3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мировой литературный процесс: основные термины и понятия. Литературный процесс

Литературный процесс. Понятие о литературном направлении

ЛИТЕРАТУ́РНЫЙ ПРОЦЕ́СС — историческое существование литературы, ее функционирование и эволюция как в определенную эпоху, так и на протяжении всей истории нации, страны, региона, мира.

Литературный процесс в каждый исторический момент включает в себя как сами словесно-художественные произведения, социально, идеологически и эстетически разнокачественные (от высоких образцов до эпигонской, бульварной или массовой литературы), так и формы их общественного бытования (публикации, переиздания, литературная критика). Порой произведения становятся достоянием литературного процесса лишь через большой промежуток времени после момента их создания или первой публикации (многие стихотворения Ф. И. Тютчева, роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»). С другой стороны, важным фактором литературного процесса эпохи иногда становятся явления, которые в масштабах истории национальной литературы малозначительны; таковы полосы увлечений целыми жанрами или отдельными писателями.

Важная сторона литературного процесса — постоянное взаимодействие художественной литературы с другими видами искусства, а также с общекультурными, языковыми, идеологическими, научными явлениями. Нередко (особенно в последние столетия) наличествует прямая связь творчества писателей и их групп с общественно-политическими движениями, а также философскими концепциями.

Понятие литературного процесса формировалось на протяжении 19—20 вв. по мере постижения литературы как исторически меняющейся целостности (уже в 19 в. использовались терминологические выражения «литературная эволюция» и «литературная жизнь эпохи»). Термин «литературный процесс» возник на рубеже 20—30-х гг. 20 в. и стал широко употребительным в 60-е гг.

ТЕЧЕ́НИЕ И НАПРАВЛЕ́НИЕ литературные — понятия, которые обозначают возникающее на определенной стадии литературного процесса единство ведущих духовно-содержательных и эстетических принципов, охватывающее творчество многих писателей (групп, школ). В борьбе и смене течений и направлений наиболее отчетливо выражаются закономерности литературного процесса. В применении этих терминов нет какого-либо согласия: подчас они употребляются как синонимы; часто «направление» признается родовым понятием по отношению к «течению». Нередко «течение» отождествляют с литературной школой и группировкой, а «направление» — с художественным методом или стилем. В 60-е гг. все настойчивее подчеркивается специфичность понятий течения и направления, их связь с художественным содержанием. А. Н. Соколов рассматривает направление как идейно-художественную целостность, включающую в себя метод и стиль в качестве отдельных слагаемых; причем ведущим и организующим началом направления является идейное содержание. Понятие «направление» фиксирует единство более общих духовно-эстетических основ художественного содержания, обусловленное единством культурно-художественных традиций, типом миропонимания писателей, общностью стоящих перед ними жизненных проблем, а в конечном счете — общностью или сходством эпохальной социально- и культурно-исторической ситуации. Но само миропонимание — отношение к поставленным проблемам, представление о путях и способах их разрешения, идеалы, идеология, и художественной концепции, а также стилевые принципы писателей, принадлежащих к одному направлению, — может быть различным, даже противоположным.

Лит. борьба ведется не только между различными направлениями, но и внутри них — между входящими в их состав течениями, школами и группировками (напр., борьба «сумароковского» и «ломоносовского» течений в русском классицизме; критическое отношение романтиков-декабристов к поэзии «сердечного воображения» Жуковского, конфликт между писателями-реалистами революционно-демократического и дворянского лагерей; полемика внутри русского символизма).

Принадлежность к какому-либо течению и/или направлению (равно как и стремление остаться вне существующих направлений) предполагает свободное — личное и творческое — самоопределение писателя.

Мировой литературный процесс. Стадиальность развития литературы;

Литературное направление, течение и школа.

Внутрилитературные связи. Новаторство и эпигонство.

Художественный метод.

Мировой литературный процесс. Стадиальность развития литературы.

План лекции

Литературное направление, течение и школа.

Литературный процесс и его основные закономерности.

Литературный процесс –историческое существование, функционирование и эволюция литературы как в определенную эпоху, так и на протяжении всей истории нации, страны, региона, мира. «литературный процесс в каждый исторический момент включает в себя как сами словесно-художественные произведения, социально, идеологически и эстетически разнокачественные – от высоких образцов до эпигонской, бульварной или массовой литературы, так и формы их общественного бытования: публикации, издания, литературную критику, запечатлеваемые в эпистолярной литературе и мемуарах читательские реакции» (Литературный энциклопедический словарь – М., 1987, с. 195).

Важная сторона литературного процесса – взаимодействие художественной литературы с другими видами искусства, а также с общекультурными, языковыми, идеологическими явлениями.

Литературный процесс в масштабе мировой (всемирном) является частью общественно-исторического процесса, зависит от него. Нередко (особенно в последние столетия) наличествует прямая связь литературного творчества с общественно-политическими движениями (декабристская литература, чартистская литература и т.п.).

Ученые постоянно подчеркивают, что на литературу активно воздействует социальная действительность, что литературный процесс следует рассматривать как обусловленный культурно-исторической жизнью. В то же время отмечается, что литературу «нельзя изучать вне целостного контекста культуры (…) и непосредственно (через голову культуры) соотносить с социально-экономическими и другими факторами. Литературный процесс есть неотторжимая часть культурного процесса» (Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1979, с. 344).

Литературный процесс соотносим со стадиями общественного развития человечества (мифологическая архаика, древность, средневековье, новое время, новейшее время). Он стимулируется прежде всего потребностью писателей (не всегда осознанной) откликаться на сдвиги в исторической жизни, участвовать в ней, влиять на общественное сознание. Таким образом, литература меняется в историческом времени прежде всего под воздействием «толчков» извне. Вместе с тем огромное значение для ее эволюции имеет наследование литературных традиций, что позволяет говорить о литературном процессе как таковом: развитие литературы обладает относительной самостоятельностью, в нем важны имманентные начала.

«Путь» всемирной литературы – это своего рода равнодействующая разных «дорог» национальных, зональных, региональных литератур. Вместе с тем существуют общие, глобальные тенденции, наличие которых позволяет выделить в мировом литературном процессе ряд этапов.

В масштабе мировой литературе отдельные ее этапы могут быть представлены разными национальными литературами, в какой-то исторический момент полнее и глубже выражающих тенденции развития искусства (итальянская литература в начале эпохи Возрождения, французская – в эпоху классицизма, немецкая – в эпоху раннего романтизма, русская – в эпоху зрелого реализма (Толстой, Достоевский, Чехов).

В то же время историческая поэтика позволяет выделить глубинные процессы, которые локализованы на уровне общих принципов эстетического видения и художественного мышления, субъектной архитектоники произведения (отношения автора, героя, слушателя-читателя), архетипических форм образа и сюжета, родов и жанров. Становление и изменение этих феноменов протекает веками и даже тысячелетиями. Как фиксирует историческая поэтика, «литература на своем историческом этапе пришла на готовое: готовы были языки, готовы основные формы видения и мышления. Но они развиваются и дальше, но медленно (в пределах эпохи их не уследишь» (Бахтин М.М. Из записей 1970 – 1971 гг.// Эстетика словесного творчества – М.. 1979, с.344). Необходимостью «уследить» растянувшееся на века медленное развитие архитектонических форм литературы и порожден масштабный историзм исторической поэтики. Эта наука выработала самую обобщенную на сегодняшний день картину литературного процесса и выявила три большие стадии развития мировой литературы.

Читать еще:  «Пётр Первый. «Петр Первый» – роман о переломном этапе в жизни России

Первую стадию в истории поэтики А.Н. Веселовский назвал эпохой синкретизма. Встречаются и другие наименования, предложенные учеными позже, – эпоха фольклора, дорефлексивного традиционализма, архаическая, мифопоэтическая. По современным представлениям, эта стадия длится от древнего каменного века до VII – VI вв. до н. э. в Греции и первых веков н. э. на Востоке.

Веселовский исходил из того факта, что самым очевидным и простым и в то же время самым фундаментальным отличием архаического сознания от современного является его нерасчлененно-слитная природа, или синкретизм. Он пронизывает всю древнюю культуру, начиная с непосредственных чувственных восприятий ее носителей до их идеологических построений – мифов, религии, искусства.

Синкретизм есть выражение свойственного архаическому сознанию своеобразного целостного взгляда на мир, еще не осложненного отвлеченным, дифференцирующим и рефлексивным мышлением. В этом сознании сами идеи тождества и различия еще не оформились в своей раздельности, а потому оно синкретически воспринимает человека и природу, «я» и «другого», слово и обозначаемую им вещь, жизненную (в том числе ритуальную) практику и искусство.

Такое видение мира породило своеобразие архаического искусства, прежде всего его субъектной архитектоники: древнейшие хоровые формы, отсутствие представлений об авторстве и четких границ между теми участниками эстетического события, которые впоследствии станут автором, героем и слушателем в литературном произведении. И исходная образная структура искусства, порожденного таким эстетическим сознанием, говорит «не об отождествлении человеческой жизни с природною и не о сравнении, предполагающем сознание раздельности сравниваемых предметов, а именно о синкретизме, предполагающем не смешение, а отсутствие различий. Такими же отношениями нерасчлененности в лоне синкретических обрядов связаны разные виды искусства, будущие литературные роды (эпос, лирика и драма) и жанры.

В целом поэтика эпохи синкретизма – и в этом состоит ее совершенно особое место в истории искусства – время медленной выработки основных и первичных принципов художественного мышления, субъектных форм, образных языков, сюжетных архетипов, родов и жанров, всего того, что будет задано последующим стадиям развития литературы как готовые формы, без которых все дальнейшее было бы невозможно.

Вторая большая стадия литературного процесса начинается в VI – V веках до н. э. в Греции и первых веках н. э. на Востоке и длится до середины – второй половины XVIII в. в Европе и рубежа XIX— XX вв. на Востоке. Общепринятое наименование этой стадии еще не установилось, наиболее распространенное ее определение – риторическая.Другие обозначения – эпоха рефлексивного традиционализма, традиционалистская, каноническая, эйдетическая.

Внешний признак, свидетельствующий о наступлении этой стадии, – появление первых поэтик и риторик,в которых эстетическая мысль начинает отделяться от других форм идеологии и рефлексировать над литературой и – шире – над нарождающимися новыми («риторическими») принципами культуры. В Греции таковы «Поэтика» Аристотеля, античные риторики (а еще до них – «Пир» и «Государство» Платона); в Индии — «Натьяшастра» Бхараты (II – IV вв. н. э.), в Китае «Ода изящному слову» Лу Цзи (III в.), и т.п. В Европе эту стадию поэтики принято разделять на два этапа: древность и средневековье (VI в. до н. э. – XIII – XIV вв. н. э.) и «раннее Новое время» – Возрождение, барокко, классицизм (XIV – XVIII вв.).

Данную стадию поэтики, очень большую и с точки зрения истории литературы представляющуюся крайне разнородной и пестрой, объединяет новый порождающий культурный и эстетический принцип, который пришел на смену синкретизму. К сожалению, искомый принцип в науке еще не определен с достаточной ясностью, что и обусловило разные понимания данной эпохи художественного развития.

В целом можно сказать, что данный период отмечен преобладанием традиционализма художественного сознания и «поэтики стиля и жанра»: писатели ориентировались на заранее готовые формы (готового героя, жанры и сюжеты, словесные и образные формулы и т. д.), были зависимы от тесно связанных с традиционалистской установкой жанровых канонов.

Иными словами, художественный феномен был ориентирован не на новое, индивидуально неповторимое и оригинальное, а на традиционное и повторяющееся, на «общие места» («loci communes»). При этом структура художественного произведения организована так, чтобы она соответствовала ожиданиям читателя, а не нарушала их.

В рамках второй стадии выделяются два этапа, рубежом между которыми явилось Возрождение (речь идет преимущественно о европейской литературе). На втором из этих этапов, пришедшим на смену средневековью, литературное сознание делает шаг вперед от безличного начала к личному (хотя еще в рамках традиционализма), литература в большей мере становится светской.

Третья стадия поэтики начинается в середине – второй половине XVIII века в Европе и на рубеже XIX – XX веков на Востоке и длится до настоящего времени.

Исследователями описан «культурный перелом», «категориальный слом» на рубеже XVIII – XIX столетий. Его общекультурной предпосылкой стало рождение автономной личности и ее нового, «автономно-причастного» (М. М. Бахтин) отношения к «другому». Это открытие привело к рождению художественного мира; на авансцену выдвигается индивидуально-творческое художественное сознание. Перестраивается субъектную сфера искусства, рождая новые отношения автора, героя и читателя, в пределе делая их отношениями автономных субъектов.

Отныне доминирует «поэтика автора», освободившегося от всевластия жанрово-стилевых форм. С середины XVIII века начинается процесс деканонизации жанров, принципиально обновивший литературу и продолжающий ее обновлять до настоящего времени.

Литература, как никогда ранее, предельно сближается с непосредственным и конкретным бытием человека, проникается его заботами, мыслями, чувствами. Наступает эпоха индивидуально-авторских стилей; литературный процесс теснейшим образом сопрягается одновременно с личностью писателя и окружающей его действительностью. Все это имеет место в романтизме и реализме XIX столетия, а в немалой мере и в модернизме XX века.

Читать еще:  Нарисовать рисунок на 8 марта самый легкий. Необычная открытка в стиле скрапбукинга

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС

ЛИТЕРАТУ́РНЫЙ ПРОЦЕ́СС, историческое существование, функционирование и эволюция литературы как в определённую эпоху, так и на протяжении всей истории нации, страны, региона, мира. Л. п. В каждый исторический момент включает в себя как сами словесно-художественные произведения, социально, идеологически и эстетически разнокачественные — от высоких образцов до эпигонской, бульварной или массовой литературы, так и формы их общественного бытования: публикации, издания, литературную критику, запечатлеваемые в эпистолярной литературе и мемуарах читательские реакции (см. Читатель и писатель).

Порой значительные произведения становятся достоянием Л. п. лишь через большой промежуток времени после их создания или первой публикации (поэзия И. К. Ф. Гёльдерлина, многие стихи Ф. И. Тютчева, творчество Ц. К. Норвида, роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»). С другой стороны, важным фактором Л. п. эпохи становятся явления, которые в масштабах всей истории национальной литературы малозначительны; таковы полосы увлечений целыми жанрами (мелодрама во французской литературе XIX в.) или отдельными писателями (С. Я. Надсон во 2‑й половине 1880‑х гг., И. Северянин в середине 1910‑х гг.). Как свидетельствует социология литературы, нередко возникает резкая диспропорция между популярностью и культурно-эстетической значимостью произведения.

Важная сторона Л. п. — взаимодействие художественной литературы с другими видами искусства, а также с общекультурными, языковыми, идеологическими, научными явлениями. Нередко (особенно в последние столетия) наличествует прямая связь литературного творчества с общественно-политическими движениями [напр., Декабристская литература, Парижской Коммуны (1871) литература, Чартистская литература] Л. п. способен непосредственно преломлять в себе философские концепции (фихтеанство и шеллингианство немецких романтиков). Неотъемлемыми компонентами Л. п. последних столетий стали как факты литературного «самопознания» эпохи (программы литературного творчества, манифесты литературные), так и борьба различных идейно-художественных направлений и течений (романтиков — с классицистами, реалистов — с эпигонами романтизма, славянофилов — с западниками, революционных демократов — с либералами и «почвенниками», символистов — с широко трактуемым ими натурализмом).

Термин «Л. п.» возник на рубеже 20—30‑х гг. XX в. и стал широко употребительным с 60‑х гг. Само же понятие формировалось на протяжении XIX—XX вв. по мере постижения литературы как исторически меняющейся целостности (уже в XIX в. использовались терминологические выражения «литературная эволюция» и «литературная жизнь эпохи»). Первоначально Л. п. (применительно к современной эпохе) осознается критикой, и, прежде всего в обозрениях, которые вначале, например, в русской литературной критике 20—30‑х гг. XIX в., обладали своего рода энциклопедичностью (по широте охвата литературы за определённый отрезок времени). В XX в. формой осмысления текущего Л. п. и одновременно — воздействия на него становятся также дискуссии в печати и на писательских конференциях, симпозиумах, съездах.

Л. п. — важнейший предмет историко-литературного рассмотрения, или истории литературы (в ст. Литературоведение). Если сторонники биографического метода вслед за классицистической и романтической эстетикой обращались исключительно к образцам, шедеврам, творениям гениев, то научное литературоведение 2‑й половины XIX в. (в т. ч. русское) преодолело избирательность в изучении литературы и сделало предметом исследования все созданное писателями — независимо от степени его художественности, идеологической направленности и сферы социального бытования.

Важным этапом научного освоения Л. п. определённой эпохи явились сочинения филологов 20—30‑х гг. XX в.: исследования В. М. Жирмунского, В. Виноградова и Ю. Н. Тынянова о пушкинской эпохе; работы, посвященные малозначительным или забытым писателям (А. П. Скафтымов о русской драме «между» А. Н. Островским и А. П. Чеховым), представителям «низовой» или массовой литературы (В. Б. Шкловский о Матвее Комарове), бытованию отечественных или иностранных произведений. В последующие эпохи (Жирмунский о И. В. Гёте в русской литературе); теоретические суждения о важности «исследования эволюции литературного ряда», о нежелательности «обособления» отдельного произведения от контекста его возникновения и о необходимости его соотнесения с эволюцией жанров, склонных перемещаться «из мелочей литературы, из ее задворков и низин» в центр Л. п. и обратно (Тынянов). Изучение Л. п. эпохи в его целостности важно и потому, что большие художники вступают в творческий «диалог» не только с признанными предшественниками, но также и с «второстепенными» авторами, с массовой литературой (воздействие на Ф. М. Достоевского жанра «бульварного романа», на Чехова — газетной юмористики). Современные ученые (напр., Г. Н. Поспелов и М. Б. Храпченко) избегают превращения литературоведения как в «историю генералов», так и в историю литературы «без имен» (идея немецкого искусствоведа Г. Вёльфлина, предваренная культурно-исторической школой).

Л. п. в масштабе мировом (всемирном) , являясь частью общественно-исторического процесса, зависит от него, что было осознано уже Дж. Вико и И. Г. Гердером, впоследствии — представителями романтизма (Ф. Шеллинг, братья А. Шлегель и Ф. Шлегель) и Гегелем (учение о стадиях искусства), в дальнейшем — русскими демократами 40—60‑х гг. (идея активного воздействия на литературу социальной действительности), культурно-исторической школой (исторический момент как один из факторов литературного творчества), классиками марксизма (соотнесение истории искусства со сменой общественно-экономических формаций). Эти традиции наследует современное литературоведение, рассматривающее Л. п. как обусловленный культурно-исторической жизнью. При этом подчеркивается, что литературу « нельзя изучать вне целостного контекста культуры и непосредственно (через голову культуры) соотносить с социально-экономическими и иными факторами Литературный процесс есть неотторжимая часть культурного процесса» (Бахтин М. М., Эстетика словесного творчества, 1979, с. 344).

Л. п. соотносим со стадиями общественного развития человечества (мифологическая архаика, древность, средневековье, новое время, новейшее время). Он стимулируется прежде всего потребностью писателей (не всегда осознанной) откликаться на сдвиги в исторической жизни, участвовать в ней, влиять на общественное сознание. Т. о., литература меняется в историческом времени прежде всего под воздействием «толчков» извне. Вместе с тем огромное значение в ее эволюции имеет наследование литературных традиций, что и дает основание говорить о Л. п. как таковом: развитие литературы обладает относительной самостоятельностью, в нем важны имманентные начала. Наследование художественных тем, идей и форм является, однако, производным от миросозерцания писателя и выступает, при всей его важности, в качестве вторичного стимула литературного развития. Исходя из этого, современное литературоведение критически переосмысливает опыт «формальной школы», выдвигавшей в качестве главного фактора Л. п. «таинственную жизнь и рост формы» (Вельфлин) либо полемику последователей с поэтикой предшественников (остранение приема как преодоление автоматизации восприятия — по Шкловскому).

Читать еще:  Сообщение альберт дюрер. Самые известные картины альбрехта дюрера

Исторически повторяющиеся виды идейно-эмоционального отношения к жизни (трагическое и комическое, сатира и патетика), «вечные темы» искусства, общечеловеческие нравственные и философские проблемы (добра, истины, красоты), а также накопленные веками художественные формы (в первую очередь жанровые) составляют «фонд преемственности», без которого Л. п. невозможен. Литература любого периода является «сплавом» историко-художественных компонентов разного временного происхождения: одно присуще только ей, другое роднит ее с ближайшими «предшественницами», третье сближает с давними эпохами или с архаико-мифологической стариной. При этом культурные традиции приходят в художественные произведения, иногда почти вовсе минуя субъективную индивидуальную память творцов. Важнейшие литературные факты подготовляются веками и бытуют в большом историческом времени (см. Историко-функциональное изучение литературы), поэтому столь существенны «надэпохальные» общности в составе Л. п.

Л. п. (как в рамках национальной литературы, так и в масштабе всемирном) складывается из литературных эпох, одновременно сходных и несходных между собой; каждая из них заключает в себе как усвоенное старое, так и созданное новое, являя собой вместилище художественных богатств, обретенных человечеством за многие века и существенно пополненных ею самой. Чем более ярко выражены в определённой культурной общности одновременно традиции и новаторство, тем она богаче и плодоноснее; такова, например, эпоха западноевропейского Возрождения, ставшая символом всемирно-значимого творчества. Напротив, литературные движения, воспринимавшие себя исключительно как хранителей прошлого (напр., музейно-филологическая культура Александрии эпохи эллинизма) или в качестве «чистых» новаторов, пренебрегающих традицией (напр., футуризм), не сыграли серьезной роли во всемирном Л. п.

Другая сторона Л. п. связана с диалектикой сходств и различий между литературами разных народов и наций, географических зон и регионов. Современное литературоведение, преодолевая традиционный европоцентризм, выявляет как черты типологического (в основе — стадиально-исторического) сходства литературной эволюции у всех народов и наций (см. Сравнительно-историческое литературоведение), так и ее сущностную разнокачественность: общие, всемирно-исторические тенденции Л. п. проявляются в отдельных литературах по-разному. Сопоставляя литературной эпохи разных регионов, одни ученые констатируют общность Л. п. на Западе и Востоке и полагают, что выявленные первоначально в западноевропейской литературе Возрождение, Барокко, Просвещение имели место также в восточных странах (Н. И. Конрад). Но эта гипотеза как «искусственно выпрямляющая» всемирную литературу вызывает возражения у других ученых, акцентирующих разнокачественность культур. В последние годы подчеркивается своеобразие русского культурно-художественного развития, во многом предопределенного влиянием исихазма в XIV—XV вв. (первоначально византийского); в этой связи о Предвозрождении говорится не столько как об универсальной стадии культуры, сколько как о мощном влиятельном восточно-европейском движении (Д. С. Лихачев, И. Мейендорф, Г. М. Прохоров).

Как ни проблематичны соотношения между «повторяющимся» и «неповторимым» в Л. п., методологически бесспорно, что начала общности между литературами разных народов и регионов составляют не тождество, а типологической аналогии — сходства лишь относительные. Разнокачественность литератур — это неоценимое богатство мировой культуры. «Путь» всемирной литературы — это своего рода равнодействующая разных «дорог» национальных, зональных, региональных литератур. Вместе с тем существуют общие, глобальные тенденции Л. п.: выделение словесного искусства из синкретического (см. Синкретизм) мифологического и фольклорного творчества, утрата письменностью анонимности, усиление диалогичности художественного мышления, формирование личного, индивидуального авторства, ослабление канонического начала (см. Канон) в жанрообразовании (эволюция от народного эпоса к роману), становление психологической и социально-исторической конкретности ( реалистичности ) художественного освоения жизни. Уяснение типологических схождений между национальными литературами и специфических особенностей каждой из них — равнозначные и равноправные научные цели.

Неотъемлемым слагаемым Л. п. являются международные литературные связи (см. Литературные связи и влияния). Усвоение инонационального опыта — это прежде всего фактор становления оригинальных, не похожих одна на другую литератур, принадлежащих отдельным народам. Факты же вненационального уподобления литератур, их космополитического «усреднения» являются преимущественно спутниками влияний поверхностных, знаменующих простое «подражание» и следование моде (см. Эпигонство). Объект литературных связей и влияний современная наука понимает шире, чем когда-либо: это не только темы, образы, мотивы, сюжетные ходы, но и художественные идеи, принципы формообразования, жанры и их системы, творческие программы и т. п. (концепция Д. С. Лихачева о трансплантации византийской художественной культуры на восточнославянскую почву). Международные литературные связи относительно самостоятельны; не принадлежа к главным стимулам Л. п., они вместе с тем активно воздействуют на литературное творчество. Воля к постижению культуры, не тождественной собственной, исторически универсальна; международные связи возможны не только при стадиальной общности литератур, нередко сильное влияние исходит от инонациональной литературы, соответствующей иной стадии истории, развития, — таково воздействие Достоевского на европейскую литературу XX в.

Л. п., стимулируемый прежде всего социально-историческими сдвигами, в своем «имманентном» аспекте направляется двумя взаимодействующими факторами: национально-культурной традицией и воздействием инонациональной культуры — т. е. в нем синтезируются «местное» («свое») и заимствованное извне («чужое»). «Всемирная отзывчивость» (Достоевский) и одновременно приверженность к собственной традиции — непременные условия богатства и гармоничности развития каждой национальной литературы.

Литература:
Жирмунский В. М., Сравнит. литературоведение: Восток и Запад, Л., 1979;
Реизов Б. Г., Об изучении литературы в совр. эпоху, «Рус. литература», 1965, № 1;
Артановский С. Н., Историческое единство человечества и взаимное влияние культур, Л., 1967;
Баткин Л. М., Тип культуры как историч. целостность , «Вопросы философии», 1969, № 9;
Храпченко М. Б., Творч. индивидуальность писателя и развитие литературы, М., 1970;
Благой Д. Д., Лит. процесс и его закономерности, в его кн.: От Кантемира до наших дней, т. 1, М., 1972;
Конрад Н. И., Запад и Восток, М., 1972;
Лихачев Д. С., Развитие русской литературы X—XVII вв. Эпохи и стили, Л., 1973;
Бушмин А. С., Преемственность в развитии литературы, Л., 1975;
Неупокоева И. Г., История всемирной литературы. Проблемы системного и сравнит. анализа, М., 1976;
Лит. процесс, под ред. Г. Н. Поспелова, М., 1981.

Литературный энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия . Под редакцией В. М. Кожевникова, П. А. Николаева . 1987 .

Источники:

http://studopedia.ru/10_295853_literaturniy-protsess-ponyatie-o-literaturnom-napravlenii.html
http://studopedia.su/5_22284_mirovoy-literaturniy-protsess-stadialnost-razvitiya-literaturi.html
http://literary_encyclopedia.academic.ru/6399/%D0%9B%D0%98%D0%A2%D0%95%D0%A0%D0%90%D0%A2%D0%A3%D0%A0%D0%9D%D0%AB%D0%99_%D0%9F%D0%A0%D0%9E%D0%A6%D0%95%D0%A1%D0%A1

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector