42 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Закономерности развития литературы литературный процесс. Николаев А

Литературный процесс. Закономерности развития

Литературный процесс (литпроцесс) — жизнь и развитие литературы определённой страны или эпохи во всей совокупности её явлений и фактов или многовековое развитие литературы в её всемирных, масштабах. Во втором случае процесс составляет предмет сравнительно-исторического литературоведения.

Стадии развития литературного процесса хорошо прослеживаются в романских и западноевропейских странах, где выделяются литературы древние, средневековые, и литературы нового времени с их собственными этапами (барокко, классицизм, сентиментализм, романтизм, реализм, модернизм).

Древняя и средневековая литература характеризовались распространённостью произведений с внехудожественными функциями (ритуальные, информативные, деловые, религиозно-культовые). Наблюдалось преобладание устных преданий над произведениями письменного характера. Новое время отличается приятием литературы как художественного явления, письменность становится доминирующей над словесным искусством, актуализируется индивидуальное авторство.

Периодизация литературы от античности до постмодернизма. Основные черты каждой эпохи.

Античная литература

Литература древних греков и римлян, которая развивалась в бассейне Средиземного моря (на Балканском и Апеннинском полуостровах и на прилегающих островах и побережьях). Её письменные памятники, созданные на диалектах греческого языка и латыни, относятся к I тысячелетию до н. э. и началу I тысячелетия н. э. Античная литература состоит из двух национальных литератур: древнегреческой и древнеримской. Исторически греческая литература предшествовала римской.

Параллельно с античной развивались другие древние культуры и, соответственно, литературы: древнекитайская, древнеиндийская, древнеиранская. Древнеегипетская литература переживала на тот момент период расцвета.

В античной литературе сформировались основные жанры европейской литературы в их архаических формах и основы науки о литературе. Эстетическая наука античности определила три основные литературные рода: эпос, лирику и драму (Аристотель), эта классификация сохраняет свое базовое значение поныне.

Средневековая литература

Литература, принадлежащая периоду, который начинается в поздней античности (IV—V века), а завершается в XV веке. Самыми ранними сочинениями, оказавшими наибольшее влияние на последующую средневековую литературу стали христианские Евангелия (I век), религиозные гимны Амвросия Медиоланского (340—397), работы Августина Блаженного («Исповедь», 400 год; «О граде Божием», 410—428 годы), перевод Библии на латинский язык, осуществлённый Иеронимом (до 410 года) и другие труды Латинских Отцов Церкви и философов ранней схоластики. Зарождение и развитие литературы Средневековья определяется тремя основными факторами: традициями народного творчества, культурным влиянием античного мира и христианством.

77.243.189.117 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Мировой литературный процесс. Стадиальность развития литературы;

Литературное направление, течение и школа.

Внутрилитературные связи. Новаторство и эпигонство.

Художественный метод.

Мировой литературный процесс. Стадиальность развития литературы.

План лекции

Литературное направление, течение и школа.

Литературный процесс и его основные закономерности.

Литературный процесс –историческое существование, функционирование и эволюция литературы как в определенную эпоху, так и на протяжении всей истории нации, страны, региона, мира. «литературный процесс в каждый исторический момент включает в себя как сами словесно-художественные произведения, социально, идеологически и эстетически разнокачественные – от высоких образцов до эпигонской, бульварной или массовой литературы, так и формы их общественного бытования: публикации, издания, литературную критику, запечатлеваемые в эпистолярной литературе и мемуарах читательские реакции» (Литературный энциклопедический словарь – М., 1987, с. 195).

Важная сторона литературного процесса – взаимодействие художественной литературы с другими видами искусства, а также с общекультурными, языковыми, идеологическими явлениями.

Литературный процесс в масштабе мировой (всемирном) является частью общественно-исторического процесса, зависит от него. Нередко (особенно в последние столетия) наличествует прямая связь литературного творчества с общественно-политическими движениями (декабристская литература, чартистская литература и т.п.).

Ученые постоянно подчеркивают, что на литературу активно воздействует социальная действительность, что литературный процесс следует рассматривать как обусловленный культурно-исторической жизнью. В то же время отмечается, что литературу «нельзя изучать вне целостного контекста культуры (…) и непосредственно (через голову культуры) соотносить с социально-экономическими и другими факторами. Литературный процесс есть неотторжимая часть культурного процесса» (Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1979, с. 344).

Литературный процесс соотносим со стадиями общественного развития человечества (мифологическая архаика, древность, средневековье, новое время, новейшее время). Он стимулируется прежде всего потребностью писателей (не всегда осознанной) откликаться на сдвиги в исторической жизни, участвовать в ней, влиять на общественное сознание. Таким образом, литература меняется в историческом времени прежде всего под воздействием «толчков» извне. Вместе с тем огромное значение для ее эволюции имеет наследование литературных традиций, что позволяет говорить о литературном процессе как таковом: развитие литературы обладает относительной самостоятельностью, в нем важны имманентные начала.

«Путь» всемирной литературы – это своего рода равнодействующая разных «дорог» национальных, зональных, региональных литератур. Вместе с тем существуют общие, глобальные тенденции, наличие которых позволяет выделить в мировом литературном процессе ряд этапов.

В масштабе мировой литературе отдельные ее этапы могут быть представлены разными национальными литературами, в какой-то исторический момент полнее и глубже выражающих тенденции развития искусства (итальянская литература в начале эпохи Возрождения, французская – в эпоху классицизма, немецкая – в эпоху раннего романтизма, русская – в эпоху зрелого реализма (Толстой, Достоевский, Чехов).

В то же время историческая поэтика позволяет выделить глубинные процессы, которые локализованы на уровне общих принципов эстетического видения и художественного мышления, субъектной архитектоники произведения (отношения автора, героя, слушателя-читателя), архетипических форм образа и сюжета, родов и жанров. Становление и изменение этих феноменов протекает веками и даже тысячелетиями. Как фиксирует историческая поэтика, «литература на своем историческом этапе пришла на готовое: готовы были языки, готовы основные формы видения и мышления. Но они развиваются и дальше, но медленно (в пределах эпохи их не уследишь» (Бахтин М.М. Из записей 1970 – 1971 гг.// Эстетика словесного творчества – М.. 1979, с.344). Необходимостью «уследить» растянувшееся на века медленное развитие архитектонических форм литературы и порожден масштабный историзм исторической поэтики. Эта наука выработала самую обобщенную на сегодняшний день картину литературного процесса и выявила три большие стадии развития мировой литературы.

Читать еще:  Реферат: Поэтика древнерусской литературы. Конспект: Поэтика древнерусской литературы

Первую стадию в истории поэтики А.Н. Веселовский назвал эпохой синкретизма. Встречаются и другие наименования, предложенные учеными позже, – эпоха фольклора, дорефлексивного традиционализма, архаическая, мифопоэтическая. По современным представлениям, эта стадия длится от древнего каменного века до VII – VI вв. до н. э. в Греции и первых веков н. э. на Востоке.

Веселовский исходил из того факта, что самым очевидным и простым и в то же время самым фундаментальным отличием архаического сознания от современного является его нерасчлененно-слитная природа, или синкретизм. Он пронизывает всю древнюю культуру, начиная с непосредственных чувственных восприятий ее носителей до их идеологических построений – мифов, религии, искусства.

Синкретизм есть выражение свойственного архаическому сознанию своеобразного целостного взгляда на мир, еще не осложненного отвлеченным, дифференцирующим и рефлексивным мышлением. В этом сознании сами идеи тождества и различия еще не оформились в своей раздельности, а потому оно синкретически воспринимает человека и природу, «я» и «другого», слово и обозначаемую им вещь, жизненную (в том числе ритуальную) практику и искусство.

Такое видение мира породило своеобразие архаического искусства, прежде всего его субъектной архитектоники: древнейшие хоровые формы, отсутствие представлений об авторстве и четких границ между теми участниками эстетического события, которые впоследствии станут автором, героем и слушателем в литературном произведении. И исходная образная структура искусства, порожденного таким эстетическим сознанием, говорит «не об отождествлении человеческой жизни с природною и не о сравнении, предполагающем сознание раздельности сравниваемых предметов, а именно о синкретизме, предполагающем не смешение, а отсутствие различий. Такими же отношениями нерасчлененности в лоне синкретических обрядов связаны разные виды искусства, будущие литературные роды (эпос, лирика и драма) и жанры.

В целом поэтика эпохи синкретизма – и в этом состоит ее совершенно особое место в истории искусства – время медленной выработки основных и первичных принципов художественного мышления, субъектных форм, образных языков, сюжетных архетипов, родов и жанров, всего того, что будет задано последующим стадиям развития литературы как готовые формы, без которых все дальнейшее было бы невозможно.

Вторая большая стадия литературного процесса начинается в VI – V веках до н. э. в Греции и первых веках н. э. на Востоке и длится до середины – второй половины XVIII в. в Европе и рубежа XIX— XX вв. на Востоке. Общепринятое наименование этой стадии еще не установилось, наиболее распространенное ее определение – риторическая.Другие обозначения – эпоха рефлексивного традиционализма, традиционалистская, каноническая, эйдетическая.

Внешний признак, свидетельствующий о наступлении этой стадии, – появление первых поэтик и риторик,в которых эстетическая мысль начинает отделяться от других форм идеологии и рефлексировать над литературой и – шире – над нарождающимися новыми («риторическими») принципами культуры. В Греции таковы «Поэтика» Аристотеля, античные риторики (а еще до них – «Пир» и «Государство» Платона); в Индии — «Натьяшастра» Бхараты (II – IV вв. н. э.), в Китае «Ода изящному слову» Лу Цзи (III в.), и т.п. В Европе эту стадию поэтики принято разделять на два этапа: древность и средневековье (VI в. до н. э. – XIII – XIV вв. н. э.) и «раннее Новое время» – Возрождение, барокко, классицизм (XIV – XVIII вв.).

Данную стадию поэтики, очень большую и с точки зрения истории литературы представляющуюся крайне разнородной и пестрой, объединяет новый порождающий культурный и эстетический принцип, который пришел на смену синкретизму. К сожалению, искомый принцип в науке еще не определен с достаточной ясностью, что и обусловило разные понимания данной эпохи художественного развития.

В целом можно сказать, что данный период отмечен преобладанием традиционализма художественного сознания и «поэтики стиля и жанра»: писатели ориентировались на заранее готовые формы (готового героя, жанры и сюжеты, словесные и образные формулы и т. д.), были зависимы от тесно связанных с традиционалистской установкой жанровых канонов.

Иными словами, художественный феномен был ориентирован не на новое, индивидуально неповторимое и оригинальное, а на традиционное и повторяющееся, на «общие места» («loci communes»). При этом структура художественного произведения организована так, чтобы она соответствовала ожиданиям читателя, а не нарушала их.

В рамках второй стадии выделяются два этапа, рубежом между которыми явилось Возрождение (речь идет преимущественно о европейской литературе). На втором из этих этапов, пришедшим на смену средневековью, литературное сознание делает шаг вперед от безличного начала к личному (хотя еще в рамках традиционализма), литература в большей мере становится светской.

Третья стадия поэтики начинается в середине – второй половине XVIII века в Европе и на рубеже XIX – XX веков на Востоке и длится до настоящего времени.

Исследователями описан «культурный перелом», «категориальный слом» на рубеже XVIII – XIX столетий. Его общекультурной предпосылкой стало рождение автономной личности и ее нового, «автономно-причастного» (М. М. Бахтин) отношения к «другому». Это открытие привело к рождению художественного мира; на авансцену выдвигается индивидуально-творческое художественное сознание. Перестраивается субъектную сфера искусства, рождая новые отношения автора, героя и читателя, в пределе делая их отношениями автономных субъектов.

Отныне доминирует «поэтика автора», освободившегося от всевластия жанрово-стилевых форм. С середины XVIII века начинается процесс деканонизации жанров, принципиально обновивший литературу и продолжающий ее обновлять до настоящего времени.

Литература, как никогда ранее, предельно сближается с непосредственным и конкретным бытием человека, проникается его заботами, мыслями, чувствами. Наступает эпоха индивидуально-авторских стилей; литературный процесс теснейшим образом сопрягается одновременно с личностью писателя и окружающей его действительностью. Все это имеет место в романтизме и реализме XIX столетия, а в немалой мере и в модернизме XX века.

Читать еще:  Цитаты печорина о себе из княжны мэри. Афоризмы из книги “Герой нашего времени”

Николаев А. И. Основы литературоведения

Николаев А. И. Основы литературоведения: учебное пособие для студентов филологических специальностей. – Иваново: ЛИСТОС, 2011

Общее представление о литературном процессе. Традиция и новаторство

Общее представление о литературном процессе. Традиции и новаторство

Завершающая глава нашей книги, посвященная литературному процессу, в методическом отношении, пожалуй, самая сложная. Дело в том, что для адекватного понимания законов литературного процесса необходимо хотя бы в общем виде представлять себе корпус литературных произведений разных эпох и культур. Тогда начинают вырисовываться и логика формирования жанров, и проекции одних культур на другие эпохи, и закономерности стилевого развития. Но начинающий филолог, разумеется, такой историко-литературной базой почти никогда не обладает, поэтому всегда есть опасность превратить разговор в чистую схоластику: студент может честно «зазубрить» какие-то сведения, но реальное, живое наполнение теоретических положений для него еще не доступно. Трудно, например, говорить об особенностях стиля барокко, если большинству читателей не известен ни один поэт этой эпохи.

С другой стороны, подробно прояснять каждое положение множеством примеров, всякий раз погружаясь в историю литературы, тоже нереально – это потребовало бы привлечения огромного материала, который выходит за пределы задач нашего пособия и с которым студент физически не сможет справиться. Поэтому найти баланс необходимого и достаточного очень нелегко.

Понимая все эти объективные сложности, мы вынуждены будем сильно схематизировать изложение, останавливаясь лишь на самых важных аспектах. Другого пути просто нет, во всяком случае, автору не известно ни одно пособие, где разные грани литературного процесса были бы освещены достаточно полно и доступно для начинающего филолога. Есть много прекрасных исследований, посвященных разным сторонам литературного процесса, но свести вместе огромный и разноречивый материал, сделать его доступным студенту младших курсов, да еще и в пределах одной главы – задача совершенно нереальная.

Поэтому предлагаемая глава – это только введение в проблематику, где кратко намечены основные вопросы, связанные с изучением литературного процесса.

Литературный процесс – понятие сложное. Сам термин появился относительно недавно, уже в XX веке, а популярность обрел еще позднее, лишь начиная с 50-х – 60-х годов. До этого обращалось внимание на какие-то отдельные стороны литературных взаимосвязей, но в своей целостности литературный процесс не осмысливался. В полном смысле слова он не осмыслен и сегодня, определены лишь основные составляющие литературного процесса, намечены возможные методологии исследования. Обобщая различные взгляды, можно сказать, что понимание литературного процесса предполагает решение нескольких научных задач:

1. Необходимо установить связи между литературой и социально-историческим процессом. Литература, разумеется, связана с историей, с жизнью общества, она ее в какой-то степени отражает, однако не является ни копией, ни зеркалом. В какие-то моменты на уровне образов и тематики происходит сближение с исторической реальностью, в какие-то, напротив, литература отдаляется от нее. Понять логику этого «притяжения-отталкивания» и найти переходные звенья, связывающие исторический и литературный процессы – задача чрезвычайно сложная и едва ли имеющая окончательное решение. В качестве такого переходного звена «от жизни к литературе» рассматривались то религиозно-символические формы, то общественные стереотипы (или, в терминологии А. А. Шахова, «общественные типы»), которые формируются в обществе в определенный период и воплощаются в искусстве [1] ; то социально-психологическая атмосфера в обществе (в терминологии Ю. Б. Кузь­менко – «социальные эмоции» [2] ); то структура эстетического идеала, отражающая и представления о человеке, и эстетические традиции (например, такой подход характерен для работ Н. А. Ястребовой [3] ) и т. д. Концепций было очень много, однако механизм преображения исторической реальности в художественные произведения так и остается загадкой. В то же время попытки найти это переходное звено стимулируют появление интересных исследований, неожиданных и оригинальных концепций и в отечественной, и в зарубежной эстетике. Скажем, именно поиск этих звеньев, одновременно конкретно-исторических и «трансисторических» (в терминологии П. Бурдье), то есть однотипных для любого момента истории, порождает концепцию «нового историзма» – одну из самых востребованных методологий в современной западноевропейской науке. Согласно теории Пьера Бурдье [4] , автора этой концепции, бесполезно «навязывать» истории какие-то общие законы, исходя из сегодняшней системы координат. Исходить нужно из «историчности объекта», то есть всякий раз нужно входить в исторический контекст данного произведения. И лишь сопоставляя множество таким образом полученных данных, включая историчность самого исследователя, мы можем заметить элементы общности, «преодолеть» историю [5] . Концепция П. Бурдье сегодня популярна, но всех вопросов она , конечно, не снимает. Поиск адекватной методологии продолжается, и окончательные ответы здесь едва ли возможны.

2. Кроме «внешних» связей, то есть связей с историей, психологией и т. д., литература имеет и систему внутренних связей, то есть постоянно соотносит себя со своей собственной историей. Ни один писатель ни одной эпохи никогда не начинает писать «с чистого листа», он всегда сознательно или бессознательно учитывает опыт своих предшественников. Он пишет определенным жанром, в котором аккумулирован многовековой литературный опыт (не случайно М. М. Бахтин называл жанр «памятью литературы»), он ищет наиболее близкий себе род литературы (эпос, лирика, драма) и поневоле учитывает законы, принятые для этого рода. Наконец, он впитывает в себя множество авторских традиций, соотнося свое творчество с кем-то из предшественников. Из всего этого складываются внутренние законы развития литературного процесса, которые напрямую с социально-исторической ситуацией не соотносятся. Скажем, жанр элегического стихотворения, пронизанного грустью, а порой и трагизмом, может проявить себя в разной социоисторической ситуации, но всегда будет соотносить себя с жанром элегии – независимо от желания и воли автора.

Поэтому понятие «литературный процесс» включает в себя становление родовых, жанровых и стилевых традиций.

Читать еще:  Почему Анна Каренина бросается под поезд? Образ Анны Карениной. Л.Н

3. Литературный процесс можно рассматривать и еще с одной точки зрения: как процесс формирования, развития и смены художественных стилей. Тут встает целый ряд вопросов: как и почему возникают стили, какое влияние они оказывают на дальнейшее развитие культуры, как формируется и насколько важен для развития литературного процесса индивидуальный стиль, каковы стилевые доминанты определенной эпохи и т. д.

Ясно, что сколь-нибудь объемное представление о литературном процессе мы получим лишь в том случае, если будем учитывать все эти вопросы, если сами эти вопросы будут пониматься системно, взаимосвязано. На ранних стадиях освоения филологической науки эти взаимосвязи еще не ощущаются, поэтому далее разговор будет вестись более в аналитическом, чем в синтетическом ключе, сначала надо разобраться с разными компонентами литературного процесса, а уже потом, имея больший опыт, устанавливать связи между этими компонентами.

Традиция и новаторство – важнейшие составляющие литературного процесса. Нет ни одного великого произведения литературы, которое бы не было связано тысячами нитей с контекстом мировой культуры, но точно так же невозможно представить значительное эстетическое явление, не обогатившее мировую литературу чем-то своим. Поэтому традиция и новаторство – это оборотные стороны одной медали: подлинная традиция всегда предполагает новаторство, а новаторство возможно лишь на фоне традиции.

Один из наиболее известных филологов XX века М. М. Бахтин, постоянно возвращавшийся к этой проблематике, написал так: «Всякий действительно существенный шаг вперед сопровождается возвратом к началу («изначальность»), точнее, к обновлению начала. Идти вперед может только память, а не забвение. Память возвращается к началу и обновляет его. Конечно, и сами термины «вперед» и «назад» теряют в этом понимании свою замкнутую абсолютность, скорее вскрывают своим взаимодействием живую парадоксальную природу движения» [6] .

В другой работе Бахтин создает прекрасную метафору: «Великие произведения литературы подготовляются веками, в эпоху же их создания снимаются только зрелые плоды длительного и сложного процесса созревания. Пытаясь понять и объяснить произведение только из условий его эпохи, только из условий ближайшего времени, мы никогда не проникнем в его смысловые глубины». [7] Развивая эту мысль, автор продолжает: «Смысловые сокровища, вложенные Шекспиром в его произведения, создавались и собирались веками и даже тысячелетиями: они таились в языке, и не только в литературном, но и в таких пластах народного языка, которые до Шекспира еще не вошли в литературу, в многообразных жанрах и формах речевого общения, в формах могучей народной культуры». [8]

Отсюда одна из центральный идей Бахтина, имеющая прямое отношение к проблеме традиции и новаторства, – идея мировой культуры как диалогического пространства, в котором разные произведения и даже разные эпохи постоянно перекликаются, дополняют и раскрывают друг друга. Античные авторы предопределяют современную культуру, но и современная эпоха позволяет открыть в гениальных творениях древности те смыслы, которые в те времена не были видны и не сознавались. Таким образом, любое новое произведение зависимо от традиции, но и парадоксальным образом произведения ушедших эпох зависят от современной культуры. Современный читатель «рожден» Шекспиром, но и Шекспир открывает ему такие свои смысловые глубины, которые ни современники гениального драматурга, ни сам он не могли почувствовать. Таким образом, время в пространстве культуры теряет столь привычную нам «линейность» (от прошлого к будущему), оно превращается в живое движение в обе стороны.

С несколько другими акцентами проблему традиции рассматривал В. В. Мусатов [9] . По его мнению, любой художник стремится создать «индивидуальную гипотезу бытия», поэтому всякий раз он соотносит опыт предшественников со своей эпохой и своей судьбой. Поэтому традиция – это не просто «копирование» приемов, это всегда сложнейший психологический акт, когда чужой мир «проверяется» собственным опытом.

Итак, «традиция» – весьма объемное понятие, принципиальное для адекватного восприятия литературного процесса.

Пока что мы говорили о философском, общеэстетическом значении термина «традиция». На более конкретном уровне можно выделить несколько «проблемных точек», связанных с традицией и новаторством.

Во-первых , не всегда легко развести понятия «традиция», «канон», «подражание», «стилизация»,«эпигонство» и т. д. Если с «эпигонством» мы сегодня ассоциируем «пустое подражание», ничем не обогащающее культуру (само это слово имеет негативный оттенок), то, например, с подражанием и каноном все сложнее. Далеко не всякое подражание является эпигонством, открытая ориентация на какой-то образец может приводить к значимым эстетическим результатам. Скажем, в русской лирике слово «подражание» допускается в качестве своеобразного жанрового определителя: «В подражание Корану», «В подражание Байрону» и т. д. С тем же мы сталкиваемся в многочисленных стихотворениях, начинающихся с «Из …»: «Из Гейне», «Из Гете» и т. п. Здесь возможны и вовсе интересные случаи. Например, знаменитое программное стихотворение А. С. Пушкина «Из Пиндемонти», на первый взгляд, открыто отсылает к творчеству итальянского поэта, но в реальности это мистификация, у И. Пиндемонти подобного стихотворения никогда не было. Возникает вопрос: почему Пушкин отсылает нас именно к этому имени; это случайность, «трюк» для обмана цензуры или поэт все же чувствовал какую-то внутреннюю перекличку своих строк с поэзией этого автора? Среди ученых нет единства мнений по этому вопросу. Но в любом случае именно в этом стихотворении Пушкин формулирует свое поэтическое кредо:

Иные, лучшие, мне дороги права;

Иная, лучшая, потребна мне свобода:

Зависеть от царя, зависеть от народа —

Не все ли нам равно? Бог с ними.

Отчета не давать…

В других случаях прямая ориентация на известный текст может привести к созданию подлинного авторского шедевра. Так, «маленькая трагедия» Пушкина «Пир во время чумы» – это, как известно, авторский перевод одного акта из пьесы Дж. Вилсона «Город чумы» (1816). В целом Пушкин следует за текстом Вилсона [10] , однако две песни добавляет «от себя»: песню Мери и знаменитый «Гимн чуме»:

Источники:

http://studopedia.ru/10_159861_literaturniy-protsess-zakonomernosti-razvitiya.html
http://studopedia.su/5_22284_mirovoy-literaturniy-protsess-stadialnost-razvitiya-literaturi.html
http://www.listos.biz/%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F/%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2-%D0%B0-%D0%B8-%D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B-%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BE-%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B5-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×