93 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сочинение «Человек на войне. Сочинение «Человек на войне» Жестокие реалии и романтика

Сочинение на тему Человек на войне

Самая тяжелая за всю историю война, которая была в этом мире это Великая Отечественная. Она ни один год испытывала силы и волю нашего народа, но наши предки прошли это испытание с честью. Многие писатели описывали в своих произведениях любовь к Родине советского народа и ненависть к врагу, они показали, что не может быть ничего выше интересов человечества. Но, то, что люди испытывали на самой войне в центре событий – никто не может описать, так как сами солдаты. К сожалению многих из них уже нет в живых. Мы можем это только представлять и догадываться.

Четыре года длилась война, залита болью, ужасом, страданиями и мучениями. Сотни тысяч солдат, наших дедов и прадедов, полегло в той битве, оставив миллионы детей сиротами, а жен вдовами. Но, ценой своих жизней, мы все-таки получили Великую Победу, веру в светлое будущее, счастливые дни и возможность насладится ярким солнцем на Родной земле.

Война искалечила жизни и психику многих людей, измучила души принуждая воевать не только мужчин, а и женщин с детьми. Их точное количество невозможно счесть, ведь до сих пор археологи находят остатки тел погибших тогда и возвращают для долгожданного захоронения родственникам.

Война для всех нас не пустое слово, а ассоциация с бомбежкой, автоматными очередями, взрывающимися гранатами, кучами трупов и рекой крови. Эти беспощадные уроки оставили след в жизни всего человечества от малого до старого. Старики учат молодежь, призывая к миру, своими ужасающими историями и рассказами.

Человечество не знало что такое счастье, справедливость, свобода в течение четырех лет пока не одержало победу. Эти действия перевернули мир до неузнаваемости, разрушили сотни городов, сел, поселков…

После той войны, каждый человек изменился.

Невозможно представить то, насколько мужественны, отважны и бесстрашны были вставшие на тропу войны люди. Они своей грудью перекрывали путь врагу и благодаря любви к Родине отвоевали свободу, мир и любовь.

Человек на войне

Несколько интересных сочинений

Особое место в произведениях Антона Павловича Чехова занимает образ человека, наделённого такими качествами, как излишнее чинопочитание, трусость и услужливость перед состоятельным человеком. Тема неравенства людей разных социальных статусов развивается

Мир музыки не имеет границ. Он выразителен, разнообразен и неповторим. Среди бесчисленного количества песен есть та, которая приходит мне на память почти каждый день. Это слова из песни Юрия Висбора «Милая моя».

Подвиг — это поступок, героический поступок, совершая который человек проявляет все свои лучшие качества: героизм, отвагу, способность к самопожертвованию.

К числу второстепенным персонажей произведения относится образ господина Пенкин, представленный писателем в романе в виде модного литератора, публикующего свои материалы в популярных газетах и журналах.

Что такое мечта? Что может быть общего между мечтой и реальностью, ведь мечта — это наша цель на будущее. А реальность — это то, что нас сейчас окружает. Общего между ними это то, что мечта со временем перерастёт в реальность.

Сочинение на тему: ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ В РАССКАЗЕ М. ШОЛОХОВА «СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА»

ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ В РАССКАЗЕ М. ШОЛОХОВА «СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА»

Великая Отечественная война имела две ипостаси, в которых она попала на скрижали истории. С одной стороны — это была грозная и героическая эпоха, за­помнившаяся многочисленными кадрами кинохрони­ки, сводками с фронтов, героизмом и подвигами. Это была величайшая победа советского народа. С другой стороны, Великая Отечественная осталась именно войной. А это значит, что в значительно большей сте­пени, нежели подвигом, она являлась трагедией, сложнейшим испытанием, выпавшим на долю бойцов, сражавшихся на многочисленных фронтах, а также миллионов людей, оказавшихся либо на оккупирован­ной территории, либо в тылу. Война была горем для всех без исключения.

Рассказ М. Шолохова «Судьба человека» является яркой иллюстрацией того, как жестоко может обой­тись с обыкновенным человеком горнило безжалост­ной бойни.

Андрей Соколов — главный герой произведения — не совершил выдающегося подвига, он был одним из тех, чей незаметный героизм и упорный ратный труд медленно и неотвратимо приближали долгожданный день победы.

Для него Великая Отечественная была не первой войной — он сражался еще и в гражданскую, в диви­зии Киквидзе. Окончание гражданской войны совпало с голодом в Воронежской губернии, погубившим всю его родню — отца, мать и сестру. Сам Андрей батра­чил у кулаков, что и помогло ему выжить. Впоследст­вии, продав дом, Андрей Соколов уехал в Воронеж и там выучился на слесаря. Он стал рабочим челове­ком, необходимым элементом общественной машины, ибо крестьянин, перебравшийся в город, тем самым значительно повышал свой социальный статус.

Повезло ему и с женой. Ирина Соколова воспиты­валась в детском доме, то есть прошла не менее суро­вую жизненную школу, чем Андрей. Детдомовцы тех времен не понаслышке знали, что такое голод, а если вспомнить, из каких ужасных мест их зачастую в дет­дома забирали, то становится понятным, почему она так любила своего Андрея, ставшего для нее родным человеком, опорой и надеждой.

Андрей Соколов вспоминает о жене с любовью и теплотой: «Со стороны глядеть — не так уж она была из себя видная, но ведь я-то не со стороны на нее гля­дел, а в упор. И не было для меня красивее и желан­нее ее, не было на свете и не будет!»

У супружеской четы Соколовых было трое де­тей — сын и две дочери. Дети радовали отца тем, что учились на «отлично», а старший сын — Анатолий, оказался настолько способным к математике, что про него даже писали в газете. Отец справедливо мог гор­диться сыном.

И дом он построил — хоть и небольшой, да все-та­ки свой. Две комнаты — в тесноте да не в обиде. Толь­ко потом оказалось, что место постройки было неудач­ным — возле самого авиазавода. Впрочем, по мирному времени это не имело большого значения. Но именно тогда и началась война.

Уже на второй день Андрей Соколов получил пове­стку из военкомата, а на третий он уже грузился в эшелон. На войне Андрей Соколов оказался за баран­кой автомобиля. Фронтовой шофер — это очень опас­ная должность, поскольку автомобильные колонны по­стоянно становились объектом атаки со стороны гитле­ровской авиации. И если простой солдат еще мог найти какую-нибудь складку местности, способную его ук­рыть, то автомобиль был крупной и лакомой мишенью для пикирующей с небес крылатой смерти.

Соколов нечасто писал письма домой, потому что не считал себя вправе жаловаться на свою тяжкую долю. Действительно, в первые дни войны на фронте было не просто сложно. Это положение можно было назвать не иначе как бедственным. Советские войска, теснимые фашистами, отступали по всем направлениям, и ника­кого просвета в этой черной полосе не предвиделось.

Читать еще:  Какой художественный прием используется в былинах. Художественные особенности былин

В такой ситуации было не до оптимизма, но Соколов терпеть не мог тех, кто писал жалобные послания до­мой, играя на нервах своих родных и близких, которым было очень тяжело в тылу, где им приходилось рабо­тать на победу, изготавливая боеприпасы, амуницию, прочие необходимые вещи. «Какие же это плечи на­шим женщинам и детишкам надо было иметь, чтобы под такой тяжестью не согнуться? А вот не согнулись, выстояли! А такой хлюст, мокрая душонка, напишет жалостное письмо — и трудящую женщину, как рюхой под ноги». Андрей Соколов считал, что мужчина обя­зан уметь стойко переносить невзгоды, не осложняя прочим их и без того несладкой доли.

Его мужество было подлинным, не показным, и не прошло и года на войне, как оно подверглось тяжелей­шему испытанию: Андрей попал в плен.

Соколову нужно было привезти снаряды для гау­бичной батареи, нуждавшейся в боеприпасах. Дорога пролегала под артиллерийским огнем. Задача была очень сложной и кроме профессионального мастерст­ва требовала от шофера удачи. А удача, к сожале­нию, отвернулась от него. Разрывом снаряда только чудом не накрыло грузовик, но взрыв был настолько близок, что Соколова контузило. В таком состоянии его и подобрали немецкие солдаты. Участь пленного была тяжелой и чуть ли не худшей, чем смерть, ведь в гитлеровских концлагерях заключенные не только подвергались всяческим издевательствам и принуж­дались к тяжелейшему физическому труду при ми­зерном пайке, которого хватало только на поддер­жание жизнедеятельности организма, но иногда ста­новились объектами бесчеловечных медицинских экспериментов или донорами крови для нужд гер­манской армии.

Соколову повезло именно в том плане, что он не оказался подопытным кроликом. В этом случае у него не оставалось бы никаких шансов на выживание. Он стал одним из тех многочисленных физически здоро­вых людей, которые попали в Германию в качестве дармовой рабочей силы или, проще говоря, рабов. «Ку­да меня только не гоняли за два года плена! Половину Германии объехал за это время: и в Саксонии был, на силикатном заводе работал, и в Рурской области на шахте уголек откатывал, и в Баварии на земляных ра­ботах горб наживал, и в Тюрингии побыл, и черт-те где только не пришлось по немецкой земле походить». Обращались при этом с ним совершенно не по-человечески. Его били за любую оплошность и провинность, даже если таковые выдумывались самими немцами. Они на тот момент были хозяевами положения и госпо­дами Европы, потому чувствовали свою безнаказан­ность и вели себя соответственно.

Соколов не дал себя сломать. Показательно про­исшествие в лагере Б-14 неподалеку от Дрездена, куда в конечном итоге он попал. Пребывавшие в дан­ном лагере военнопленные работали на каменном ка­рьере, они были обязаны каждый день вырабатывать по четыре кубометра, что даже для человека, кото­рый нормально питается и живет не в лагерном бара­ке, а в приличной квартире, нелегко. Тот, кто не вы­держивал этой нагрузки, умирал, либо за невыполне­ние нормы его убивали. Соколов вспоминает, что через два месяца количество заключенных уменьши­лось вдвое.

Однажды Соколов в сердцах высказал вслух то, что наверняка было на душе у каждого: он сказал, что нор­ма, которую обязаны выполнять пленные, непосильна. И нашелся подлец, который донес коменданту на строптивого заключенного. Комендант лагеря Мюллер, отличавшийся жестоким обращением с пленными, вы­звал Андрея к себе на расправу. Соколов понял, что его собираются, по его собственному выражению, «пус­тить на распыл», и одновременно с осознанием близос­ти смерти к нему пришло полное безразличие. Это иногда случается с людьми в экстремальной ситуации. Именно в состоянии такого «предсмертного» спокойст­вия совершались многие подвиги.

Мюллер, издеваясь над Соколовым, предлагает тому выпить напоследок. Соколов спокойно выпивает налитый шнапс и отказывается от предложенной за­куски: «Я после первого стакана не закусываю». Мюллер, развеселившись, наливает Соколову второй стакан. Соколов выпивает шнапс и вновь отказывает­ся от закуски. За вторым стаканом следует третий, и лишь теперь Соколов закусывает выпитое кусочком хлеба. Мюллер, восхищенный мужеством пленного, не только оставляет его в живых, но даже дарит ему буханку хлеба и кусок сала. Подачка коменданта, ко­торая при других обстоятельствах была бы унизи­тельной, превратилась по сути в награду за подвиг. Ведь поступок Соколова и его поведение перед Мюл­лером нельзя назвать иначе. Андрей Соколов, чью жизнь его палачи и в грош не ставили, тем не менее морально сильнее каждого из них, потому что он — прав, потому что своими действиями в плену он за­щищает свою Родину точно так же, как раньше делал это с оружием в руках.

В сорок четвертом году Андрей Соколов оказался шофером у немецкого военного инженера в звании майора. И однажды того отправили в прифронтовую полосу. Тогда немцы уже отступали по всем направле­ниям, линия их обороны пролегала в районе Полоц­ка — восточнее города.

Соколов, пользуясь близостью к своим, смог не только совершить побег, но и захватить самого майора, оказавшегося очень значительным «языком».

После этого Соколов попал в госпиталь. Он, измо­танный тяжкими испытаниями плена, получил пере­дышку и прежде всего попытался связаться с остав­шимися в тылу родными.

Соколов написал письмо жене Ирине. Андрей, ко­нечно, тосковал по ней, но с такой же уверенностью можно сказать, что, находясь в плену, он просто запре­щал себе думать о ней, чтобы не добавлять себе ду­шевных терзаний.

Ответ пришел не от Ирины, а от соседа. Поставлен­ный возле авиазавода дом Соколовых случайно оказал­ся мишенью для тяжелой авиабомбы. Погибли Ирина и дочери, где был дом — теперь только воронка.

Когда прошел первый шок, на Соколова невыноси­мым грузом навалились воспоминания, из которых самым тяжелым было воспоминание о прощании с женой: «…я вспомнил, как тяжело расставалась со мною моя Ирина на вокзале. Значит, еще тогда под­сказало ей бабье сердце, что больше не увидимся мы с ней на этом свете. А я ее тогда оттолкнул… Была се­мья, свой дом, все это лепилось годами, и все рухнуло в единый миг».

В то время, когда Андрей получил страшное извес­тие, он еще не знал, что его сын Анатолий, ушедший добровольцем воевать, попал в артиллерийское учили­ще и, закончив его с отличием, принял под команду ба­тарею «сорокапяток».

Когда Соколов узнал о сыне, у него возродилось же­лание жить, он стал мечтать о будущем. Для тех, кто воюет и в любую минуту может расстаться с жизнью, надежда на счастливое будущее является важным и ценным имуществом, которое при всей своей немате­риальности тем не менее совершенно осязаемо.

Девятого мая тысяча девятьсот сорок пятого го­да, в День победы, война отобрала у Андрея Соколо­ва последнего родного ему человека. Немецкий снайпер убил Анатолия Соколова, и его отец остался совсем один.

Закончилась Великая Отечественная война, но на­чалась личная война Соколова, в которой он должен был победить одиночество, горе и беспросветность.

Уехав в Урюпинск, Соколов вновь сел за баранку автомобиля. Он привык к алкоголю, находя в опьяне­нии хоть какое-то утешение своей изувеченной душе. А если не утешение, то хотя бы забвение. Алкоголь не­избежно погубил бы Соколова, но тут вдруг попался ему на одной из многих его шоферских дорог бездом­ный мальчуган по имени Ваня, потерявший на войне и отца, и мать. Он пристроился жить возле чайной и его подкармливали шоферы, но все равно такая жизнь легкой не была. Андрей Соколов неожиданно для само­го себя выдал себя за отца Вани — произошла, дес­кать, ошибка, и вот он я — живой.

Читать еще:  Олег Рыбкин впервые в России поставит «Три дня в деревне» Марбера по Тургеневу.

Андрей Соколов выигрывает войну именно в этот момент. Объявив себя отцом Вани, он вновь обретает будущее, сына и главное: волю к жизни. И пусть у не­го шалит сердце, сдает понемногу здоровье, он все рав­но верит в то, что жизнь продолжается: «…этот рус­ский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит, и около отцовского плеча вырастет тот, который, повз­рослев, сможет все вытерпеть, все преодолеть на своем пути, если к этому позовет его Родина».

С чем сталкивается человек на войне. Сочинение «Человек на войне. Жестокие реалии и романтика

Тема войны звучит в трилогии о Тимуре А.П. Гайдара , сквоз­ная тема которой — подготовка юношей к грядущей войне. В годы Великой Отечественной войны по образцу придуманной писате­лем детской организации, помогавшей семьям фронтовиков, воз­никли многочисленные реальные «тимуровские команды», про­должившие благородные начинания вымышленных героев трилогии. В июле 1941 года А.П. Гайдар уехал на фронт коррес­пондентом «Комсомольской правды»; в сентябре он отказался вы­лететь последним самолетом из окруженного фашистами Киева и, оставшись в партизанском отряде, геройски погиб во время крат­кого боя.

Идеи гуманизма и патриотизма, воплощенные в образах «пре­красного мира России», который надо уберечь от врага, воплоще­ны в написанной накануне войны лирико-философской эпичес­кой поэме М.М. Пришвина «Фацелия».

Свою печать наложило время и на изображение человека в лите­ратуре военных лет. В центре ее стоял характер героический — при­влекательный и яркий. В своем психологизме она почти целиком

устремлена к тому, чтобы показать психологию борьбы, подвига, столкновения, минуя при этом многие сложности общественной и человеческой жизни, ее противоречия и оттенки. Нравственно-психологическая жизнь героев сосредоточена на одном и раскрыва­ется в одном — в подвиге, в подготовке к подвигу, в решимости со­вершить его. И все остальные чувства, привязанности, конфликты подчинены этой жесткой определенности характеров. Писателями была создана галерея собирательных образов, воплощающих рус­ский национальный характер: Василий Теркин у А.Т. Твардовского, Иван Судаков у А.Н. Толстого, Алексей Куликов у Б.Л. Горбатова, Игнатьев у В. С. Гроссмана.

В лучших произведениях военных лет ощутим трагизм челове­ческих судеб, глубина драматических переживаний. Но трагедия народа не заслоняла перед писателями веры в его силы, в его бес­смертие, в его непобедимость. К.М. Симонов в предисловии к сво­им военным дневникам писал: «Какая бы тяжелая обстановка ни складывалась на том участке фронта, где мы были, мы по зерныш­ку собирали в горсть все, что говорили нам о надеждах на будущее, о непреложности веры в окончательную победу. . Найти факты, подтверждающие нашу веру в победу, было не только нашим граж­данским долгом, но и душевной потребностью».

Военная действительность с ее уникальным богатейшим мате­риалом требовала скорейшего художественного осмысления, и по­тому главное место в литературе военных лет заняли «оператив­ные» жанры: очерк, публицистическая статья, рассказ, лирическое стихотворение, к которым обратились почти все писатели, незави­симо от своего предшествующего творческого опыта.

В первую очередь в освещении нуждалась подлинная героика фронтовых событий. «Враг в тот памятный день, когда он напал на нас, для многих был абстракцией. Писатели помогли увидеть вра­га», — писал И.Г. Эренбург. Весь ход войны, ее эпизоды и факты, об­лик людей, защищающих родину, получали широкое освещение в документальных очерках, которые заняли одно из ведущих мест в литературе военной поры. В то же время война настолько выкри­сталлизовала события и характеры, что часто не требовалось образ­ного переосмысления действительности, чтобы раскрыть смысл ре­альных эпизодов и биографий. Следуя строгой документальности, писатели стремились дать подлинным фактам художественную трактовку и психологическую мотивировку. Первой ступенью на этом пути были литературные записи подлинного рассказа или имитации такого рассказа, в который вводился образ рассказчика.

За четыре военных года Илья Григорьевич Эренбург (1891- 1967)написал около полутора тысяч статей для газеты «Красная звезда», более трехсот статей для зарубежных агентств. Одним из главных направлений в его публицистике военных лет было разоб­лачение фашистской идеологии, защита общечеловеческих ценнос­тей. Главным оружием писателя была сила идейно-эмоционально­го подтекста, яркая метафоричность.

Алексею Николаевичу Толстому (1882-1945) принадлежит бо­лее шестидесяти статей и очерков, созданных за период с 19411945 год, среди которых «Что мы защищаем», «Родина», «Русские воины», «Блицкриг», «Почему Гитлер должен потерпеть пора­жение».

К национальной истории обращался в своих очерках «Слава России», «Твой брат Володя Куриленко», «Ярость», «Расправа» Ле­онид Максимович Леонов (1899-1994).

Главным объектом очерков Василия Семеновича Гроссмана (1905-1964) был Сталинград. С начала Великой Отечественной войны и до ее окончания В. Гроссман работал специальным корре­спондентом газеты «Красная звезда»; он отступал с армией до Ста­линграда, победу встретил в Берлине. Прочное место в литературе о войне занимают созданные им суровые, лишенные патетики очерки.

Широкий диапазон исторических ассоциаций и философских раздумий свойствен очеркам Михаила Александровича Шолохова (1905-1984).

Публицистический жанр оказал влияние и на художест­венную прозу, основывавшуюся на подлинных фактах и событиях военной действительности. А.Н. Толстой, К.М. Симонов, В.С. Гроссман и другие авторы лишь расширяли подлинные об­стоятельства, дополняя детали и биографии героев. «Рассказчику стало недосуг оглядываться назад. Насущные вопросы, сегодняш­ние герои плотным кольцом окружали его. Рассказ становился все более современным. Читатель привыкал ощущать в его сердцеви­не надежную косточку жизненной правды и узнавать себя» 1 . Следствием влияния публицистики на художественную прозу явилось возникновение новой жанровой формы очерка-рассказа: «Наука ненависти» М.А. Шолохова, «Рассказы Ивана Сударева» А.Н. Толстого, «Морская душа» Л.С. Соболева.

Среди прозы, написанной в годы войны, особое место занимает «философский эпос» Андрея ПлатоновичаПлатонова (1899-1951). В начале Великой Отечественной войны он с семьей был эвакуирован в Уфу, но уже в 1942 году добровольно отправился на фронт рядовым. Затем стал военным корреспондентом газеты «Красная звезда». В это время писатель публикует сборники рассказов «Одухотворенные лю­ди», «Рассказы о Родине», «Броня», «В сторону заката солнца».

Произведения А. П. Платонова военных лет отмечены особой философской насыщенностью: в рассказах «Мать», «Цветок на земле», «Афродита» писатель размышляет о связи времен, о бес­смертии духовных ценностей народа. Герои его военных рассказов — «Оборона Семидворья», «Одухотворенные люди», «В сторону за­ката солнца», «Девушка Роза», «Маленький солдат», «Неодушев­ленный враг» — ощущают свою связь с народом; личное для них оказывается синонимом народного. В художественной ткани про­изведений, созданных в годы войны, А.П. Платонов подробное описание деталей военного быта соединяет с вечными философ­скими вопросами жизни и смерти. Так, в рассказе «Три солдата» символами вечности становятся ребенок и брошенное в землю зерно, которые должны вырасти. Сквозной в прозе А.П. Платоно­ва мотив «мертвых душ» предстает в новой военной ипостаси: в рассказе «Одухотворенные люди» при встрече с «убийцей тру­жеников» — врагом — желание «отучить фашистов от жизни» до­стигает предельного накала.

В годы войны, когда возникла опасность уничтожения русской культуры и русского языка, особое значение приобрела проблема национального характера. Интерес к идее развития национального самосознания отразился уже в самих заглавиях произведениий: «Русский характер», «Русская сила», «Разгневанная Россия» А.Н. Толстого, «Мы — русские» В.В. Вишневского, «Слава России» Л.М. Леонова, «Дума о России» Д.Б. Кедрина и др. Обостренное чувство сострадания родине приобрело патриотическую окраску:

Читать еще:  Как танцевать на вечеринке в школе. Танцевальные вечеринки для досуга и общения

Трижды поверив, что жизнь уже вся, Я все-таки горд был за самую милую, За русскую землю, где я родился.

За то, что на ней умереть мне завещано, Что русская мать нас на свет родила, Что, в бой провожая нас, русская женщина По-русски три раза меня обняла.

(КМ. Симонов «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины. »)

Первые повести о войне стали появляться с 1942 года. В них крупным планом изображались конкретные люди — участники бо­ев, защитники Москвы, Сталинграда, других городов и сел.

Исследователи отмечают, что предпочтение в военной прозе от­давалось героям, представлявшим не столько качества отдельной личности, сколько всеобщие, типичные свойства широкой народ­ной массы. Характеры литературы того времени очерчены крупно, резко, обобщенно, без психологической обусловленности и индиви­дуализации. Эпически приподнятому и обобщенному изображе­нию соответствовал и образно-стилистический строй героической повести военных лет, тяготеющей к героико-романтическим и пате­тическим формам. Проза военных лет широко использует символи­ческие образы и мотивы, приемы песенной лирики и былинного эпоса. Авторы не отделяют себя от героев и событий, их прямая речь органично входит в повествование, придавая ему эмоциональ­ную взволнованность и лирическую насыщенность.

В одном из первых эпических произведений военных лет — по­вести В.С. Гроссмана «Народ бессмертен» — раскрывается духовная и нравственная сила советского народа, вступившего в смертель­ную схватку с фашизмом. Эта мощь проявляется и в эпических сце­нах описания боев, и в лирических отступлениях, содержащих фи­лософские размышления автора, и в образе главного героя Игнатьева — воина, наделенного чертами былинного богатыря.

Попытка показать психологическое состояние человека, нахо­дящегося в жесточайших условиях войны, реализована в повести А.А. Бека «Волоколамское шоссе». Подвиг самопожертвования в ус­ловиях повседневных военных будней изображен в повести К.М. Симонова «Дни и ночи».

В 1943-1944 годах появилось несколько незавершенных глав романа М.А. Шолохова «Они сражались за Родину». Война в нем показана глазами простого русского солдата, испытавшего горечь отступления, чувство ненависти к фашистам, огромное желание победить.

Уже во время войны стала остро ощущаться потребность в изо­бражении жизни в тылу, грандиозной работы, которую вели его труженики. Среди произведений этой тематики — романы Ф.И. Панферова «Борьба за мир», А.А. Караваевой «Огни», А.А. Первенцева «Испытание».

Первым завершенным романом о Великой Отечественной войне стала «Молодая гвардия» Александра Александровича Фаде­ева (1901-1956). В годы войны А.А. Фадеев, занимавший руково­дящий пост в Союзе писателей СССР, много сделал для вовлече­ния литераторов в патриотическое движение. Сам он часто выезжал на фронт в качестве корреспондента газеты «Правда» и Совинформбюро. Встречи с участниками движения сопротивле­ния фашизму в городе Краснодоне вдохновили А.А. Фадеева на работу над романом «Молодая гвардия». Книга вызвала споры: одни объявляли ее шедевром, другие критиковали автора за то, что он создал произведение на основе вымышленного сюжета о никогда не существовавшей в действительности подпольной ор­ганизации. На деле писатель отталкивался от реальных фактов, переосмысляя действия прототипов, стремился к художественно­му синтезу различных изобразительных средств: в романе присут­ствуют эпичность, психологизм, лирическое начало, героико-романтический пафос.

Несмотря на то что роман «Молодая гвардия» пользовался ог­ромной популярностью (в честь трагически погибших юных героев слагались песни, на основе романа создавались инсценировки, был снят художественный фильм, изучение произведения вошло в обя­зательную школьную программу), он подвергся резкой критике также и за то, что в нем была недостаточно освещена руководящая роль коммунистов. Писатель остро переживал критику, но в конеч­ном счете, согласившись с ней, подготовил вторую редакцию рома­на, добавив образы коммунистов-партизан Краснодона. В целом ро­ман А.А. Фадеева звучит как скорбный реквием по молодым, погибшим от рук фашистов.

С самого начала войны исключительную мобильность прояви­ла драматургия, вставшая в один ряд с наиболее оперативными ли­тературными жанрами — публицистикой, патриотической лири­кой, массовой песней. На протяжении военных лет она следовала по горячим следам фронтовой действительности, изображая невыдуманных героев, способных сохранять в самых нечеловеческих условиях человечность.

Драматические произведения, созданные в годы войны, обога­щались элементами разных родов и жанров литературы. В лучших пьесах военной поры переплетались страстная публицистичность с тонким лиризмом, широкая эпическая масштабность с глубоким психологизмом, изображение картин военных будней было окра­шено глубоко трагедийным пафосом. Но главным в драматургии военных лет выступало начало героическое, в котором раскрыва­лось величие души воина-освободителя.

В пьесах Л.М. Леонова «Нашествие» и «Ленушка», К.М. Симо­нова «Русские люди», А.А. Крона «Офицер флота» изображались сложные переломы в сознании и психологии людей, произошедшие в годы войны, переход от первых иллюзий к горькой правде реаль­ной исторической обстановки.

Произведения художественной литературы, созданные в пер­вые послевоенные годы, были посвящены трагедии только что от­гремевшей войны, и в первую очередь тем великим жертвам, кото­рые были принесены страной ради победы.

Скорбный мотив прощания с погибшими пронизывает лириче­ские произведения А.Т. Твардовского, А.А. Суркова, С.С. Орлова, О.Ф. Берггольц, М.А. Дудина, А.А. Прокофьева, М.В. Исаковского, Е.М. Винокурова, Ю.В. Друниной.

В стихотворении С.С. Орлова образ солдата, которого похорони­ли в «мавзолее» Земли, вырастает до вселенского образа-символа:

Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат,

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей Земля —

На миллион веков,

И Млечные Пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят,

Грома тяжелые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным-давно окончен бой.

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной, Как будто в мавзолей.

(«Его зарыли в шар земной. »)

До конца жизни военные темы и мотивы не оставляли А.Т. Твар­довского. В шедеврах его послевоенной лирики «Я убит подо Рже­вом», «В тот день, когда окончилась война. », «Я знаю, никакой мо­ей вины. » поэту удалось выразить чувства глубокой скорби и печали по погибшим, волновавшие целое поколение.

Пронзительная печаль наполняет строки стихов Евгения Ми­хайловича Винокурова (1925-1993) о не вернувшихся с войны мос­ковских «мальчиках»:

В полях над Вислой сонной Лежат в земле сырой Сережка с Малой Бронной И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире, Который год подряд, Одни в пустой квартире Их матери не спят.

Е.М. Винокуров вступил в поэзию, когда входили в силу поэты-фронтовики старшего поколения — М.А. Дудин, С.С. Орлов, СП. Гудзенко, за плечами которых был огромный трагический опыт войны. Он был призван в армию после окончания артиллерийского училища и в неполных 18 лет стал уже «отцом-командиром».

Это стихотворение в журнале «Новый мир» обратило на себя внимание известного киноактера и исполнителя песен М. Бернеса, который попросил композитора А.Я. Эшпая написать музыку на его слова. А.Я. Эшпай вспоминал, что стихотворение поразило его «странным совпадением»: «Все, о чем говорилось в прекрасных стихах Е.М. Винокурова «Сережка с Малой Бронной»

Меню ребенка. Прикорм. Искусственное питание. Аппетит. Рацион ребенка

Источники:

http://sochinite.ru/sochineniya/sochineniya-o-vojne/sochinenie-na-temu-chelovek-na-vojne
http://vsesochineniya.ru/sochinenie-na-temu-chelovek-na-vojne-v-rasskaze-m-sholoxova-sudba-cheloveka.html
http://voloton.ru/menyu-rebenka/s-chem-stalkivaetsya-chelovek-na-voine-sochinenie-chelovek-na-voine-zhestokie/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector