1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Заводной апельсин краткий пересказ. Молочный бар Korova: язык «надцатых»

Мое мнение о книге «Заводной апельсин»

Вы точно слышали об этой книге немало хороших отзывов, но те, кто читал, часто говорят, что книга какой-то kal. Почему так?

Главная претензия к стилю, вернее к выдуманному сленгу Энтони Берджесса, который называется надсат, но давайте перейдем к нему немного позже, сначала обсудим, что же это вообще за книга.

Перед нами история про пятнадцатилетнего главаря банды — Алекса. Его любимое развлечение — собираться по вечерам с друзьями, выпивать молоко с психоделиками в баре «Korova» и устраивать dratsing. Его shaika совершает безжалостные преступления с удовольствием, широкими улыбками и с громким хохотом. Они с легкостью могут устроить хороший tolshok какому-нибудь kashke (имеется ввиду старикашке), порвать его книги и оставить раздетым, полуживым, на земле. Они без зазрения совести грабят, избивают и устраивают sunn-vynn с несчастными девушками, которым не посчастливилось оказаться на их пути.

Перед нами мрачная антиутопия без летающих машин или руин цивилизации. Книга полна ультранасилия, но здесь нет и грамма юмора. Она должна быть мерзкой, но герои прописаны хорошо, а сюжет течет плавно и правдиво. Самое удивительно, что ты сопереживаешь протагонисту. Он парень необычный и среди своих дружков главный неспроста. Кроме хороших физических данных он обладает еще и интеллектом. Он любит классическую музыку, вечерами включает симфонии Бетховена и представляет, как насилует и издевается над бесчисленным количеством людей. Почему?

Ему кажется, что одни люди рождаются хорошими и стремятся делать добрые дела, помогать остальным и прочий kal, а другие просто рождаются плохими. Так уж все устроено и ничего с этим не поделать.

В Заводном апельсине (кстати, на надсате orange — это человек, при переводе эта игра слов потерялась, особенно в момент, когда Алекс произносит: «Я что теперь заводной апельсин?») поднимается огромное количество важных вопросов. Почему есть плохие люди? Что значит быть хорошим? Что такое дружба? Что такое доверие? Что будет, если отобрать у человека возможность выбора?

Пройти путь вместе с Алексом интересно, хотя моментами весьма мерзко. Постепенно главный герой меняется, он не становится хорошим человеком, он не становится еще более плохим, он становится другим. Стиль текста приятный и легкий, он хотя и бросает в происходящее, но постоянно режет глаза сленг. Так зачем же автор настолько все усложнил?

Это было сделано умышленно. Во-первых, Энтони Берджесс хотел показать четкую разницу между nadsat («Так мы раньше называли подростков») и взрослыми. Во-вторых, одна из главных идей книги — это использование условных рефлексов, автор хотел показать, что вещи, которые сначала раздражали, к концу книги стали обыденными, а читатели, независимо от их желания, выучили множество базовых русских слов (большая часть сленга — это русские слова), кстати, эта мысль тоже немного теряется для русскоговорящего населения.

Во многом я не согласен с автором, но книга поднимает важные вопросы. Ее интересно обсуждать с друзьями, а некоторые темы идеально подходят для разговора в подпитой компании. Она чрезмерно жестокая, потому подходит далеко не каждому, но, несмотря на это, ее стоит прочитать (к тому же она не слишком большая).

Энтони Бёрджесс «Заводной апельсин»

Заводной апельсин

A Clockwork Orange

Язык написания: английский

Перевод на русский: В. Бошняк (Заводной апельсин), 1991 — 20 изд. Е. Синельщиков (Заводной апельсин), 1991 — 1 изд. В. Бошняк (Заводной апельсин), 2000 — 6 изд. Е. Нетесова (Заводной апельсин), 2004 — 1 изд. С. Розенфельд (Заводной апельсин), 2007 — 1 изд. Перевод на португальский: Ф. Фернандеш (Laranja mecânica), 2019 — 1 изд. Перевод на украинский: О. Буценко (Механічний апельсин), 2003 — 1 изд. Перевод на польский: Р. Стиллер (Mechaniczna pomarańcza), 1989 — 1 изд.

  • Жанры/поджанры: Фантастика( Антиутопия )
  • Общие характеристики: Социальное | Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Европа( Западная ) )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Только для взрослых

Наше время. Взгляд из 1962 года. Лондон под властью подростковых банд. Насилие превращается в один из видов спорта. Для молодёжи не осталось ничего святого, или просто уважаемого. На фоне этой мрачной картины разворачивается история Алекса — главаря одной из молодёжных шаек. Обыкновенный подросток, закономерный продукт общества. Находящий прелесть в убийствах, грабежах, бессмысленном вандализме. Но у него есть один маленький пунктик — он очень любит и ценит классическую музыку. И это его нехарактерное увлечение в конце-концов играет с ним жестокую шутку.

Читать еще:  Пословицы про работу на чувашском языке. Чувашские пословицы быстрее острословицы

Роман принёс Энтони Бёрджесу мировую известность. А в 1971 году великий Стенли Кубрик экранизировал роман. Фильм по «Заводному апельсину» стал классикой мирового кинематографа.

Берджесс Энтони. Заводной апельсин : [Отр. из одноим. романа] / Пер. с англ. В. Бошняк //Лит. газ. — 1990. — 17 окт. (No42). — с. 15.

В переводе Евгения Синельщикова роман был впервые опубликован в журналах «Юность» №№ 3 и 4 за 1991 год (журнальный вариант).

Награды и премии:

Номинации на премии:

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Elessar, 9 сентября 2012 г.

Я, натурально, поражён феноменальной популярностью этой книги. Множество читателей в один голос твердят о невероятной проработке языка и насыщенности романа глубокими размышлениями о свободе личности, насилии, добре и зле. Но я ничего этого в книге не увидел.

Взять хотя бы сленг-надсат, на котором разговаривают герои романа. По сути, это всего лишь простая замена английских слов их русским переводом. То есть автор просто взял словарик и методично заменил каждое, к примеру, третье слово в речи персонажей на его перевод. Допускаю, что англоязычный читатель, в массе своей что тогда, что сейчас не знающий русского, действительно будет изрядно удивлён. А мне просто было смешно. Даже само слово «надсатый», обозначающее подростков-хулиганов, обычная калька с английского «teen». Хорошо, Бёрджесс в курсе, как оканчиваются русские числительные с одиннадцати по девятнадцать. Я тоже в курсе, дальше-то что?

Теперь самое интересное — пресловутая моралистика и свобода воли. В бесчинствах банды Алекса многие пытаются углядеть проявления некоего протеста, тлетворное влияние общества, разлагающего податливые умы молодёжи. Дескать, это своего рода ультранасилие, воплощение чистого, незамутнённого навязанными извне мыслепаразитами вроде этики и морали зла. Но мне почему-то кажется, что описанные Бёрджессом юнцы — самая обыкновенная шпана вроде нынешних гопников. Необразованное, живущее по законам силы быдло, даже более отвратительное, чем настоящие бандиты, у которых есть хотя бы отдалённое представление о дисциплине и какой ни на есть, а всё же моральный кодекс. Даже любовь главного героя к классической музыке ничуть не возвышает его в глазах читателя, он не более чем потребитель, который бездушно слушает, но не слышит главного. В конце-концов, многие идеологи и вожди нацистского движения искренне восхищались музыкой Вагнера. Но мы почему-то не перестаём от этого справедливо считать их выродками.

Потом, когда Алекс попадает под новую «лечебную» программу, нас усиленно призывают посочувствовать герою, психика которого якобы оказалась безнадёжно искалечена. Но позвольте, его разум в полном порядке. Ненависть, злоба и тяга к насилию никуда не делись. Став вести себя как праведник, в мыслях Алекс остался подонком. Просто он не в силах превозмочь физическую боль, вот и всё. Унижения на демонстрации в клинике — не более чем иллюстрация ничтожности и слабости его личности. В его новом modus vivendi нет ни грамма от раскаяния и искупления, но нет и тени навязанных извне установок. Только чисто животный страх перед физическим страданием. Он ни на минуту не перестаёт думать о насилии и возмездии, просто не способен пересилить боль. Все испытанные им побои нисколько не искупляют его, это также бессмысленно, как избивать искусавшего вас пса. Животное не способно к рефлексии и осознанию, именно поэтому бешеных собак пристреливают. Да, Алекс испытал физическую боль, равную страданиям его жертв. Но боль душевную он испытать не может, нечему болеть.

В конце, после неудачной попытки суицида, нам показывают нового преображённого героя. Словно по волшебству кровожадный подонок превратился в доброго и сострадательного человека, который мечтает о жене, сыне и счастливом семейном быте. Не бывает такого. Можно допустить, что причиной всему загадочный курс гипнотерапии, которому Алекс подвергся, пока оправлялся от переломов. Это намного более правдоподобно, чем внезапное, ничем не обусловленное прозрение. Тем более что ни этот новый Алекс, ни его остепенившийся подельник не испытывают огорчений и страдания из-за некогда ими содеянного. Было бы очень любопытно посмотреть на такое развитие событий: Алекс встречает девушку, влюбляется, женится, у них рождается сын, всё хорошо и славно. И вдруг однажды вечером в их дом вламывается банда грабителей, насилует его жену, убивает его сына, а его самого жестоко избивает. Но видимо для схематичного поделия Бёрджесса это слишком круто.

Читать еще:  Поэма «Кому на Руси жить хорошо. "Кому на Руси жить хорошо": "Поп" (анализ главы)

Как итог, получается вот что: курс терапии, призванный изменить Алекса, оказался по сути бесполезен, тогда как нечто похожее на реальные изменения происходит абсолютно беспричинно. Ни доктора из лечебницы, ни собственный опыт не убедили героя в том, что насилие отвратительно. По сути, Алекс с самого начала был заводным апельсином, существуя лишь на примитивных рефлексах и плотских желаниях. Лечение лишь откорректировало те из них, которые явно мешали обществу. Личность героя от этого не пострадала, потому как её по сути и не было. Такие, как Алекс, нужны разве что для работы на рудниках или в качестве пушечного мяса в войнах. Само собой, новому правительству для подавления оппозиции тоже пригодится некоторое количество ручных палачей. Остальных же очень удобно выдрессировать и поставить, например, к станку на завод. В блестящем «Эквилибриуме» Курта Уиммера или в том же «Дивном новом мире» Хаксли потенциально полноценные личности жестоко подавлялись и истязались во имя неких, декларируемых высшими, целей. Вот это и есть превращение настоящих живых людей в послушных безмозглых болванчиков, которыми так легко управлять. А у Бёрджесса — жалкая пародия, и близко не стоящая упомянутых выше вещей. Пресловутые страдания героя не стоят даже страданий животного на бойне. Потому как животное ни в чём не повинно, в отличие от человека, добровольно опустившегося до уровня зверя.

apetrochenkov

Александр Петроченков

Энтони Бёрджесс создал роман, признанный классикой современной литературы. Но, видимо, классикой только английской литературы, но не русской. Признаюсь, мне оригинал и перевод романа представляются ужасными из-за огромного количества бессмысленного русскоязычного сленга, на котором общаются герои-подростки и ведет повествование рассказчик. Конечно, в 1962 году, когда вышел роман Бёрджесса, весь мир был под глубоким впечатлением он внезапного могущества советской России после полета спутника и Гагарина, взрыва термоядерной «Царь-бомбы» на Новой Земле и Карибского кризиса. Но роман Бёрджесса не исторический, а явно фантастический, этакая антиутопия, а главный персонаж романа — антигерой Алекс.

Первоначально я попробовал читать «Заводной апельсин» по-английски, но не смог продраться дальше двух десятков страниц и бросил. Слишком много русских слов! Причем встречая в английском тексте русское слово в транслитерации, вначале пробуешь найти непонятное английское слово, а потом пытаешься подобрать или угадать исходное русское слово, звучащее похожим образом, но это не всегда удается. Такие эксперименты меня сильно раздражали, тем более, что я совершенно не понял, что автор хотел этим сказать.

Для меня загадка, где Бёрджесс набрал всех этих pai — malltshikov , malltshipalltshikov, plohishei и kisok? В каком словаре? По-русски так не говорят. А kiska — это ведь калька от английского pussy , не так ли? И почему самое часто используемое слово, почти на каждой странице романа, это kal ? Есть ведь и другие, более популярные синонимы этого слова. А часто используемое слово toltshok в романе означает «удар», а вовсе не «туалет». Почему-то «руки» всюду обозначаются словом rykery , а «крик» kritsh .

Если нетрудно понять слова типа mallchiki , seliodka (в смысле галстук!), shustritt , razdryzg , diko , vidatt , obaldenjye , shikarni , glazzja , griazni , vpihnuli , litso , kamorka , bezumni, smeh, vonn, uzhasni , pogani , koty и koshki , diko , pidery , shtany , ubliudki и тому подобные, то откуда автор взял словосочетание rvut kogti ? Похоже, у Берджесса был какой-то русскоязычный консультант или соавтор. Причем с криминальным опытом и, видимо, украинского происхождения. Никогда не слышал, чтобы русские называли сигарету tsygarkoi — это украинское слово.

Двойная согласная означает мягкий знак. Но почему Берджесс пишет odi noki , tchelo vek , stari kashka , а потом произвольно редуцирует их до сокращенных vek и kashka ? Такие «русские слова» нелегко принять даже русскому. А как же их понимают англоязычные читатели?

Переводчик Владимир Бошняк, оставивший в русском переводе многие «русские» словечки Берджесса на латинице, но сократив их количество, уверяет, будто на английском языке эта абракадабра звучит даже иронично. Но по-русски я не заметил никакой иронии, одно бессмысленное безобразие.

Все-таки язык дает определенную характеристику тому, кто им пользуется. Но только не в этом романе! В романе Бёрджесса мы видим загадочный лингвистический парадокс или игру, которой на страницах романа не дается никаких объяснений, даже намека: откуда взялся у «надцатых» такой странный язык, зачем он им нужен, почему этот язык возник именно на основе русского языка, как они его понимают? И так далее.

Читать еще:  История создания петра 1 толстого. История создания романа «Петр Первый

При чтении романа постоянно беспокоит вопрос: откуда у 15-летних британских подростков такой странный сленг? Многие русские слова используются в искаженном виде и их нелегко понять даже русскоязычному читателю. Как же их понимают англичане? Откуда у них знание таких русских жаргонных слов, многих из которых нет в словарях русского языка и сленга? Причем некоторые слова явно относятся к криминальной, лагерной или блатной лексике. Я читал роман и ломал голову: где и каким образом такую лексику почерпнул автор? О чем она должна сигнализировать читателю? Сам-то автор понимал ли значение используемых им слов? И как эту лексику без перевода и комментариев понимают англоязычные читатели? Загадка протяженностью в целый роман.

Роман Берджесса называют литературным парадоксом ХХ столетия. Берджесса даже нередко сравнивают с Джойсом. Он якобы продолжает футуристические традиции в литературе, экспериментируя с языком, на котором говорит рубежное поколение его героев «надцатых», то есть подростки до 18 лет. Но на мой взгляд, это не авангард, а настоящая катастрофа, а те, кто изображают восторг по поводу «Заводного апельсина», просто лицемерят, корчат из себя высоких интеллектуалов.

На мой взгляд, катастрофу с романом существенно исправил фильм Стенли Кубрика, где сленга осталось очень мало, и он очень простой: в фильме я заметил только moloko и droog, хотя, вполне возможно, сленг дополнительно урезали при переводе фильма на русский язык. Именно культовый фильм, в котором много эротики, сделал роман модным бестселлером и вознес на литературные высоты. А в романе секса практически нет, Бёрджесс (точнее, переводчик) ограничивается повтором одной и той же фразы, вместо конкретного описания секса: «делишки с добрым старым sunn — vynn », тогда как в английском тексте используется просто словечко in — out — in — out .

Главный герой романа — умный, жестокий, харизматичный Алекс, 15-летний лидер уличной банды, проповедует насилие как высокое искусство жизни, как род наслаждения, чем напомнил мне «Бойцовский клуб» Чака Поланика. Алекс попадает в железные тиски новейшей государственной программы по лечебному перевоспитанию преступников и тем самым сам становится жертвой насилия над личностью, потеряв право выбора между плохим и хорошим.

Главная идея романа: можно ли спасти мир от зла, лишая человека свободы воли совершать поступки и преступления (включая убийства), и превратив его в механическую игрушку, в «заводной апельсин»? Этот риторический вопрос автор задает читателю, но как-то невнятно и не очень убедительно. Причем делает это устами «свища» — тюремного священника и хронического алкоголика, от которого за версту разит виски. Свищ сам довольно безуспешно манипулирует сознанием заключенных, которые, пользуясь своей «свободой воли», успешно игнорируют его проповеди.

С Алексом связана еще одна загадка: он большой знаток и чуткий ценитель серьезной музыки. Происхождение такого неординарного знания классической музыки совершенно непонятно: его ординарная и скучная семья никак не предполагает подобного музыкального воспитания, а среда его преступных дружков и прочих «надцатых» скорее способна только пить, накачиваться наркотой, размахивать ножами и трахаться, чем слушать или обсуждать классику. Они наверняка не слышали «Девятую симфонию» и понятия не имеют, кто такой Людвиг ван. Так что страстная любовь Алекса к музыке, играющая в романе весьма важную роль, остается еще одним не объясненным парадоксом, от которого Стенли Кубрик практически избавился в своем фильме, так как серьезной классики там намного меньше. Зато в романе Алекс наслаждается каждой нотой изумительного хорального прелюда « Wachet auf » И. С. Баха (https://youtu.be/3sj-NKqR0tw) или смакует божественную «Оду к радости».

По роману Берджесса в 1971 году был поставлен одноименный фильм Стэнли Кубрика, в котором, кстати, никак не объясняется, откуда взялось название «Заводной апельсин» и что оно означает. А в романе Алекс со своей бандой друзей при нападении на виллу ДОМ ( HOME ) рвет в клочья рукопись романа писателя, озаглавленную «Заводной апельсин», и они совершают на его глазах групповое изнасилование жены, которая затем погибает.

Энтони Бёрджесс. Заводной апельсин ( A clockwork orange ). / Переводчик Владимир Бошняк. — М.: АСТ, Neoclassic , 2017. — 256 с. —Тираж 39000. — (Серия Эксклюзивная классика). — Мягкая обложка. — Возрастные ограничения 16+.

Источники:

http://pikabu.ru/story/moe_mnenie_o_knige_zavodnoy_apelsin_5918911
http://fantlab.ru/work16230
http://apetrochenkov.livejournal.com/3959884.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector