема­ми современности.

Комедия Бомарше, одного из наиболее ярких представителей культуры предреволюционной Франции, была подвергнута сущест­венной переработке. В либретто россиниевской оперы нет ни фило­софской риторичности, ни социальной сатиры, которые придавали в свое время произведению французского драматурга заостренную политическую актуальность. Вместе с тем, в отличие от «Свадьбы Фигаро» Моцарта, где традиционный типаж XVIII века удивитель­ным образом сочетался с тонкой индивидуализацией музыкальных образов, а комическая интрига — с атмосферой глубокой и нежной любви, опера Россини воплощает преимущественно веселье, ко­мизм положений, наивный юмор, свойственный демократическому национальному театру.

В музыке «Севильского цирюльника» мало душевной взволно­ванности, психологичности, ясно проявившихся уже в новом ро­мантическом искусстве современников Россини. В соответствии с традициями итальянской комической оперы, либреттист и компози­тор максимально демократизировали сюжет, развили и усилили все его комические моменты. Это чисто итальянская комедия — одна из тех, про которые Стендаль говорил, что надо закрывать глаза на все нелепости и «только умирать от смеха и удовольствия».

Читать еще:  Роман свифта путешествия гулливера. Анализ книги «Путешествия Гулливера» (Д

Персонажи французской комедии приближены к действующим лицам итальянского народного театра. Показ определенных типов в комическом преломлении напоминает драматургию «комедии ма­сок» (монах, ханжа, ученый, слуга, легкомысленная девица, оду­раченный старик).

Изысканный аристократ Альмавива превращен в простого, пыл­кого и искреннего юношу, вызывающего сочувствие публики, по­добно героям-любовникам Гольдони. Ясно ощутимо в опере и сходство с традиционными образами итальянского музыкального театра. Так, Бартоло — несомненный потомок Уберто, баса-буфф, ворчливого старика из первой комической оперы («Служанка-гос­пожа» Перголези). Задорная веселая Розина напоминает плутовку Серпину из того же произведения, молодящаяся Берта — «влюб­ленных старух», распространенных еще в итальянских операх XVII столетия, и т. д. Идейный замысел оперы Россини — про­славление предприимчивости и смелости и осмеяние косности, ту­пости и лицемерия — перекликается с типичным содержанием из­любленного национального театра Италии и облекается в близкую ему драматургическую форму.

И, однако, при всей связи с искусством прошлого, «Севиль­ский цирюльник» принадлежит новой эпохе.

Россини не повторил, а обновил все музыкально-драматургиче­ские приемы старой opera buffa. Остроумие, яркость, блеск, пронизывающие музыку «Севильского цирюльника», были неведомы предшественникам Россини. Именно это новое эмоциональное ка­чество и придает ей современное звучание.

Все огромное мелодическое обаяние композитора воплотилось в этом шедевре.

В соответствии с традициями итальянского искусства, в «Се­вильском цирюльнике» господствует сольное пение. Больше того, вокальное начало здесь бесспорно подчинено тому представлению о прекрасном, которое сложилось в неразрывной связи с «концерт­ным» стилем оперы конца XVII — начала XVIII столетий, в так называемый «золотой век певца». Показательно, что в конце жиз­ни Россини выражал сожаление по поводу исчезновения виртуоз­ного пения кастратов и даже усматривал в этом причину упадка вокальной культуры в XIX веке.

И, однако, в его опере нет злоупотребления орнаментальностью, нет перевеса декоративного начала над психологической вырази­тельностью, что было так характерно для традиционной итальян­ской школы. Мелодика Россини, при всей ее чисто вокальной кра­соте, обобщала интонации итальянской бытовой речи, предельно оживленной, легкой и стремительной. Доступность мелодии, внеш­няя простота, легкость сочетались с тонкой градацией выразитель­ных оттенков: «от опьянения жизнью к элегической мягкости, от ласк к грозному сдерживаемому бешенству» (Гейне).

Многообразие мелодических приемов у Россини не имело пре­цедентов в опере века Просвещения. Оно было вызвано к жизни тем стремлением к максимально конкретным, индивидуальным характристикам, которое является всецело веянием нового века.

Как никто из его предшественников Россини умел создать ха­рактерный образ при помощи чисто вокальных (то есть мелодических) приемов. Так, Фигаро характеризуется стремительной скороговоркой, дон Базилио – гротескно-угловатой мелодией, в лирической каватине графа господствует кантилена; реплики по­даются на одном звуке. Эти индивидуализированные мелодические приемы органично соседствуют с блестящими орнаментальными пассажами в «концертном» духе.

Присущий Россини дар характеристики определил и его новую оркестровую манеру.

По сравнению с современной немецкой оперой или с операми Моцарта в жанре buffa, инструментальное письмо Россини кажется мало развитым. Его фактура близка к бытовому инструмен­тальному стилю, в частности к гитарному. Гармонический язык в целом прост и прозрачен. В этом также проявляется преемствен­ность с национальными музыкальными особенностями. Вплоть до XX века Италия не создала своей симфонической школы. (Даже об оркестре Верди — одного из величайших оперных композиторов в истории мировой музыки — немецкие музыканты пренебрежи­тельно отзывались как о «большой гитаре».) И все же роль ор­кестра в «Севильском цирюльнике» оригинальна и значительна и свидетельствует о свободном владении композитором приемами гайдно-моцартовского симфонизма.

Наряду с аккомпанирующей оркестровой партией, характерной для старой buffa, Россини создает оркестровые эпизоды, в кото­рых показывает себя мастером сценических характеристик. До­статочно вспомнить «арию клеветы» с ее знаменитым нарастанием в оркестре, чтобы убедиться в выразительной силе россиниевокой инструментальной партии. Излюбленные композитором оркестро­вые stretto даже послужили поводом для шутливой клички «гос­подина crescendo». Его оркестру свойственны и изобразительные эффекты (например, в сцене грозы).

Местами ощутимы психологические штрихи (в частности, в том эпизоде финала первого акта, где Розина притворно жалует­ся на судьбу). Подчас необычайные модуляции, сопутствующие нежданным поворотам в развитии действия, обладают исключительной остротой воздействия. «Вместо того чтобы пройти в дверь, он прыгает в окно», — говорили по этому поводу современники. Наконец, оркестр Россини отличается тембровым блеском и воз­душной прозрачностью, которых не знал даже Моцарт.

Эти отличительные черты инструментального письма Россини сосредоточены в увертюре к «Севильскому цирюльнику» *.

* Увертюра была предварительно использована дважды: в операх «Аврелиано в Пальмире» (1813) и «Елизавета, королева Английская» (1815).

Компо­зитор утвердил характерный тип увертюры в форме сонатного al­legro без разработки (по образцу моцартовской к «Свадьбе Фига­ро»). В стремительной легкости и простоте этой музыки чувствуется итальянский характер, а динамические волны и оркестровые stretto придают ей яркую театральность.

С одной стороны, музыкальный язык оперы, господствующие в нем мелодические обороты, форма изложения родственны стаоой buffa. Интонационный строй чрезвычайно близок творчеству Чимарозы, Паизиелло, Галуппи и других композиторов комической оперы XVIII века. В этом проявляется преемственность и с харак­терными чертами итальянской народно-бытовой музыки, например с периодичностью структуры и «терцово-секстовой гармонической полифонией»:

Эти же приемы ещё с XVII столетия использовались в итальян­ских операх для характеристики комических и жанровых сцен. Таковы, например, песенка пажей из оперы Ланди «Святой Алек­сей» (середина XVII века), тема из увертюры к первой итальянской комической опере (середина XVIII века), комический дуэт из оперы Перголези «Ливьетта и Траколло» и многие другие:

О национальном характере полифонии оперы можно судить по тому, что и Чайковский (в «Итальянском каприччио»), и Берлиоз (в «Ромео и Джульетте»), и Мендельсон (в «Итальянской симфо­нии»), стремясь воспроизвести итальянский колорит, использовали тот же вид гармонических подголосков.

И опять, при столь ясных связях с формой выражения пред­шественников, музыкальный язык Россини ярко самобытен. Отча­сти это связано с тем, что «Севильский цирюльник» наполнен ритмами и интонациями современной народной музыки. Так, например, головокружительная динамика знаменитой арии Фигаро обусловлена ее близостью к темпу и ритму тарантеллы или сальтарелло с их буйным движением и огненным темпераментом. Для многих сцен характерны вальсовые ритмы (см., например, дуэт Фигаро и графа в первом акте, сцену бритья во втором). Танце­вальное начало пронизывает почти всю музыкальную ткань оперы, придавая ей стремительность, оживленность, «комедийность» темпов.

Наконец, отталкиваясь от типичной композиции opera buffa, Россини достиг в «Севильском цирюльнике» и высокого совершенства драматургии.

В опере сохранена двухактная структура, с характерными фи­нальными ансамблями. Она продолжает традиционное чередова­ние речитативных сцен (secco на клавесине) и песенных завершен­ных номеров: в первых передано стремительное развитие интриги, последние служат преимущественно для выражения чувств. Только ансамбли, в особенности финальные, соединяют в себе музыку и действие.

Но Россини обогатил и преобразил традиционные оперные фор­мы. Стремление композитора к реалистическому воплощению жиз­ненных контрастов и более тонких душевных движений придало его ариям и сценам большую свободу, широту, активное развитие. Это в особенности относится к огромным финалам, с их цепью по­следовательно нарастающих волн. Благодаря умелому чередова­нию разнообразных эпизодов (ариозных, речитативных, сольных, ансамблевых) Россини создает крупную театральную сцену. Со­храняя единство при введении нового материала, подчеркивая кон­трастные элементы, он достигает цельности в развитии действия. Непрерывное повышение драматизма в музыке сопутствует слож­ным сюжетным нагромождениям. Теснейшее слияние музыки и действия типично для финальных, остроумно построенных ансам­блевых сцен оперы. И при этом стройность композиции «Севильского цирюльника», строгие пропорции всех его частей, завершен­ность отдельных номеров напоминают «идеальные» формы опер Моцарта.

Вскоре после «Севильского цирюльника» Россини утратил прежний интерес к комедийному театру. Из шестнадцати итальянских опер, сочиненных Россини в последующие годы, только три имели буффонный характер. Последняя комическая опера, созданная Россини на итальянской почве, «Сорока-воровка» (1817), вы­ходит за пределы жанра buffa. Французская мелодрама Добиньи и Кенье привлекла внимание композитора своими реалистически­ми чертами. Ее сюжет послужил основой для оперы semiseria *,

характерной необычно широкой гаммой эмоциональных оттенков — от грустного и чувствительного до веселой шутки. Музыка оперы отличается особенной отточенностью стиля. Увертюра, тесно связанная с образами оперы, по своим художественным достоин­ствам не уступает увертюре к «Вильгельму Теллю».

Однако не только в творчестве самого Россини «Севильский цирюльник» ознаменовал собой высшую точку в развитии opera buffa. Комедийный театр в целом перестал играть роль одного из ведущих жанров музыкального искусства. В оперной культуре XIX столетия художественно значительные произведения комиче­ского плана почти уникальны. Да и эти оперы — «Проданная не­веста» Сметаны, «Мейстерзингеры» Вагнера, «Беатриче и Бене­дикт» Берлиоза, «Фальстаф» Верди *

Читать еще:  Как производят подсолнечное масло. Свой бизнес: производство подсолнечного масла

* По существу, этими четырьмя произведениями исчерпывается перечень значительных опер в комическом жанре после «Сивильского цирюльника».

— во многом расходятся с эс­тетикой, которую с таким блеском выразил и увековечил Россини.

«Севильский цирюльник» останется навсегда неподражаемым образцом своего рода. — писал Чайковский. — Той непритворной, беззаботной, неудержимо захватывающей веселости, какою брыз­жет каждая страница «Цирюльника», того блеска и изящества ме­лодии и ритма, которыми полна эта опера, — нельзя найти ни у кого».

Увертюра севильский цирюльник анализ формы. Опера россини «севильский цирюльник»

Фото:

Интересные факты

  • Пьер Огюстен Карон де Бомарше написал серию из трёх произведений о «Фигаро»: «Севильский цирюльник», « Свадьба Фигаро » и «Преступная мать». Позже вся трилогия перенеслась и на оперную сцену.
  • Произведение «Севильский цирюльник» по версии Россини значительно отличается от оригинала. В отличие от комедии Бормаше, написанной во французском предреволюционном стиле, либретто композитора не содержит риторичной философии и политической сатиры. Россиниевский «цирюльник» — это воплощение демократичного национального театра с наивным юмором, весельем и комизмом. Несколько смягчен образ решительной Розины, а самоуверенный граф Альмавива предстал перед зрителем, как традиционный лирический герой.
  • «Севильский цирюльник» — это одна из первых опер, поставленных Большим театром после эвакуации во время Великой Отечественной войны. Однако преимущество иностранной оперы в ущерб отечественным музыкальным произведениям стало поводом для осуждения руководства театра и значительных кадровых изменений.
  • Изначально опера «Севильский цирюльник» имела иное название: «Альмавива или Тщетная предосторожность».
  • Во время премьеры оперы недоброжелатели осудили автора. Кроме того, ряд неприятных случайностей будто способствовал ее провалу. Так, дон Базилио поранился на сцене во время падения, Альмавива порвал струну при исполнении серенады, и в какой-то момент на сцену неожиданно вышла кошка. Во время следующей постановки зрительский зал был переполнен. Публика хотела развлечься и увидеть каскад нелепостей снова. Однако в этот раз спектакль буквально поразил зрителей, громко аплодировавших каждой арии. Россини гордился успехом «Цирюльника» и высказывался о том, что его опера полюбилась даже самым ярым противникам оперных новшеств.
  • Благодаря мультфильму «Севильский кролик» выпущенного студией Warner Bros. в 1950 году, телезрители смогли услышать увертюру из оперы на своих телеэкранах, что сделало музыку Джоаккино Россини еще популярней.

  • Итальянский композитор Джузеппе Верди был восхищен яркостью идей и звучанием оперы Россини, считая ее самым лучшим музыкальным произведением в стиле оперы-буффа.
  • В финале произведения звучит мелодия старинной русской народной песни: «Ах, зачем бы огород городить». Безусловно, ритм песни изменен, однако по мотиву можно узнать русскую мелодию.
  • «Севильский цирюльник» является одной из самых известных опер Россини. Благодаря этому произведению итальянский композитор завоевал европейскую славу, а его склонность к песенным вдохновенным мелодиям стала основанием для почетного звания «итальянского Моцарта». Россини с юных лет восхищался талантом великого австрийского композитора, во время написания своих творений он переносил достижения Моцарта в театральное искусство Италии, заимствовал мастерство оперного ансамбля. Поэтому опера-buffa «Севильский цирюльник» содержит не только традиционные оперные приемы, она также обогащена новшествами и передовыми идеями. Жизнерадостный характер Россини также вызывал восхищение у Генриха Гейне, который назвал композитора «Божественным маэстро».

Популярные арии и номера из оперы «Севильский цирюльник»

История создания «Севильского цирюльника»

«Севильский цирюльник» имеет интересную предысторию. Согласно контракту с римским театром, Джоаккино Россини обязуется написать новую оперу. Музыкальное произведение приурочено карнавалу. Все предоставленные варианты либретто не выдержали критики цензоров, поэтому в преддверии праздника известный драматург вспомнил о комедийной пьесе Бормаше, неоднократно сыгранной на итальянской сцене. Чтобы не сорвать подписанный контракт, Россини принимает решение взять за основу сюжет известного произведения. Получив разрешение цензоров, композитор принялся за работу.

Всего 20 дней понадобилось музыканту, чтобы создать комедийную оперу на основании первой части знаменитой трилогии.

Премьера состоялась 12 февраля 1816 года. Первая постановка потерпела фиаско и была освистана возмущенной публикой. Дело в том, что шедевральная опера по сюжету пьесы Бормаше уже была создана уважаемым итальянским композитором Паизиелло. Написание еще одной оперы с подобным сюжетом зрители сочли непростительной дерзостью и неуважением по отношению к пожилому драматургу. Поклонники Паизиелло устроили невиданный ранее скандал. После первой постановки композитору пришлось сбежать.

Несмотря на громкий скандал вокруг премьеры, оперу «Севильский цирюльник» ждал ошеломительный успех. Непредвзятая публика высоко оценила произведение и даже организовала триумфальное факельное шествие к дому Россини, который не осмелился прийти на представление.

Популярность «Севильского цирюльника» Россини превзошла любые ожидания. Постановки успешно прошли во многих европейских странах, а в исполнении были задействованы выдающиеся оперные певцы. Композитор объединил лучшие черты итальянской оперы и создал плодотворную почву для дальнейшего стремительного развития музыкального искусства. Подчеркивая традиционный стиль оперы-буффа, Россини сохранил актную структуру произведения со стремительной динамикой, чередованием песенных номеров и типичным бытовым конфликтом.

Постановки

10 марта 1818 года спектакль «Севильский цирюльник» увидели англичане. После удачных постановок в Риме опера была представлена на сцене лондонского Королевского театра. Для этой премьеры автор создал новую арию Розины, а ее роль исполнила известная оперная певица Жозефина Фодор-Манвьель. Летом того же года опера состоялась в Испании на сцене театра Санта-Крус. В следующем, 1819 году, спектакль увидели во Франции, Германии, Австрии и США.

Русский зритель впервые увидел музыкальное произведение в Одессе в 1821 году. Тогда постановка была выполнена итальянскими актерами. Та же труппа исполнила оперу в Москве в Театре Апраксина зимой 1822 года, а первая русская версия дебютировала осенью 1822 года на сцене петербургского Большого театра.

Во второй половине ХІХ века «Севильский цирюльник» стал одной из самых популярных опер в России. Произведение неоднократно исполнялось на сценах крупнейших театров Москвы и Петербурга.

Во времена Советского Союза оперу можно было увидеть в Большом театре, со временем сюжет претерпевал некоторые изменения. Так, во время Второй мировой войны, спектакль изменялся для актуальности, высказывания актеров должны были взбодрить присутствующих воинов, разрядить обстановку перед их возвращением на фронт.

В 1952 году оркестр Всесоюзного радио вместе с актерским составом делают запись оперы. Эта радио версия и сегодня доступна для слушателей.

Музыка из оперы «Севильский цирюльник» в кинофильмах:

  • Увертюру можно услышать в кинокартине Стэнли Кубрика «Заводной апельсин» 1971 года, а также в фильмах «Игра в классики» 1980г., «Честь семьи Прицци» 1985г. и в мультфильме с участием Майкла Джордана «Космический Джем».
  • Известная ария Фигаро «Largo al Factotum» очень популярна и в кино-индустрии. Она звучит в фильмах: «Бэйб: Поросенок в городе» 1998г., «Имитатор» 1995г., «Тёмная звезда» 1974г., «Миссис Даутфайр» 1993г., «Оскар» 1991г., «В открытом море» 1997г., «Шоковый коридор» 1963г., «Три монеты в фонтане» 1954г., «Совершенно секретно» 1984., и в «Повороте» Оливера Стоуна 1997 года с Шоном Пенном в главной роли.
  • Каватину Розины «Una voce poco fa» можно встретить в кинолентах: «Гражданин Кейн» 1941г., «Пик сезона» 1987г. и «Джуманджи» 1995 года с Робином Уильямсом.
  • В драме Одри Уэллс «Под солнцем Тосканы» 2003 года звучит ария Берты «Il vecchietto cerca moglie».
  • Арию Розины «Contro un cor» из сцены урока можно услышать в фантастической драме Кэтрин Бигелоу «Странные дни» 1995 года.

Комическая опера – это довольно сложный жанр искусства, требующий неординарности и особенного мировоззрения автора. При создании яркого пародийного произведения важно избежать грубой сатиры и дешевых трюков, чтобы не понизить оперное мастерство до уровня развлекательного шоу. Во время просмотра спектакля «Севильский цирюльник» зрители не высмеивают человеческую глупость, у них не возникает злорадства по отношению к персонажам. Напротив, появляется ощущение легкости, радости жизни, восхищение находчивостью главных героев, их неуемной энергией и обаянием. Публика будто заражается весельем, происходящим на сцене. Можно с уверенностью сказать, что «Севильский цирюльник» является наилучшим подтверждением таланта, изысканного вкуса и врожденного музыкального чутья Джоаккино Россини .

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

Джоаккино Россини «Севильский цирюльник»

Источники:

http://musike.ru/index.php?id=58
http://www.classic-music.ru/zm099.html
http://soundtimes.ru/opera/spektakli/sevilskij-tsiryulnik

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector