1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности романтического героя в «Восточных поэмах» Дж.Г. Байрона

Восточная поэма Байрона. Понятие Байронического героя.

Начиная с 1813 года, из-под пера Байрона одна за другой выходят романтические поэмы, впоследствии получившие название «восточных». К этому циклу относятся следующие поэмы: «Гяур» (1813), «Абидосская невеста» (1813), «Корсар» (1814), «Лара» (1814), «Осада Коринфа» (1816) и «Паризина» (1816). Определение это в полной мере, если иметь в виду колорит, относится только к первым трем; в «Ларе» же, как указывал сам поэт, имя испанское, а страна и время события конкретно не обозначены, в «Осаде Коринфа» Байрон переносит нас в Грецию, а в «Паризине» — в Италию. В стремлении объединить эти поэмы в один цикл есть известная логика, подсказанная общими признаками, характерными для всех названных поэм. В них Байрон создает ту романтическую личность, которая впоследствии, преимущественно в XIX веке, стала называться «байронической». Героем «восточных поэм» Байрона является обычно бунтарь-отщепенец, отвергающий все правопорядки собственнического общества. Это — типичный романтический герой; его характеризуют исключительность личной судьбы, необычайные страсти, несгибаемая воля, трагическая любовь, роковая ненависть. Индивидуалистическая и анархическая свобода является его идеалом. Этих героев лучше всего охарактеризовать словами Белинского, сказанными им о самом Байроне: «Это личность человеческая, возмутившаяся против общего и, в гордом восстании своём, опёршаяся на самое себя». Восхваление индивидуалистического бунтарства было выражением духовной драмы Байрона, причину которой следует искать в гибели освободительных идеалов революции и установлении мрачной торийской реакции. Этот байроновский индивидуализм был впоследствии весьма отрицательно оценён передовыми современниками английского поэта. Однако ко времени появления «восточных поэм» это их противоречие не столь резко бросалось в глаза. Гораздо более важным тогда (1813 — 1816) было другое: страстный призыв к действию, к борьбе, которую Байрон устами своих неистовых героев провозглашал главным смыслом бытия. Самая замечательная черта «восточных поэм» — воплощённый в них дух действия, борьбы, дерзновения, презрения ко всякой апатии, жажда битвы, которая будила от малодушной спячки изверившихся людей, подымала уставших, зажигала сердца на подвиг. Современников глубоко волновали разбросанные повсюду в «восточных поэмах» мысли о гибели сокровищ человеческих сил и талантов в условиях буржуазной цивилизации; так, один из героев «восточных поэм» грустит о своих «нерастраченных исполинских силах», а другой герой, Конрад, был рождён с сердцем, способным на «великое добро», но это добро ему не дано было сотворить. Селим мучительно тяготится бездействием; Лара в юности мечтал «о добре» и т.д. Торжество реакции породило настроения трусливости и ренегатства. Реакционные романтики воспевали «покорность провидению», бесстыдно прославляли кровопролитную войну, угрожали «карой небесной» тем, кто ропщет на свою судьбу; в их творчестве всё сильнее звучали мотивы безволия, апатии, мистики. Настроение подавленности заражало многих лучших людей эпохи. Безвольным, безликим героям реакционных романтиков Байрон противопоставил могучие страсти, исполинские характеры своих героев, которые стремятся подчинить себе обстоятельства, а если это им не удаётся, то они гордо погибают в неравной борьбе, но не идут ни на какой компромисс с совестью, не делают ни малейшей уступки ненавистному миру палачей и тиранов. Их одинокий протест бесперспективен, и это с самого начала накладывает трагический оттенок на весь их облик. Но, с другой стороны, их беспрестанное стремление к действию, к борьбе придаёт им неотразимое очарование, увлекает и волнует. «Весь мир, — писал Белинский, — с затаённым волнением прислушивался к громовым раскатам мрачной лиры Байрона. В Париже его переводили и печатали ещё быстрее, чем в самой Англии».

Композиция и стиль «восточных поэм» весьма характерны для искусства романтизма. Где происходит действие этих поэм, неизвестно. Оно развёртывается на фоне пышной, экзотической природы: даются описания бескрайнего синего моря, диких прибрежных скал, сказочно прекрасных горных долин. Однако тщетно было бы искать в них изображения ландшафтов какой-либо определённой страны. Каждая из «восточных поэм» является небольшой стихотворной повестью, в центре сюжета которой стоит судьба одного какого-либо романтического героя. Всё внимание направлено на то, чтобы раскрыть внутренний мир этого героя, показать глубину его бурных и могучих страстей. Поэмы 1813 — 1816 годов отличаются сюжетной завершённостью; главный герой не является лишь связующим звеном между отдельными частями поэмы, но представляет собой главный интерес и предмет её. Зато здесь нет больших народных сцен, политических оценок текущих событий, собирательных образов простых людей из народа. Протест, звучащий в этих поэмах, романтически абстрактен. Построение сюжета характеризуется отрывочностью, нагромождением случайных деталей; повсюду много недомолвок, многозначительных намёков. Можно догадываться о мотивах, движущих поступками героя, но часто нельзя понять, кто он, откуда пришёл, что ждёт его в будущем. Действие начинается обычно с какого-либо момента, выхваченного из середины или даже конца повествования, и лишь постепенно становится ясно то, что происходило ранее. Раньше всех «восточных поэм» увидел свет «Гяур». Повесть была написана в мае — ноябре 1813 года. Гяуром мусульмане называли иноверцев. Сюжет этой поэмы сводится к следующему: Гяур на смертном одре исповедуется монаху. Его бессвязный рассказ — это бред умирающего, какие-то обрывки фраз, последняя мучительная вспышка сознания. Лишь с большим трудом можно уловить нить его мыслей. Гяур страстно любил Леилу, она отвечала ему взаимностью. Радость и свет наполняли всё существо гяура. Но ревнивый и коварный муж Леилы Гессан выследил её и злодейски убил. Гяур страшно отомстил тирану и палачу Леилы. Гессан погиб мучительной смертью от его руки. Поэма «Корсар» — шедевр английской поэзии. Страстная сила романтической мечты сочетается в ней со сравнительной простотой художественной разработки темы; грозная героическая энергия стиха в «Корсаре» сочетается с тончайшей его музыкальностью; поэтичность пейзажей — с глубиной в обрисовке психологии героя.

· «Байронический герой» как подвижное, эволюционирующее образование. Тоскующий скиталец («Паломничество Чайльд Гарольда»), наполеонствующий разбойник («Корсар», «Лара»), метафизический бунтарь-богоборец («Манфред», «Каин»). пафос гражданственности, борьбы, протест против пошлости и зла, стремление освободить личность от цепей суеверия, власти авторитета. образ свободной личности, наделенной исключительностью. в поэме «Паломничество Чайльд Гарольда» и восточных повестях.

· Личность, для которой независимость дороже покоя и счастья. Горд, умен, бескомпромиссен, нелицемерен и одинок. Эгоцентризм, замкнутость на себя, пресыщение жизнью, утрата связей с окружающим миром.

· Такие байронические герои встречались не только в литературе, но и в жизни XIX века. Поскольку гармония личности и общества была утрачена и свобода была возможна только в пределах индивидуальной духовной жизни, главным предметом искусства стала область внутренних переживаний личности.

· Герой — активный бунтарь (у Байрона и де Виньи), Например, в песенных циклах Франца Шуберта звучит мотив одиночества, тема трагического странничества бездомных путников («Шарманщик», «Скиталец»).

· Гюго вывел на сцену героев-романтиков: благородные разбойники, люди из низов, отверженные, обнаруживающие незаурядные способности («Отверженные», «Эрнани», «Человек, который смеется»).

· Расцвет лирики и психологизма => Главный порыв устремлён внутрь себя, человек — микрокосмос, творец своей собственной вселенной. Он возвышается над реальностью, недостойной художественного воплощения. Он не может построить реальность, зато вполне способен преобразовывать себя. Такой акт приравнивается к процессу мироздания. Внутри человека — вся Вселенная.

Особенности романтического героя в «Восточных поэмах» Дж.Г. Байрона

В данной работе пойдёт речь об особенностях романтического героя Байрона, мы постараемся рассмотреть что этот новый для своего времени тип романтического героя унаследовал от более ранних типов романтического героя и что приобрёл нового, не свойственного им.

Читать еще:  Жанр произведения с наполовину вымышленными событиями. Литературные жанры

Для романтизма характерно обострённое внимание к душевному миру человека, романтиков интересует не обычный человек, а исключительные личности в исключительных обстоятельствах. Романтический герой испытывает бурные чувства, «мировую скорбь», стремление к совершенству, мечтает об идеале. Для романтизма характерно убеждение, что не логика и знание, а интуиция и воображение открывают тайны жизни. Романтический герой превращается в существо высшего порядка, которого «обычные» люди не могут понять и оценить («гений и толпа», «поэт и чернь» и т.п.). Порыв к идеалу, порой иллюзорному или недостижимому, оборачивается неприятием повседневной жизни, этому идеалу не отвечающий. Отсюда — так называемая «романтическая ирония» по отношению к устоявшейся действительности, которую обыватель принимает всерьёз. Отсюда и внутренняя раздвоенность романтика, вынужденного жить в двух несовместимых мирах идеала и реальности, преходящая порой в протест не только против костной действительности, но и против божественного миропорядка. Романтический герой бросает вызов окружающему миру, он в конфликте не с отдельными людьми, не с социально-историческими обстоятельствами, а с миром в целом, со всей вселенной. Раз отдельно взятая личность равновелика целому миру, она должна быть столь же масштабной и сложной, как целый мир. Романтическое сознание в бунте против повседневности устремляется к крайностям: одни герои романтических произведений устремлены к духовным высям, уподобляются в своем поиске совершенства самому творцу, другие в отчаянии предаются злу, не зная меры в глубине морального падения. Одни романтики ищут идеал в прошлом, особенно в средневековье, когда еще было живо непосредственное религиозное чувство, другие — в утопиях будущего.

Созданный в литературе романтизма тип героя оказался жизнеспособным. Романтический герой, с его парадоксальной раздвоенностью, острым переживанием отчуждения, с безмерностью его притязаний и самоиронией, оказался первым воплощением подлинно современного мировосприятия. Создание такого героя потребовало новых приемов литературного изображения, углубления психологизма.

Мы рассмотрим романтического героя Байрона на примере «Корсара» Конрада. Помимо «Корсара» (1814) в цикл, названный «восточными поэмами» входит ещё пять произведений: «Гяур» (1813), «Абидосская невеста» (1813), «Лара» (1814), «Осада Коринфа» (1816) и «Паризина» (1816).

Во всех шести поэмах цикла Байрон опирается на впечатления о своем южном путешествии, которое он предпринял по странам Средиземноморья в 1809-1811 годах.

В “Корсаре” Байрон развивает ориенталистские мотивы, столь свойственные романтизму в целом.

Героем «восточных поэм» является обычно бунтарь-отщепенец, отвергающий все правопорядки собственнического общества. По словам Белинского, сказанным им о самом Байроне: «Это личность человеческая, возмутившаяся против общего и, в гордом восстании своём, опёршаяся на самое себя». В основе “Корсара”, как и во всех остальных “Восточных поэмах”, — конфликт героя с миром; сюжет сведен к одной драматической ситуации — борьбе за любовь.

Каждая из «восточных поэм» является небольшой стихотворной повестью, в центре сюжета которой стоит судьба одного какого-либо романтического героя. Всё внимание направлено на то, чтобы раскрыть внутренний мир этого героя, показать глубину его бурных и могучих страстей. Зато здесь нет больших народных сцен, политических оценок текущих событий, собирательных образов простых людей из народа. Протест, звучащий в этих поэмах, романтически абстрактен.

История развития романтического сознания в первой трети XIX века заключается в постепенном переходе от утопических надежд на немедленное воплощение высших идеалов в действительность к постепенному отрезвлению, пониманию непреодолимости давления исторических и социальных обстоятельств. Самая замечательная черта «восточных поэм» — воплощённый в них дух действия, борьбы, дерзновения, презрения ко всякой апатии, жажда битвы, которая будила от малодушной спячки изверившихся людей, подымала уставших, зажигала сердца на подвиг. Герой теперь не прячется в мире идеала, он ДЕЙСТВУЕТ.

Итак, безвольным, безликим героям реакционных романтиков Байрон противопоставил могучие страсти, исполинские характеры своих героев, которые стремятся подчинить себе обстоятельства, а если это им не удаётся, то они гордо погибают в неравной борьбе, но не идут ни на какой компромисс с совестью, не делают ни малейшей уступки ненавистному миру палачей и тиранов. Их одинокий протест бесперспективен, и это с самого начала накладывает трагический оттенок на весь их облик. Но, с другой стороны, их беспрестанное стремление к действию, к борьбе придаёт им неотразимое очарование, увлекает и волнует.

“Корсар” — лиро-эпическая поэма, в которой сплавлены воедино лирическое начало в изображении центрального героя и эпическое, повествовательное начало, которое проявляется в насыщенности и разнообразии действия. Конрад — герой, представляющий самый чистый образец романтического мироощущения во всем творчестве Байрона, и поэтика “Корсара” — характернейший пример построения романтической поэмы. За основу сюжета взят кульминационный эпизод из жизни героя, решающий его судьбу; ни его прошлое, ни дальнейшее развитие его жизни не описываются. Кроме того, сюжет выстраивается как цепочка ярких картин-фрагментов, причинно-следственные связи между которыми не всегда четко проговорены в поэме, и фрагментарность становится структурообразующим принципом романтической поэмы. Герой взят в момент высшего напряжения жизненных сил, в исключительных даже для его разбойничьей жизни обстоятельствах. В такие моменты характер человека раскрывается до конца.

Итак, романтического героя Байрона мы можем узнать по следующим чертам.

Герой действует в экзотической обстановке:

Наш вольный дух вьет вольный свой полет

Над радостною ширью синих вод:

Везде, где ветры пенный вал ведут, —

Владенья наши, дом наш и приют.

Вот наше царство, нет ему границ…

Морская стихия. Она становится здесь символом свободы. Первое появление Конрада в поэме типично для романтического героя. Он стоит на вершине скалы, опершись на меч, глядя на волны, и само его положение в пространстве в этот момент — он выше остальных, к нему вверх поднимаются пираты с донесением, — это пространственное решение сцены подчеркивает исключительность героя.

У Байрона Восток — больше, чем условный романтический фон: действие в “Корсаре” разворачивается на островах греческого архипелага и в береговой Греции, находящейся под властью турок (Сеид-паша в поэме), и маршруты пиратских набегов главного героя Конрада топографически точны, могут быть прослежены по карте, а в описаниях Греции в начале третьей песни поэмы Байрон прямо опирается на собственные впечатления четырехлетней давности. Таким образом, за романтическим пейзажем поэмы проступают картины природы и нравов, взятые из жизни.

Герой окружён тайной. Его прошлое скрыто не только от глаз читателя, о нём не известно ни одному действующему лицу поэмы, кроме самого Конрада, но он хранит свою тайну.

Загадочен и вечно одинок,

Казалось, улыбаться он не мог…

Лишь тот, кто сам невидим для других.

Тогда — хруст пальцев, торопливый шаг,

Полуопущенные веки; знак

Безмолвного терзанья — робкий вздох,

Оглядка: не подкрался ль кто врасплох.

Тогда — душа в любой черте видна,

Кипенье чувств, поднявшихся со дна,

Чтоб не исчезнуть, — мука, жар, озноб,

Лицо в огне, в поту холодном лоб;

И каждый может увидать, какой

Ужасный дан его душе покой!

Гляди, как жжет, вливая в сердце бред,

Воспоминанье ненавистных лет!

Нет, никому не увидать вовек,

Чтоб сам раскрыл все тайны человек!

Герой разочарован в людях:

Но не природа Конраду дала

Вести злодеев, быть орудьем зла;

Он изменился раньше, чем порок

С людьми и небом в бой его вовлек.

Читать еще:  Время возникновения классицизма в литературе. Роскошь и строгость классицизма

Он средь людей тягчайшую из школ —

Путь разочарования — прошел;

Для сделок горд и для уступок тверд,

Тем самым он пред ложью был простерт

Оттолкнут, оклеветан с юных дней,

Безумно ненавидел он людей.

Священный гнев звучал в нем как призыв

Отмстить немногим, миру отомстив.

И сосредоточен сам на себе. Герой «Корсара» как бы всё время погружён в свой внутренний мир, он любуется своими страданиями, своей гордостью и ревниво оберегает своё одиночество, не позволяя никому нарушать своего раздумья; в этом скрывается индивидуализм героя. Об этом крайнем индивидуализме героев Байрона говорит и А. С. Пушкин:

Лорд Байрон прихотью удачной

Облек в унылый романтизм

И безнадежный эгоизм…

Конрад — вождь пиратов, бесстрашных людей, преступивших деспотический закон собственнического общества, ибо они не могут жить среди «рабов»:

О, кто поймет? Не раб ли жалких нег,

Кто весь дрожит, волны завидя бег?

Не паразит ли, чей развратный дух

Покоем сыт и к зову счастья глух?

Кто, кроме смелых, чья душа поет

И сердце пляшет над простором вод,

Поймет восторг и пьяный пульс бродяг,

Что без дорог несут в морях свой флаг?

На острове пиратов все его почитают и боятся. Он суров и властен:

О нем везде со страхом говорят.

Он чужд им, он повелевать привык;

Речь коротка, но грозен взор и лик…

Идея исключительности проводится в портрете Конрада. Это подробный портрет, основанный на сочетании противоположностей, где каждая внешняя черта становится выражением свойств характера героя. Байрон создает столь яркий портрет романтического героя, что отдельные его черты навсегда войдут в характерный облик романтического литературного персонажа. Впервые Байрон делает романтическим героем не прекрасного высокого белокурого юношу:

Несхож с героем древности, кто мог

Быть зол, как демон, но красив, как бог, —

Нас Конрад бы собой не поразил,

Хоть огненный в ресницах взор таил.

Не Геркулес, но на диво сложен,

Не выделялся крупным ростом он;

Но глаз того, кто лица изучил,

Его в толпе мгновенно б отличил:

Глядящего он удивлял, — но что

Таилось в нем, сказать не мог никто.

Он загорел, но тем бледней чело,

Что в черноту густых кудрей ушло;

Порой, непроизвольно дрогнув, рот

Изобличал таимых дум полет,

Но ровный голос и бесстрастный вид

Скрывают все, что он в себе хранит.

Кто б мог без страха на него смотреть?

Его лицо морщин покрыла сеть,

Как будто он таил в душе своей

Горение неведомых страстей.

Да, это так! Единой вспышкой глаз

Он любопытство пресекал тотчас…

Он так на любопытного глядел,

Что тот бледнел и глаз поднять не смел.

И что бы выведать в нем удалось?

Он взором сам умел пронзать насквозь

С усмешкой дьявольскою на устах,

Чья ярость скрытая рождает страх;

Когда ж в нем гнев вздымался невзначай,

Вздыхало Милосердие: «Прощай! «

Злых дум извне не ловит взор и слух:

Внутри, внутри змеится злобый дух!

Любовь — ясна, а Злобу, Зависть, Месть

Порой в усмешке можно лишь прочесть,

Дрожанье губ да бледности налет

На строгом лбу — вот все, что выдает

Контрастно сближены в душе героя ад и рай:

Презрение к людям, жестокость, привычка к насилию не окончательно иссушили душу Конрада. Впервые в истории мировой литературы, создавая своего романтического героя, Байрон оправдывает в нем поступки и чувства, далекие от христианского идеала, и происходит подмена моральных ценностей — преступника Конрада, который не задумываясь проливает человеческую кровь, автор наделяет неотразимым обаянием. Единственное чувство, связывающее героя с человечеством?— любовь.

Нет злых вполне. И он в душе таил

Живого чувства уцелевший пыл;

Не раз язвил он страстные сердца

Влюбленного безумца иль юнца,

Теперь же сам свою смирял он кровь,

Где (даже в нем!) жила не страсть — любовь.

Да, то была любовь, и отдана

Была одной, всегда одной она.

В любви полнее всего раскрывается характер романтического героя; любовь в романтизме — бескомпромиссная страсть, высшая ценность жизни, поэтому романтический герой борется за любовь с любыми враждебными силами.

Любовь играет в жизни Конрада роковую роль. Полюбив Медору, он навсегда сохраняет верность ей одной. Со смертью Медоры всякая радость жизни утрачена для Конрада, он таинственно исчезает:

Дней проходит череда,

Нет Конрада, он скрылся навсегда,

И ни один намек не возвестил,

Где он страдал, где муку схоронил!

Образ Гюльнары тоже овеян мрачной романтикой. Раз в жизни она узнала истинную любовь. С тех пор она уже не может мириться с постылой жизнью наложницы и рабы Сеида; её бунт против гнусной действительности носит действенные формы: она свершает суд над своим тираном Сеидом, убивает его и навсегда отказывается от родины, куда ей больше нет возврата.

Оба женских образа поэмы — кроткая Медора, которая вся сама преданность и обожание, и пылкая, способная ради любви пойти на преступление Гюльнар — контрастно противопоставлены друг другу.

Конрад оказывается в разных критических ситуациях, и характер его обнаруживается в действии, в столкновении с препятствиями. Ни в какой другой романтической поэме Байрона этого периода герой так не связан со своими товарищами, как в «Корсаре». Но даже в кругу своих единомышленников Конрад остается одиноким, ибо одиночество его — результат давнего недоверия к людям.

Конрад — герой байронического типа, свирепый и нелюдимый, дикий, управляемый своим роком, ураган, обрушивающийся на мир. О нём не знают, откуда он, куда стремиться. Он окутан тайной. В его прошлом всегда скрывается преступление, которое нам остаётся неизвестным. «Для него не существует ни раскаяния, ни отчаяния, ни искупления, то, что совершенно, не может быть уничтожено, — нельзя изгладить неизгладимое; он обретёт покой только в могиле. Он не ищет рая, он ищет отдыха. Чтобы отвлечься от самого себя он бросается в действие, в борьбу; корсар, он объявляет войну обществу: гонится за сильными ощущениями. Ждёт ли его гибель — он готов любой ценой купить избавление от скуки.

Загадочный героический образ Конрада пробудил глубокий интерес во всей Европе того времени. Как отметил Пушкин, современники увидели в этом образе романтическое изображение «мужа судьбы», Наполеона, с которым Конрада роднит беспредельная власть над войсками и постоянное боевое счастье.

Список использованной литературы

  • 1. Байрон Д.Г. Избранное. — Кишинев: Лит. Артистикэ, 1987.
  • 2. Великий романтик. Байрон и мировая литература. — М.: Наука, 1991.
  • 3. Зверев А. Звезды падучей пламень: Жизнь и поэзия Байрона. — М.: Дет.лит.,1988.
  • 4. Усманова Р.Ф. «Джордж Гордон Байрон». Собрание сочинений в четырёх томах. Т. 1. — М., 1981

Конрад — романтический герой в западноевропейской литературе — Дж. Байрон. Поэма «Корсар»

В основе «Корсара», как и во всех остальных «Восточных поэмах», — конфликт героя с миром; сюжет сведен к одной драматической ситуации — борьбе за любовь.

Герой «Корсара» — предводитель пиратов Конрад, его возлюбленная — кроткая Медора. Действие в поэме начинается с получения на пиратском острове некоей вести, которая заставляет Конрада проститься с Медорой и отдать приказ срочно поднять паруса. Куда направляются пираты и каков план Конрада, становится ясно из второй песни поэмы. Предводитель пиратов решает упредить удар своего давнего врага Сеид-паши и в обличье дервиша-паломника пробирается на пир во дворце паши. Он должен нанести удар по врагу в его доме, тогда как его пираты подожгут флот Сеид-паши накануне выхода в море, но пожар в бухте начинается раньше, чем было условлено, разгорается жаркий бой, в котором Конрад спасает из горящего сераля любимую жену Сеид-паши, Гюльнар. Но военное счастье переменчиво, и вот уже пираты спасаются бегством, а Конрад захвачен в плен и брошен в темницу. В третьей песни поэмы Сеид-паша медлит с казнью Конрада, выдумывая ему самую мучительную смерть. Тем временем Гюльнар, благодарная Конраду и влюбившаяся в него, предлагает устроить ему побег. Сначала Конрад отвергает ее предложение: он не хочет быть обязанным свободой женщине, на чью любовь он не может ответить, потому что любит только Медору. Но когда Гюльнар вновь пробирается в его темницу, он видит на ее лбу кровавое пятно — она сама убила Сеид-пашу, и вместе они всходят на корабль, направляющийся на пиратский остров. По возвращении Конрад узнает о смерти Медоры. Возлюбленная не перенесла известия о его плене, и, потеряв с ней смысл жизни, Конрад исчезает:

Читать еще:  Отчество от никиты для девочки. Каталог отчеств влияние на личность

Конрад — романтический герой в западноевропейской литературе — Дж. Байрон. Поэма «Корсар»

Напрасно все — день катится за днем,

Конрада нет, и нет вестей о нем,

И нет нигде судьбы его следа:
Погиб ли он иль скрылся навсегда?
Пираты плакали по нем одни…
Медоре камень возвели они.
Конраду памятник не водружен:
Кто знает, может быть, не умер он —
Корсар, чье имя воскрешает вновь
Тьму преступлений и одну любовь.

Как и во всех «Восточных поэмах», Конрад – бунтарь-одиночка, исповедующий крайний индивидуализм. Байрон не показывает его прошлого, в поэме сказано лишь, что его врожденные достоинства были так высоки, что свет испытывал к нему зависть и обрушил на него клевету:

Был чист, пока не начал он свои
С людьми и Вседержителем бои;
Был мудр, но свет считал его тупым
И портил обучением своим;
Был слишком горд, чтоб жизнь влачить, смирясь,
И слишком тверд, чтоб пасть пред сильным в грязь.
Внушая страх, оболган с юных лет,
Стал другом Злобе, а Смиренью — нет,
Зов гнева счел призывом Божества
Мстить большинству за козни меньшинства.

Конрад — натура сильная, мужественная, он правит пиратами железной рукой, его все уважают за беспримерную отвагу и удачливость в делах и боятся:

Вокруг, на всех морях,
Одно лишь имя в душах сеет страх;
Он скуп на речи — знает лишь приказ,
Рука тверда, остер и зорок глаз;
Он их пирам веселья не дарит,
Но вне упреков счастья фаворит.
Первое появление Конрада в поэме типично для романтического героя. Он стоит на вершине скалы, опершись на меч, глядя на волны, и само его положение в пространстве в этот момент — он выше остальных, к нему вверх поднимаются пираты с донесением, — это пространственное решение сцены подчеркивает исключительность героя. Та же идея исключительности проводится в портрете Конрада (девятая строфа первой песни). Это подробный портрет, основанный на сочетании противоположностей, где каждая внешняя черта становится выражением свойств характера героя. Байрон создает столь яркий портрет романтического героя, что отдельные его черты навсегда войдут в характерный облик романтического литературного персонажа:

Щека в загаре, белое чело,
Волна кудрей — как ворона крыло;
Изгиб губы невольно выдает
Высокомерной мысли тайный ход;
Хоть голос тих, а облик прям и смел,
В нем что-то есть, что скрыть бы он хотел.
Лица увидев резкие черты,
Ты и пленишься, и смутишься ты.
Как будто в нем, в душе, где мрак застыл,
Кипит работа страшных, смутных сил.

Презрение к людям, жестокость, привычка к насилию не окончательно иссушили душу Конрада. Впервые в истории мировой литературы, создавая своего романтического героя, Байрон оправдывает в нем поступки и чувства, далекие от христианского идеала, и происходит подмена моральных ценностей — преступника Конрада, который не задумываясь проливает человеческую кровь, автор наделяет неотразимым обаянием. Единственное чувство, связывающее героя с человечеством, последняя живая струна в его душе, которой он поэтому так дорожит, — любовь.

В любви полнее всего раскрывается характер романтического героя; любовь в романтизме — бескомпромиссная страсть, высшая ценность жизни, поэтому романтический герой борется за любовь с любыми враждебными силами. В основе сюжета во всех «Восточных поэмах» тот эпизод жизни героя, где он вступает в последнюю, роковую схватку за любовь. С любимой героя «Восточных поэм» разлучает только смерть, как Конрада с Медорой. Оба женских образа поэмы – кроткая Медора, которая вся сама преданность и обожание, и пылкая, способная ради любви пойти на преступление Гюльнар — контрастно противопоставлены друг другу.

Как и в других байроновских поэмах, главным способом создания характера героя становится действие. Конрад — натура активная, его идеал — анархическая личная свобода, и сюжет поэмы отличается повышенным драматизмом. Перед читателем проходит череда пестрых, эффектных сцен, противопоставленных друг другу по принципу контраста: славящая морской простор и волю песня пиратов открывает поэму, ей противоположна грустная песня одинокой Медоры; картина пира в роскошном дворце Сеид-паши сменяется картиной кровавого боя; уныние Конрада в темнице во время ночного посещения Гюльнар и бодрая свежесть моря во время их бегства. Поэма поражает богатством настроений и красок.

К Конраду и к прочим героям «Восточных поэм» вполне применимы слова В.Г. Белинского, сказанные им о самом поэте: «Это личность человеческая, возмутившаяся против общего и, в гордом восстании своем, опершаяся на самого себя». О том же крайнем индивидуализме героев Байрона говорит и А.С. Пушкин:

Лорд Байрон прихотью удачной
Облек в унылый романтизм
И безнадежный эгоизм…

И хотя «Кавказский пленник» Пушкина содержит немало элементов, прямо заимствованных у Байрона, Пушкин не возвеличивает, а осуждает индивидуализм романтического героя.

Таким образом, «Корсар» — лиро-эпическая поэма, в которой сплавлены воедино лирическое начало в изображении центрального героя и эпическое, повествовательное начало, которое проявляется в насыщенности и разнообразии действия. Конрад — герой, представляющий самый чистый образец романтического мироощущения во всем творчестве Байрона, и поэтика «Корсара» — характернейший пример построения романтической поэмы. За основу сюжета взят кульминационный эпизод из жизни героя, решающий его судьбу; ни его прошлое, ни дальнейшее развитие его жизни не описываются, и уже в этом смысле поэма фрагментарна. Кроме того, сюжет выстраивается как цепочка ярких картин-фрагментов, причинно-следственные связи между которыми не всегда четко проговорены в поэме, и фрагментарность становится структурообразующим принципом романтической поэмы. Герой взят в момент высшего напряжения жизненных сил, в исключительных даже для его разбойничьей жизни обстоятельствах. В такие моменты характер человека раскрывается до конца, и демонический, сумрачный, величавый характер Конрада создается в поэме с помощью разнообразных художественных средств: портрета, авторских характеристик, отношения к нему любящих его женщин, но главным образом через описание его поступков. Один из лейтмотивных образов поэмы — столь характерный для всей поэзии Байрона образ моря; вольная морская стихия становится у него символом свободы. В пиратской песне, открывающей поэму, есть такие слова:

Средь ликованья темно-синих вод
Безбрежна мысль, свободен душ полет
Над пенной, бесконечною волной —
Вот царство наше, вот наш дом родной!

Лирическая стихия, пронизывающая поэму, ярче всего раскрывается в сквозном образе моря.

Источники:

http://studopedia.ru/12_33761_vostochnaya-poema-bayrona-ponyatie-bayronicheskogo-geroya.html
http://vuzlit.ru/609519/osobennosti_romanticheskogo_geroya_v_vostochnyh_poemah_dzhg_bayrona
http://vilingstore.net/article/33359/konrad-romanticheskiy-geroy-v-zapadnoevropeyskoy-literature-dzh-bayron-poema-korsar/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector