3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Люди и нравы древней руси. Как я себе представляю людей древней Руси

Люди и нравы древней руси. Как я себе представляю людей древней Руси

Большая часть населения Древней Руси проживала в сельской местности. Люди упорно боролись за су­ществование, распахивали новые земли, разводили скот, бортничали, охотились, оборонялись от «лихих людей» (разбойников), а на юге — от кочевников. Нередко пахари выходили в поле вооружённые ро­гатинами, дубинами, луком и стрелами, чтобы от­биться от степняков.

Наиболее распространёнными на Руси были так называемые большие семьи. Старший из мужчин яв­лялся главой семьи, в которой совместно жили и ве­ли общее хозяйство не отделившиеся от него сыновья со своими жёнами и детьми. Они вместе обрабаты­вали землю. Глава семьи распоряжался имуществом и судьбой каждого из её членов. Это касалось даже браков детей, которых могли женить или выдать за­муж против воли.

Воспитание детей в большинстве семей было трудовым. Лет с семи мальчика брали работать в по­ле, начинали приучать к какому-нибудь делу и учить грамоте, если была возможность. Девочки присмат­ривали за младшими братьями и сёстрами, помога­ли матери по хозяйству, учились у неё прясть пря­жу, ткать полотно, шить одежду.

В Древней Руси, особенно в крестьянских семь­ях, люди рано вступали в брак, так как очень цени­лись трудовые руки. Девочка в 12 лет была уже на выданье. Случались и более ранние браки, хотя христианская церковь их не поощряла.

Долгими зимними вечерами при свете лучин жен­щины пряли, мужчины делали домашнюю утварь, пили хмельные напитки, мёд, вспоминали минувшие дни, слушали сказителей, рассказывавших былины. Ещё долго сохранялись языческие праздники.

Часть населения Руси проживала в городах. В них селились князья, размещалась княжеская дружина. В городах князья со своими помощниками правили суд, управляли подвластными землями, принимали иностранных послов. На городских площадях соби­ралось вече.

Постепенно города росли и становились торговы­ми и ремесленными центрами. Одним из наиболее распространённых видов ре­мёсел было кузнечное дело. Обработка железа, изго­товление из него разных изделий осуществлялись в кузнечных мастерских — кузницах. Крупными ре­месленными центрами, производившими изделия из металла, были Киев, Чернигов, Вышгород, Галич, Новгород.

По большим и малым городам Руси шумели тор­ги. Сияла на солнце серебряная, отделанная чекан­ным узором посуда. Рядом стояли гончарные из­делия — кувшины, черпаки, чаши. Радовали глаз украшения из золота, драгоценных камней, бисера и эмали. Сюда же приносили труды своих рук ко­жевенники и кузнецы, косторезы и плотники. Куп­цы предлагали песцовые, собольи и куньи меха. Иноземные гости (купцы) — греки, арабы, болгары, евреи, армяне, поляки, чехи, немцы, скандинавы — торговали драгоценными тканями и камнями, ору­жием, пряностями и винами.

С незапамятных времён из России вывозились мёд, воск, меха. Со временем расширяется вывоз льна, пеньки — сырья для производства верёвок, ка­натов и пр., выделанных говяжьих кож, а также про­дуктов морских промыслов Севера (тюленьи, мор­жовые шкуры, сало, треска, сёмга), лесоматериалов, в частности смолы.

Купцы играли значительную роль не только в го­родской жизни, но и в политических делах. На вер­шине общественной лестницы они стояли сразу же за боярами.

В городах сосредоточивалась и религиозная жизнь. Здесь сооружались большие храмы, жили и испол­няли христианские службы и обряды митрополит и епископы, стояли крупные монастыри.

Города были центрами культуры. В них органи­зовывались школы, писались иконы, создавались фрески и мозаики.

Быт простых горожан мало отличался от кресть­янского. Помимо ремесла и торговли, занимались огородничеством, скотоводством, бортничеством. Глава семьи участвовал в городском вече, отвечал за выполнение разного рода повинностей, а также за нетяжкие преступления членов своей семьи.

В богатых и знатных семьях были свои порядки. Обычно до года дети находились на руках кормили­цы, до пяти лет — на попечении нянек. Холопка- кормилица и её сын были самыми близкими слуга­ми в доме. Сын кормилицы воспитывался вместе с юным хозяином и иногда оставался на всю жизнь самым близким ему человеком. Мальчиков в знат­ных семьях нередко начинали учить грамоте с пяти лет и воспитывали сообразно будущей службе. Со­гласно обычаю, воспитанием княжича руководил его дядя — брат матери.

Развлечением знати были охота и богатые дру­жинные пиры. Столы были уставлены дорогой по­судой, не только кубки, но и ложки были серебря­ными. Рекой текли заморские вина и русский мёд — так назывался хмельной напиток, приготовляемый из мёда. Большие чаши, рога с вином ходили по кругу. Слуги разносили огромные блюда с мясом и дичью. Женщины сидели за столом вместе с мужчинами. Гостей на пирах развлекали скоморохи и гусляры.

Любимыми забавами богатых людей была соко­линая, ястребиная, псовая охота. Для простого люда устраивались скачки, турниры, различные игрища.

Даже после принятия христианства большин­ство населения носило славянские имена. Знатные люди, получив при крещении имена христианских святых, продолжали в быту именоваться славян­скими — Ярослав, Святослав, Всеволод, Мстислав и т. п. Именами остальной части населения могли служить любые существительные, прилагательные и их сочетания — Добрыня, Сновид, Лют, Волчий Хвост и т. д.

Большое место в жизни людей за­нимали различные военные дела. Профессиональны­ми воинами были княжеские дружинники. Они пе­редвигались по суше на конях, по рекам и морям в быстрых и лёгких ладьях. Вооружены они были мечами, копьями, саблями. Головы воинов защищали шишаки — изящные остроконечные шлемы. Защит­ными средствами были щит, броня или кольчуга. Во время рукопашных схваток специальные телохрани­тели оберегали князя, заслоняя его своими щитами и телами от вражеских сабель и стрел.

Во время больших военных походов созывалось народное ополчение. Его члены — вой — вооружа­лись попроще: лук, колчан со стрелами, нож, копьё либо тяжёлый боевой топор, который пробивал на­сквозь крепкую броню. Сами вой броню не носили,

она была слишком дорогой. Кольчуга тоже была редкостью. Зато щиты имелись в руках у каждого.

Войско выступало в поход по сигналу боевой трубы. Впереди ехал князь, за ним гарцевала дружи­на, далее шли вой. Следом тянулся обоз, в нём на­ходилось вооружение воинов и съестные припасы. Сражения нередко начинались с поединка богаты­рей, которых выставляла каждая сторона.

Характерной чертой быта жителей Древнерусского государства стало возникновение су­щественной разницы между образом жизни верхуш­ки общества и основной массы населения.

Жилища князей и бояр — хоромы — состояли, как правило, из нескольких соединённых между собой переходами строений. В центре находился те­рем — высокое деревянное здание-башня, где разме­щалось отапливаемое помещение — изба, а также хо­лодные горницы-повалуши, летние спальни-клети. Рядом с теремом находились летние неотапливае­мые помещения. Их соединяли с избой холодные пе­реходы — сени. В богатых хоромах была ещё и грид­ница — большая парадная горница, где хозяин пи­ровал со своей дружиной.

Недалеко от хором находились жилища господ­ских управителей, поварня, конюшня, кузница. Здесь же располагались кладовые, зер­новые ямы, амбары, ледники, погреба, медуши. В них храни­лись зерно, мясо, мёд, вино, ово­щи и другие продукты. В не­большом отдалении находилась баня. Все постройки объединя­лись единым двором. Дворы бы­ли окружены каменными или деревянными оградами с могу­чими воротами.

Зажиточные горожане жили в срубах, нередко двухэтажных. Нижний этаж был хозяйственным, верхний — жи­лым. Здания состояли из нескольких комнат. В ком­натах (покоях) стояли деревянные кровати, скамьи, столы, лари для ценной одежды. По стенам развеши­вали полки для посуды. Богатые покои часто укра­шались восточными коврами, дорогими греческими тканями. На полу и скамьях были разбросаны мед­вежьи или рысьи шкуры. Жилые покои в богатых хоромах и домах освещались свечами.

Читать еще:  Чем полупроводники отличаются от металлов. Свойства полупроводников

Ремесленный люд обитал на городских окраинах в слободах, состоящих из рубленых деревянных изб или глинобитных домиков.

Крестьяне жили в небольших домах. На юге, в ле­состепной зоне, это были полуземлянки (т. е. жили­ща, пол которых был ниже уровня почвы) с земля­ными полами, с покрытой сверху слоем земли кры­шей, концы которой подчас опускались до самого низа. На севере это были срубные, наземные по­стройки с деревянными полами. Печи, глинобитные или каменные, по-прежнему топились по-чёрному. Окна были маленькими. Они обтягивались коровь­ими пузырями или промазанной маслом холстиной. Жилища освещались лучинами — тонкими щепками сухого дерева.

Все жители Руси одевались одинаково. Главными элементами древнерусской мужской одеж­ды были рубаха и порты — неширокие, сужающие­ся вниз штаны, доходящие до щиколотки. Мужской костюм простолюдина состоял из холщовой до ко­лен рубахи с разрезанным впереди воротом, шерстя­ных домотканых портов. Единственным украшением этой незамысловатой одежды был узкий пояс, укра­шенный фигурными металлическими бляшками. Верхней одеждой были также зипуны — застёгиваю­щиеся встык кафтаны без воротника, с длинными узкими рукавами. Зимой носили простые шубы — кожухи — и островерхие меховые или войлочные шапки. Ноги оборачивали узкими и длинными кус­ками ткани — онучами, на которые надевали лапти из коры липы.

Люди знатные и богатые носили рубахи из тон­кого полотна или шёлка. Порты шились из шёлка и парчи. Верхней одеждой были епанчи — широкие плащи без рукавов, украшенные мехом, золотыми и серебряными пряжками, драгоценными камнями. На ногах красовались кожаные сапоги с загнутыми кверху носами, расшитые золотом и шёлком. С при­нятием христианства в быт князей в качестве парад­ной одежды вошёл византийский костюм: тога из плотной, тяжёлой шёлковой или парчовой ткани с крупным рисунком. Княжеским одеянием был так­же плащ, который накидывали на левое плечо, а на правом застёгивали пряжкой.

У горожанок и крестьянок главной частью кос­тюма была длинная холщовая рубашка. Поверх неё надевалась понёва — домотканая шерстяная юбка, нередко с набивным рисунком, состоящая из трёх или четырёх полотнищ, собранных на шнуре. Ино­гда поверх рубах надевали кусок холщовой прямо­угольной ткани, имевший отверстие для головы. На голове носили обруч из кожи или бересты, обтяну­тый дорогой тканью. Голову замужней женщины украшал плотно прилегающий чепец.

Костюм знатной женщины отличался богатством тканей — шёлковая рубаха, затканный золотыми ни­тями и отороченный драгоценным мехом бархатный плащ. Обувь делалась из сафьяна и отличалась рос­кошным узором, шитым золотом или жемчугом.

Несколько позже появились длинные широкие платья без застёжек впереди. Девушки и молодые женщины предпочитали красные и алые платья. Они опоясывали их лентами немного выше талии. В торжественных случаях женскую голову украшал кокошник. Его делали из твёрдого материала, обтя­гивали дорогой тканью и украшали жемчугом.

Русские женщины украшали себя золотыми и се­ребряными цепочками, ожерельями из бисера, серь­гами, браслетами и другими ювелирными изделия­ми из золота и серебра, отделанными эмалью, чернью, жемчугом, бирюзой и рубинами. В деревнях украше­ния были попроще — из меди, бронзы, недорогих камней.

Таким образом, формирование государства и принятие христианства благотворно сказалось на быте и нравах восточных славян. Характерной чертой древнерусского быта стало возникновение существенной разницы между образом жизни вер­хушки общества и основной массы населения.

Новости истории

05.02.2020
В результате деятельности черных археологов, охотящихся за сокровищами генерала Ямаситы, на филиппинском острове Панай увеличился риск оползней.

03.02.2020
При строительстве автомагистрали в Восточной Чехии обнаружен древний колодец, которому больше 7,5 тысяч лет. Это древнейшее из достоверно датированных деревянных сооружений в мире.

01.02.2020
Еще одна находка из трюма затонувшего в XVII в. голландского судна. На этот раз фрагмент шелкового ковра.

Поиск

Форум

Рассылка от Историка

Рецензия на книгу Романова «Люди и нравы Древней Руси»

В современной историографической литературе достаточно часто упоминается книга Б.А.Романова «Люди и нравы Древней Руси», появившаяся в сталинском Советском Союзе в 1947 года во время набиравшей обороты кампании по борьбе с «космополитизмом».
В книге описан киевский период русской истории. В центре внимания – рядовой человек той эпохи с его житейскими невзгодами и радостями, мытарствами и раздумьями.
Основа книги – это скрупулезный анализ небольшого числа письменных источников, которые дошли до нас от XI – начала XIII веков.
Книга «Люди и нравы древней Руси» — своего рода коллективный портрет людей и картины нравов домонгольской Руси.
В советское время книга Б.А.Романова была подвергнута резкой критике за «мизантропический», мрачный характер, чрезмерное внимание к сексуальным, интимным моментам.
Автор был обвинен в том, что «объективно оказался на ложных позициях», стоящих «в прямом противоречии» с задачей воспитывать «чувство национальной гордости нашей великой Родиной, чувство советского патриотизма».
В результате была отменена рекомендация экспертной комиссии о присуждении его книге «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» Сталинской премии (и в этом труде были обнаружены «объективистские ошибки»). Романов был уволен из Ленинградского университета. Его отказались допускать к материалам Архива внешней политики России.
В настоящее время книга «Люди и нравы древней Руси» считается классической.
Книга Б.А.Романова состоит из семи глав, вторая из которых называется «Феодальная «челядь». Глава включает в себя следующие параграфы: Чага и кощей «Слова о полку Игореве», Челядин и холоп X века, «Челядь» и «скот», Холоп в быту господ, Дифференциация холопства, «Челядин полный» и «челядин наймит», Церковь и холопство, Освобождение холопов, Порабощение через закабаление, Холоп в бегах, «Переимщики», Холоп на воле по делам господина, Холоп «в бегах» меняет фирму и расширяет свои операции, Холоп бежит, покрав соседей, Жена холопа, «Роба», Бедняк продается в холопы, Свободный милостыник, Закупы: побежал – холоп, продан – волен уйти, Закуп на своем дворе, Он на дворе господина, Закуп и живой господский инвентарь, Его жизненный уровень, Он не платит продаж, как и холоп.
Такое детальное описание статуса представителей феодальной челяди свидетельствует о том, что социальная структура Древнерусского государства была сложной, при этом вполне отчетливо вырисовывались основные черты феодальных отношений.
В XII – первой половине XIII веков наблюдается рост вотчинных форм феодальной земельной собственности (княжеская, боярская, церковная, но их роль в сопоставлении с государственно-феодальными формами остается второстепенной.
Большинство непосредственных производителей продолжает быть лично-свободными и лично-зависимыми только от государственной власти, представленной князьями и их дружинниками, а эксплуатируются путем взимания дани и иных государственных податей (например, судебная подать).
Лично-свободное сельское население, обязанное только данью, а также рядовые горожане именуются в источниках люди.
Для лично-зависимого населения вотчин, а также рабов-слуг использовались термины «челядь» и «холопы». Их неполноправное положение было закреплено юридически. Особую категорию составляли смерды.
Правовое положение закупов было промежуточным между свободными людьми и холопами.
В XI – начале XII веков расширились связи Руси со странами Центральной и Западной Европы. После принятия христианства в Х – XI веках со второй половины XI века, и особенно в XII веке, на Руси происходит переход от раннего к развитому феодализму.
В исследуемый период сформировалась феодальная собственность на землю, которая составляет экономическую основу феодализма, а поэтому появились два основных класса феодального общества – феодалы и феодально-зависимые крестьяне.
Самыми крупными феодалами были князья, у которых имелись собственные княжеских села. В таких селах жили зависимые крестьяне, работавшие на князя под надзором приказчиков феодала – старост, в том числе и специально наблюдавших за полевыми работами.
К крупным феодалам относились и бояре, которые являлись феодальной аристократией, богатевшей за счет эксплуатации крестьян и грабительских войн.
Коллективной формой феодала стала церковь, которая постепенно приобрела землю, рабов. Церкви князья передают десятину, или десятую часть доходов с населения, а также иные доходы.
Низший слой класса феодалов представляли собой дружинники, слуги, княжеские и боярские, которые формировались не только из вольных людей, но и холопов.
Основная масса населения Древней Руси – это смерды, которыми именовалось либо все сельское население, либо часть крестьянства, закабаленная феодалами.
Смерды жили общинами-вервями, выросшими из родового строя, однако в Древнерусском государстве имели уже не кровнородственный, а территориальный характер. Вервь связывалась круговой порукой, системой взаимопомощи.
В Древнерусском государстве появилась и совершенно новая фигура – закуп, который представлял собой феодально-зависимого крестьянина.
Закуп имел свое собственное хозяйство, однако нужда заставляла его идти к господину. Закуп брал у феодала купу – денежную сумму или натуральную помощь, однако из-за этого должен был работать на хозяина.
При этом труд закупа был только средством уплаты процентов по долгу, тогда как в счет уплаты долга труд закупа не шел. Купу закуп отработать не мог, а поэтому практически оставался у хозяина пожизненно.
Более того, закуп отвечал и за ущерб, причиненный господину по халатности.
Если закуп сбегал от господина, то он превращался в холопа. Также холопом закуп становился и в том случае, если совершил кражу.
Как и холопа, феодал имел право бить закупа, однако закуп, в отличие от холопа, имел определенные права. Так, закупа нельзя было бить «не за дело». Кроме того, закуп мог жаловаться судьям и его нельзя было продать в холопы. Если закуп продавался в холопы, то он автоматически освобождался от своих обязательств. У закупа нельзя было безнаказанно забирать имущество.
Иное название холопов – челядь. Челядь – наименование зависимого населения в феодальной Руси.
В Древней Руси VI-X веков это наименование употреблялось для обозначения рабов, а в дальнейшем стало применяться по отношению к более широкому кругу феодально-зависимого населения.
Челядь была почти полностью бесправной. Русская Правда приравнивает ее к скоту: «от челяди плод любо от скота», — говорит одна из ее статей.
В этом отношении челядь Древнерусского государства напоминала античных рабов, которых в Риме называли «говорящее орудие».
Однако на Руси рабство было преимущественно патриархальным, домашним, холопы не составляли основу производства.
В связи с этим выделялись категории холопов, жизнь которых защищалась более высоким наказанием. Это всякого рода обслуживающий персонал княжеского и боярского двора – слуги, воспитатели детей, ремесленники и пр.
С течением времени холопы были превращены в феодально-зависимых крестьян, которые и стали первыми крепостными.
В Древнерусском государстве еще отсутствовало закрепощение крестьян, а феодальная зависимость существовала в разных формах.
Для изучаемой стадии истории характерно отсутствие прикрепления крестьянина к земле и личности феодала, и даже закуп, если у него получалось набрать денег для уплаты долга, мог в некоторых случаях уйти от своего господина.
Таким образом, уже в Древнерусском государстве были заложены сословия, то есть большие группы людей, объединенные единством правового статуса.

Читать еще:  Сочинение на тему Изображение губительной власти денег в повести О. Бальзака «Гобсек

Автор: Осокина И.

Монография Б.А. Романова «Люди и нравы Древней Руси»

Романов Борис Александрович — знаменитый российский историк и источниковед. Рассмотрение памятников древнерусского права. Исследование основных идей правового труда Романова «Люди и нравы Древней Руси». Психологические портреты персонажей истории.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http: //www. allbest. ru/

Романов Борис Александрович (1889-1957) — знаменитый российский историк и источниковед, опиравшийся в своих работах непосредственно на жития и летописи великих, памятники древнерусского права, такие как «Русская Правда», Судебник 1550 и пр., сочетая выдержки из повествования оригинальными авторскими размышлениями и комментариями в новаторской манере изложения. Анализируя труды Романова, нельзя обойти стороной наилучшую, по его собственному мнению, книгу «Люди и нравы Древней Руси», обличающую быт и характер людей периода домонгольской Руси. Целью данной работы является краткое изложение содержания книги, выявление источниковой базы и формирование оценочных суждений относительно задач, поставленных автором, при написании монографии.

При написании сего труда Романов, по его собственному признанию, пытался добиться оригинальности внешнего и внутреннего облика произведения, то есть по-новому раскрыть порядком избитую тему рядового человека эпохи Киевской Руси, дабы сделать ее привлекательной для молодого, непросвещенного читателя. При этом автор избрал следующую методику литературного оформления книги: Романов попытался ввести культурно-исторический тип (образ Даниила Заточника) в повествование как живое лицо. Используя метод литературного анализа таких источников, как «Слово» Даниила Заточника, «Печерский патерик», «Повесть Временных лет», «Пространнейшая Русская Правда», «Правда Ярославичей» и «Заповеди» митрополита Георгия, автор отказался от типичной летописной трактовки, что позволило Романову показать разные социальные типы древнерусского общества от челяди до духовенства, обличить коллективное мышление представителей каждой общности, описать жизнь человека от рождения до смерти и изучить семью как самостоятельную ячейку общества.

Начинается книга с предисловия, которое знакомит нас с вышеобозначенными авторскими приемами, в корне изменившими представление о труде, носящем исторический характер. Например, нельзя недооценивать роль центральной фигуры работы — образа Даниила Заточника, подобно путеводителю, открывающему нам доселе невиданный мир древнерусского государства.

В первой главе книги под названием «Мизантроп XII-XIII вв.» автор знакомит читателей с Даниилом Заточником — человеком из верхов, попавшим в княжескую опалу, отвергнутым близкими людьми, ищущим пути вернуться в былое положение. Именно Заточник становится протагонистом книги, если такое определение изначально применимо к научно-популярной литературе. Романов решил разбавить скупость сведений о данном персонаже путем привлечения «Русской Правды» в качестве дополнительного источника. Заточник делится подробностями своего изгнания, рассказывает о своей жизни в лишениях и сетует на несчастную судьбу. Заточник поведал о своих представлениях, о князе не только как о лице, вершащем военные подвиги, но и как о фигуре совсем иного масштаба: князь мыслится в пределах одного города, он бескрайне богат и способен на милости, которые самого Заточника не прельщают. Обстановка княжеского двора и так называемых «боярских сеньорий» тянет в холопьи узды, как считает Заточник. Два пути избежания подобной перспективы — уход в монастырь (от которого Заточник отказывается в силу отсутствия благих мотивов) и венчальный брак. Крайне нелестно отзывается Заточник о злых женах и о неравном браке по расчету, однако Романов считает сие отношение, скорее, проявлением того самого «мизантропизма» XII-XIII вв., нежели женоненавистничества. Сопоставление сведений о себе ключевой фигуры главы с выдержками из «Русской Правды» позволяет исключить представление о Данииле как о беглом холопе, тем самым сузив круг предположений о его социальном происхождении. Говоря о пути в возможностях развития простого человека XIII века, Романов в какой-то мере согласен с Заточником и его рассуждениями о безвыходном положении.

Вторая глава «Феодальная челядь» знакомит нас непосредственно с людским составом населения Древней Руси, в частности — с феодальной челядью. Челядь была почти полностью бесправной. «От челяди плод любо от скота», — говорит одна из статей «Русской правды». Подобные фразы мы находим и на страницах «Пространнейшей Правды». За отсутствием литературных зарисовок отдельных представителей челяди Романов на основе все той же Русской Правды сумел открыть нашему взору череду сцен, повествующих о положении холопа в укладе феодального общества. Это

и драматическая картина погони за беглым холопом, и житейские происшествия с непосредственным участием холопа и даже описание условий работорговли. Особое внимание автор уделил отсутствию в избранном периоде «церковных рабов», но наличии «монашеских» (см. «Печерский Патерик»). По мнению Романова, главная опасность любого феодала XI-XII вв. — бегство работного человека. Кроме того, выделяются такие категории населения, как полный и неполный челядин, «вдач» и закуп, приводятся основные факты относительно их юридического положения. Растущая феодальная верхушка неумолимо втягивала вольных людей в зависимость, широко пускавшую свои корни (см.«Устав о закупах», «Устав охолопах»), из чего можно сделать вывод, что основой феодального хозяйства оставался насильно втягиваемый в ее рутину смерд.

Читать еще:  Устранение оптической дислексии и дисграфии. Математика для дошколят

«Свободному смерду» как другой фигуре хозяйства феодала посвящена одноименная третья глава. Смерды по Романову являли собой обширную группу социально угнетенных и приниженных общинников, некогда побежденных и вновь побеждаемых киевскими феодалами и принужденных к платежу даней. В XI веке на первый план социальной арены выходит фигура вирника, механизм сбора хорошо изображен в «Пространнейшей Правде». Тем не менее, автор, раскрывая бытовую обстановку жизни смердов, показывает различное к ним отношение начиная от полнейшего презрения к смерду как к животному и кончая «смердолюбием» Мономаха. Первым документом, попытавшимся официально защитить данную категорию населения, стала «Правда Ярославичей». Исходя из третьей главы, мы можем сделать вывод о том, что летописные записи отражают борьбу течений внутри господствующего класса по основным вопросам внутренней политики феодального государства XI-XII вв., и вопрос о смердах — один из них.

Четвертая глава посвящена главным героям арены древней Руси — светским феодалам и князьям. Романов не скупится на подробности в описании ближайших княжеских слуг: «середний телом» Ян Усмошвец, варяжский «князь» Африкан, внук Георгий — воспитатель Юрия Долгорукого и прочие. За этой свитой следуют князья Святослав, Игорь и, наконец, Мономах — центральная фигура данной главы. Романов раскрывает биографию Мономаха не как нечто уникальное, а как среднюю и типическую, «плотно включенную в княжеский быт своего времени». В данной главе показаны особенности отношения князя и дружины. Романов утверждает, что с момента эволюции старого типа дружины в XI-XII вв. ее крепость строится главным образом на личной связи с князем. Кроме вышеперечисленного, мы узнаем подробности бытовой жизни высших кругов общества, как то привычки лечиться у «врачов» и «волхвов», особенности езды верхом, а также о последствиях гнева князя. Выводы Романова по данной главе неутешительны: привязанность князя к дружине в XI-XII вв. переходила необходимые границы, что допускало значительную возможность феодального самоуправства.

Следующая глава повествует нам еще об одном крупном типе феодалов — об отцах духовных. Глава эта начинается с демонстрации личности ростовского епископа Феодорца. Именно на его примере автор демонстрирует самые резкие оценки епископов в летописных заметках. Романов утверждает, что «продукт Феодорца- продукт ожесточенной и сложной внутрицерковной борьбы, да еще и на международной подкладке». К концу XII в. церковники заняли нишу людей, регулирующих поток людей, обращавшихся к ним за благословением на дальний путь. Не обделяет вниманием автор и низы общества в церковной сфере: для них он дает целую галерею из зарисовок в Киево-Печерском патерике. Отдельного упоминания заслуживают моменты искушений для церковников, которые считают своим долгом воплощать «идеал бельца» в обстановке отрицательной реальности. К XII в. поповство сложилось в наследственную профессию. Волховство же с его языческими особенностями к тому времени держалось только на женских предрассудках (см. «Поучение» Ильи, 1166 г.). Помимо этого в данной главе отражаются особенности влияния церкви на обряд венчания. Анализируя обработанный материал, Романов приходит к заключению о том, что церковь в домонгольской Руси бралась строить и направлять всю жизньчеловека.

«Жизнь человека» древней Руси становится ключевой темой шестой главы. Так или иначе, но этого всякого человека захватывали одни и те же стороны церковного быта, потому Романов в общих чертах информирует нас о таких аспектах как роды, крестины, взросление ребенка, его половое воспитание, брак, семейный быт и развод в Древней Руси. Не боится автор упоминать и о вопросах, связанных со смертью, а именно о составлении завещания и последствиях смерти главы семьи для ее членов. Большую часть источниковой базы для данной главы составили «Пространнейшая Правда» и «Заповеди» Георгия. В данной главе примечательно то, что почти все нюансы семейной жизни находили отклик в отношениях с церковью, из чего можно было сделать вывод о том, в чем быт противоречил указаниям церкви. В этой главе автор раскрывает особенности разрешения семейных конфликтов и некоторых санкций, возможности привилегий и детали вступления в брак. Так в частности, мы узнаем о том, что ранние браки (8-11 лет) в ту пору были не редкостью, особенно в княжеском кругу, хотя и не поощрялись церковью. В целом же семейная жизнь сталкивалась с представителями духовничества довольно часто. Например, обиженная жена могла искать поддержки в церкви, также последняя считала своей прямой обязанностью воспитание детей. Кроме этого, церковь могла стать причиной непоявления ребенка на свет. Романов освещает последствия таких моментов с некоторым осуждением. Говоря о близкородственных связях, автор упоминает как непосредственно христианское отрицательное отношение к ним, так и вспоминает «языческую скверну» — фрагменты из «Повести временных лет» о рождении Святополка Окаянного и о пяти женах Владимира. Таким образом, мывозвращаемся к выводам, сделанным в предыдущей главе: соглашаясь с Романовым и авторами «Пространнейшей Правды», мы вынуждены признать сильные позиции церкви в бытовых вопросах.

Заключительная глава очерков «На распутье» возвращает нас к центральному персонажу Даниилу Заточнику. Он по-своему читает «Слово о полку Игореве», оценивая его с несколько необычной точки зрения. Таким образом, Романов хотел объединить в этой главе оба «Слова», пролив свет автора одного на проблематику другого. Затем мы можем наблюдать Заточника в поисках своего жизненного положения, что заставляет его еще раз пройти по тем кругам жизни, которые были обличены в предыдущих главах. «На распутье» — название этой главы будто вводит нас в преддверие новой эпохи, давая понять, что становление нового общества будет отнюдь не легким процессом. Мы глазами Заточника смотрим на выводы, полученные в предыдущих главах, сквозь призму его жизненных постулатов. Так, например, Романов объясняет нам позицию Заточника относительно воспевания образа Ярославны, напоминая о так тщательно охраняемых Даниилом идеях о «злой жене». Автор, пытаясь ответить на вопрос о социальной принадлежности героя, приходит к мысли, что Заточник — не анти-церковник, хотя он и не соответствует церковному идеалу человека из феодального общества, который приспособлен к тому, чтобы сделать это общество устойчивым, но и не «поэт высокого уровня». После очередного пробега по предыдущим главам на сей раз глазами Заточника, мы видим его главную особенность. Он — сын жестокой эпохи, «полной не только военных, но и гражданских тревог классовой борьбы», одновременно и субъект и жертва процесса классобразования в феодальном обществе. Романов оставляет читателя с гнетущей и весьма пессимистичной мыслью напоследок, утверждая, что «Заточник — фигура тревожная, потому что социально не одинокая».

Таким образом, работа Романова «Люди и нравы Древней Руси», — бесспорно, уникальный труд, расширивший представления о жизни отдельного представителя той эпохи. Одной из главных заслуг автора является проделанная им переводческая работа, позволившая читателю не только ознакомиться с выдержками из летописей и сводов законов, но и воссоздать черты прошлого в зримых образах. Несмотря на все антагонизмы и мизантропичные замечания в содержании проделанной Романовым работы, она абсолютно гармонична по своей сути: восхваление заслуг предков, исторического прошлого домонгольской Руси граничит с исповедью о всей жестокости периода феодальной раздробленности.

Задумывая данный проект, Романов задавался целью воссоздать жизнь домонгольской Руси, воскресить в научной литературе исторические типы людей с тем, чтобы дать о них живое и конкретное представление, и, если вспомнить отношение самого автора к данной монографии, с этой задачей он справился. Стремление Романова давать психологические портреты персонажей истории, выяснять цели их поступков и природу побуждений позволило показать процесс развития общества через судьбы отдельных личностей, воссозданных в результате анализа первоисточников и художественного воображения, позволив книге превратиться в некое смешение микро- и макроспективы на картину прошлого.

Монография Б.А.Романова «Люди и нравы древней Руси» — редкий пример симбиоза литературоведческого и исторического исследований, сумевший пролить свет на казалось бы скрытую от посторонних глаз сторону жизни древней Руси. романов правовой русь история

Источники:

http://www.sites.google.com/site/ist6kl/urok-8-byt-i-nravy-drevnej-rusi
http://www.historicus.ru/397/
http://revolution.allbest.ru/law/00655936_0.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector